ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Иосиф. Эпизоды ночных бдений

Автор:
Иосиф. Эпизоды ночных бдений

1.
Настенные часы пробили полночь. Голос в голове сказал: «Возьми карандаш и бумагу». Я подчинился и стал ждать дальнейших распоряжений. Бог избрал меня. Помазал. Его перст указывает мне путь.
Голос продолжал: «Нарисуй круг. В центре поставь точку. Круг – Земля. Точка – я».
«Ты в центре Земли? В недрах?»
«Да. Земля внутри полая. Она – гигантский космический лайнер, такой себе «Титаник» солнечной цепи. Внутри – двигатель. Он работает на специальном топливе – уране. Двигатель – реактор – вырабатывает электричество. Электричество вращает коромысло, расположенное в одной плоскости с экватором. Коромысло вращается в одну сторону, планета – в противоположную благодаря силам инерции. Ты меня понимаешь?»
«Да».
«Помолись и ложись спать. Все».

2.
«…Иосиф, Ильич скоро уйдет», – голос Бога звучал печально.
«Куда?»
«Умрет. Понимаешь?»
«Как? Зачем?», – я был ошеломлен. «Без Ильича мы пустое место, ребятня».
«Да, но его место займешь ты, Иосиф».
Я пытался раскурить трубку. Руки дрожали, табак просыпался на стол. Сладкий, теплый дым меня успокоил. Ильич умрет. Зачем тогда жить мне, дураку. Ильич – гений, знамя революции. Он один знает как… Несправедливо. Так нельзя.
«Брось, Иосиф, не казнись, Ильич больше не может управлять. Совесть... Понимаешь? Никак не может смириться с необходимостью репрессий. Он ведь гуманист, идеалист, а мы из него сделали насильника собственного народа. Мой приказ или мысль, или фраза это прежде всего нечто материальное, понимаешь? Нечто проникающее в мозг – сигнал в виде луча, волны. Чтобы «превозмочь» совесть Ленина, я должен увеличивать мощность такого сигнала. При этом мозг начинает деградировать, «сгорать». Ленин стал неуправляемым. Его нужно заменить. Тобой. Все на сегодня. Помолись. Ложись спать. Не забывай, кто я».
Рука ныла, сильнее, чем обычно.
«Отче наш, иже еси на небесех…» Я молился и меня трясло, как в лихорадке. Это был страх. И вдруг мне стало стыдно собственного слабоволия. «Тряпка, калека с усохшей рукой, черт рябой», – я выдумывал для себя обидные характеристики. Потом мне стало легче, и я уснул тут же в кресле, одетый, с трубкой в руке.

2012 г.



Читатели (276) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы