ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Марина

Автор:
Автор оригинала:
Optimus Prime
Всю свою жизнь я был дрочером, но скорее всего это происходит по моей воле. Не сказать что я совсем не понимаю женщин, но все же того что я понимаю мне не хватает для того чтобы добиться своего, уловить нужный момент. Наоборот мой удачный сексуальный опыт, всегда происходил когда я вел себя пассивно, видно я мешаю сам себе.
Ее зовут Марина, смуглая с длинными прямыми волосами и черными как смоль глазами, сексуальность из неё прямо таки прет наружу, с ней трудно сидеть рядом без стояка. Подтянутая попка, красивая аккуратная грудка, плоский животик. На последнем виднеется щетина от блядской дорожки – признак большого темперамента и страсти. Как это часто бывает в разнополых коллективах, между нами был ничего не значащий бессмысленный флирт, по большей части это больше смахивало на мои сексуальные домогания, которые она в большей мере поддерживала. Баба огонь – многие сказали так! Но не лишена нежности – сказал бы я. Когда мы, на какие то доли минуты оставались наедине я нежно целовал ее в губы, она не отстранялась у нее пухлинькие теплые губки к ним очень приятно касаться. Как то я опустился к ее пизде и через штаны провел языком, от этого она очень возбудилась я тоже, она прижалась ко мне всем телом и улыбаясь сказала что бы я так не делал потому что она сразу начинает хотеть, мое дыхание было взволнованным и я произнес что то невнятное похожее на комплемент. В этот момент радом было много людей, она отстранилась, ее щеки покраснели. Она спрашивала, зачем ты это делаешь, говорила что я не имею на это право, я говорил что имею потому что она очень красивая – я был бесхитростным, потому что никогда не умел играть в эти игры мои порывы искренни как у пятилетнего малыша, поэтому зачастую ко мне мало доверия, либо меня не воспринимают всерьез. У нее были отношения которым было без малого 5 лет, я об этом знал. Как то раз она гладила мне волосы глубоко засовывая пальцы в волосы, я прислонил свою голову к ее животу и обнял за талию, это было очень приятно. Она давала трогать себя за задницу и ляжки, часто мы сидели вобнимочку я гладил ее ладони. Каждый день я мучился от стояка, я часто дрочил. Положение мое было не очень приятным и прямо говоря немного унизительным, но за не имением ничего большего я не хотел это прекращать. Я успокаивал себя тем, что со своим парнем она крайне тяжело ладила в это время, и возможно в какие то моменты я был для нее очень даже приятен, об этом говорила и она сама. Она говорила, что ей приятно как я ее целую, от этого приятно было мне.
Восьмое марта, феминистский праздник равноправия который в нашей стране трактуется как день матери или потенциальной матери, будто бы женщина совершает подвиг рожая детей, а мужчина разве не совершает подвиг когда женится и берет на себя огромную ответственность. На самом деле не то и ни это совершенно не подвиг, а полнейшая ерунда, часто совершенная по глупости из за неосторожности или из за страха одиночества. На восьмое марта всегда много выходных, но не для тех кто работает посменно, как например медсестры. Марине выпало работать 8го и она еще 6го пригласила меня побыть на смене с ней, я согласился без раздумий, крайне сдержано сказав что согласен, мол мне интересно что происходит в онкологическом отделении, и что домой меня не тянет(хотя мне действительно стало интересно), я не подал виду что это меня обрадовало, это был шанс присунуть. Очень скоро я перестал радоваться, вспомнив кем я являюсь, я знал что скорее всего не добьюсь своего, потому что я не имею представления как действовать, опыт такого рода мой скуден.
Я встал утром, помылся, почистил зубы, побрился и специально не подрочил, я был в ожидании. Было солнечное морозное утро, зима еще не отступила, на земле лежал снег. Я сел в маршрутку и поехал в назначенное место, чтобы добраться до стационара нужно было пройти через лес, мне нравилось идти по тропинке, я слушал тяжелый рычащий рок в наушниках и представлял что в такой местности могут легко совершатся убийства больными на голову придурками жаждущими женских смертей и тел, меня забавляло представлять себя в роли маньяка, впереди меня, в метрах ста шли две малолетки, у одной были две светлые толстые косички. Впереди я увидел церквушку на скорую руку построенную в «современном» стиле (помню как то раз мне доводилось видеть церковь натянутую в виде повельёна по типу пивной палатки ). Эта церквушка на территории онкоцентра была своего рода паразитом питающимся надеждами огорченных людей. Я уверен что владелец этих ворот покрытых золотистой серебрянкой очень неплохо зарабатывал. Я созвонился с Мариной, она попросила подождать. Делать было нечего и я стал рассматривать стенд на котором была размещена православная пропаганда. Одно из сообщений гласило о том что лишь походы в церковь гарантируют общение с богом и никакая другая церковь кроме православной не может заменить оной. Затем там висел листок на котором большими и зловещими буквами значилось: «Все болезни от не отпущенных грехов» - это полностью противоречило чему нас учили в универе и тому что я знал, но я думаю не многих эта фраза смущала, многие бы поспешили покаяться. На улице было холодно и я начал ходить в зад вперед , позвонила Марина она была обеспокоена не замерз ли я там, я сказал что нет. Она попросила подождать еще. Потом она позвонила и сказала куда мне идти, она вела меня ко входу в отделение, потому что боялась что я там уже совсем замерз, я подарил ей небольшую полосочку «Баунти», поздравил с ее праздником - дешевый понт, все на что я способен. После такого как правило малолетки надеяться что им дадут, надеялся и я. Марина попросила подождать ее еще, но только уже у входа в отделение. Там были полуразвалившиеся стулья, я сел на один из них и стал играть в Тетрис на телефоне, через какое то время по лестнице ко входу где я сидел поднялась молодая семья с двумя маленькими мальчиками погодками одному 3 другому 4 года. Девушка набрала кого то по телефону и сказала чтоб та выходила, они уже пришли. Один из мальчиков капризничал, казалось что он хотел уйти, он стал ходить вверх вниз по лестнице - это раздражало родителей. Ваня последний раз тебе говорю иди сюда – гаркнул папаша. Из двери показалась старая бледная женщина лет шестидесяти, она очень обрадовалась встречи с гостями. По ее речи было видно что это образованный человек, она не жаловалась и не говорила о себе, на вопросы о своем здоровье отвечала коротко. Быстро переключилась на детей, присев на корточки и обняв детей начала расспрашивать ребят как их дела в садике чем они занимаются, один из мальчиков спросил почему бабушка здесь. Бабушка ответила что у нее болит животик, но скоро она приедет домой. Потом ее дочь спросила нужно ли ей что то привести, на что женщина ответила что ей ничего не нужно, дочь сказала что привезет ей ещё фруктов. Папаша сообщил что пора ехать, нужно еще навестить каких то знакомых. Они тепло попрощались. Потом я еще посидел некоторое время, какая то женщина средних лет внизу по лестнице разговаривала по телефону. Причитая и охая она в подробностях рассказывала о состоянии здоровья своего отца у которого по всей видимости был рак простаты, так же она в подробностях рассказывала как общалась с врачом, озвучила уже потраченную на лечение сумму. В конце она долго прощалась с собеседником постоянно повторяя что главное в жизни здоровье которое не за какие деньги не купишь и что было б здоровье все остальное приложится, наконец она умолкла.
Потом пришла Марина, и мы наконец то зашли в отделение, она объяснила мне что мое долгое ожидание связано с тем что она ждала пока уйдет дежурный врач, она не хотела отвечать на лишние вопросы кто я такой и что я здесь делаю. Санитарка с которой она дежурила, была габаритной бабищей лет 35ти, редкая сплетница со слов Марины. Еще подумает, что я сюда ебаря привела, сказала о ней Марина, на что я улыбнулся. В отделении было холодно в сестринской стоял электронный обогреватель, я зашел и переоделся в медицинскую форму. Теперь пациенты будут думать, что я врач, честно сказать мне это льстит. Я бы хотел поскорее стать на ноги иметь собственный заработок, но пока я никто – студент. Пациентов в отделении было немного и поэтому у Марины почти не было работы на эти сутки. Но все же, кое что ей делать пришлось. Здесь лежали в основном послеоперационные больные процесс у которых развивался в брюхе. Марина делала перевязки, а я тем временем общался с пациентами. Первым был мужик лет 75ти ему отрезали две трети толстого кишечника, на снимке было видно какой узенький проходик был в его кишках для говна, его перекрывала огромная опухоль. Следующим кто мне запомнился был пузатый мужичек 65ти на его животе имелись огромной длины разрезы, со временем я выяснил что его операция имела диагностический характер. После полугода скитаний по множеству больниц потраченных денег и времени наконец выяснили причину его сильных болей в животе, живот его был наполнен огромными лимфоузлами, как мешок картошки. Теперь врачи думают как его лечить. Через некоторое время этот мужчина позвал сестричку и пожаловался что ему тяжело дышать он лежал на кровати почти горизонтально из живота торчали трубки. Я авторитетно объяснил ему что это застойные явления в легких и посоветовал немного двигаться в постели и приподнять головной конец, позже когда пришел дежурный врач, он произнес тоже самое. Я прятался в этот момент на кухне и думал про себя что работать врачом проще некуда.
Вскоре Марина освободилась и мы распили припасенное нею шампанское, оно резко дало в голову. Она разговорилась и мы стали беседовать о всем подряд, обсуждали одногрупников ее родителей и немножко ее парня, всякий раз когда она оказывалась близко, я не отказывал себе облапать ее, через раз она запрещала. Потом мы пошли в манипуляционную и она предложила проверить наши группы крови, я не отказался. Она набрала 10кубов моей крови, взяла планшетку для определения групп крови и смачно капнула на нее дорогие реактивы, она объявила правильно, 2рая положительная. Затем я взял шприц, и набрал ее кровь, она была темно-бардовая как и моя, мне понравился этот насыщенный цвет, шприц наполнялся легко и быстро, видно было что она цвела здоровьем. Я хотел немного пожалеть казенные реактивы но поскольку шампанское дало мне в голову я тоже сам того не желая плюхнул много реактива. Не помню какой результат я тогда получил, но получил его правильно. Мы смешали обе наши крови вместе и полученный конгломерат свернулся у нас на глазах. Затем я нашел ампулу новокаина и решил заморозить себе рот, это было неприятно, но необычно, я не ощущал свой язык, поэтому, когда разговаривал, пару раз его прикусил. Я предложил ей поцеловаться в засос попробовать как оно, она отказалась, я не настаивал. Повечерело, мы допили шампанское. Сходили к ее машине, дорогой малолитражке, подарок папы(еще у нее была квартира, тоже подарок папы, у меня не было ничего), взяли еще бутылку и теплый плед. Мы все так же болтали, я не был с ней искренний, она откровенничала по поводу своих гулек с подругами рассказывала о том как они цепляли парней, я понял что ее привлекают мужчины в возрасте, она сказала что у нее молодящийся отец, в свои 50 он следит за собой, соблюдает диету, с матерью они в разводе. Марина хорошо выполняла свою работу без тени призрения и брезгливости, за это я её похвалил, я посчитал что это достойно - не быть разбалованной белоручкой если есть такая возможность. Она сказала что так ее приучили с детства, медсестрой Марина работала на четверть ставки. Вскоре шампанское закончилось и я предложил еще. Марина вывела меня на улицу и примерно объяснила где я могу купить еще. Было темно и так же холодно, я был пьян но смог ориентироваться на звук автомобилей и побрел через лес в сторону магазинов, мне удалось купить даже то что она заказала, что было большей удачей, как мне тогда казалось.
Мы распили новую бутылку, Марину потянуло пофилософствовать, теперь в основном, мы говорили об отношениях с ее парнем, она призирала его за ревность. История о том, как он приревновал ее к какому - то поп певцу, у которого она была на концерте, меня позабавила. Я понимал, что не хотел иметь с ней будущие, но это меня меньше всего волновало. Мне кажется, она все понимала. В это время я был изрядно пьян и постоянно лез целоваться. Потом она оказалась у меня на коленях, я гладил ее маленькие ушки, она говорила, что это мило и нежно. Мне сильно захотелось спать, я залипал, тоже испытывала и она. Нам пора спать, пойдем я тебе постелю. В одной из пустых палат она организовала спальню для меня. Она не собиралась спать вместе со мной, я понимал, что не смогу удержать ее силой, мы целовались я обсасывал ее нижнюю, а потом верхнюю губку, просил чтобы осталась. Я не позволю себе лишнего – говорил я. Она тяжело дышала, целовала первая, мы обнимались, но все же она вырвалась из моих объятий . Нет я так не могу. Надежда не покидала меня, прошло минут пять спустя как я остался один в пустой палате, я отправил ей сообщение. Приходи я очень этого хочу, а в ответ: Я не могу я пьяная и могу позволить себе лишнего. И дальше в таком роде. Мне не спалось, но все же я проснулся поздним утром, с утра мне хотелось ее еще больше, я лез обниматься, мы попрощались. Она поцеловала меня щеку. Захочешь подежурить, приходи. Я вышел на улицу, было все так же холодно и солнечно, я побрел к остановке. Я что то сделал не так…



Читатели (638) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы