ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Кампания 1941 года. Глава 46

Автор:
Глава XLVI.

Бои за Могилёв начались 3 июля, когда на дальних подступах к городу со стороны Березины появились разведотряды Гудериана. Встреченные аванпостами 61-го стрелкового корпуса, они были остановлены в 25 километрах западнее Могилёва, на окраинах которого в это время завершалось строительство инженерных сооружений, развернутое неделей раньше по приказу генерала Павлова. 4 июля другой разведотряд немцев был остановлен в 45 километрах от города. Наткнувшись на сильное предмостное укрепление, разведбатальоны мотокорпуса фон Швеппенбурга обошли Могилёвский укрепрайон с флангов в поисках удобных мест для наведения понтонных переправ, оставив почётное право штурмовать укреплённый город пехоте, которая должна была подойти через две недели. Круговую оборону Могилёва, прозванного его защитниками Белорусским Мадридом, должна была обеспечить 172-я стрелковая дивизия. С момента формирования дивизию возглавлял полковник Крейзер, а когда в ноябре 1940 года Крейзер был зачислен в Академию Генштаба, чтобы возглавить затем 1-ю Московскую мотодивизию, его сменил генерал-майор Романов. Начало войны застало дивизию в летних лагерях под Тулой. 26 июня дивизию начали грузить в эшелоны для отправки на Западный фронт. Переезд в Могилёв занял неделю. Пока дивизия сосредоточивалась на новом месте, личный состав участвовал вместе с населением города в строительстве оборонительных сооружений. Бойцы рыли траншеи и противотанковые рвы, ставили надолбы и сооружали резервные позиции для артиллерии, строили ложные цели для пилотов немецких бомбардировщиков, сапёры устанавливали минные поля. Вместе с бойцами трудились 10 000 ополченцев, набранных из преподавателей и студентов пединститута и рабочих местных заводов: труболитейного, паровозоремонтного, кирпичного, кожевенного, овощесушильного. На пивзаводе пионеры и комсомольцы разливали в бутылки зажигательную смесь. 9 июля, после нескольких дней непрекращающихся бомбёжек, жертвой одной из которых стал командарм 13-й армии Филатов, Гудериан двинул свою танковую группу в наступление через Днепр. 350 танков, поддержанных мотопехотой, устремились к разведанным местам переправ севернее и южнее Могилёва. Как и следовало ожидать, Гудериан выделил часть сил и для наступления на город: перед ними не ставилась задача брать город штурмом, они должны были лишь связать защитников города тяжёлыми оборонительными боями и тем самым облегчить форсирование Днепра на других участках главным силам танковой группы. 9 июля немцы провели разведку боем, бросив танки и мотопехоту на позиции 172-й дивизии в районе Княжицы, Ямница. Встреченные огнём артиллерии, они отступили в леса к юго-западу от города, оставив на поле боя 39 подбитых танков. 11 июля, после двухчасовой артподготовки, немцы вновь двинули танки в предполье укреплённого района, пытаясь нащупать слабые места в обороне 172-й дивизии. На этот раз танки угодили на минное поле и вновь отошли в лес. Здесь и обнаружил их в ночь на 13 июля разведотряд 172-й дивизии. Личный состав танкового батальона беспечно спал рядом с машинами и был взят в плен. Пленных танкистов набралось около сотни. В последующие три дня немцы, захватив плацдармы на левом берегу Днепра севернее и южнее Могилёва, развернули с них наступление и отрезали защитников города от сообщения с тылом. С 16 июля 172-я дивизия вела бои в окружении. Город усиленно бомбили. К исходу 19 июля четыре пехотные дивизии армии фон Клюге – 7-я, 15-я, 23-я и 78-я - подошли к городу с запада, оттеснив защитников из предполья на резервную линию обороны. 20 июля в два часа дня на штурм города пошли два полка 23-й Берлинско-Бранденбургской пехотной дивизии генерал-майора Гелльмиха. Предварительно дивизия захватила маленький плацдарм за Днепром на южной окраине города. Однако авангард 9-го Потсдамского гвардейского пехотного полка, окопавшийся на плацдарме, оказался прижат к берегу огнём русских снайперов и пулемётчиков и не смог в этот день поддержать фронтальную атаку ударом с юго-востока. Атака захлебнулась на окраине города. На следующий день история повторилась. Потери с обеих сторон росли, но когда наступила ночь, похвастаться генералу Гелльмиху было нечем. В ночь на 22 июля гвардейцы Потсдамского полка наверстали упущенное днём и расширили плацдарм в направлении двухсотметрового автомобильного моста, соединяющего восточную и западную части города. С наступлением рассвета штурм возобновился. Обе стороны несли большие потери. Рота немецких автоматчиков прорвалась в городской сад и там была уничтожена штыковой контратакой во фланг, другая рота захватила автомобильный мост и долго удерживала его, используя в качестве укрытия от огня снайперов и пулемётчиков горящую на мосту технику. Несколько раз защитники города шли в контратаку на мост, но рота лейтенанта Брандта удерживала его, пока через мост к своим товарищам в восточную часть города не прорвался 1-й батальон 9-го полка. Преодолевая мост под пулемётным огнём, батальон сильно поредел и лишился своего командира, майора Ганнига. Мост был усеян телами убитых. Раненых добивали снайперы. Бой в районе моста длился ещё четыре дня. 25 июля к городу подошёл с востока отозванный Гудерианом с передовой элитный пехотный полк «Великая Германия». В тот же день из этого полка в штаб генерала Романова явились два парламентёра и вручили комдиву ультиматум. Генерал ультиматум отверг. Ночью Романов собрал в помещении школы в западной части города, где размещался его штаб, военный совет из командиров и комиссаров оборонявших город частей. Сообщив об отвергнутом им ультиматуме, о том, что линия фронта находится в ста километрах восточнее города и о том, что склады боеприпасов пусты, он предложил высказаться всем желающим. После непродолжительного обсуждения решено было взорвать мосты и прорываться к своим со стрелковым оружием двумя группами в двух направлениях: на северо-восток к Смоленску, через позиции «Великой Германии», и на юго-запад, по Бобруйскому шоссе и далее лесом по немецким тылам на юг, в поисках подходящего места для переправы через Днепр в районе Гомеля. Штаб дивизии должен был покинуть город последним в арьергарде второй группы. На рассвете 26 июля под прикрытием тумана защитники города ворвались на мост и взорвали его. В следующие два дня подрывники НКВД взорвали в городе всё, что было можно взорвать, включая огромные ёмкости пивоваренного завода. Бурным пенистым потоком пиво хлынуло в воды Днепра. Ночь на 28 июля выдалась тёмная и ненастная. Лил проливной дождь. Первым из города по Бобруйскому шоссе выступил батальон авангарда второй группы прорыва. Неподалёку от города батальон наткнулся на немцев и завязал бой. Штаб дивизии выступил следом. Впереди на броневике ехал комдив, за ним на штабных машинах – остальные офицеры штаба. Выехав со двора школы, где размещался штаб, колонна двинулась к юго-западной окраине города и за одним из поворотов наткнулась на колонну немецких грузовиков с пехотой: немцы уже занимали город. Пристроившись в хвост к колонне, штабисты продолжили движение. На повороте, ведущем на Бобруйское шоссе, броневик Романова свернул в сторону, несколько машин с офицерами штаба последовали за ним. Арьергардный отряд майора Катюшина отстал, завязал перестрелку с противником и попытался увести его по ложному следу. На выезде из города колонна Романова наткнулась на немецкий блокпост. Осветив дорогу вспышками сигнальных ракет, немцы открыли огонь из автоматического оружия. Офицеры штаба залегли на обочине и отстреливались, стараясь экономить боеприпасы. Разбившись на группы по несколько человек, отряд штабистов сумел уйти от погони и утром собрался в условленном месте в лесу в районе деревни Дашковка, где их уже ждал батальон авангарда, также успешно оторвавшийся от немцев. Генерала Романова среди собравшихся не было. Как станет известно после войны, в бою на шоссе генерал Романов был тяжело ранен: пробив левую лопатку, пуля застряла в груди. Сопровождавшие генерала офицеры НКВД вынесли его, истекающего кровью, из-под огня и оставили в деревенской бане на окраине деревни Барсуки, поручив уходу колхозницы. Колхозница выходит генерала, он поправится и организует в деревне партизанский отряд. Осенью отряд будет разгромлен, а генерал Романов, выданный кем-то из местных жителей, будет повешен немцами в Борисове как партизанский командир.
Собравшиеся в Дашковке до вечера ждали майора Катюшина, но он не пришёл. Лишь несколько человек из арьергардного отряда добрались до места сбора и рассказали о гибели майора в перестрелке, завязавшейся ночью на одной из площадей Могилёва. Там же погибла и большая часть арьергарда.
Две немецких дивизии – 23-я и 15-я – заняли город 28 июля. Дивизия генерала Гелльмиха потеряла в боях за Могилёв 264 человека убитыми, 83 человека – пропавшими без вести (они, скорее всего, утонули в Днепре) и 1088 человек ранеными. Взорванный мост будет вскоре восстановлен немецкими сапёрами. В городе и его окрестностях немцы возьмут 12 000 пленных. Офицеров среди пленных почти не было – они либо погибли, либо сумели уйти и укрыться в окрестных лесах.
30 июля группа бойцов и офицеров полка, оборонявшего восточную часть города, под руководством подполковника Щеглова и комиссара Кузнецова выйдет в районе деревни Сухари на позиции 20-го мехкорпуса и 110-й дивизии 13-й армии, ведущие бой в окружении. Соединившись, они вместе будут прорываться с боями на восток и выйдут из окружения, перейдя линию фронта в нескольких местах на рубеже Ярцево-Ельня-Рославль.
Отряд, собравшийся в лесу под Дашковкой, двинется лесными тропами к Рогачёву, дальше дорогу на юг отряду преградит автострада, по которой нескончаемым потоком двигались пешим порядком дивизии армии фон Клюге. Обнаружив в Рогачёве сильный немецкий гарнизон, отряд повернёт на север, вверх по берегу Днепра. В районе южнее Быхова под покровом ночи отряд переправится на восточный берег Днепра на лодках и плотах, не замеченный противником. До вечера следующего дня отряд будет идти лесом на шум канонады, доносящийся с юго-востока. К вечеру отряд выйдет к рокадной дороге Рогачёв – Славгород (Пропойск) – Кричев - Рославль, но и здесь по дороге будут двигаться в сторону Рославля немецкие танки и мотопехота. Фронт будет совсем рядом, за дорогой. Слышны будут даже пулемётные очереди, но все попытки пересечь шоссе потерпят неудачу: противник, ведя наступление по шоссе в сторону Рославля, хорошо контролировал дорогу, прикрывая свой правый фланг. Всюду у немцев к югу от шосе был сплошной фронт, и разведчики, сумевшие по одному пересечь шоссе и вернуться, объявили, что прорыв в составе батальона невозможен. Дальше было решено прорываться группами по два-три человека. Несколько человек, пытаясь пересечь линию фронта, попадут в плен. Дальнейшая судьба остальных членов отряда неизвестна.








Читатели (412) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы