ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Египетский поход. Глава 7

Автор:
Г Л А В А VII.



Армия Бонапарта выступила из Даманхура перед рассветом 10 июля. Когда спустя несколько часов на востоке блеснула в лучах восходящего солнца широкая лента Нила, общее ликование, охватившее войска, не уступало по силе недавнему общему отчаянию. Как только авангард занял богатую деревню Рахмания и войскам было разрешено ставить на окраине биваки, все, от солдата до генерала, не раздеваясь, бросились в прохладную воду и пили, как большое стадо на водопое. Блюдом этого дня во французском лагере стали арбузы, они во множестве росли в окрестностях Рахмании. Остаток дня каждый второй солдат французской армии страдал от рези в животе. Вечером, когда дивизия Дезе, замыкавшая колонну Бонапарта, сворачивала лагерь на окраине Даманхура, ее окружили несколько сотен бедуинов во главе с беем, собиравшим поблизости ополчение. Французы, покидавшие город сомкнутой походной колонной, с артиллерией в голове и хвосте колонны и обозом в центре, на ходу перестроились повзводно в каре и медленно продолжали движение; некоторое время арабы наблюдали за ними издалека. Когда наконец они со всех сторон устремились в атаку, французские каре остановились и встретили атакующих плотным мушкетным огнем двумя шеренгами налево и направо и орудийной картечью; несколько арабских всадников, попытавшихся врубиться в их ряды, остались висеть на французских штыках, остальные откатились на пушечный выстрел. Дезе, потерявший четырех человек, вновь перестроил дивизию в походный порядок и продолжил движение к Рахмании. Мурад-бей, услышав в Терране рассказ об этом бое, отказался верить и назвал бея, руководившего атакой, трусом, испугавшимся пешеходов. Многочисленные отряды бедуинов продолжали присоединяться к Мурад-бею, и вскоре французский лагерь под Рахманией оказался в кольце блокады: связь с Александрией по суше прервалась. Бонапарт ждал прибытия флотилии Перре, чтобы иметь свободу маневра на обоих берегах Нила, а при необходимости и поддержать флотилию с берега против флотилии Мурад-бея, находившейся выше по течению реки. Флотилия Перре, сопровождаемая дивизией Дюгуа, присоединилась к армии 12 июля. Контуженный генерал Мену остался в Розетте с гарнизоном в 1200 человек и тремя посыльными судами. Трофейными орудиями, доставленными по реке из Александрии, оборудовали редут в Рахмании, три пушки установили в мечети на дороге в Даманхур, в обоих укреплениях разместили по 300 человек арьергарда.
В час ночи 13 июля при свете взошедшей луны армия выступила из лагеря и двинулась в сторону Каира, оставив флотилию в Рахмании дожидаться утреннего бриза. Было около восьми часов утра, когда французские аванпосты вышли к деревне Шубрахит. Перед ними на равнине, уприраясь правым флангом в деревню, была развернута для сражения тяжелая кавалерия мамлюков, их дорогие доспехи сияли в лучах солнца; у каждого кавалериста кроме сабли имелись карабин, мушкетон и четыре пистолета, каждому прислуживали 3-4 арабских оруженосца. Левый фланг этого превосходного войска прикрывали две тысячи конных бедуинов, их линия уходила далеко в пустыню. В центре, на холме, в окружении элитной стражи из мамлюков, выделялись семеро беев, среди них был и Мурад-бей. Несколько всадников, отделившись от общей массы, поскакали навстречу французам и, гарцуя перед строем стрелков, стали выкликать противников на поединок. Взвод альпийских стрелков выступил вперед, откликнувшись на вызов. Началась перестрелка, не причинившая сторонам большого урона; приблизившись к стрелкам, мамлюки на скаку разряжали свои шесть стволов, огибали французское каре кругом, показывая искусство верховой езды, о котором французские кавалеристы могли только мечтать, после чего возвращались к своим оруженосцам перезарядить оружие. Отправляясь на войну, мамлюк брал с собой все свои богатства, главными из которых были великолепный конь и кривая сабля; ее рукоять, привешенная к запястью, была украшена самоцветами, переливающимися на солнце всеми цветами радуги; глядя на то, как эти воины в роскошных восточных одеждах демонстрируют перед боем свою удаль, можно было подумать, что они собрались на праздник, - и это было правдой: жизнь воина на Востоке не изобилует яркими событиями, а возможность умереть в сражении с врагами веры, к тому же незваными гостями, имевшими дерзость прийти пешком сюда, на окруженную песками равнину, где уже тысячу лет никто всерьез не оспаривал превосходства элитной арабской кавалерии, - это ли не праздник для правоверного мусульманина, по праву считающего себя здесь полновластным хозяином. Пока длился этот красочный спектакль, Бонапарт построил для сражения свою 20-тысячную армию на пространстве в 1800 шагов; левым флангом французская линия упиралась в деревушку на берегу Нила, правым – в большую деревню у края пустыни. Дезе, командовавший правым флангом, установил в деревне полубатарею из трех пушек и разместил в ней батальон стрелков, а дивизию построил в каре со сторонами в 150 шагов по фронту и 25 – в глубину, правый фланг каре был отведен несколько назад и размещался в ста шагах позади деревни. Дивизии Бона, Ренье, Дюгуа и Виаля были построены таким же образом, при этом их правые фланги несколько заходили за левые фланги соседей справа, а вся французская линия имела форму полумесяца, вогнутой стороной обращенного в сторону неприятеля: это позволяло в случае необходимости сосредоточить в любой точке поля предполагаемого сражения огонь пяти полубатарей, расположенных по сторонам пяти каре, обращенным в сторону противника. Девять орудий были повернуты в противоположном направлении на случай неприятельского обхода; еще две полубатареи были установлены в двух деревушках, расположенных в тысяче шагов позади французской линии и в восьмистах шагах друг от друга. Все четыре деревни к началу сражения успели забаррикадировать. Французская кавалерия была помещена внутрь каре вместе с обозом и учеными: лошади французов не выдерживали сравнения с лошадьми мамлюков, к тому же основная роль в предстоящем сражении отводилась Бонапартом артиллерии. Мурад-бей свои батареи из легких орудий расположил в Шубрахите род защитой янычар. На реке, несколько выше по течению, изготовилась к бою сильная флотилия Мурад-бея: двадцать пять судов с турецкими абордажными командами. Прошло несколько часов. Мурад-бей тянул время, ожидая, по-видимому, когда южное солнце, его грозный союзник, начнет припекать в полную силу. Бонапарт, находившийся в каре Дюгуа, в свою очередь, ожидал прибытия флотилии Перре. Наконец наступил полдень, и кавалерия мамлюков во главе с семью беями галопом устремилась вперед, вытягиваясь на скаку длинной змеей, голова которой нацелилась в промежуток между каре Ренье и Дюгуа. Обращая мало внимания на открытый французами сильный огонь, мамлюки быстро преодолели открытое пространство, промчались сквозь строй французских стрелков и оказались в тылу французской линии. Здесь они попытались развернуться и напасть на французскую цепь с тыла, но были встречены залпом картечи и плотным мушкетным огнем; лишь несколько храбрецов, врубившись в шеренги стрелков, нашли смерть на штыках, остальные поскакали дальше, по направлению к деревням, расположенным в тылу у французов. Встреченные залпом картечи и с этой стороны, беи, не нарушая строя и не сбавляя скорость, повернули налево и увели кавалерию из зоны огня, остановившись лишь в двух километрах от правого фланга Бонапарта. На поле боя остались лежать шестьдесят мамлюков. Французы оставались на своих позициях, ожидая повторной атаки. В час дня на горизонте показались паруса флотилии Перре. Подойдя на пушечный выстрел к флотилии Мурад-бея, контр-адмирал открыл огонь из пушек; с берега, из Шубрахита, ответила турецкая батарея из девяти легких пушек на морских лафетах, снятых с речной флотилии. Легкие суда французов врезались в центр боевой линии неприятельских судов. В завязавшемся речном сражении чаша весов вскоре стала склоняться в пользу более многочисленной флотилии Мурад-бея. Увидев, что французская полугалера взята на абордаж и контр-адмиралу приходится туго, Бонапарт двинул линию пехоты вперед и атаковал левофланговой дивизией Виаля деревню Шубрахит. Янычары, оказавшись под угрозой окружения, отступили, бросив береговую батарею, и это сразу изменило соотношение сил в сражении на реке: теперь уже французы, развернув на берегу 8-фунтовые и 12-фунтовые турецкие пушки, поддержали огнем своего контр-адмирала, и к четырем часам дня он был хозяином положения; в это время ветер с моря стих, и туркам пришлось поджечь суда, не успевшие отступить вверх по течению. В этот день артиллерия Бонапарта доказала свое превосходство над кавалерией Мурад-бея: мамлюки больше не пытались атаковать французские каре и медленно откатывались назад, прикрывая отход янычар. Перестроив все пять дивизий в походные колонны, Бонапарт двинул их развернутой линией прямо на мамлюков; Мурад-бей, ожидая какого-то нового подвоха, не принял бой и ускакал в сторону Каира: у него должно было быть много раненых. В шесть часов вечера французы вновь вышли к берегу реки, оставив позади большую излучину Нила и обогнав таким образом турецкую речную флотилию. Турецкие моряки подожгли оставшиеся суда, некоторые из них французы все же успели захватить. Утомленная армия разбила лагерь возле деревни Шабур, в лесу из диких смоковниц. Пока готовился ужин, солдаты, сидя у костров, демонстрировали друг другу ценные трофеи этого дня и пересчитывали золото в поясах, снятых с тел убитых при Шубрахите мамлюков. Потери армии составили около ста человек. В полночь к берегу подошла флотилия контр-адмирала Перре. Его потери оказались значительней: из 600 человек он потерял 300.




Читатели (824) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы