ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Вахтёр музея в закрытом учреждении

Автор:
Автор оригинала:
Изабелла Валлин
Вахтёр музея в закрытом учреждении
Изабелла Валлин
Георгий Семёнович дерева не посадил, сына не вырастил, тропинки своей в жизни не протоптал. За пройденный жизненный путь ему можно было поставить тройку с натяжкой, но за примерное поведение пятёрку с плюсом, потому, что он никому не мешал. Он был неинтересным и ненавязчивым. Кое- как закончил школу. В институт поступил благодаря связям родителей, дипломную работу сделала за него жена. Этим и соблазнила зарегистрировать брак напористая, засидевшаяся дева.
Супружеская жизнь была короткой. Жена командовала парадом, всё куда-то гнала, чего то требовала. Он разводил руками, беспомощно моргал и говорил: - «А что я могу? Я ничего не могу».
После развода оба облегчённо вздохнули.
Георгий Семёнович замкнулся в любви к себе, в заскорузлом холостяцком мирке тридцатиметровой квартиры на первом этаже.
Легко жилось, легко ничего не делалось в конторе. Так неприметно и дожил до пятидесяти, не дотягивая в развитии до уровня подростка, мало двигался, в свободное и рабочее время читал или пребывал в фантазиях, где представлялся себе суперменом, любил полакомиться в меру средств. Он был кругленький и мягкий, как набитый жиром шарик, закатившийся в нужную лунку.
Но случай изменил всё.
Автобус ушёл из под носа, и Георгий Семёнович, от нечего делать, стал изучать объявления на столбе у остановки. Среди старых и новых объявлений, написанных от руки или отпечатанных в разных стилях, было одно, с которого никто не оторвал номерок. Пожелтевшее от времени, оно было напечатано на качественном, плотном листе бумаги и приклеено, так, что ни ветер, ни человеческие руки не могли его сорвать. Предлагалась работа вахтёра с зарплатой, выше той, которую Георгий Семёнович получал в конторе. Он подумал о недоступных средствам лакомствах и не подумал о том, что никого не заинтересовало это заманчивое предложение.
На следующий день, после работы Георгий Семёнович отправился по указанному адресу. Громоздкое здание времён тоталитарного режима располагалось в одном из центральных районов города. Остановившись у массивной двери, Георгий Семёнович нажал на кнопку коммутатора: « Я на счёт работы вахтёра». «Ждите. Вас примут» - ответил коммутатор механическим голосом. Дверь открылась, и его пригласили войти двое бодрых, пожилых мужчин, по выправке военных, одетых в штатское. Они представились – оба генералы. «Какая честь!» - подумал Георгий Семёнович и не подумал, почему генералы как то странно суетились вокруг него.

Они проследовали в кабинет, где за письменным столом сидел широкоплечий, высокий чин в регалиях.
- Здравствуйте. Присаживайтесь. Понимаете ли, у нас сотрудник неожиданно уволился по неотложным семейным обстоятельствам. Вот приходится срочно искать замену. Каково ваше семейное положение?
-Разведён, давно. Детей нет.
Чин довольно кивнул.
- Пишите заявление. Рассмотрим. Дадим знать. Желающих много. Но скорей всего возьмём. Вы нам подходите.
«Вот повезло!» - : обрадовался Георгий Семёнович, даже не вспомнив, что объявление на столбе было пожелтевшим от времени.
Прошёл месяц и раздался звонок: -
- Мы рассмотрели ваше заявление. Вы приняты. Приходите. Ознакомьтесь с обязанностями.
Он с радостью подал заявление об увольнении на старой работе, и его с радостью приняли.

Без сожаления о прошлом, с радужными планами на будущее он пришёл на новую работу.

Его с той же суетливой любезностью встретили генералы в штатском и повели коридорами, по обе стороны которых был ряд закрытых дверей. Они вошли в круглый зал без окон, с низким бетонным потолком, уставленный витринами с непонятными железными предметами, по виду очень старинными.
- Здесь, в нашем музее и будете работать вахтёром. Работа не пыльная. Экскурсии бывают, но не каждый день.
- А зачем собственно…?
- Трудовая единица полагается.

Вскоре после несложных формальностей Георгий Семёнович заступил на новое место. Его уведомили, что учреждение закрытое. Он подписал бумагу о неразглашении, не задавая вопросов.

С чаем в термосе, пакетом с бутербродами и пачкой журналов явился он на новую работу, сел в кресло и погрузился в чтение. Его никто не беспокоил, но почему то стало тяжело на душе. Он чувствовал нарастающий страх глядя в бетонный потолок, по форме напоминающий свод средневекового замка.
Он уже жалел, что уволиться и чуть не плакал от досады. На прежнюю работу его двадцать пять лет назад с трудом устроил влиятельный дядя, ныне покойный. Обратно, пожалуй, не возьмут. Да и неудобно. Георгий Семёнович не привык напрягаться.

Сидя в кресле вахтёра, отмахиваясь от навязчивых страхов, он листал журнал и попивал чай, когда в музей заглянул один из генералов: - «К нам экскурсия. Никаких чаепитий и чтения при гостях»
- Есть! – выпалил Георгий Семёнович с готовностью – может прибраться, пыль вытереть, пол помыть?
- Для этого уборщица есть. Не встречали ещё? Зинаида Петровна. Зиночка.
Георгий Семёнович оживился.
- Может гостей как то встретить надо? Поводить, рассказать?
- Гости их Кореи. По корейски говорите? Кстати, оставьте ваши бутерброды. У нас прекрасная столовая. Питание для сотрудников бесплатное.
- Где?! – крайне заинтересовался Георгий Семёнович всегда любивший поесть.
- Двумя этажами ниже по коридору налево. Идите сейчас, успеете до прихода экскурсии.
В коридоре Георгий Семёнович чуть не столкнулся с женщиной средних лет, одетой в спецодежду уборщицы. Проходя мимо, она сосредоточенно смотрела вперёд, намеренно игнорируя, но напоследок всё же скользнула взглядом и тут же ускорила шаг.
Женщина была ничего особенного, щуплая, усталая. Удивил её ненароком брошенный взгляд, полный болезненного сочувствия. «Странная какая!» - подумал он.
Георгий Семёнович не обратил внимания, что в столовой, как и в прочих помещениях учреждения, не было окон. Аппетитные запахи перебивали давление замкнутого пространства. Георгий Семёнович несколько раз бегал с уставленным подносом к своему столу. Еда была вкусная, только тётки на раздаче были бледные и хмурые.
Сытый Георгий Семёнович сидел на рабочем посту, листал журнал, но был на стороже, как только услышал шаги по коридору, спрятал журнал под кресло
В музей вошла группа с переводчицей экскурсоводом. Экскурсанты были словно на одно лицо - азиаты в чёрных костюмах и серых плащах. Переводчица – экскурсовод что- то рассказывал, театрально жестикулируя, экскурсанты слушали. На Георгия Семёновича никто не обращал внимания. Он разглядывал группу. У экскурсантов были застывшие, равнодушные лица, до тех пор, пока экскурсовод не стала указывать на экспонаты в витринах, явно разъясняя их значение. Азиаты оживились. Послышались возгласы и неприятный смех, как будто речь шла о каком то постыдном удовольствии. Напоследок переводчица сказала что-то, кивнув на Георгия Семёновича. Экскурсанты уставились на него, как на экспонат.
Группа удалилась, стихли шаги в коридоре. На душе стало ещё хуже.
Георгию Семёновичу, вечно занятому собой, было трудно сосредоточиться. Но ситуация требовала. Он разогнал марево грёз, подошёл к витринам и стал рассматривать экспонаты.
Предметы на витринах были сделаны в основном из железа, иногда с элементами, кожи, кости и дерева. Они напоминали инструменты врача или оружие. Вдруг он понял – это орудия пыток. Казалось, боль и ужас всех пытаемых этими инструментами вонзилась в него. Он завопил и бросился вон из музея. В коридоре было темно, он шарил по стенам в поиске выключателя, в панике рванул первую попавшуюся дверь. Помещение за дверью было похоже на душевую, грубо покрашенную светло-жёлтой масляной краской. Такого же цвета был гной на страшных ранах у людей, лежавших на полу душевой.
Пахнуло тропической пятидесятиградусной жарой и смрадом разлагающейся плоти. Увидев открытую дверь, люди поползли навстречу, слабые, истерзанные,они протягивали руки. Их ускоглазые желтые лица были искажены невыносимым страданием, они шептали пересохшими губами на непонятном языке, но этот шёпот слышался в ушах, как истошный крик: - «Пить! Ради Бога ! Пить!». Сгрудившись у двери они натыкались на невидимую преграду и не могли переступить порог.
Георгий захлопнул дверь: - «Как? Кто? За что?!» - повторял он про себя, дрожа всем телом. Он рванул другую дверь. На него пахнуло лютой стужей. Он увидел барачный лагерь, ограждённый колючей проволокой. Какой- то человек в телогрейке, лежавший на снегу, протянул к нему онемевшие от холода руки. Георгий снова поспешно закрыл дверь. Он метался, как пойманная муха. За каждой дверью было отчаяние и боль: застенки, лагеря, эпицентры войн и стихийных бедствий. Казалось - сердце вот-вот остановится. Он понял, что входной двери не найдёт.
Послышался топот множества ног и злорадный смех. Он бежал по коридору, который был бесконечным, пока не кончились силы.
«Погоняли и хватит. Никуда не денется» - сказал кто-то. Их шаги стихли.
Георгий обессилев сел прислонившись к стене.

Он вздрагивал от приближающихся звуков, прячась в темноте коридоров, потеряв счёт времени. Он не чувствовал ни голода, ни жажды, только бесконечный ужас.
В какой- то момент он потерял сознание. Очнувшись, услышал совсем рядом:

-Зинаида Петровна! Зиночка! Разъясните новому коллеге ситуацию. Вам в первую очередь будет неприятно, если он нагадит в коридоре.

продолжение следует



Читатели (251) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы