ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 8

Автор:
Глава 8.



Наступление итальянцев на Мадрид провалилось. Экспедиционный корпус был отброшен по Арагонскому шоссе далеко в горы, откуда и начинал наступление. Генерал Манчини потерял 6000 человек убитыми и пленными и почти всю бронетехнику; генерал Шперле, чей штаб был разгромлен, бежал на автомобиле в глубокий тыл; дивизия «Божья Воля» во главе с майором Сабатини, переодевшимся в форму солдата, целиком сдалась в плен. Гитлер по горячим следам порывался расстрелять генерала Шперле, но затем отложил расправу до выводов комиссии фон Рейхенау, направленной в Испанию для расследования. Муссолини пережил первый в своей политической карьере большой конфуз. Его авторитету среди соратников по фашистской партии был нанесён первый чувcтвительный удар. В дальнейшем эти удары посыплются на него один за другим. А пока он неуклюже оправдывался и врал журналистам, отрицая участие итальянских войск в провалившемся наступлении.
Победа над Муссолини так воодушевила коммунистов в Мадриде, что они отважились, опираясь на свежие лавры и негласную помощь военных советников, покуситься на абсолютную власть правительства Кабальеро, тем более что формальный глава республики, президент Асанья, уже склонялся на сторону коммунистов и сочувствовал им. Но не таков был старый Кабальеро, чтобы делиться властью с кем-либо, а тем более с коммунистами. Когда коммунисты попытались взять власть в Каталонии с помощью рабочих отрядов, анархисты и троцкисты, верные Кабальеро, воспротивились, подняли в Барселоне знамя мятежа против так называемого правительства Каталонии, и бросили на рабочие отряды войска. Одновременно вспыхнули мятежи в других городах Каталонии – Лериде, Тортосе, Таррагоне, Барбастро. Бои в Барселоне начались 3 мая и продолжались двое суток. Коммунисты, за которыми стоял негласно руководивший всеми делами советского контингента в Испании резидент Берзин, он же Кюзис, он же Тылтынь, он же глава Управления советской военной разведки, сняли войска с Мадридского фронта и бросили на Барселону. «Мятеж» анархистов и троцкистов был подавлен в жестоких уличных боях. Коммунисты в Мадриде потребовали у Кабальеро изгнать троцкистов из правительства. Кабальеро ответил отказом. Тогда коммунисты вышли из правительства, объявив, что теперь и сами обойдутся без Кабальеро. С коммунистами ушли и социалисты – министр финансов Негрин, министр иностранных дел Альварес дель Вайо, министры Хираль и Ирухо. 17 мая правительство Кабальеро было отправлено в отставку президентом Асанья. Формирование нового правительства Асанья поручил социалисту Негрину. Анархисты, обвешанные гранатами, собрали пленум и объявили тотальную войну коммунистам. «Атаковать коммунистов в общенациональном масштабе. Атаковать компартию в Мадриде и на местах!» У троцкистов не оказалось гранат и пулемётных лент через плечо. Их вожди во главе с Андресом Нином были арестованы коммунистами, их имущество было конфисковано. Началась массовая чистка Хунты обороны и служб безопасности от «классово ненадёжных элементов». Во главе Главного штаба был поставлен полковник Рохо, знакомый Малиновского, в прошлом начальник штаба обороны Мадрида. 11-я дивизия Энрике Листера совершила поход в Арагон, разогнала «совет» анархистов и восстановила республиканские органы власти.

- Поздравляю! – сказал Мерецков Малиновскому. – Теперь будешь помогать Хуану Модесто и Энрике Листеру создавать резервную мобильную армию. А нам теперь пора возвращаться на Родину. Отзывают всех, кто провоевал восемь месяцев.
Малиновский уже знал, что обычный срок командировки в Испанию был шесть месяцев, в исключительных случаях - восемь.
Знал он и о том, что Мерецкову предстоит стать заместителем начальника Генштаба в Москве, а Воронову – начальником артиллерии Красной Армии.
- Крепись, генералом будешь! – шутил Мерецков, в последний раз прогуливаясь с Малиновским по Гран Виа. В мае противник перешёл к массированным бомбардировкам Мадрида, не считаясь с большими потерями. 1 мая в небе над городом сошлись в воздушном бою двести самолётов. Противник потерял 13 машин, защитники Мадрида – всего три. Но налётов немецкой авиации это не остановило, и дымящихся руин на улицах Мадрида заметно прибавилось.
На следующий день Мерецков уехал.

Для Малиновского сделали исключение. Его командировка в Испанию растянулась на полтора года.
Не преуспев под Мадридом и потерпев поражение в Каталонии и Арагоне, генерал Франко, резиденция которого была в Бургосе, рядом с берегом Бискайского залива, развернул наступление в промышленно развитых северных провинциях - Астурии и стране басков, спекулируя, по своему обыкновению, на сепаратистских настроениях. Когда пал Бильбао, промышленность республиканской Испании оказалась в критическом положении. Начальник Главного штаба Висенте Рохо пригласил к себе в Валенсию Малиновского и предложил высказаться. Сам Рохо склонялся к мысли нанести удар фалангистам под Мадридом и тем самым ослабить, а то и сорвать наступление Франко на Сантандер. Малиновский с ним согласился. В качестве оперативной цели выбрали Брунете, городок на берегу Гвадаррамы в 30 километрах от Мадрида. В случае успеха одновременно убивались два зайца: разрывалась блокада Мадрида и отвлекались главные силы Франко с севера. В операции решили задействовать три армейских корпуса Центрального фронта, всего более 100 000 бойцов, 250 орудий и 150 самолётов. Готовить план операции Рохо поручил Малиновскому.

Тот предложил два корпуса – корпус Хурадо и корпус Хуана Модесто - бросить на Брунете, прорвать фронт, занять Брунете и развивать наступление далее на Навалькарнеро, одновременно третьим корпусом на левом фланге форсировать Гвадарраму, овладеть Боадильо дель Монте и выйти во фланг и тыл к позициям противника в Лас Росас, Касо дель Кампо и Университетском городке. Одновременно же предпринять сдерживающую демонстрацию на реке Харама. Представив план на утверждение в Главный штаб, Малиновский выехал на Южный фронт, в Картахену, а вернувшись оттуда в Валенсию, отправился в Арагон, где генерал Лукач (он же Матэ Залка) вёл бой в районе Уэски. Здесь Малиновский повстречал советника Фрица. Сроки командировки полковника Батова давно вышли.
- Очень уж ценят – отшучивался Батов. – До должности в Генштабе не дорос, а тут я в самый раз. Лукач написал письмо в Москву, напрямую наркому, и походатайствовал.
В штаб вошёл Матэ Залка. Как всегда экспансивный, он шумно поприветствовал Малиновского, взял в охапку Батова и уехал с ним на передовую, упросив Малиновского остаться в штабе за старшего и покомандовать. Через полчаса в штаб позвонили. Машина генерала Лукача угодила под артобстрел на дороге в Уэску. Взрывом машину бросило на скалу. Лукач погиб, а Батов, выброшенный взрывной волной из машины, ранен в ногу.
В полевом госпитале, где Малиновский нашёл полковника Батова, он застал старых знакомых – племянника Уинстона Черчилля Эсмонда Роммили и младшего сына адмирала Макензи. Сидя возле кровати раненого товарища - американца, они приветствовали Малиновского на интернационалистский манер – поднятием кулака.

Генерала Лукача похоронили в Валенсии при большом стечении народа.
5 июля массированным налётом бомбардировщиков началось наступление республиканцев на Брунете. За два дня до наступления в Мадрид прибыл новый главный военный советник из Москвы – комкор Штерн. Полковник Касадо, сохранивший должность начальника гарнизона Мадрида в штабе Рохо, дал в честь вновь прибывшего ужин в английском ресторане «Гэйлорд». Было подано блюдо из овощей и мяса. После ужина Штерн и ещё 22 военных советника и переводчицы, присутствовавшие на ужине, почувствовали острое недомогание. Английский врач, вызванный в гостиницу, констатировал отравление мышьяком и рекомендовал всем отравившимся пить молоко. Малиновский и Касадо были в числе пострадавших. Касадо послал за молоком. Молока в Мадриде не оказалось. За ним отправились по деревням. Наконец молоко привезли. Рвота у участников ужина прекратилась. Касадо проклинал «пятую колонну» и её происки. Были арестованны официанты. Через двое суток арестованных выпустили на свободу за отсутствием улик.

В ночь на 7 июля главные силы республиканцев прорвали блокаду Мадрида и вышли к окраинам Брунете. На левом фланге их танки перешли по мосту Гвадарраму. Противник, чья оборона была эшелонированной, оказал яростное сопротивление. Канонада под Мадридом не стихала ни днём, ни ночью, окрестности окутались пороховым дымом. 7 июля противник после короткого артналёта начал контрнаступление на фланге прорыва республиканцев. Из лощин выползли итальянские танки. Их атаку поддерживали испанская пехота и марокканская кавалерия. С гиканьем неслись марокканцы в белых бурнусах по равнине, окружая высоту, на которой с биноклем в руках лежал на своём НП ещё не успевший как следует оправиться после званого ужина в английском ресторане полковник Малиновский.





Читатели (177) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы