ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Санька

Автор:
Автор оригинала:
Подарова М.М
Сашки всегда везло, а почему так получалось, он и сам не знал. Аттестат получил без единой тройки, хотя учился надо честно признаться, кое- как. Да что там говорить, иногда уроки выучить было некогда, время просто не хватало. Да и где его возьмешь на решение задач и зазубривание правил, когда мужик он семье единственный. Ольга, Надька, Галка они не в счёт, что с них взять – одно слово девки, да ещё и малолетки. Правда есть ещё дед Серега, да и с него небольшой прок стар уж больно. Начнёт вроде помогать по хозяйству, то за ведро схватится – воды из колодца натаскать, то за топор – дрова нарубить, да куда там силы уж не те. Вот и получается, что Санька единственный мужик в семье, так что об уроках и разговора нет. Трудно матери – Санька это понимает, с утра до вечера напашется в колхозе, а дома работы невпроворот - вот так и крутится. Хорошо хоть Санька грузчиком устроился в магазин, всё - таки хоть и небольшая, а денежная помощь семье.
Ребята Саньку уважали за самостоятельность, и за то что мог за себя постоять, и зато что всегда по – свойски помогал, никогда никому не отказывал. Хотя на пятачке, где по вечерам собирались его дружки, Саньку не всегда можно было увидеть, да и не охотник он был до пьянок и гулянок, но ребята завсегдатели пятачка считали его своим в доску. Сашка и сам не знал почему ребята окрестили его цукером, ещё с пятого класса привязалась эта кликуха, да так и пошло – цукер да цукер, а почему и не объяснить. Может по тому, что девки к Саньке очень уж липли, но Санька в этом не виноват - такой уж он уродился. «Весь в отца» - так часто говорила мать, - и глазищи то его, и голос хорошо характером в деда пошёл – волевой, не то, что папаня.
Сашка отца хорошо помнит – красивый был мужик, руки золотые, за что не возьмется всё споро у него выходит, да только руки эти золотые его и погубили. Безотказный был мужик, всем помогал, да за помощь чаще всего выставляли поллитровку, а у папани от неё отказаться сил не было. По пьянки то и погорел. С пьяных глаз сунулся проводку чинить, вот и осталась мать с Санькой и малолетками одна. Так что права мать – твёрдый характер мужику просто необходим в жизни, а Саньке при его внешности тем более.
Про то, что красив, Санька начал понимать с пятого класса, когда девчонки краснея и смущаясь, начали заигрывать с ним. А самая бойкая, Зойка Курепина, сама предложила дружбу. Зойка и обучила его премудростям любви. Поначалу Сашка смущался, краснел ,не знал куда деть свои руки, губы, но Зойка наглядно объяснила ему, что и как делать. Чтобы девчонки не подумали про него, что он лапать и олух Санька оказался очень способным учеником, за пол- года он быстро освоил науку любви. Но девок никогда не обижал и на пяточке никогда не хвалился своими победами, как делали его друзья, накурившись до одури и обалдев от выпитого самогона. Ему было противно смотреть на своего дружка Кольку, который напившись до одури всегда блевал за углом школы, а потом через силу, еле-еле плелся домой. Да и девчонки за два года ему порядком надоели. Особенно общежительские, которые сами висли на нем, и при первом же знакомстве хотели все получить сполна. Даже этих - «девок с курятника», Санька не мог обидеть, не мог ударить девчонку, если она ему надоела, не мог оскорбить непристойным словом. Да и сам Санька не часто посещал «курятник», не охотник он был до этого. Если только самая бойкая деваха чуть ли не силком затащит его порезвится, а чтобы сам, так его к этому даже не тянуло, да и времени на это не оставалось.
А в последнее время Сашка совсем закрутился - сдача экзаменов, смерть деда Сереги, поступление в мореходку и та, о которой всегда мечтал, которую видел каждую ночь все эти годы. Она была не белоомутская, и даже не москвичка, которых всегда хватало летом, она была как инопланетянка, ни на кого не похожая. Смуглая , с большими, темными, широко распахнутыми глазами, с длинными черными косами, что были в диковинку. Все поселковые девчата были стриженные, крашенные, с выщипанными бровями, ярко накрашенными губами, а она, да что говорить! Сашка просто обалдел, когда ее увидел на танцах. Она стояла с хорошо ему знакомой соседкой галкой. Галку он знал хорошо, она была москвичка и каждое лето приезжала к бабке Алене, которой Сашка часто помогал колоть дрова ,таскать воду и чинить часто протекавшую крышу. Галку он знал с первого класса. Летом они бегали загорать на Оку, ходили в лес, совершали опустошительные набеги в колхозный сад за яблоками. Санька сам часто делился с ней любовными похождениями. В общем, галка была своим парнем, но о незнакомке Сашка ни разу от нее не слышал. Сашка стоял около колонны и не мог сдвинуться, куда пропала вся его решимость, а ведь чертовски захотелось познакомиться! Выручила как всегда Галка, она первая увидела его, потянула в общий круг. Все вокруг выламывались под модную песенку, а он стоял ничего не слышал и смотрел в бездонные, черные глаза незнакомки. - «Сань, ты чего?» - шлепнула по плечу его Галка. - «Давай знакомься, это Мадина, она к бабке Ане, аж с самого Ташкента приехала. Ну, чего ты стоишь? Галка подтолкнула оторопевшего Саньку, а черноглазая девчонка засмеялась и подала ему руку. «Мадина, а ты Саша, я о тебе много слышала, ты Галин сосед».
- « А ты что цыганка, или гадать умеешь?» - чуть грубовато спросил Санька.
-« Почему цыганка? Я метиска. Мама русская из вашего поселка, а папа узбек»
А потом они танцевали и говорили, говорили. После танцев Сашка проводил Мадина домой, она жила у самого кладбища недалеко от леса, а потом он долго сидел на лавочке, возле ее ворот и лишь под утро сообразив, что скоро на работу, пошел домой.
Целый день Санька ни о чём не мог думать кроме новой девушки. Он глупо улыбался, вспоминая её глаза, улыбку, и тёплую руку, которую он не выпускал до самого дома. С работы как на крыльях Сашка летел домой, быстро переоделся, поужинал и бегом к Галке. Отварил дверь и обалдел, - черноглазая сидела за столом и вместе с галкой и бабкой Аленой пили чай.
- «А, Сашка, ты, что так рано? С работы что - ли удрал?» -спросила Галка. – « Ну, давай, садись с нами пить чай». Сашку посадили, заставили выпить чай с баранками, а потом все втроём отправились до Оки, Сашка точно не помнит, как они остались вдвоём, и куда делась Галка. Ему было так хорошо идти с Мадиной, держать её теплую руку в своей, и говорить, говорить. О чём они только не говорили: о звёздах, о далёких, неведомых мирах, о книгах, просто о жизни. Сашка мало читал книг, в кино тоже не часто вырывался. Ему было интересно с этой черноглазой, не на кого не похожей девчонкой. С ней Сашка впервые для себя открыл Герберта Уэльса, Грина, и стихи, которые никогда не понимал и над которыми всегда смеялся. Они часто бегали на Оку купаться и Санька никогда так часто не загоравший, стал бронзовым от загара. Мадина смеялась над ним, говоря, что он теперь больше похож на цыгана чем она. Но больше всего им нравилось уходить далеко в лес, там было так тихо и спокойно, что все заботы забывались.
А облака, как они любили наблюдать за их плавными движениями по небу, но самое интересное даже для самого Сашки было то, что ему в голову не приходило обнять Мадину.
Правда, один единственный раз ему до одури захотелось поцеловать её, но он тут же сам испугался своих мыслей.
И вот две недели безмерного счастья позади. Она уехала, даже не попрощалась. Как все глупо получилось и все из-за Зойки. И почему ей вздумалось, бросив отработку в трудовом лагере, приехать домой.
Все было так хорошо. Сашке пришел ответ из мореходки, что он принят. Мадина обещала ему писать, а на следующий год обязательно приехать в Белоомут. И все это рухнуло, испарилось, пропало, из-за проклятой Зойки. Теперь Сашка понял - Зойка нарочно пригласила его танцевать и так прижималась во время танца, что все обращали на них внимание, а потом после танцев, в фае клуба , нахально при всех обняла его и поцеловала в губы. Санька не смог удержатся, и ударил ее и Зойка нахальная, боевая Зойка вдруг упала на колени, обхватила его ноги, и заплакала.
После этого вечера Санька не видел больше Мадину. Сам он плохо помнит, что кто- то из его друзей раздобыл поллитровку, и он никогда много не пивший, всю бутылку выпил сам. Дальше была - бездонная, жуткая пропасть. « Санька. Санька вставай ирод:- мать трясла его за плечи. - «Что же ты делаешь? Отец всю жизнь пил и ты туда же». Мать уткнулась в платок и заплакала. Сашка через силу встал, доплелся до рукомойника, с головой окатил себя холодной водой и лишь после этого пришел в себя. Он с ужасом вспомнил вчерашний вечер и понял, что не сможет, как раньше смотреть в любимые, бездонные, черные глаза. «Мадина, Мадиночка, что же я наделал, как я буду жить, не видя тебя?» - думал Санька. «А ведь это все Зойка – эта падла! Убью, убью суку!» - Подумал он, но тут же поглядев на плачущую мать, остыл. « А что будет с ней, с Олькой, Надюшкой, галкой, да и виновата ли Зойка?» - И тут он ясно осознал, что виноват во всём только он один. Саньке даже легче стало от этого. Он подошел к матери и грубовато обнял ее, а потом они долго молча сидели, и им было все без слов понятно и очень покойно.
Через несколько дней мать провожала Саньку в мореходку. Он так и не встретился с Мадиной, и только через своего друга Кольку узнал, что она на следующий день, после того ужасного вечера, уехала в Москву к тетке.



Читатели (413) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы