ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Профсоюзная анафема. 1976 г.

Автор:
Профсоюзная анафема. 1976 г.

Собрание в актовом зале института протекало в полном согласии с регламентом. На сцене восседал президиум из двух человек: председателя и секретаря. Подпертая рукой голова председателя собрания Пирожкова Ивана Степановича, дремавшего за габаритным, покрытым зеленой бархатной скатертью столом, то и дело соскакивала, заставляя нервничать расположившуюся справа от профлидера лаборантку Любу – блондинку ангельской красоты и очарования. Люба весьма артистично делала вид, что стенографирует речь выступающего для протокола, а на самом деле переписывала из моего рабочего журнала в свою тетрадку заочницы контрольную по химии, которую я для нее состряпал полчаса назад.
Выступающий – заведующий мастерскими Федор Ефремович Грыжа произносил речь с расположенной перед сценой фанерной, лет десять назад покрытой шеллачным лаком трибуны:
…–Мне лично он никогда не нравился. Бывало, придет и нагло так спрашивает: «А где у вас огнетушитель?» Чувствовалось в нем какое-то высокомерие. Он как инженер по ТБ кровушки у нас попил, я вам скажу! Работенка-то у него не пыльная была. Ходил себе по подразделениям да поучал кого ни попадя. А ведь уже тогда, наверно, подлую свою мысль об эмиграции вынашивал. В одном он промахнулся, умник – здесь, на родине, можно ни черта не делать и сто шестьдесят иметь, а там, куда он поехал, работать надо! Короче говоря, предлагаю уехавшего в Израиль Арона Моисеевича Хейфеца морально осудить и исключить из членов профсоюза. У меня все, товарищи.
Надо сказать, что речь оратора сопровождалась смехом и остроумными репликами. От этого вся атмосфера собрания была какой-то буффонадной. Но приличия, так сказать, были соблюдены скрупулезно: зал единогласно проголосовал за исключение Хейфеца из членов профсоюза, попутно приняв осуждающую резолюцию.
Публика стала расходиться по рабочим местам. Меня тронул за рукав Лев Семенович Абрамович – руководитель лаборатории экономических исследований.
– У Хейфеца брат – министр здравоохранения Израиля, между прочим, – сказал он доверительным тоном, улыбаясь. –Думаю, он Арону поможет с трудоустройством. Зайди ко мне по свободе – разговор есть.

В конце дня я постучался в его кабинет:
–Можно?
–Да, входи, садись. Прослышал, что ты развелся. Да?
–Развелся.
–У меня такая невеста для тебя есть – цветок персика! И красива, и умна, и готовит чудесно. Конечно, спешить не надо. Ты должен оправиться от душевной травмы. Но со временем…
–Еврейка?
–Еврейка. А ты что – антисемит? Что-то я за тобой раньше ничего подобного не замечал.
–Нет, не антисемит, Лев Семенович. Но как подумаю, что любой гражданин без зазрения совести, походя, моего будущего ребенка сможет назвать жидовской мордой – мороз по коже. Я, его породив, уже заведомо, по умолчанию, как говорится, несчастным сделаю.
Абрамович встал из-за стола, подошел к окну, закурил. Я подумал, что он просто рассматривает что-то во дворе. Но когда он резко повернулся ко мне лицом, в его глазах блестели слезы.
–Уеду я отсюда, Сашок. У меня сын в Австралии. К нему уеду. Нет сил все это выдерживать. А ты – молоток: что думаешь, то и говоришь. Уважаю.

(Редакция 2012 года)



Читатели (235) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы