ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 14

Автор:
ГЛАВА 14.


В сухих цифрах соотношение сил сторон на Волхове в середине января выглядело для Мерецкова далеко не безнадёжно. По людям он имел преимущество над противником в полтора раза, в орудиях и миномётах – в 1.6 раза, в самолётах – в 1.3 раза. Правда, у Мерецкова почти совсем не было танков и бронемашин, но в заболоченной лесистой местности с малым количеством дорог бронетехника, по мысли Шапошникова, представила бы лишь обузу для Мерецкова, к тому же все танковые пополнения направлялись его левым соседям, где фронт противника уже был прорван и танки шли в глубокий оперативный прорыв. Мерецков с этим не спорил, хоть и считал, что бросать необстрелянную пехоту в наступление без поддержки танков – хотя бы только моральной – было делом мягко говоря весьма рискованным. Командующего фронтом гораздо больше смущало другое. Что толку иметь преимущество в артиллерии, располагая четвертью боекомплекта к ней? Продержаться в обороне до лета было, пожалуй, можно, постоянно подвозя снаряды по железной дороге и далее развозя их в санях конными упряжками, пока не раскисли или не обледенели дороги и не пали от голода и переутомления лошади, но не более того. Не лучше обстояли дела и с самолётами – большинство их составляли истребители старых моделей и лёгкие ночные бомбардировщики По-2, так что о превосходстве в воздухе говорить не приходилось. Но и это не было главным. Главным было большое преимущество противника в автоматическом оружии и боеприпасах к нему, в автотранспорте и транспорте на гусеничной тяге, в средствах автоматизации строительных, фортификационных и сапёрных работ, в средствах сигнализации и связи и наконец в военной выучке восточнопрусских гренадёр, противостоявших необстрелянной пехоте Мерецкова, в большинстве набранной в пустынных районах Средней Азии, не нюхавшей пороха, никогда не видевшей лесов и сугробов и впервые в жизни примерившей лыжи. Занесённые снегом лесные чащи и болота удручающе действовали на личный состав, и генерал Мерецков, объезжая войска, выходящие на исходные рубежи наступления, не раз и не два обгонял батальон лыжников, понуро бредущих пешком по утоптанной дороге, волоча лыжи за собой…

Полушубки, ватные брюки и валенки лучше защищали стрелков Мерецкова от мороза, чем трофейные зимние «доспехи», в которые были большей частью облачены гренадёры противника, не получившие от своего Главного штаба с помпой продемонстрированные фон Браухичем фюреру на выставке в Берлине модные зимние шинели. Но и полушубки, и ватные штаны, и валенки стрелков Мерецкова очень сильно впитывали влагу и очень скоро намокали, после чего оставаться в них на морозе было занятием не из приятных.

Не в восторге был командующий Волховским фронтом и от своих командармов. Командующий 2-й ударной армией генерал-лейтенант Соколов пришёл командовать армией с должности заместителя наркома внутренних дел. Этот человек брался за любое дело горячо, давал любые обещания. На практике у него ничего не получалось. В штабе Мерецкова как ходячий анекдот передавался из рук в руки
такой листок:

«Приказ №14 от 19 ноября 1941 года.

Приказываю: 1.Хождение, как ползанье мух осенью, отменяю и приказываю впредь по армии ходить так: военный шаг – аршин, им и ходить. Ускоренный – полтора, так и нажимать.

2. С едой не ладен порядок. Среди боя обедают и марш прерывают на завтрак. На войне порядок такой: завтрак – затемно, перед рассветом, а обед – затемно, вечером. Днём удастся хлеба или сухарь пожевать – хорошо, а нет – и на этом спасибо.

3. Запомнить всем – и начальникам, и рядовым, и старым, и молодым, что днём колоннами больше роты ходить нельзя. Вообще на войне для похода – ночь, вот тогда и маршируй.

4. Холода не бояться, бабами рязанскими не обряжаться, быть молодцами и морозу не поддаваться! Уши и руки растирай снегом.

Генерал-лейтенант Соколов»

Вначале никто в подлинность приказа не верил, но когда увидели подлинные приказы, в большом числе и по всякому поводу выпускаемые новоявленным «Суворовым», только покачали головами. Стало ясно, что Соколов командовать ударной армией, а тем более вести необстрелянную пехоту в наступление против восточнопрусских гренадёр неспособен. На Военном совете решили просить ставку о замене командующего. В Москве возражать не стали, Соколова отозвали, его сменил во главе 2-й ударной армии генерал-лейтенант Клыков, сдав командование 52-й армией генерал-лейтенанту Яковлеву.

К исходу 12 января боекомплект в дивизиях первого эшелона на главном направлении удалось довести до штатного. Но для зимнего наступления с преодолением эшелонированной обороны противника, контролирующего высоты, держащего под обстрелом весь фронт наступления и располагающего сильными средствами ПВО, этого было явно мало.

Но так или иначе наступление нужно было начинать - и оно началось. Перед рассветом 13 января после непродолжительной, но мощной артподготовки Волховский фронт пришёл в движение. Одновременно перешли в наступление соседи справа. 54-я армия Ленинградского фронта под командованием генерал-майора Федюнинского нанесла удар в районе Погостья и продвинулась на 20 километров. Соседка слева, 11-я армия генерал-лейтенанта Морозова, правофланговая армия Северо-Западного фронта, начавшая наступление неделей раньше, отрезала штаб 10-го армейского корпуса генерала от артиллерии Хансена от главных его сил, расчленила его корпус и заперла противника в Старой Руссе, развивая наступление мобильными частями в южном направлении вдоль впадающих в Ильмень замёрзших рек на Торопец и в западном – на Холм. Морозову повезло, ему дали много танков, правда в большинстве это были танки Т-26, но зимой в труднопроходимой местности в глубоком тылу на коммуникациях противника, чья бронетехника сильно поредела и всё чаще останавливалась на морозе, и эти машины показали наконец себя с лучшей стороны, стремительно продвигаясь по льду замёрзших рек и речушек в глубокий тыл противника. Оставалось лишь пожалеть о летних боях 1941 года, когда доморощенные «Суворовы» от штабной чернильницы вроде пресловутого автора приказа №14 бросали эти танки тысячами без прикрытия с воздуха и без эскорта тяжёлых танков на сильную противотанковую артиллерию танковых групп противника, устраивая для немецких артиллеристов, танкистов и пилотов бесплатный тир.

В первый же день наступления армии Волховского фронта наткнулись на сильную оборону противника. 4-я армия была остановлена, контратакована и принуждена вести тяжёлую оборону на исходном рубеже. 59-я армия весь первый день топталась на месте. Зато 2-я ударная армия, поддержанная правофланговой ударной группировкой 52-й армии, как и предполагал командующий фронтом, к исходу 2-го дня наступления преодолела Волхов и захватила несколько плацдармов на западном берегу. Полковник Антюфеев во главе 327-й дивизии 2-й ударной армии зарекомендовал себя как решительный и смелый военачальник. Его дивизия выбила немцев из укреплённого пункта Красный Посёлок. Слева от него 58-я стрелковая бригада полковника Жильцова после повторной атаки вытеснила противника из населённого пункта Ямно. Ещё левее правофланговые авангарды 52-й армии вышли на западный берег Волхова. На главном направлении обе стороны несли большие потери от артиллерийского и пулемётного огня, оставаясь на исходных рубежах. 15 января 2-я ударная и 52-я армии ввели в прорыв свои вторые эшелоны. Противник перед фронтом наступления этих армий с боями отходил к второй линии обороны. Огневое противодействие с каждым днём усиливалось.

К исходу первой недели наступления войска 2-й ударной армии вышли к второй линии укреплений вдоль шоссе и железной дороги Новгород-Чудово в районе Спасской Полисти. Приказ Мерецкова прорвать оборону с ходу командармом выполнен не был. Мерецков приказал подтянуть к передовой артиллерию. Противник сделал то же самое и сосредоточил на 2-й ударной армии удары своей авиации. У командования группы армий "Север", сохранившего контроль над своими рокадами слева и справа от наметившегося участка прорыва, обнаружились и резервы в ближнем тылу. С прибытием в район боёв так называемой «группы Яшке» численный перевес Мерецкова был здесь нивелирован, снаряды быстро подходили к концу, доставка их на санях конными подводами была крайне затруднена. После непрекращающихся трёхдневных атак 2-я ударная армия выбила противника из укрепленного пункта Мясной Бор и прорвала вторую линию немецкой обороны. Сменившие во главе группы армий «Север» фон Лееба и Бреннеке фон Кюхлер и генерал-лейтенант Хассе спешно стягивали к участку прорыва войска, снимая их из-под Ленинграда.

Тем временем 4-я и 59-я армии Волховского фронта успеха не имели. Израсходовав боеприпасы, они прекратили бесплодные атаки. 17 января по той же причине перешла к обороне и 54-я армия Ленинградского фронта. Пропускной способности одной железной дороги на Москву всем армиям для ведения наступления не хватило.

Посовещавшись, в Ставке и Генштабе решили вернуться к первоначальному плану Мерецкова, перенести тяжесть удара в район Спасской Полисти и Любани, а всю операцию переименовать в Любаньскую.






Читатели (132) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы