ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 24

Автор:
ГЛАВА 24.






Генерал Эрвин Роммель первые 29 лет своей военной карьеры служил в пехоте.
Отец Роммеля был директором школы в Вюртемберге. Директором школы был и дед Эрвина. Сам Эрвин в детстве был болезненным, мечтательным мальчиком, в отличие от большинства сверстников не проявлявшим интереса к шумным играм, спорту и девочкам. Так продолжалось до тех пор, пока учитель грамматики, посмеявшись вместе со всем классом над очередной ошибкой нерадивого ученика, не пообещал, что досрочно отпустит весь класс на каникулы, если Эрвин напишет диктант без ошибок. Роммель принял слова учителя всерьёз и написал диктант без единой ошибки. Учитель, однако, своего слова не сдержал. Столкнувшись впервые с вероломством старших, юноша словно переродился. Он стряхнул с себя апатию, сел на велосипед, стал заниматься лыжами и коньками, играть в теннис, а в 14 лет вместе с товарищем соорудил своими руками планер, на котором и осуществил настоящий полёт, и хотя дальность и высота полёта были чисто символическими, с этого дня Эрвин пользовался большим успехом у девочек, на глазах которых и было произведено лётное испытание технической новинки. Первый полёт братьев Райт состоялся лишь тремя годами позже.
Что побудило Эрвина стать солдатом, так и осталось загадкой. Военная карьера для южанина, не входящего в привилегированную касту потомственного прусского офицерства, была в Германии делом трудным и не особенно благодарным. В лучшем случае он мог рассчитывать завершить её выходом на скромную пенсию в чине майора. Отец и вся семья поначалу были против. Так или иначе в 1910 году восемнадцатилетний юноша был зачислен в 6-й Вюртембергский пехотный полк в Штутгарте. Всего через три месяца он был произведён в капралы, а в начале 1911 года – в унтер-офицеры. В марте того же года он поступил в военное училище в Данциге, а в январе следующего года вернулся в свой полк лейтенантом. В Данциге он оставил девушку Люси-Марию Моллин, очень привлекательную молодую особу с тёмными волосами, прекрасной фигурой и живым характером. И хотя девушка не сразу приняла всерьёз ухаживания простоватого уроженца Швабии, и бракосочетание состоялось лишь спустя четыре года, Эрвин отныне и до конца дней хранил ей верность и был образцовым семьянином. Он, кроме того, не курил, не пил, никогда не принимал участия в офицерских вечеринках, сторонился шумных компаний, а досуг коротал за чтением военной литературы. Любовью солдат лейтенант Роммель поначалу не пользовался – он был чрезвычайно требовательным офицером, не делавшим никогда и никому ни малейших поблажек. Всё изменилось с началом Первой мировой войны. С первых дней войны Роммель проявил себя первокласcным воином, хладнокровным, умным, безжалостным, неутомимым, быстрым в решениях и невероятно храбрым на поле боя. Казалось, ему был совсем неведом страх. Солдаты роты, которой он командовал, вернувшись в строй после первого ранения (он был ранен в бедро под Верденом) в звании обер-лейтенанта и с Железным крестом на груди, относились к командиру с безграничным доверием. Вскоре он был переведён командованием в отдельный Вюртембергский горно-стрелковый батальон, предназначенный для особо опасных и ответственных заданий. После недолгой практики в австрийских Альпах батальон был отправлен на Восточный фронт. В январе 1917 года Роммель отличился, захватив со своей ротой (менее 200 человек) в плен 400 румын. Закончил войну Роммель уже в Итальянских Альпах. Здесь, в пятидесятичасовом сражении у горы Матажур, Роммель скрытно вывел в тыл к итальянцам 600 горных егерей, захватил позиции итальянской артиллерии и принудил к сдаче бригаду «Салерно», 4-ю бригаду барсальеров, ещё несколько итальянских подразделений, взял 9 000 пленных, в том числе 150 офицеров, и захватил 150 пушек, в результате чего войска Центральных держав завладели горой Матажур высотой 7000 футов, а Роммель был произведён в капитаны и награждён высшей наградой Германии – орденом Pour le Merite. Вскоре война закончилась, и капитан Роммель вернулся в родной полк, где и прослужил следующие 10 лет. В 1929 году майор Роммель стал преподавателем тактики в пехотной школе в Дрездене. Здесь он не только дослужился до чина подполковника, но и прославился, издав книгу «Пехота атакует», сделавшуюся национальным бестселлером. Одним из первых внимательных читателей книги оказался Адольф Гитлер, новоиспечённый канцлер Германии. Гитлер пожелал лично встретиться с автором. Убедившись при личной беседе, что имеет дело не с чопорным прусским аристократом, а с открытым и довольно простодушным вюртембержцем, Гитлер вспомнил о нём несколькими годами позже и доверил Роммелю возглавить личную охрану фюрера на съезде партии в Нюрнберге в 1936 году. В 1938 году полковник Роммель уже командовал батальоном личной охраны Гитлера. За неделю до нападения Германии на Польшу Роммель был произведён в генерал-майоры.
Самой большой головной болью генерала Роммеля в Польскую кампанию было постоянное желание Гитлера отправиться на передовую и побывать в окопах и в колоннах авангарда. Однажды, наблюдая за форсированием реки, Гитлер едва не стал жертвой польского снайпера. Вся Польская кампания прошла у Роммеля перед глазами. Он сразу оценил значение бронетанковых войск в новой войне, и когда Гитлер по завершении Польской кампании спросил у Роммеля, какой награды тот для себя желает, не раздумывая ответил: «Хочу танковую дивизию». Гитлер спохватился, но отказать не счёл возможным. 5 февраля 1940 года генерал Роммель сменил генерала Штумме во главе 7-й танковой дивизии. Более половины из её 218 танков составляли 9.5-тонные лёгкие танки Pz.II с экипажем из трёх человек, одним 20-миллиметровым орудием и одним 7.92–миллиметровым пулемётом, с двигателем в 140 лошадиных сил, 30 –миллиметровой башенной и 20-миллиметровой бортовой бронёй и запасом хода 190 километров. Остальные были средние чешские 38(t) c 37-миллиметровой пушкой, но с бронёй из довольно хрупкого сорта стали, уступающей по качеству немецким Pz.III, во многом «срисованным» немецкими конструкторами с чешского прототипа. Самый тяжёлый танк в дивизии Роммеля, командирский Pz.IV, весил 23 тонны, имел башенную броню толщиной 50 мм, бортовую - 30 мм, двигатель в 265 лошадиных сил и запас хода в 200 километров. Спустя четыре месяца Роммель уже катил в нём по дорогам Франции. Оказалось, что пехотный генерал был рождён мастером бронетанковых ударов. Он командовал форсированием Мааса, прорвал фронт 9-й французской армии, уничтожил две французские дивизии – 1-ю бронетанковую и 4-ю североафриканскую, - прорвал фланг линии Мажино, форсировал Самбру возле Ле-Като, отразил контрудар союзников под Аррасом 21 мая, после чего принял участие в окружении 1-й французской армии в районе Лилля, форсировал Сомму, захватив важный железнодорожный мост, разбил 31-ю французскую мотодивизию севернее Гавра, захватил порты Шербур и Сен-Валери и завершил летнюю кампанию возле испанской границы. Это вовсе не было лёгкой прогулкой по полям Франции, как нередко называли впоследствии летний блицкриг 1940 года. За шесть недель боёв дивизия Роммеля потеряла 2594 человека, в том числе 682 человека убитыми. При этом танкисты, мотоциклисты, сапёры и зенитчики Роммеля взяли 97 486 пленных, в том числе четверых адмиралов, включая командующего Атлантическим флотом, и 21 генерала союзников, сбили 52 самолёта, ещё 15 самолётов уничтожили на земле, захватив ещё не один десяток в полной исправности на аэродромах. В числе трофеев 7-й дивизии были 277 полевых и 64 противотанковых орудия, 458 танков и бронемашин, свыше 4000 грузовиков, более 300 автобусов, множество мотоциклов. Приняв из рук Гитлера Рыцарский крест, Роммель провёл остаток 1940 года в Бордо, обучаясь и тренируясь вместе с подчинёнными, восполняя последние недостатки в техническом освоении боевой техники и попутно консультируя доктора Геббельса и имперского министра пропаганды на съёмках пропагандистского фильма «Победа на Западе», фильма, сделавшего командира 7-й танковой дивизии кинозвездой и национальным героем Германии.
Между тем в Северной Африке кампания 1940 года оказалась для Муссолини провальной. Экспедиционные войска дуче потерпели столь тяжкие поражения от англичан, что без помощи Гитлера итальянский лидер, ещё недавно купавшийся в лучах славы завоевателя Эфиопии, рисковал полностью лишиться всех своих заморских владений, а с ними и всякого авторитета в собственоой стране и в собственной фашистской партии. Когда маршал Гарибальди был разбит англичанами вслед за маршалом Грациани, Муссолини воззвал к Гитлеру. Гитлер не раздумывая вызвал к себе в Ставку генерала Роммеля и отправил его командовать союзным экспедиционным корпусом в Африку. Утром 12 февраля 1941 года генерал-лейтенант Роммель прибыл в Триполи, представился маршалу Гарибальди и вступил в командование Африканским корпусом, в значительной степени существовавшим пока только на бумаге в штабе Франца Гальдера. В действительности это было поначалу мало боеспособное соединение, собранное на скорую руку из остатков сильно потрёпанного англичанами X итальянского пехотного корпуса. Оно включало 27-ю пехотную дивизию «Брешия», 17-ю пехотную дивизию «Павия», 25-ю пехотную дивизию «Болонья». И только 60 итальянских танков из состава элитной 132-й танковой дивизии «Ариете» представляли по-настоящему боеспособное подразделение. В руках Роммеля и эти войска уже представляли некоторую силу, однако Гальдер и фон Браухич настрого воспретили Роммелю ввязываться в бой с англичанами впредь до прибытия из Германии немецкого авангарда - 5-й лёгкой и 15-й танковой дивизий. Их выгрузка планировалась Гальдером только в конце мая. Роммель нарушил приказ и уже 31 марта перешёл в наступление, атаковав 2-ю бронетанковую дивизию англичан на побережье. Спустя несколько дней британская дивизия была им разбита, Роммель с ходу вернул потерянный итальянцами город Бенгази на восточном берегу большого залива, отделяющего Бенгази от Триполи, и двумя колоннами, по обе стороны горной гряды, протянувшейся вдоль побережья и описанной в знаменитом повествовании Прокопия Кесарийского о походе Велизария на вандалов, устремился на восток, преследуя отступающих через всю Киренаику англичан. Из охотника британская армия в Ливии, неосторожно ослабленная Черчиллем в ходе затеянной им Греческой кампании 1940 года (осторожный Черчилль отважился на это распыление своих сил, проникшись презрением к итальянцам и не веря в способность Германии доставить в Африку сколько-нибудь значительные подкрепления под носом у английской базы ВВС на Мальте и перед лицом бесспорного господства британского флота на Средиземном море), неожиданно для всех превратилась в дичь. Отбросив в ходе преследования англичан на тысячу километров от Триполи, Роммель запер их в Тобруке, от которого до аэродромов Мальты было уже совсем не близко. Муссолини перевёл дух. Честь была спасена. Его не только не сбросили в Средиземное море, но и вся Ливия за исключением Тобрука вернулась под контроль войск Оси. Однако и Роммель далеко оторвался от базы своих операций и не мог продолжать танковый рейд через пустыню на Восток, имея у себя в тылу невзятый Тобрук. Осада Тобрука затянулась почти на год.





Читатели (109) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы