ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Танцы в ночи

Автор:
Ветер шепчет мне сказки, ветер показывает мне чужие судьбы. Ветер рассказал мне странную и грустную сказку.
Планета. Она небольшая, меньше нашей Земли, В одном полушарии ее есть два материка, Арантия и Аркайд. В другом – множество островов, разбросанных шаловливой волею Асхи по океану. То таинственная и странная Земля Обетованная…
А в Аркайде и Арантии живет столько рас… Эльфы темные, эльфы светлые, эльфы сумеречные, эльфы лесные, эльфы «артане», идущие по пути добра. А также люди, гномы, альвы, кобольды, драконы – да перечислить ли всех?
Множество веков планете, множество рас смешалось, и в жилах большей части людей течет кровь эльфов. Но в одних ее чуток, в других – половина, треть, четверть. Между собой смешали кровь сумеречные и лесные, сумеречные и темные, лесные и светлые эльфы… И каждый такой эльфинит, несущий в жилах своих кровь двух а то и трех-четырех рас, обладает странными иммунитетами, например, к чужим проклятьям.
Странен и непонятен мир. К чему люди начали войну четыре сотни лет назад? Этого не знают ни потомки людей, ни эльфы, потерявшие многих и многих своих детей и родственников. В отместку Старшая Раса запретила людям появляться на землях Аркайда; им была отдана область Фэ’нар Тьел в полное владение, и были поставлены над ними наместники-эльфы.
Но вот прошли два века, пролетели незаметно, и "перо" темного эльфа Файренналя ищет эльфиниту, могущую достать артефакт старой Империи Драконов. На землях княжеств эльфов не так уж много эльфинитов, и трое: сумеречный ассасин, светлый воин и светлая чародейка – идут в Фэ’нар Тьел и выжидают в лесу, пытаясь поймать эльфинита. Но в сети попадается не могучий воин, не волхв – молоденькая эльфинита семнадцати лет, не сильно привязанная к Последнему Оплоту и согласная войти в "перо"…

-1-

- Ну что? – спросил Мелл, полируя клинок.
- Никого, - светлая качнула головой и снова углубилась в записи, вновь и вновь выверяя заклинание. Самое смешное, что и после сотни проверок она не поручилась бы в работоспособности «Проснувшейся Крови», выдуманной Файреном.
Финдаар, молчаливый, как и всегда, сумеречный ассасин , прикрыл глаза, запрокинув лицо к небу. Меллвил покосился на Старшего , и снова углубился в полировку.
В лесу было хорошо. Не верилось даже, что леса Последнего Оплота считаются самыми опасными для чужаков. Безопаснее было даже в Серых Чащах, откуда никто уже лет двести не мог выбить нежить.
Вот только перо Файренналя проникло в Фэ’нар Тьел без проблем. Им нужен был эльфинит – и они его найдут. Старейшее и самое сработанное "перо" не задумывалось над решением задачи – они ее просто решали. И вот, теперь трое эльфов сидели на симпатичной поляне и выжидали.
- Ну что? – поинтересовался Мелл снова.
- Да ничего! – чародейка недовольно скривилась. – Не волнуйся, я скажу, если что-то будет.
- Да мы тут уже третий день, - проворчал воин.
Финдаар вновь промолчал, лишь на тонких губах, перерезанных ниткой шрама, появилась улыбка.
- Надо будет – и год просидишь, - заметила Оэсси.
- Кесса Оэсси, - неожиданно сказал сумеречный. - Года у нас нет.. У нас нет даже полугода. И, боюсь, даже месяца. Поэтому постарайтесь. Кесс Меллвил, не отвлекайте свою сестру. Если там есть ошибки, а она их не найдет – получится очень нехорошо.
- Как скажете, кесс тарса… - мрачно отозвался Мелл.
- По вашему слову, кесс тарса, - пропела светлая, опуская глаза к бумагам.
Если двое светлых эльфов были похожи на друг друга внешне как две капли воды – светлые длинные прямые волосы, тонкие черты изящных лиц, светлая кожа, голубые глаза и певучие высокие голоса, - то Финдаар от них отличался разительно. Смуглый черноволосый худой мужчина обладал по-человечески резким голосом, в котором то и дело проскальзывала легкая хрипотца, и был покрыт шрамами – неизлечимыми воспоминаниями о людском плене. В княжестве он был известен как невероятно молчаливый эльф, чье слово и мнение ценились на вес золота.
Вот и сейчас он снова замолчал, сквозь ресницы глядя на безмятежное вечернее небо, покрытое легкими облачками. И на поляне снова воцарилась тишина, нарушаемая лишь негромким пением далеких птиц да неритмичным хрустом веток.
Хрустом веток?
- Кесса, ставьте сети. Кесс, будьте готовы, - лучше дуть на воду, чем обжигаться на молоке, мелькнула у сумеречного мысль. И уже через миг Оэсси оказалась сидящей на одном колене возле костра. На пальцах чародейки дрожал студень заклинания. Мужчины встали под деревьями, причем, сумеречный оказался в густой тени старого вяза. Прикрыв азартный блеск черных глаз длинными ресницами, Финдаар, напрягшись, выжидал. Его задача состояла в том, чтобы проследить за своими гинами . И, в случае чего, подстраховать обоих.
Но пока что все шло как по маслу.
Хруст стих, и светлые расслабились. Сумеречный же, напротив, напрягся, прошипев тихо:
- Ж-ждать! Не с-сметь, кайс-си!
Не замечая, как встрепенулись брат и сестра, сумеречный погрузился в размышления. Он кожей чувствовал, что человек (эльфинит?) рядом. Но подходы к поляне были завалены сухими ветками, шуршащими листьями и прочей затрудняющей скрытность ерундой. А значит, человек остановился и вскоре выдаст себя неосторожным движением. Или…
На фоне Сетта возникла смутная тонкая тень. Финдаар закусил губу.
Нижние ветви окружающих поляну деревьев были расположены не слишком высоко. Да и выше они шли густо, через полметра-метр. Соответственно, подобраться по толстым, в обхват, ветвям на поляну было не в пример легче, чем по сухостою… Что и сделал человек.
Недосмотрел, недосчитал, Ар-ртар !
Оставалось только изучить не подозревающего о сумеречном противника. Стройный, молодой, гибкий. Волосы при движениях не видно – значит, стрижен коротко. Эльфинит, как пить дать, эльфинит!
Но тут эльфинит повернулся чуть боком – и Финдаар выругался вторично. Противник был девчонкой!
Впрочем, промелькнула у сумеречного мысль, девушка может быть лучше парня. Девушки быстрее принимают знания, девушки спокойнее. И куда пластичнее. При наличии должной крови это позволит эльфините выучиться на ассасина, каким является сам сумеречный, да и воину гибкость не будет лишней.
Финдаар дернулся было предупредить гинов – но уже не успевал. И оставалось лишь следить за эльфинитой, которая, похоже, была совсем одна. Странно, но да…
Вот она замерла на ветке, пригнувшись к ней. Оэсси и Меллвилу действительно не должно быть видно девушку. Вон они, переговариваются на высоком наречии о том, как лучше взять «добычу».
А «добыча» показала зубки – привстав, она метнула с ветки дротик. И попасть бы ему прямиком в горло…
- Мелл! – уже не таясь, заорал Финдаар. И усилием воли подавил немедленно подступивший к горлу комок кашля. Терять гинов он не может, не должен!
Время замерло, стало тягучим сахарным сиропом.
Удар сердца. Меллвил вздрагивает, но – слава Рратей ! – не оборачивается, а падает вбок, уже готовясь крутануться в траве и упруго встать на ноги, выхватывая меч.
Удар сердца. Оэсси вскидывает вверх ладони, отпуская с пальцев заготовленный «студень» сетей. Тот вспыхивает, несясь к эльфините. Рядом с чародейкой тихо падает в траву дротик.
Удар сердца. Эльфинита замирает, спрыгивая вниз. И попадает прямо в невидимую человеческим зрением сеть.
И время вновь потекло нормально. Меллвил подошел к связанной заклинанием эльфините, опустился на колено, приставил к горлу белый клинок ягге . Оэсси встряхнула кисти рук:
- Кесс тарса…так это девушка?
- Откуда же мне, кесса, было знать, кто к нам крадется. В любом случае, она бы вас могла и прибить. Распустились…
Светлые потупились. А сумеречный вздохнул – виноват-то он сам. Плохо учил гинов, плохо тренировал в последнее время. С него и спрашивать брату.
Финдаар нагнулся, подобрал дротик. Плохо отточен, плохо сбалансирован. Но факт – этой железкой чуть не убили его гина. Воина.
Поморщившись, сумеречный бросил:
- Кесс Меллвил, усыпляйте эльфиниту. Кесса, заклинание у вас.
Даже обычного: «По вашему слову, тарса» не услышал. Впрочем, с них сейчас спрос… Оба ошеломлены донельзя – их едва не убил человек.
Сняв с пояса флягу с травяным отваром, ассасин сделал несколько больших глотков.
Плохо, очень плохо это все
Сумеречный окинул взглядом поляну, взглядом нашел лежащий рядом плащ, лег. И снова и снова начал перебирать факты, обдумывая, как же представить результаты «охоты» брату.

- Кесс тарса, она очнулась, - долгожданная фраза раздалась часа через три после того как Финдаар прилег. – Разговорная речь в порядке, реакции в порядке, память в порядке. Изменения внешности на более…характерную для эльфинита.
- Я уже иду, кесса, - сказать по чести, больше всего на свете Финдаар, глава благословленного Рратей рода аш’Саари тед’Риатерра ненавидел официальный эльфийский: с обращениями исключительно на Кесс и всеми полагающимися. Именно поэтому Финдаар посещал балы, приемы и фуршеты исключительно по необходимости. Да и даже тогда от него почти невозможно было добиться лишнего слова.
Сумеречный прекрасно знал, какие слухи ходили в высшем свете. Самым абсурдным был слух о отрезанном языке. Более-менее заинтересовал эльфа слух о «обете ради прекрасной дамы». Редко-редко, но проскользали сведения, что после войны и плена у знаменитого ассасина по прозвищу Черный Волк серьезные проблемы с голосом. Источники последних пресловутый ассасин изучал особенно внимательно.
А проблемы и впрямь были. После повреждений связок голос сумеречного не только утратил мелодичность и певучесть. Он приобрел легкую хрипотцу, при чрезмерном напряжении легко переходящую в хрип и кашель. Вот уже две сотни лет ассасин был вынужден постоянно носить на поясе фляжку с отваром целебных трав…
За воспоминаниями Финдаар подошел к очнувшейся эльфините.
- Где я? – тихо спросила та, оглядывая стоящих рядом с ней эльфов, ночное небо с плывущим по нему Сетта и всходящим на востоке Рагга .
- Ты у своих родичей, - проговорил Меллвил. Финдаар внимательно разглядывал пленницу. Симпатичная девушка – огромные зеленые глаза, коротко стриженные черные волосы, заострившиеся, пусть и едва заметно, изящные ушки и загорелая (хотя эльф и не был уверен, что это загар) кожа. А еще девушка была стройной, с тонкими хрупкими запястьями и длинными худыми пальцами. Странно, разве люди учат девушек воевать? Многое же тогда изменилось в этом краю…
- У каких еще родичей? – гневно сверкнули зеленые глаза. – Мои родичи в моей деревне.
- Тихо, тихо! – Меллвил успокаивающе поднял ладонь. Финдаар свел брови, и отошел в сторонку, оперевшись о дерево. Он лишь кивнул в ответ на взгляд светлого: «Да, ваше право объяснить, кайси».
- Как твое имя? – первым делом спросил Меллвил, присев возле эльфиниты.
- Зачем тебе? – немедленно огрызнулась та. Финдаар улыбнулся уголком губ. Интересно, какую линию поведения выберет гин?
А линий было три. Первая – добровольно-принудительно как узнать имя, так и получить согласие на участие эльфиниты в операции. Многих людей пугала неприкрытая сила. Испугает ли она эту хрупкую воительницу?
Вторая – линия отрицания. Условно названная так, она была интересна, но бесполезна в большинстве случаев. В ответ на реплику девушки светлый мог бы просто пожать плечами: «Твое дело, не хочешь – не говори». Существовала вероятность, что эльфинита «смилостивится» и скажет имя.
Третья линия была также проста, как и вторая. Она ориентировалась на «упрашивание»: «Тебе что, так сложно сказать?»
А еще Меллвил мог не вспомнить про линии и пойти по интуиции, сочетая две, а то и все три линии.
Финдаар задумчиво провернул на пальце родовое кольцо с непрозрачным агатовым бруском камня и монограммой. И покосился на Меллвила. Словно почувствовав взгляд Старшего, светлый пожал плечами:
- Нет, ну не хочешь говорить – значит не говори. Будем звать тебя «девчонкой».
Финдаар перевел взгляд на эльфиниту. Как и ожидали все трое, она взвилась:
- Я не девчонка! Я Тарисия. Ну… - она замялась, - или Тари.
- Очень приятно, Тари, - улыбнулся Меллвил. – Послушай, если мы сейчас снимем заклинание пут, ты никуда не будешь дергаться или убегать?
- Ну…а у меня может получиться? – задумчиво поинтересовалась Тари. Финдаар покачал головой – какая интересная логика! «А у меня может получиться?»
- Сомневаюсь, - покачал головой светлый. – Мы втроем, и мы к этому готовы. К тому, что ты попытаешься сбежать, готовы.
- Тогда не буду, - серьезно пообещала эльфинита. – Честно-честно!
Чародейка качнула ладонями, «стягивая» сеть заклинания обратно на пальцы, стряхнула его остатки на землю. Меллвил кинул на сестру внимательный взгляд – и та, поморщившись, вновь выплела узор «сетей», задержав заклинание на самых кончиках пальцев.
- Стоп, а где вас три? – девушка успела сесть, оглядываясь. – Вас же двое.
- Невнимательная, - бросил Финдаар, даже не шевельнувшись. – Обернись.
- Ой… - только и сказала Тари, глядя на худощавую фигуру, полускрытую тенью кроны, и на выступающие над плечами эфесы клинков. – Извини…те.
- Меня зовут Финдааром. Моего гина называют Меллвилом, а его сестру – Оэсси. Обращаться к нам на «вы». Перед мужскими именами ставить обращение «кесса», перед женскими – «кесса». Если обращаешься к двоим из нас или ко всем сразу – говоришь «кайси». Это первое правило вежливости. Ясно?
Девушка задумчиво замерла, ставя на место полученные знания. Это правильно, прищурился Финдаар, это верно. Знание языка у нее есть, знание правил не помешает.
- Ясно…кесс Финдаар, - наконец услышал сумеречный. Кивнув головой, ассасин вновь замер, прислонившись к дереву. Меллвил, следивший краем глаза за Старшим, заговорил снова:
- Мы поймали тебя не просто так, Тари. Нам нужен человек с не менее чем четвертью эльфийской крови. Эльфинит.
- А при чем тут я, кесс Меллвил? – перебила Тари.
- Второе правило вежливости, Тарисия, - произнес Финдаар. – Не перебивать старших, а выслушивать их до конца. Ясно?
- Ясно, кесс Финдаар, - девушка сжала губы в нитку. Но она понимала всю правоту действий эльфов и признавала – ее поймали, а значит имеют право диктовать ей условия. Это было справедливо, хотя и неприятно. Сумеречный ее понимал. Будь вылазка боевой или карательной, он бы даже отпустил эту юную воительницу. Но сейчас им был слишком нужен эльфинит. Любой эльфинит.
Она еще не знает, что не вернется в свой Фэ’нар Тьел. Так же как в княжествах было запрещено появляться людям, в Последнем Оплоте шли гонения на имеющих более четверти крови эльфа. Но, что характерно для людей, охотились только за имеющими явные признаки Старшей Крови. А скрытых полукровок, какой и была еще вчера Тари, не трогали.
- При чем тут ты? – продолжил тем временем Меллвил. – В тебе есть примерно треть, - Финдаар поднял бровь, глядя на Оэсси. Чародейка кивнула, - эльфийской крови. И нам нужна твоя помощь.
На этот раз светлый специально сделал паузу, давая эльфините высказаться.
- Моя помощь? Всесильным кайси эльфам? – изобразила изумление Тари. – Помощь какого-то там человека?
- Эльфинита, - поправила Оэсси.
- Какого-то там эльфинита, - из губ Тарисии эта фраза прозвучала более чем саркастично. – И в чем же помощь должна заключаться?
- Есть артефакт. И его может взять лишь тот, кто несет человеческую кровь. Так как все эльфиниты княжества при деле, мы искали такого эльфинита здесь. И нашли тебя. Ты нам поможешь, Тарисия?
Финдаар одобрительно покачал головой. Да, Меллвил не выдал ни капли лишней информации. А что из возможного не договорил – это всегда можно поправить.
Девушка задумалась, и серьезно. Понятно: для нее это решение меняло всю жизнь. И еще неизвестно, выводило ли наверх – или ломало привычное, опуская в грязь. Меллвил терпеливо ждал, опираясь ладонями о траву, Оэсси рассеянно баюкала студень заклинания. Сумеречный выстукивал на коре дерево странный рваный ритм старинного гимна его дома. Гимн этот помнил уже давно лишь сам сумеречный, а больше и некому было. Скоро и мелодия, и слова потеряются в веках…
- Какие условия? – наконец спросила Тари.
- Варианта два, - промолвил Меллвил. – Ты можешь всего лишь помочь нам, это будет твоим выкупом. Или же мы примем тебя в…отряд, - в последний миг светлый заменил термин «перо» более понятным для эльфиниты, - а ты поможешь нам достать артефакт в плату за это.
- Меня? В отряд? А как же мои родные? – на миг Тарисия прищурилась, по лицу ее пробежала мрачная тень. – Хотя…
Тут было что-то непонятное Финдаару. Сирота? Или же люди остались такими же консервативными и не учат девушек? Это бы значило негативное отношение к девушке-воину и объясняло бы брошенное «Хотя…». Но тогда как пробилась в воины Тари? Несколько непонятно.
Сумеречный покачал головой и запомнил: расспросить Тарисию о нынешних обычаях людей.
- Хотя, их дело, - решительно сказала девушка. Было что-то странное и мстительное в выражении симпатичного лица. – Так значит, кайси, можете принять меня в отряд? Хорошо. Я согласна.
- Не передумаешь? – поинтересовался Финдаар. Решение было не поспешным, но неожиданным. Ассасин-то ждал, что Тарисию придется уговаривать, объяснять ей что-то. А здесь…
Именно поэтому сумеречный считал должным уточнить решение эльфиниты.
- Нет. Не передумаю, кесс Финдаар. Что я должна делать? Кстати, где мой меч и мои дротики?
- Дротики тебе не нужны. Мы не воюем таким оружием. Будешь учиться пользоваться нашими клинками, Тарисия, - ответил Меллвил. – А меч – это та железяка с отсутствием баланса?
- Он же острый, кесс Меллвил! – искренне возмутилась эльфинита.
- И много ты им победила народу? – в серьезных синих глазах воина сверкнули смешинки.
- Ну…нет. Он тяжелый и…это моя первая вылазка, - смущенно отозвалась Тари.
- Собирайтесь. Раз все решено – выдвигаемся, - Финдаар подошел к своему плащу, наклонился, подбирая его и набрасывая на плечи поверх темной рубашки с коротким рукавом. Ветер менялся с восточного на северный, и сумеречный начинал замерзать. – Кесс, соберите вещи ваши и вашей сестры. Кесса, ставьте портал.
- По вашему слову, кесс тарса, - вразнобой. И Меллвил отправился скрывать следы пребывания на поляне троих эльфов. А Оэсси, отойдя подальше в тень от красноватого отсвета луны, полушепотом, речитативом затянула длинное заклинание.
- Кесса…
- Тихо, - Финдаар приложил палец к губам Тарисии, заставляя ее замолчать. – Магия – опасная наука. Не стоит отвлекать нашу чародейку. Лучше послушай то, что я тебе скажу.
- Слушаю.
- Кесс Финдаар, - сумеречный отошел на шаг, укоризненно глянув на эльфиниту.
- Слушаю, кесс Финдаар.
- Сейчас мы прибудем в наш дом. Сейчас там должен ждать мой брат, владелец нашего отряда. Его называют Файреном, и принять тебя в отряд может только он. Не удивляйся тому, что кесс Файрен будет знать что-то, чего не мог видеть. То, что я ничего не говорю, обычно не значит того, что я молчу, - ассасин поморщился, замолкая, и потянулся к фляжке. Сделав предупреждающий жест, он отпил два или три глотка и, не убирая напитка, улыбнулся уголками губ.
- Понимаешь, Тарисия, - продолжил Финдаар спустя мгновения, - мне нельзя разговаривать особо много. Поэтому с братом мы общаемся на темноэльфийском жестовом языке. Если уж мне надо будет сказать что-то важное, я это тебе скажу. Остальное…найдутся способы. За предыдущие двести лет находились.
Еще пара глотков и несколько секунд паузы.
- Теперь то, что я и должен был сказать. Есть определенные правила вежливости, которые ты должна соблюдать. В доме ты будешь называть по именам тех, кто позволит тебе это. Я позволяю тебе называть себя по имени в стенах нашего дома, Тарисия. Остальных ты пока что зовешь с вежливым «кесс» или «кесса». Думаю, тебе хватит пока. Что еще? Никому старайся не дерзить, веди себя тихо. Даже когда станешь членом отряда.
- Выскочек нигде и никогда не любят, верно, кесс Финдаар?
- И не уважают, - кивнул сумеречный. – Посиди пока что тихо, Тари. Тебе не холодно?
- Нет, спасибо, кесс, - робкая улыбка. И сумеречный отошел прочь.
Сколько ей лет? Девушка мыслит логично и правильно. Вряд ли меньше семнадцати лет, как она родилась. Может быть, даже около двадцати.
Временами дерзкая, но – этого не отнять, - понятливая. Быстро схватывает информацию, запомнила, что можно использовать дворянскую приставку без упоминания имени. Но все же Финдаар пока не мог понять, есть ли….была ли у девушки семья? Или же она сирота, лишь из одиночества ставшая воином?
Сумеречный сделал еще два или три глотка отвара и, ребром ладони вогнав пробку в горлышко, повесил фляжку на пояс.
- Кайси, портал, - пропела Оэсси. В тени дерева мерцал темно-алый овал в эльфийский рост.
- Меллвил, Тарисия, Оэсси замыкает, - привычно определил Финдаар, поднимая с травы перетянутую темной нитью бумажную трубку. Незачем оставлять в лесу эльфийские записи.
- Не бойся, - негромко сказал Меллвил эльфините. – Просто шагаешь через его край как через порог. Ты очутишься в комнате – и сразу же отходи в сторону. Ясно?
- Ясно, кесс Меллвил, - кивнула Тари.
- В доме можешь звать меня просто Меллом, - светлый искренне улыбнулся. Слышал объяснение, решил не задаваться, понял Финдаар. И внимательно проследил за тем, как гин исчез в портале. Тари, умница, выждала примерно полминуты, прежде чем шагнуть следом. Еще полминуты – и алая пелена сомкнулась за спиной самого сумеречного.
Дома…

Глава 2

Дома… Здесь привычно пахло чем-то цветочным, с едва заметной примесью шерсти. Оэсси, конечно же, открыла портал в гостиную.
- Ой, какая большая комната! – изумилась Тари, оглядываясь. А посмотреть здесь было на что – пушистые ковры на полу, портреты и пейзажи, развешанные по нежного бежевого цвета стенам. Из мебели в гостиной стояли темного кофейного цвета диван, подлокотники которого были обиты кожей, пара того же комплекта кресел и два низких вишневых кофейных столика. Из трех высоких полузакрытых занавесями окон пробивался полосками слабый предутренний свет.
Здесь уже было утро.
- А свет… мы же ночью уходили? – удивленные зеленые глаза.
- В разных местах солнце встает и садится в разное время, - терпеливо промолвил сумеречный. – Здесь солнце встает раньше, и уже утро.
- А сколько картинок…
- Картин, - поправила вышедшая из портала Оэсси, бросив быстрый взгляд на Финдаара. Сумеречный в ответ улыбнулся уголками губ, кивнул.
Меллвил уже умчался за Файреном. Финдаар почти представлял, как солидный светловолосый воин несется по лестнице, прыгая через ступеньку, и широко улыбнулся, обнажив на миг белые крупные зубы. Краем уха ассасин слышал объяснение Оэсси про картины и картинки, а мысли бродили в совсем другой стороне.
Сможет ли девушка обучиться всему, чему нужно, за малое время? Неизвестно, а времени им было отведено невозможно мало. Год, всего год, за который они должны достать артефакт. Год на то, чтобы найти Призывающую – ему лично год. Ар-ртар, ну почему эта девочка не Призывающая? А она не Призывающая, он бы уже знал…
- Приветствую! – раздалось со стороны двери. Финдаар кинул на брата один лишь быстрый взгляд, которого хватило для осмысления ситуации, и шагнул вперед, положив ладонь на худое плечо Тари. Эльфинита этого не заметила – она жадно разглядывала темного. Наверное, для нее Файрен был невероятно красив. Ассасину темный напоминал статую: равнодушную и красивую, - и сравнение это усиливалось бледной полупрозрачной кожей без единого изъяна, серебряными тонкими и густыми прямыми волосами до пояса, равнодушно прищуренными серыми глазами. Держался при том Файрен самым отстраненным образом. Но Финдаар его понимал – ведь быть изгнанным из рода так же тяжело, как и быть последним в роду. Может, потому-то они с айш-рисаном и сдружились в свое время?
- Итак, Тарисия, это кесс Файренналь…
- Кесс Файренналь х’Сайорис, - прервал темный брата. Уголок губ Финдаара непроизвольно дернулся вниз, но сумеречный тут же совладал с гневом.
- А это, брат мой, эльфинита Тарисия аш’Трой, - а вот от мелкой мести сумеречный не удержался. Он и сам прекрасно знал, как представлять айш-рисана.

За спиной у темного скользнул в зал Меллвил, встал рядом с Оэсси. Кэйран, Тэйран и Тайлес молча сели на диван.
- Что же, - невозмутимо промолвил Файрен, - ты готова вступить в мое "перо", Тарисия аш’Трой?
- Да, - девушка вскинула подбородок, - готова, кесс Файренналь. – И, подталкиваемая крепкой ладонью ассасина, она сделала два шага вперед, встала на колено.
- "Перо" принимает Тарисию? – равнодушно поинтересовался темный.
- Принимаем, - голоса Оэсси и Меллвила слились в одну высокую ноту, звонко подтвердили решение Кэйран и Тэйран, низким напевом ответила Тайлес. Финдаар лишь кивнул – горло уже саднило.
- Тогда наставником эльфиниты будет, - серые глаза обежали комнату, - Финдаар.
Хорошо, что Тари стояла спиной к ассасину – на смуглом лице враз сменился добрый пяток выражений – от изумления до гнева. Впрочем, уже через миг сумеречный взял себя в руки, старательно изобразив безмятежность.
«Мы поговорим с тобой позже, брат. Так нужно», - двинулись руки темного.
Его – в наставники? А с ученицей общаться мимикой прикажете, айш-рисан? Ну, поговорю я с тобой!
- По ваш-шему с-слову айш-ш-рис-сан, - как можно более спокойно прошипел сумеречный и, схватив с пояса фляжку, торопливо глотнул успокаивающую прохладу. Комок кашля отступил.
- "Перо", свободны. С эльфинитой познакомитесь позже. У всех есть дела. Финдаар, в кабинете, через час, - коротко бросил темный, разворачиваясь. Волна волос метнулась в сторону, хлестнула хозяина по спине. И Файрен исчез в темном проеме.
- Ар-ртар! – выругался ассасин, тряхнув головой. – Пошли, Тари.
- Что-то не так? – поинтересовалась эльфинита, подходя. – Я что-то не так делаю?
- Не обращай внимание! – махнул рукой сумеречный, беря Тарисию за руку. Запястье у нее было тонкое, можно без труда обхватить двумя пальцами. – Пойдем, я покажу тебе комнату.
Финдаар уже почти успокоился. Общается же он с гинами – значит, может общаться и с Тарисией. Просто надо придумать наиболее рациональный способ. Брат, конечно, хорош – даже не предупредил о таком сюрпризе. Ведь обучение придется совмещать с обязанностями тарса, их никто не отменял.
Впрочем, наверняка у Файрена есть свои причины к такому поведению. Когда он что делал необдуманно? Скорее всего, это связано с очередным планом, в который ассасина забыли посвятить. Ну что же…
За такими мыслями Финдаар вывел девушку в коридор, стены которого были все того же бежевого нежного цвета. Только здесь пол был покрыт не пушистыми коврами, а альвским тканым половиком, ярким и цветастым, и картин на стенах не было. Коридор шел через весь первый этаж, и из него можно было попасть во все комнаты. В конце своем он выходил на деревянную лестницу, закручивающуюся вокруг высокой колонны. Перила лестницы были резными, высокими, темного вишневого дерева, и выглядели почти новыми даже в свои двести лет. Ступени же были вытерты сотнями и сотнями спусков и подъемов, превратившись в безликие деревяшки. Никто уже не сказал бы, что это тоже была вишня.
- Высоко! – с сомнением сказала Тари, ступая на первую ступень. Та жалобно скрипнула. Сумеречный улыбнулся уголком губ, легко взбегая сразу на десяток ступеней, уверенно погладил перила:
- Она не кусается. Давай, Тари.
Тари вскинула подбородок и, - то ли взыграла гордость, то ли просто передумала опасаться, - взлетела вслед за ассасином на десять, двадцать, тридцать ступеней вверх. А уж преодолеть оставшиеся не было труда – вся лестница, даром что высокая, была в тридцать пять ступенек.
Все жилые комнаты располагались на втором этаже. Десять комнат – для десяти воинов пера, ведь именно столько традиционно в отряде, не больше. А у них и того меньше, семеро вместе с айш-рисаном и тарса. Ах да, теперь восемь. Теперь еще есть Тари…
Сумеречный невольно улыбнулся. Эта эльфинита была такой непосредственной и любопытной. Он был знаком с Тарисией всего пару часов – но уже, кажется, узнал о ней очень много. Хорошо…
Вдвоем они прошли три пары комнат – за двумя дверьми приглушенно шумела вода, за третьей что-то напевал под нос Кэйран, еще за тремя все было пусто. Конечно же, в их числе была и дверь самого Финдаара.
- Все живут тут? – поинтересовалась оглядывающаяся вокруг девушка.
- Нет, комнаты Файренналя на третьем этаже.
- Но ведь лестница ведет только до второго, - недоуменно.
- А комнаты Файренналя на третьем. Вот за тем углом есть еще одна лестница, уже обычная, не парадная. Она ведет отсюда на третий этаж. Но вообще-то гины туда без приглашения не ходят, Тари.
- Кто? – зеленые глаза глянули совсем уж растерянно.
- Гин – это член отряда, пера, - объяснил ассасин. – Наш отряд зовется пером, саантаром. А вот эта комната будет твоей. Заходи, - Финдаар легко толкнул незапертую дверь. Та открылась без единого скрипа.
Комната была выдержана в светлых тонах. Преобладал в основном все тот же бежевый. Мебели было немного – ореховый шкаф, кровать с тумбочкой у изголовья, небольшое трюмо. Основную часть комнаты – ее середину – занимал плетеный соломенный коврик.
В ванную вела отдельная дверь. Она тоже была небольшой, но, в отличие от комнаты, крайне забитой: собственно ванна, рукомойник, таз для грязного белья. Над рукомойником висела полочка с шампунем, мылом, зубным порошком.
Но для начала Тари хватило и комнаты.
- Как красиво… - тихо шепнула эльфинита, зачарованная, с распахнутыми глазами и приоткрытыми губами, рассматривающая комнатку. – Какая она большая…
Финдаар придержал язык: неужели для Тарисии эта комната и впрямь кажется такой большой? Для них она была привычной, маленькой, небольшим личным уголком. А для нее – большая?
Танцующим шагом Тари вошла в комнату:
- А это куда? – открывая дверь в ванную комнату. И новые восхищенные вздохи…
- Этот кран для холодной воды. Этот – для горячей. Откроешь вместе – будет теплая. Это – шампунь, мыло. Порошок для зубов, щетка, - показал Финдаар, остановившись в двери ванной. – Свое…свою одежду бросишь сюда. Смой с себя прошлое, Тари, - и, улыбнувшись, сумеречный вышел прочь. Глотнул отвара, кивнул, услышав за спиной неуверенное журчание водной струйки. И направился к себе.
Комната эльфа была сделана также, за исключением цветов. И мебель, и обои, и пушистый ковер, купленный недавно на рынке – все это было темных, шоколадных цветов. Ассасин любил темные тона еще с детства.
Уже на входе Финдаар столкнулся с Тайлес. В руках у альвки была одежда.
- Утра, Финдаар. Поздравляю с удачным походом!
- Спасибо, Тай. – кивнул сумеречный. – Это кто дал? – он коснулся тыльной стороной ладони мягкого свертка.
- Это моя. Мы с Тарисией, похоже, сходной комплекции. Я решила, что моя одежда ей подойдет немного больше. Ведь мы купим ей одежду, верно?
- Верно. Ты молодец, - ассасин губами коснулся суховатой щеки. – Я пойду. Смою прошлое.
Улыбнувшись, альвка направилась дальше, к комнате Тарисии. А Финдаар, закрыв дверь, выдохнул облегченно.
Дома…
В самом прямом смысле этого слова, особняк Файрена был единственным домом Финдаара. У сумеречного даже была своя область далеко на юге, почти в джунглях, область Артаарра. Но назвать это домом язык не повернулся бы даже у орка. Старинный замок зарастал лианами, полуразрушенный, забытый, догнивали дома в деревнях.
Людских деревнях.
В одиночку Финдаар не восстановил бы область и за всю свою жизнь. Да и кто будет там работать? Эльфийские лорды? Князья? Орки? Альвы?
А привлекать туда людей пока что было чревато.
Нет, был еще один выход – собрать эльфинитов в людской области. Но на это не было ни времени, ни денег.
Еще в самом конце войны, когда Файрен вырвал у Ллос свою жизнь – но перестал принадлежать роду х’Шинсо – Финдаар съездил в Артаарра вместе с братом. Но Файрен посмотрел на родовой замок Саари, покачал головой и промолвил:
- Нужно ждать. Вот увидишь, скоро будет возможность.
Но годы шли, а возможности все не было и не было… Должность тарса не предполагает безделья. Пока Финдаар искал гинов в "перо" Файрена, пока тренировались и выполняли задания, время шло. А потом эльф оглянулся – и понял, что ему остался год.
И они нашли Тари.
Тари! Ассасин ударил ладонью по воде. Вот он, род, вот кто достоин быть в нем. Только бы эльфинита согласилась, только бы согласилась!
И, торопливо выскочив из полуостывшей воды, сумеречный натянул штаны и помчался на третий этаж, в кабинет Файрена.

Здесь лестница была иной – крутой, прямой, сделанной из темного металла, с литыми перилами. И ступеней было меньше – всего двадцать, по десятку на пролет.
Финдаар взлетел по ним в мгновение. Сразу было видно, что эта дорога ему давно привычна, и пройдена тысячи раз, ведь ассасин даже не глядел под ноги. Стучаться он не стал – просто вошел в первую дверь.
- Запри, - велел Файрен, не поднимая головы. Повернувшись, тарса провернул ключ дважды и метнул его брату. Темный перехватил кусочек металла у самого окна, ловко закинул в ящик. И поднял серый беспристрастный взгляд. – А теперь налей нам вина и садись. Поговорим. Тебе, похоже, тоже есть, что сказать, верно? Но сначала ты послушаешь меня, Финдаарана.
Сумеречный молча кивнул, повернувшись к небольшому бару у стены. Открыл дверцу, смуглые пальцы пробежались по бутылкам, выбрали одну. Вино было разлито по бокалам ловко, почти привычно, на стол не упало ни капли. Один бокал Финдаар с кивком подал темному, ножку второго, как было положено по этикету, пропустил между средним и указательным пальцами, так что чаша удобно легла в ладонь. Файрен сделал лишь глоток вина, откинулся в кресле, глядя куда-то мимо ассасина:
- Я не предупредил тебя, верно. Прости, Финдаарана. Но так было... так получилось, - исправился Файрен. – Не получилось иначе. Теперь я объясню, что нам это дает. Мне не нужна эльфинита-воин, мне не нужна эльфинита-маг. Тем более мне не нужна эльфинита-лучница. Мне нужна ассасин.
Финдаар поперхнулся вином, закашлялся. Глаза сумеречного смотрели на Файрена, и взгляд был полон изумления.
- Да, мне нужен второй ассасин. Какой мне будет толк от мага или лучника? Их работа за нашими спинами. Воин – все же это силовой элемент, а Тари хрупка. Сможет она ударить как Мелл?
Сумеречный отставил бокал. Пальцы его двинулись, выплетая странный узор жестов:
«Брат, ты ассасин. Она будет третьей, разве нет? Не много на одно "перо"?»
- Да я могу хоть все "перо" ассасинами сделать, - раздраженно отозвался Файрен. – Кто скажет мне хоть слово, Финдаарана? А я…не улыбайся, не надо, - он поморщился. – Я уже потерял форму. Да и подобает ли айш-рисану ходить на задания?
«А кто скажет тебе хоть слово, брат?» - ответили пальцы Финдаара словами самого темного. Внимательно глядя на Файрена, ассасин подхватил бокал, отпивая вино.
Темный усмехнулся.
- Не играй словами, Финдаарана, - медленно проговорил он, поднося бокал к губам. Неторопливо отпил. – У нас очень мало времени. У нас его нет. А тебе нужно обучить девочку по всем правилам.
«Орисса сказала, Призывающая придет»
- Для меня Призывающая – это сказки. Извини, но я не видел ее. Я считаю все это сказками, - весомо проговорил Файрен. Лицо Финдаара при этих словах исказилось, словно его ударили.
«Сказки! Тебе все сказки! – подался вперед сумеречный, едва не сбив локтем пустой бокал. – А она придет. Я не верю, что мне жить лишь год.»
- Стоит ориентироваться на худшее. Тихо! Финдаарана, я позвал тебя по делу, а не для обсуждения Призывающей. Выслушай меня наконец, Ллос тебя…!
- Право! Забываешься, – впервые разомкнул губы ассасин. Лицо у него побледнело, даже посерело. – Говори. Слушаю, Фай.
- Так, - темный постучал по столу пальцами. – Ты должен выучить девочку хотя бы азам. Нужно успеть достать этот артефакт. И…я должен получить ассасина раньше, чем тебя не станет.
Сумеречный плотно сжал губы, потом прикусил нижнюю.
- Я и сам не знаю, как можно ее выучить, - продолжил Файрен. - В Академию или та’Ренналь эльфинита не возьмут, она ведь не полукровка. А чистокровным эльфом ей не стать.
«Я могу принять ее в семью»
- Хочешь возродить род Саари? Рискни, - Файрен пожал плечом. – Ей богу, я же тебе этого не запрещаю. Но без ее согласия не смей.
«Нужно заклинание»
- Я приготовлю, а Оэсси выверит. Но я должен услышать ее согласие. Я…
«Не доверяешь, - грустная полуусмешка. – Боишься. Зря. Я сумеречный, я дитя Чести, брат. Это все»
- Пусть выучит этикет, танцы, каллиграфию… Что там еще положено?
«Ясно. Позволите идти, мой брат?»
- Удачи, тарса.


Ассасин - здесь: не тайный убийца, а работающий с парными клинками с'каашами темный или сумеречный эльф. Обычно двигается с большой скоростью и очень пластичен.
Старший - буквальный перевод появляющегося далее термина "тарса (Tharsa, сум.)
Перо (саантар, H'saanthar, темн.) - эльфийский отряд, служащий дворянину и состоящий из десяти или менее живых с четвертью Старшей Крови (обычно эльфы)
Фэ'нар Тьел - владения людей, Последний Оплот.
Эльфинит - существо с более чем четвертью Старшей Крови
Кесса (ж.р), кесс (м.р.), касси (ср.р.), кайси (мн.ч.) - обращения к аристократам. Подробнее об обращениях в прил.
Гин - член "пера" (Gien, сум.)
Сетта (нескл.) - Первая Луна. Один из двух спутников планеты, появляется вечером. Имеет красный оттенок, находится достаточно близко (в два или три раза ближе Луны).
Артар - темноэльфийский бог, покровитель воинов и войн.
Рратей - темноэльфийская богиня удачи. Главенствует в пантеоне. Ею благословлен род Финдаара.
Эльфийские связки имеют сложное строение, придающее голосу певучесть и мелодичность. Из-за повреждений эльф может лишиться голоса. После восстановления у большинства побывавших в плену эльфов певучесть и мелодичность исчезли. Взамен у некоторых появилась легкая хрипотца.
Рагга - Вторая Луна. Один из двух спутников планеты, уходит с небосвода значительно позже Сетта (ранним утром). Имеет голубоватый оттенок, находится примерно на том же расстоянии, что и Луна.
Айш-рисан - "Приказывающий", темн. Владелец "пера".



Читатели (405) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы