ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1942 года. Глава 7

Автор:
Глава 7.


Прогуливаясь в одиночестве по залам дворца Эль Пардо, Малиновский предавался невесёлым размышлениям. В Главном штабе Хунты обороны не было человека, которому можно было бы вполне доверять. Полковник Касадо, начальник мадридского гарнизона, не был исключением. Скорее он был правилом. Сдача 8 февраля Малаги, стратегически важного порта на юге Испании, итальянскому экспедиционному корпусу генерала Манчини была явным предательством со стороны генерала Асенсио, заместителя Кабальеро по руководству военным министерством. Командующий регулярными испанскими войсками, сохранившими верность правительству Кабальеро, генерал Миаха был, судя по всему, ещё больший франкист, чем сам генерал Франко, и именно поэтому он до сих пор не перешёл с остатками армии на сторону последнего. С Франко Миаха решительно расходился в одном: он не допускал и мысли о предоставлении независимости Марокко. Начальник Главного штаба республиканцев генерал Кабрера хладнокровно отказался послать подкрепления на Андалусский фронт, где у оборонявших Малагу интернационалистов и ополченцев была одна винтовка на двоих, а 5000 человек и вовсе не имели оружия. Слишком большим влиянием пользовались в Андалусии коммунисты. Что до самого Кабальеро, то этот чопорный, суровый, подтянутый старик в неизменных безукоризненно чистой белой сорочке и безукоризненно выглаженном чёрном костюме с чёрным же галстуком ни минуты не разделял веры испанских коммунистов в бескорыстную помощь советников из СССР, он понимал, что для Советского Союза испанский фронт был прежде всего испытательным военным полигоном, где готовились кадры к предстоящей новой мировой войне, в неизбежности скорого начала которой он, Кабальеро, будучи ветераном в политике, был полностью уверен. Зато он не был уверен в том, на чьей стороне окажется в этой войне Советский Союз, и категорически не желал втягивания в войну Испании. Будучи патриотом своей страны, Кабальеро предпочёл бы, чтобы Испания сама решила свои внутренние проблемы, и помощь из Москвы принимал лишь скрепя сердце, поскольку генерала Франко, готового в борьбе за власть пойти на слишком большие уступки своекорыстным союзникам - сепаратистам, Гитлеру и Муссолини, - считал предателем национальных интересов Испании. С Мерецковым и Малиновским Кабальеро держался подчёркнуто корректно, тщательно избегал каких-либо разговоров о политике, зато с интересом посмотрел документальный фильм о масштабных учениях в Белорусском военном округе, привезённый в Мадрид для поднятия духа защитниов города. Учения состоялись в 1936 году.

Неожиданно Малиновский поймал себя на мысли, что здесь, в траншеях и в штабах, шла настоящая война, а не учения, многие вещи в организации обороны и в работе тыловых служб и штабов ему всего за два месяца пребывания в Испании стали видеться совсем иначе , не так, как виделось там, на учениях в Белорусском округе. А были ли действительно готовы в штабах Красной Армии к настоящей большой войне, как демонстрировалось в фильме? Не слишком ли много было штабной волокиты и втирания очков начальству? Того и другого здесь, в Испании, было предостаточно и многое показалось Малиновскому до боли знакомым…

От крамольных мыслей Малиновского отвлёк звонок Мерецкова. Итальянский корпус Манчини объявился на северо-востоке. Разведка проморгала его переброску из-под Малаги. Теперь итальянцы наступают на Мадрид по Арагонскому шоссе, не встречая сопротивления. В составе корпуса Манчини дивизии «Чёрные стрелы», «Чёрное пламя», «Божья воля» и мотодивизия «Литторио», наступающая в авангарде. Корпус Манчини усилен немецким легионом «Кондор» генерала Шперле и испано-марокканской дивизией «Сориа», возглавленной лично генералом Франко. В составе колонны двести пятьдесят единиц бронетехники и около двухсот стволов артиллерии. С воздуха колонну прикрывают 62 самолёта. Муссолини намерен лично въехать в Мадрид на белом коне и уже назначил дату парада победы на 17 марта. На переброску республиканских войск, стянутых к реке Харама, на арагонское направление у Мерецкова уйдёт какое-то время. А пока организовать оборону на дальних подступах к Мадриду и остановить итальянцев должен был он, полковник Малиновский.
За окнами дворца Эль Пардо занималось хмурое утро 8 марта.





Читатели (108) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы