ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Миры кота Баяна. Ч 7. Параллели и Тоннели.

Автор:
Автор оригинала:
Кондратюк Роман.
Параллели и Тоннели.

"...Побывав пару дней на воле,
я вернусь назад, изменившись так,
что мне придётся долго врать..."
Гр. Пилот.


Линия №...


Ей снились какие-то кошмары, она металась в бреду, но не могла проснуться. Сны не отпускали, а, наоборот, затягивали всё глубже и глубже в свою разрастающуюся воронку, не признавая ровным счётом ничего, отвергая все правила и не давая ни одной подсказки, так остро необходимой ей сейчас, именно в этот момент, когда она перемещалась по тоннелям чужих снов...

Пробегающий по коже озноб перешёл в судороги и Настя распахнула глаза - над ней было что-то серое, непроизвольно рассечённое в нескольких местах тёмными полосами. Их несовершенные формы устремлялись вверх для того, чтобы плавно исчезнуть где-то там, в призрачных миазмах забытого. Хотя, какие там формы, просто оцепеневшие скелеты уснувших существ... Деревья... Внезапная мысль обожгла мозг. Деревья и Небо! Бр-р-р, как же здесь холодно... Настя попыталась пошевелиться - ей это удалось, она почувствовала тупую боль - от долгой неподвижности тело стало чужим и жёстким.

- Последнее... последнее... - Настя попыталась вспомнить последнюю точку сна, ибо в нёй был Ключ. Была подсказка... Она закрыла глаза и попыталась вернуться обратно, но деревья - они всё испортили, как только в её сознании произошла их идентификация, она сразу вошла в новую реальность...

Полежала какое-то время на спине с открытыми глазами - закрывать их отпала надобность.

- А ведь я знаю, кто я - по лицу Насти скользнула улыбка - а значит я сейчас лежу вне жёлтых стен. Лежу себе и лежу. Хорошо-то как...

Она попыталась сделать глубокий вдох, но почувствовала боль в груди и закашлялась. Медленно села. Телу было чертовски нехорошо, в отличии от сознания.

- Листва... - Настя взяла пригоршню сухих листьев и поднесла к лицу. Уткнувшись в них, стала жадно вдыхать их неповторимых аромат. Пахло грибами, мхом и влагой...
Неожиданно сзади раздался хруст. Настя вздрогнула и обернулась - каких-то два зверя ковырялись в земле, склонив свои мордочки и что-то бубня себе под нос. При этом недвусмысленно выставив свои пышные...э-э-э... хвосты практически ей в лицо.

- Чёрный мальчик, серая девочка - отложилось в сознании Насти.

- Дай сюда, неумеха - проворчал чёрный.

- Ой, отсырели, последняя осталась - пропищала серая.

Настя кашлянула. Серая, испугавшись, подскочила высоко вверх и, задав стрекача, спряталась за стволом дерева. Чёрный выпрямился и повернулся.

- Баян! - Настя попыталась встать, но затёкшие ноги не слушались, она вытянула руки. Через мгновение в них влетел Баян, они сжали друг друга в крепких объятьях.

- Я так рада, что тебя нашла - Настя уткнулась в его густой мех, от него пахло дымом и кошатиной. В её глазах заблестели слёзы.

- А как я рад! Всё как-то не так вышло, я хотел, чтобы ты вернулась по-другому, хотел... Ты так неожиданно появилась... - Баян стал тереться щекой об её подбородок.

- Ты когда последний раз мылся? - сквозь слёзы спросила Настя.

- С тобой в реке тогда... - ответил кот.

- Когда? Что-то не припомню... Может ты меня с кем-нибудь спутал? - Настя, притворно нахмурившись, посмотрела в его глаза.

- Да нет же! Ты ещё потом мне за ушком щекотала и расчёсывала вот этим - Баян протянул ей расчёску со множеством отростков, похожую на морскую раковину - а потом песню пела, я запомнил немного:
"И ты забудешь мой последний взгляд,
Но через сотни лет должна узнать мой голос...
Мы будем пить и смеяться, как дети -
Мы похоронены на Невском проспекте..."
Ну что, вспомнила? - Баян смотрел на неё непонимающим взглядом.

- Как странно - Настя вертела в руках диковинную расчёску - я помню, как держала эту штуку в руках... А больше ничего не помню...

- Значит ты потеряла нить... - Баян вздохнул - Тебе нужно согреться. Эй, вездесущая!
Из-за дерева вышла Землеройка, неся в лапках коробок спичек, Настя поздоровалась с ней, на что она ответила дружелюбным кивком. В коробке оставалась одна спичка, но совместными усилиями огонь всё-же был разведён. Откуда-то появился наполненный водой солдатский котелок, Баян деловитым движением подвесил его над костром. Настя стала согреваться, она поворачивалась к огню то лицом, то спиной, от её одежды шёл пар. Сняла берцы и поставила их к костру. Босые ноги приятно обжигало сухим пламенем.

- Тащи картошку - сказал Баян Землеройке - углей уже порядком стало. Землеройка притащила из кустов пакет картошки. Разворошив угли, она покидала в них корнеплоды. Все вдруг вспомнили, что жутко проголодались. Было приятно вот так просто сидеть, смотря на угли. Воцарилось молчание, первым его нарушил Баян.

- Так, значит ты не помнишь... Немного потерялась в реальностях... Ну ничего, свою роль ты хорошо сыграла - сказал кот, сыпанув какую-то травку в котелок.

- Подожди, я припоминаю... Туман, сцена, он... Он там был! Так где же он, Мирон! - Настя стала оглядываться, внимательно осматривать окружающие деревья, её взгляд тревожно заметался - минуты спокойствия до этого как-будто и не было. Странная тишина... обожгла взглядом, побежала дальше, но вот всё прекратилось, в глазах застыла осень... она поняла, что Мирона здесь просто нет.

- Он вернулся обратно - сказал Баян, спрятав свои глаза.

- Так верни его! Ты ведь можешь! - Настя присела перед котом на корточки и стала умоляюще смотреть ему в глаза.

- Не могу, в том то и дело.

- Почему?

- Потому что всё, что с тобой происходило, было в пограничном состоянии, равно как и ты сама, ты ходила по Грани - Баян смотрел на неё спокойным уверенным взглядом - там было всё возможно...

- А сейчас? Ты считаешь всё это нормальным? Где я нахожусь? Кто передо мной? - Настя показала на Землеройку, которая сидела, вытаращив от испуга свои глазки - и что это за деревья, может их нет? Она подскочила и с размаху ударила по дереву, послышался хруст и Настя скривила от боли лицо.

- Прекрати сейчас же, иначе мне прийдётся...

- Что? Вколоть мне успокоительное? Я хочу... - но она не договорила, внезапно её тело почувствовало невероятную лёгкость, глаза застила пелена и она полетела вниз, но прежде чем она коснулась земли, её подхватили...


Линия №...


- Как же тут темно... где я? - Настя попыталась приподняться, но её ноги практически не сгибались в коленях. Всё-таки немного привстала, голова задела за потолок, с него посыпалось - похоже на землю... нора... Попыталась продвинуться вперёд, но опять мешали эти ноги - они как-будто стали чужими. Коснулась их рукой и тут же отдёрнула. Вместо привычных джинс она ощутила холодные чешуйки.

- Что за... - рука спустилась ниже, она нащупала хвост - фигня...

За спиной что-то слабо засветилось. Она обернулась и увидела очертания норы, уходящей вглубь. Шорохи. Кто-то шёл к ней, освещая путь. В груди сильно застучало, Настя не любила такие мгновения. Медленно раскачиваясь, к ней приближалась керосиновая лампа, за которой светилось два глаза-бусинки. Землеройка! Уфф, отлегло.
Землеройка, подойдя к ней, продолжала молчать. На её мордочке застыло спокойствие, которое подразумевало естественность ситуации, но в голове Русалки Насти - раздвоившегося создания, никакого спокойствия не было.

- Где мы?

- В лабиринте всего несбывшегося, дно которого посыпано белыми перьями - пропищала Землеройка. Настя посмотрела вниз, действительно, серые перья.

- Когда-то они были белыми.

- А ты что, мысли читаешь?

Землеройка кивнула. Русалка задумалась.

- Они стали серыми от грязи и старости - предположила Настя.

- Нет, они очутились здесь и стали такими не из-за этого.

- А из-за чего? - спросила Настя.

- Из-за того, что их не макали в чернила... Они ничего не написали, хотя могли это сделать - сказала Русалка.

- Как их много... мои ноги чувствуют приятную мягкость, никогда не думала, что буду топтать несбывшееся - Настя стояла, слегка раскачиваясь и переминая ногами - всё это хорошо, но только что нам делать дальше?

- А дальше нам нужно двигаться туда, где это несбывшееся сбудется - то есть вперёд - Русалка махнула рукой.

- Ты права - Настя подхватила фонарь и они двинулись по лабиринту. Продвигались медленно, ведь Русалке было не очень удобно передвигаться, да и к тому же потолки стали ещё ниже.

Дошли до первой развилки, остановились.

- Я думаю, нам туда - сказали одновременно Русалка и Настя и в полном согласии они повернули направо.

- Послушай, а ты думаешь, мы найдём сбывшееся?

- Мне бы хотелось в это верить.

- Ох, как же здесь узко, подожди, я тебя подтолкну - Настя пропустила вперёд Русалку и стала её подталкивать. Протиснувшись в низкий свод они двинулись дальше. Снова развилка и снова полное согласие. Повернули направо. Через какое-то время они подошли к новому разветвлению, остановились отдохнуть.

- А где Землеройка? - глубоко дыша спросила Русалка.

- Чёрт её знает, она всегда такая - появится неизвестно откуда и через мгновение исчезнет - ответила Настя.

- Интересный зверёк, мне кажется, что-то в ней есть такое... какая-то тайна... О! Я начинаю догадываться, куда нам нужно повернуть - сказала Русалка.

- Я тоже, направо - Настя махнула рукой в сторону ответвления, уходящего вправо - и знаешь почему?

- Потому что так мы зайдём на круг и...

- И во второй раз выйдем на одно и то же несбывшееся - глаза Насти сверкнули дьявольским огнём.

- А то, что повторилось дважды, обязательно повторится ещё раз...

- И сбудется! - рассмеявшись, они обнялись, просидели так какое-то время, согревая друг друга.

- Это похоже на игру-лабиринт, у меня была такая в детстве. Путешествие металлического шарика, которым ты управляешь, наклоняя туда-сюда плоскость в которой он движется и загоняя его в избранные тобой ответвления... - тихо проговорила Настя.

- Чтобы достигнуть середины. Но в той игре нет выхода - шарик так и остаётся пленником лабиринта, не способным его покинуть. А потом ему предстоит проходить всё заново... - продолжила Русалка.

- Да... Был только один способ его освободить - сломать игру. Хм, что я в конце-концов и сделала... - задумчиво прошептала Настя.

- Оригинальный выход, а с чего ты вообще решила, что его нужно было вызволить оттуда?

- Не знаю. Даже не знаю, хотел ли он САМ этого...

- И что потом стало с ним?

- Потом он просто потерялся, он не смог жить вне лабиринта, он привык в нём существовать настолько, что уже не был способен... Озаряться. Погасил свою искру... - Настя нежно гладила волосы Русалки и смотрела как-то сквозь неё.

- Единственный выход - изменить саму игру, - уверенным тоном сказала Русалка. Настин взгляд сразу сфокусировался.

- Всё это должно стать игрой, в которой мы сами придумываем правила - продолжила Русалка - тогда мы сможем покинуть этот лабиринт.

- Ты совершенно права - сказала Настя поднимаясь, нужно двигаться дальше, керосин заканчивается. Они повернули направо.

...Фонарь стал гаснуть, воздух потяжелел, влажность сильно повысилась. Стены стали скользкими и противными, перепачканные с ног до головы, они всё-таки продвигались вперёд.

- Я чувствую воду. Её родной запах - его ни с чем не спутаешь - осипшим голосом проговорила Русалочка.

Тоннель пошёл вниз - они ощущали, что спускаются под уклон, стало совсем мокро, теперь они уже просто скользили вниз, наконец, фонарь потух.

- Что будем делать дальше? - с тревогой спросила Настя.

- Гнуть свою линию. Скоро должна быть вода - их руки крепко сжались в полной темноте - продолжаем медленно, повторяю медленно спускаться - сказала Русалка спокойным тоном.
Заскользили дальше, но медленно не получилось - уклон становился всё круче. Набрав скорость, Настя с Русалочкой уже практически отвесно падали. Неожиданно их зрение уловило слабое сияние, исходящее откуда-то снизу и через мгновение, с дикими криками, они влетели в тёплую воду...


Линия №...


Настя открыла глаза - всё та же серость, рассечённая произвольными линиями уснувших ветвей. Осень... Как долго ты длишься... Ей вдруг стало нестерпимо жаль ушедшего лета. Сейчас, именно в этот момент, её помутнившийся разум отчётливо осознал, что всё это изменилось навсегда, что назад пути не будет. Может быть, применив магию и наплевав на время, она сможет оказаться в прошлом, но когда она окажется там - она уже будет другой, не такой как раньше. Она будет внутри себя иной... Осень... ты во мне и поэтому ты снаружи... Осень... я давно хотела тебе сказать... знаешь, Осень... Чёрный силуэт заслонил свет, льющийся с неба. Это был Баян.

- Вставай давай, а то замёрзнешь - котофей помог ей приподняться. Настя сидела на матрасе, на её колени был накинут плед, от костра исходил приятный жар. Баян подал ей горячую сковородку с поджаренными сардельками, Землеройка протянула несколько картошин и хлеб. Горячая пища стала возвращать её разум к жизни. Это сейчас было опасно, но необходимо. Пугала возможность того, что Настя не вернётся, что она останется там - в мире снов, раз и навсегда потеряв свой рассудок. Поначалу, смотря куда-то сквозь окружающее её пространство, она ничего не замечала. Но вот глаза стали терять свою мутнось, в них появился свет. Пелена, покрывающая их, стала исчезать. Баян увидел, что Настя стала возвращаться. Из её рук выпала сковородка, она опустила взгляд и затряслась. Слёз не было - они закончились.

Пощёчина. Ещё одна. Щёки Насти запылали, она подняла свой взгляд. Баян с Землеройкой сидели по ту сторону костра, внимательно за ней наблюдая.

-Ты не должна поддаваться. Ты должна быть выше этого, - послышался голос Баяна. В тот момент, когда он это говорил, у него не открывался рот. Всё так же сидя и покачиваясь, Настя уставилась на костёр.

- Тише, - прошептал незнакомый голос - она заснула...

-Ты не должна поддаваться - сказала тёмная дыра извивающегося рта - с ней говорил огонь - ты должна быть выше... Настя оторвалась от земли, распрямилась и стала спокойно смотреть на происходящее. У костра появился третий, на нём была старая шляпа, скрывавшая его лицо. Заиграла губная гармоника. Нотные переливы мгновенно пропитали весь окружающий мир, сделав его фиолетово-жёлтым. В языках пламени замелькали картины бесконечных странствий. В колыхающихся отсветах возникали силуэты лодок, бегущих по лазурным волнам; зарисовки дремучих лесов с порхающими в них сказочными птицами; брызги остроконечных горных пиков с разлетающимися вершинами, обжигающими фиолетовую высь. Периодически изображение прерывалось, тогда она видела перед собой лица, испуганные, смеющиеся и удивлённые лица... Вот из лодок показались странные вытянутые существа с огромными глазами. Плавно извиваясь и шевеля своими коротенькими щупальцами-отростками, они стали вспыхивать одно за другим и медленно исчезать в пламени. Вот их не стало. После исчезновения последнего на Настю обрушилось неимоверное количество необъяснимой энергии, тело вдруг потеряло мышечный тонус, она кое-как держалась на ногах. Всё её внутреннее "я" расширилось и вышло за пределы тела. Настя почувствовала, как в её голове открылся люк и что-то стало выходить из него. Это было непривычное ощущение: ведь обычно он открывался, чтобы впустить. Снова мелькнули бестелесные существа с большими глазами - она поняла, что они имеют к этому самое прямое отношение. И догадалась - только что произошёл обмен. Они ей что-то дали, но и вытянули взамен из неё тоже что-то...
Музыка всё играла. Теперь это был пыльный блюз заплутавшей дороги, которая, извиваясь, уходила куда-то вдаль - к самому горизонту и ветер катал по её жёлтому телу одинокое перекати-поле. По дороге шёл путник, его грубые ботинки взбивали облака жёлтой пыли, за спиной висел рюкзак, на его плече болталась гитара... А музыка всё лилась... На огонь налетел снежный вихрь, он закружился, раскидал всех сидящих, сорвав с незнакомца шляпу и бросив её под металлический натиск колёс проносящегося в этом замешательстве поезда...
Костёр вспыхнул ярче... Из его тёмного рта вышла Землеройка и, подойдя к Насте, стала сверлить её глазами. Настя смотрела на неё сверху, чуть покачиваясь в воздухе. Но вскоре какое-то необъяснимое чувство охватило её, и она опустилась на землю. Теперь Землеройка стала ближе - они всё так же продолжали стоять, смотря друг на друга. И чем пристальней Настя разглядывала это существо, тем больше в неё вселялась уверенность, что это не простой зверёк. Она стала видеть в нём нечто большее. Что-то он носил в себе, какую-то тайну. Глаза... они были пропитаны мудростью. В них было что-то сверхчеловеческое, что-то от Учителя.

- Ты хочешь сказать мне что-то? - тихо проговорила Настя.

- Да, я пришла отвлечь тебя - ответила Землеройка и, отведя взгляд, добавила - тебе нужно переключиться.

- Отвлечь от чего?

- От этого Мира, ты слышала гармонику Сну?

- Да... - сказала Настя и вдруг поняла, что музыка кончилась - Сну - это, вероятно, тот, кто играл, прикрыв лицо шляпой?

- Да, это он. Он хотел перетащить тебя в свой мир. И был момент, когда ты практически туда перешла. Тебе оставалось сделать всего один шаг - и ты бы попала под поезд. Но я успела тебя переключить, и он исчез - сказав это, Землерока вынула откуда-то из-за спины чёрную флейту - дальше поведу тебя я.

Землеройка поднесла к губам флейту и заиграла.
Мелодия была прекрасна, она пронзила множеством невидимых иголочек пульсирующую плоть Насти, и потекла по венам, останавливая в них кровь. Тёмная бездна зрачка изменила пространство - оно превратилось в плоскость и медленно повернулось гранью к её взгляду, на миг исчезнув. Но вот оно стало вращаться дальше, в глазах Насти отразилась другая его сторона. Мир перевернулся и стал совсем другим. Таким, каким она привыкла его видеть, бродя по тоннелям чужих снов. Она с усилием сфокусировала свой взгляд на Землеройке - в её облике ничего не изменилось, но вот с флейтой, которую она держала в своих лапках, творилось что-то неладное. Из отверстий инструмента стали выползать тёмные существа. Выйдя в этот Мир, духи нижнего Мира оглядывались и, увидев Настю, спрыгивали вниз. Не спуская с неё глаз они двигались к ней. Но что самое ужасное, Настя стояла в оцепенении, она не могла двинуть ни одним своим членом. Вот духи уже подбираются к её ногам, вот своими костлявыми пальцами они вцепились в ткань её джинс, вспоров материю острыми когтями и причинив острую боль. Вот, роняя из своих ртов зелёную слюну, подбираются к самому святому и беззащитному её месту... Настю охватил ужас, в отчаянии оттолкнувшись от этой земли, Настя попыталась взлететь, но вместо этого вдруг провалилась в бездну. Она полетела по широкой отвесной пещере, освещаемой тысячами горящих глаз, смотрящих на неё из стен. Настя падала спиной вниз. Беспомощно махая руками, она пыталась перевернуться, чтобы посмотреть, куда она летит, но это было невозможно. В любой момент мог случиться удар, ощущение этого было нестерпимо, лицо её побледнело и тело покрылось холодным потом. Внимание привлекли тени, летящие на неё сверху. Вновь её обуял страх - существа, которые недавно ползли по ногам, летели за ней. Боковое зрение уловило тысячи рук, клешней и непонятных отростков, протянутых к ней из сводов тоннеля. Изо рта вырвался булькающий крик и язык почувствовал солоноватый вкус крови... Удар... В глазах помутнело и тело стало чужим - оно онемело. Время замедлило свой бег: невесомой белой пушинкой она плавно влетала во врата подводного мира...


Линия №...


Кожа Насти почувствовала тепло и на лице её застыла очаровательная улыбка.

- Пусть хоть где, только не в подземелье - подумала она, не решаясь открыть глаза. Какое-то время понежилась в приятных уютных волнах, просмотрев короткометражку на внутреннем экране век. Кино закончилось. На экране появилось слово "Конец", под ним было написано некрупными буквами: "Русалка". Искра пронзила память и она распахнула глаза, полностью забыв только что просмотренное.

- Где Русалка? - стала оглядываться. Увиденное приятно её удивило. Она оказалась в сказочном подводном мире, хотя он и был ограничен скальными выступами, в нём было светло. Только откуда лился этот свет? Настя посмотрела вверх - неба там не было, она увидела свисающие сосульки сталактитов. Некоторые были просто огромными, они напоминали клыки невиданного чудовища.

-Но откуда же льётся свет? - она заметила невдалеке облако светящейся пыли. Сделав пару гребков она проникла в него. Перед её глазами сновало бесчисленное множество крошечных полупрозрачных существ, вплоть до аморфных. Все они источали нежный голубоватый флуоресцентный свет. Настя резко провела перед собой рукой, тем самым создав в мире облака настоящую панику. Множество перепугавшихся малюток засветилось ещё ярче. Она увидела их исказившиеся мордочки с выпученными глазками. Её это развеселило. Грациозно извиваясь поплыла дальше.

- Ку-ку - донеслось до неё откуда-то сверху, перекувыркнувшись, Настя увидела Русалку - улыбаясь, она плыла к ней. Обнявшись, они поцеловались.

- А я уже стала переживать, куда ты запропастилась?

- Плавала наверх, кажется я догадываюсь, где мы оказались - сказала задумчиво Русалка.

- И где же?

- Мы всё в том же лабиринте несбывшегося, ты замечаешь схожесть?

Настя огляделась, действительно, куда-то в темнеющую глубь уходили всё те же туннели, обросшие сталактитами. Только они стали гораздо просторнее. И приятнее. Мириады светящихся малюток придавали всему окружающему ощущение волшебства, так и казалось, что сейчас из-за какого-нибудь сталактита выплывет добрая фея, махнёт своей палочкой и всё закончится...

- Ты знаешь, что это за малыши? - спросила Русалочка у Насти, они медленно поплыли по пещере.

- Нет.

- Это маленькие хатифнаттики. В этих лабиринтах несбывшегося происходит их нерест: вылупившись, личинки плавают здесь до тех пор, пока они не сбудутся. Только они, даже самый маленький из них, знают тайну Нижнего Мира, эта тайна передаётся им по наследству. Они носят её в себе до тех пор, пока вдруг однажды её не забудут. И когда это происходит, тайна каждого отдельного из них становится явью. И они переходят в Мир - пограничную линию между Нижним и Верхним Мирами. Ты, вероятно, помнишь свой Мир?

- Да, припоминаю, но только отрывки из детства - ответила Настя - это был чудесный мир...

- То же самое происходит и с хатифнаттами. Их детство - это самое чистое и святое, что у них есть и поэтому они стараются как можно дольше не забывать свою тайну. Каждый свою. Но однажды это происходит и тогда они отправляются в совершенно чужой и враждебный Мир. И там становятся отшельниками. Они уходят в безбрежный океан, который кидает их, словно щепки и носит из одного своего конца в другой. Они терпят великие бури, штормы и ураганы. Судьба больно бьёт их о камни. Но они всё это безмолвно терпят, потому что молчание - это Истина, которую они несут в себе с тех пор, как потеряют детство. И они знают цену своей Истины - Русалка замолчала.

- И как же постичь эту Истину? - задала вопрос Настя.

- Истина одна. Она в тебе всегда и с твоей смертью она никуда не уходит, она остаётся в тебе, и ты уносишь её с собой. Истинно то, что чисто, истинно то, что из тебя... Ты и есть Истина. Ты можешь забыть её, но знай, что ты был ей. В своём забытом детстве... - Русалка посмотрела вверх - ты познаешь её при переходе в другой Мир. Но есть одна штука... Как только ты познаешь Истину в этом мире, то при переходе в другой ты её мгновенно забудешь. И Там в тебе останется что-то такое... какое-то странное чувство, которое невозможно выразить словами. Ощущение её близости. Вот... вот... и только воздух в твоих руках...

- Да, я помню такое чувство. Оно часто бывает после перехода в новую реальность - после забытого сна.

- Сны - единственная вещь в этом Мире, которая может вернуть и которая свободна от всего, даже от нас самих, потому что они Вне...

Так, разговаривая, они подплыли к разветвлению и повернули направо. Каменные своды всё так же смыкались над ними, стены отражали голубоватое сияние маленьких хатифнаттиков, впереди показалось расширение. Они вплыли в огромный пещерный зал, потолки его были настолько высокими, что их контуры скрывались в мерцающем тумане.

- Ух ты, как здесь невероятно красиво - выдохнула Настя, она глазела по сторонам открыв рот.

- Мне это довольно привычно, я привыкла к такому, но всё же... не перестаю восхищаться - ответила Русалка, любуясь величественными сводами и продолжила - главное не забыть: вот этот первый поворот направо наш ход.

- Не хватает только люстр со свечами, - прошептала Настя, наконец, они оторвали свои взгляды от восхитительного потолка, оглянулись в поисках хода. Никакого ответвления они не нашли, поплыли вдоль стены в поисках хоть какого-нибудь выхода. Обогнув образовавшийся каменный мешок по периметру они к своему ужасу обнаружили, что выходов не стало, равно как и входа - они исчезли.

- О нет, только не это - в расстерянности проговорила Настя.

- Под впечатлениями время растягивается, даже в Нижнем Мире... Кто знает, сколько его прошло...

- Я как-то не привыкла его считать, м-да, давай ещё раз осмотрим каждый уголок - предложила Настя.

- В этом нет смысла, так предначертанно. В этом Мире такие вещи играют ещё более важную роль, чем сама жизнь - Русалочка задумалась - я кажется знаю, что, а вернее, кто нас ждёт...

- ???

- Тебе предстоит встреча.

- С кем?

- Скоро узнаешь...

Откуда-то сверху донёсся звук глухого всплеска. Они молча подняли свои взгляды - да, там наверху что-то произошло. Вот в голубоватой дымке свода обозначилась крохотная точка, она плавно оседала на дно, постепенно увеличиваясь в размере. Не сговариваясь, Русалочка и Настя оттолкнулись от дна и, плавно изгибая телами, двинулись ей навстречу. В Настю вселилась какая-то непонятная тревога. Вот стали различимы очертания этого тела.

- О нет! Это действительно тело - страшная догадка пронзила сердце Насти ледяной стрелой.

- О господи, это какая-то девушка - Настя зависла как вкопанная, не доплыв каких-то несколько метров до... себя - что же это? - она с ужасом посмотрела на Русалочку: та пыталась хлопотать вокруг падающего тела.

- Что же это? - сделав несколько неосознанных движений, Настя оказалась совсем рядом с собою - что же это? - из её рта вылетело несколько красно-розовых облачка - что же это? - облачка стали расплываться перед глазами, окрасив окружающий мир в пурпурный цвет. Окружающая её действительность неожиданно стала терять свои очертания, в сознание проник туман и чувства притупились.

- Что же это? - всё сверлил затухающим эхом машинально повторяемый вопрос... Мягкий толчок в затылок - её тело коснулось дна, она зажмурилась, распахнула глаза - с её зрением что-то стало происходить - окружающее пространство поменяло глубину резкости...

- Кто-то из вас должен умереть, чтобы проснуться - голос Русалки был совсем рядом и в то же время так далеко...

Виски ощутили ледяное дыхание, чьи-то губы коснулись лба, и трепещущая ладонь закрыла веки... Темнота...


Линия №...


Нога Насти почувствовала укол. Боль. Она открыла глаза. Костёр всё так же горел, она сидела перед ним на корточках. Две пары глаз смотрели на неё не моргая. Она узнала обладателей этих глаз - Баяна и Землеройку.

-Ты не должна поддаваться. Ты должна быть выше этого - сказал Баян, его мордочка стала серьёзной, как никогда - оставь свою память Там и родись заново. Память убивает твоё "я", она цепляется за этот мир и не даёт тебе перейти в другой.

- Но как? - Настя смутно припоминала прошлое.

- Всё тем же путём отвлечения, мы поможем тебе - Баян пристально смотрел в её глаза Своим взглядом - мы поведём тебя в Парк Теней.

- В заброшенный парк? Я давно хотела туда попасть, но не могла найти тропинку. Я слышала про него от наших... Говорят, там остановилось время и аттракционы всё так же работают - лицо Насти оживилось, в глазах заблестели искры.

- Мало ли чего говорят... - Баян нарочито опустил свой взгляд и сделал вид, что занят костром.

- А когда мы туда пойдём? - Настя не унималась.

- Когда ты научишься созерцать изнутри, тогда и пойдём.

- Но я умею созерцать, я постигла это! Ты ведь сам меня обучил!

- Одно дело созерцать и помнить, совсем другое созерцать вне памяти, когда ты становишься забытым сном. Ведь те, кто с плохой памятью близки к снам. Когда у тебя не будет памяти, тогда ты забудешь Всё, в том числе и себя. И тогда в тебе откроется внутреннее зрение - истинное созерцание с закрытыми глазами. И вот когда ты этого достигнешь, ты родишь себя и станешь Вселенной - ведь она сама создала себя, равно как и ты. И тогда ты достигнешь такого состояния, когда всё станет происходить само собой. Будут зарождаться Миры, материи и песчинки... И только тогда, когда будет запущен этот механизм, ты будешь созерцать.

- Я хочу попробовать. Мне кажется, у меня получится - Настя рвалась в бой.

- Так нельзя, для этого нужна Практика. Ты должна научится время от времени останавливать своё сознание, иначе ты сможешь не вернуться - спокойно ответил Баян.

- Но ты меня и этому учил! Я умею его останавливать, наблюдай! - Баян посмотрел на Настю, она в свою очередь на него, один миг и их не стало, у огня с безучастным видом осталась сидеть лишь Землеройка. Но вот на месте, где только что сидел Баян зашевелились листья, затем появился чёрный хвост, нервно хлещущий пустоту, вскоре нарисовался и сам хозяин. На его спине... сидела Настя. Крепко уцепившись за лохматую шею, она щекотала языком нос котофея, что выглядело весьма комично. Баян уменьшился в размере и оказался между ног Насти. Фыркнув и рванув назад, он вырвался из её объятий и отбежал к костру, к Землеройке.

- Дурочка... - возмущённо сказал он. Настя закатилась заливистым смехом.

- Баянчик, ты такой смешной! Ха-ха-ха! Ой не могу!

Тут уж не выдержала и Землеройка, она тоже прыснула. Баян притворно нахмурился и подпёр голову лапами.

- Ой смотри, покраснел аж! га-га-га!

- Смотри, котелок засвистел, пар аж пошёл - пропищала Землеройка, показывая на кота.

- Дурочки! - буркнул Баян и снова увеличился в размере.

- Заволновался! - Настя с Землеройкой подскочили к нему с обеих сторон и стали щекотать, Баян зашипел и задёргал лапами.

- Щекотки боишься! Боишься! - девки бросились на котофея и стали его щипать, образовалась куча мала.

- Сам-то вырос, а хозяйство уменьшилось что-ли? - пропищал голосок, который потонул в безудержном гоготе. Баян зашипел и взлетел на дерево, но под ним хрустнула ветка и чёрный шипящий комок свалился обратно.

- Ой ду-у-уры-ы! Не могу! - все трое валялись на листве, скрючившись от безудержного смеха. Остановиться ни у кого не получалось.
Наконец, просмеявшись, стали потихоньку приходить в себя.

- Так о чём я там? - Баян сидел, утирая слёзы.

- Тебе напомнить? - Настя с Землеройкой подались вперёд.

- Ой, нет-нет, я вспомнил! - Баян замахал руками, затем встал и, разлив чай по кружкам, подал их девушкам.

- Пожалуйте отведать, сударыни, волшебного чайку.

- Мерси, котик - обе послали ему воздушные поцелуи.

- Ну-с, пожалуй, тебя можно провести туда, ты вернёшься. Но сначала испьём чай, любезно заваренный сестрицей Тишиной - а вот, кстати, и она!

Они стали молча пить чай, смотря на завораживающие языки пламени. Тишина проскользнула между Настей и Землеройкой и присела рядом с Баяном. Она была прекрасна, впрочем, как всегда. Выпили по пол-кружки. Насте стало тепло, её мысли улетели куда-то далеко, на край побережья - она стояла на скале и смотрела на раскинувшееся под ней море. Был штиль и море играло всеми цветами радуги. Вот тёмно-синие пятна, там глубоко, там пропасть, и в какой-то из её отвесных расщелин живёт зубастая Мурена. Но гораздо красивее вот эти огромные изумрудные облака пятен цвета морской волны - они бесподобны. Их можно созерцать месяцами... Там, среди кораллов снуют разноцветные рыбки-клоуны, полосатые и смешные, как мои носочки... А вот и нежно-лазурные блюдца с голубой каёмочкой. Это райские песчаные отмели. В них так приятно погрузиться жарким летним днём с головой. И залечить их солью душевные раны... И раствориться, став своим желанием. Ведь они и есть желание...

Настя открыла глаза и увидела сидевшую рядом с собой симпатичную девушку с восточными чертами лица - она улыбалась ей.

- Ты, вероятно, Землеройка?

- Да Настя, это я в прошлой жизни - ответила девушка.

- А... Понятно...

...Желание... С моря потянуло тёплым бризом и Настя, закрыв глаза, подставила лицо нежному ветру. Постояла так какое-то время, ловя ощущения и запахи. Морская капуста, йод и... и... она не могла распознать третий аромат свободы. Открыла глаза. По огромному морскому зеркалу пошла рябь, разорвав общую картину. Лазурные блюдца разбились, их осколки полетели в синь расщелин. В их глубине что-то заворочалось и она отчётливо ясно увидела огромную спину Мурены. Сделав круг, она растворилась в белых барашках набегающих волн. Ветер посвежел...

- Вино, - Настя открыла глаза - хорошее красное вино - девушка-Землеройка таинственно смотрела на неё.

- Что, вино? - недоумевающе спросила Настя.

- Третий аромат свободы.

- Как ты...

- Я вижу твои воображения...

- А... - Настя не договорила, на её глазах девушка стала уменьшаться в размерах, вот она сгорбилась, поджала руки, опустила лицо и стала обрастать мехом - вот она стала Землеройкой.

- Иногда это можно - невозмутимо сказал зверёк.

- Что можно?

- Вытаскивать себя из прошлой жизни, ненадолго, - Землеройка стала умываться и расчёсывать свою шубку.

- Как у вас всё просто - с укором сказала Настя и повторила - вытаскивать себя из прошлой жизни... Раз ты была человеком, значит у тебя было имя, не правда ли?

- Имя для нас ничего не значит, значим мы для него. Мы, а именно каждый из нас, носит его. У каждого из нас есть своё имя, оно совсем не похоже на то, к которому мы привыкли. Настоящее имя - это набор родных тебе звуков, которые приятны твоей сущности и сердцу. Настоящее имя - это то, что каждый из нас произносит в детском сне, это пение птицы счастья у тебя в голове. Твоей синей птицы.

- И какое оно, твоё настоящее имя? - Настю очень заинтересовало сказанное, она присела рядом.

- Это имя можно произносить только в самых сокровенных случаях. Ты будешь первой, кто его услышит - Землеройка слегка вытянула губы и проговорила-пропела "Тиу-ту".

- Тиу-ту? - очень необычное имя. И приятное.

- Можешь звать меня просто Тиу.

- Хорошо, Тиу.

- А своё настоящее имя ты, конечно, ещё не знаешь, но ты на пути к нему. Я это вижу.

- Ох, спасибочки... Расскажи мне о себе ещё - попросила Настя и с любопытством посмотрела на Тиу.

- Как ты уже знаешь, в прошлой жизни я была девушкой... Но сначала нужно разобраться с твоим представлением "прошлого", что ты понимаешь под этим?

- Прошлое, это то, что было, что позади, что ушло и не вернётся, как-то так. Я знаю, что иногда можно творить чудеса и перетаскивать время, смотреть прошлое и будущее... - начала объяснять Настя.

- Но суть-то заключается в том, что, по-нашему пониманию, время линейно, - перебила её Землеройка Тиу - а ты теперь представь, что время - это множество параллельных линий, т. е. ВСЁ происходящее будет происходить параллельно. Подумай, сколько тогда тебе откроется возможностей: достаточно будет просто перепрыгнуть на соседнюю параллель - ведь ВСЁ будет происходить сейчас и здесь - и твоё детсво, и прошлые жизни, и будущие - всё будет СЕЙЧАС происходить.

- Да, но такое очень тяжело постичь, нужно стать Учителем, чтобы...

- Всё понимание этого достигается правильным созерцанием вне памяти, вне всего того, что способно задержать наш разум. Это достигается Практикой, ежемгновенной, ежесекундной, ежеминутной, ежечасной и до бесконечности...

- Подожди, но если ВСЁ будет происходить СЕЙЧАС и на множестве параллельных линий, получится, что всё станет одной точкой...

- ...И оно не будет двигаться вперёд, так? - Тиу пристально посмотела на Настю, та кивнула - наш разум примитивен, и мы идём по простому пути, поэтому мы на всё смотрим линейно, располагая события, материи и даже пространства - Тиу ухмыльнулась - словно бусины на ниточке - в одну линию. Так нам легче это понять, отталкиваясь от этого мы создаём целые науки и считаем себя мудрецами...

- Действительно, ты права. Я, кажется начинаю понимать главную нашу ошибку...

- Да, ты взошла на третью ступень Неба, а, возможно и на четвёртую, я это вижу. Ну как ощущение?

- Я стала далеко и одновременно близко... Мне легко... и тяжело... грустно и радостно... - прошептала Настя таинственным голосом и на её лице застыла загадочная улыбка.

- Очень знакомо. Это четвёртая ступень из семи, поздравляю. Однажды достигнув её ты уже не сможешь спуститься. И Мир вокруг тебя в который раз изменится... Так вот, продолжим. Каждая параллель несёт на себе точку, идущую в Никуда. Точки на параллелях не станут одной точкой Никогда.

- Почему?

- Потому что их не существует, этих параллелей, равно как и точек, равно как и Никуда и Никогда.

- ???

- Хм, ты ведь представляешь параллель линией? Отвечу за тебя саму - да. Ох уж это наше линейное суждение - Тиу задумалась - всё началось давным давно... где-то, когда-то... человек прочертил прямую линию, на песке ли, на камне, не важно... Заметь - человек - единственный представитель из мира животных умеет чертить прямые линии. Когда он это сделал, наступило начало конца. Ведь ничто не может быть так ограниченно, противоестесственно и мертво, как прямая линия. А она ему понравилась. И он стал строить, чертить и создавать орудия и жилища исходя из соображений линейности. И человек оступился, он свернул с дороги раз и навсегда, он стал рабом своих линий. Он углубился в науки, стал развивать знания, порождённые линиями, теряя свой разум всё больше и больше. Он стал стремиться к совершенству внешнего визуального, позабыв о своей внутренней духовности. Нет ничего более конечного, чем само совершенство. Во Вселенной нет совершенства, как нет двух одинаковых ветвей у деревьев, сравнения придумал человек, думающий линейно... - Тиу замолчала.

- Да... Интересно, ты прямо открыла мне что-то новое - проговорила задумчиво Настя.

- Так теперь ты должна осознать, что линия - это конечное, линия - это точка, с которой всё началось и закончилось. Ты должна стать дальше конца, чтобы начаться, а для этого нужно научиться управлять временем. И тогда ты пойдёшь Дорогой Ветвей. Когда-то, открыв глаза, ты увидела над собой чёрные контуры несовершенных линий. Так вот - это были ветви, идущие от несущего их ствола. Каждая из них была неповторима, каждая несла в себе жизнь, эта жизнь питала её соком и ветвь росла как ей угодно в полной свободе. А теперь подумай, сколько может быть пересечений у этих ветвей, исходящих из одного ствола. Правильно, бесконечное множество и одновременно нисколько, потому что всё ОДНО. Все соки им приносит, а вместе с ними и отрезки времён, реальностей и пространств один-единственный ствол.

- Остаётся только научиться пить этот сок?

- Да. И мешать из него коктейли - Тиу подняла свой взгляд и мечтательно посмотрела на ветви, раскинувшиеся над головой.

Теперь стоило помолчать, что они и сделали...

- Мой любимый коктейль - "Чёрная каракатица" - обалденная штучка, скажу я тебе, обязательно попробуем - Тиу подмигнула Насте, та сидела в полудрёме около тлеющего костра и о чём-то думала, рядом лежал Баян - так вот, как ты знаешь, в прошлой жизни я была девушкой... - Настя сомкнула веки...


Линия №...


Она лежала на дне, грудь её плавно колыхалась, равно как и всё вокруг. Там, в Мире, шумел шторм. Он поднимал огромные волны и нещадно разбивал их о скалы. Но скалы были неприступны - их охранял серый мрак небес и вера. В их глубоких расщелинах спряталась горстка неприступных душ. Нет, не всё ещё твое, не всё... И ветер злился ещё сильнее...
Здесь же, в Нижнем Мире, лишь лёгкое волнение говорило о том, что творится Там, а раз было волнение, значит был выход... Подводный мир жил своей, недоступной для чужих грязных рук, жизнью. Русалочка открыла глаза - над ней мерцало зеленоватое марево водного неба. На его фоне таинственно светились облачка личинок хатифнаттов, и с самого верха одинокой луной за всем наблюдал всевидящий глаз Большого Брата.

- А где же Настя? - приподнявшись, она стала оглядываться, поблизости не было никого.

- Я только одной из них закрывала глаза, - её пронзила ужасающая догадка и она разинула рот - я закрыла глаза НЕ ТОЙ Насте...

- Что же я наделала, как же быть теперь? - Русалка села на дно и стала думать, шутка ли - ведь Настя была её второй половинкой. Оглянувшись, она заметила уходящий направо тоннель, запомнив его очертания, она поплыла на поиски Насти, надеясь, что найдёт её.

Обогнула весь каменный зал, заглянув в каждый отнорок и расщелину - Насти нигде не оказалось. Посидела подождала - Тишина. С тяжёлыми думами вошла в нужный тоннель и потихоньку поплыла дальше. Снова на неё нахлынуло это чувство. Куда она от него не уходила, куда не бежала - оно всегда настигало её. Оно бесшумно подкрадывалось сзади и целовало её в затылок, после чего она начинала чувствовать ледяной озноб. Тепло оно никогда не приносило, разве что иногда, в те периоды сладкой антиреальности, когда она уходила в себя. Одиночество. Оно всегда одно во всех Мирах. Пусть их будет много, очень много - оно всегда будет одно. И вот когда оно входит в тебя, то разрывается грань между тобой и Миром - ведь Мир точно так же одинок, как и ты. И тогда ты начинаешь всё окружающее разглядывать, не видеть, а именно разглядывать. Разглядывать камни, листья, взгляды, всё что угодно, даже то, что находится за пределами. Одиночество создаёт пространство внутри себя, которое словно воронка - перемещает линии и образы и тянет, тянет всё это в чёрную дыру непостижимой реальности, приближая к Истине. Оно умеет находить то, что исчезло бесследно, то, что другие не видят. Короткие вспышки волнений, когда расширяются зрачки и ноздри, когда твоё тело стоит на месте, а ты уже там, за гранью. Когда ты САМ, и ничего больше...

Но сейчас было хуже. Хатифнаттиков становилось всё меньше и меньше, Русалочка плыла в объятья мрака, он подступал к ней всё ближе и ближе. Он пропитал её сущность. Она чуть не пропустила уходящий направо тоннель, свернув в него, она увидела последнего хатифнаттика. С грустью проводив его взглядом, Русалочка очутилась в объятьях Темноты. Страха она не чувствовала - тот, кто с одиночеством на ты, в такие моменты его не чувствует.

- Заходящий на круг знает, что ему уступят дорогу. Осталось её найти - она вытянула вперёд руки и поплыла. Некстати перед глазами мелькнуло воспоминание - дворняга с разбитым черепом, лежащая в луже собственной крови. И любопытные взгляды проходящих мимо людей - она распласталась на пешеходном переходе... Она... в своей прошлой жизни...

- Нельзя сдаваться - шептала Русалочка сама себе - загаданная и выполненная череда событий, их нить связующая - единственный шанс покинуть лабиринт. Она коснулась правой стены и стала продвигаться вперёд, ощупывая стену. Вновь усилился приступ, к горлу подкатил горький ком и нижняя челюсть задрожала.

- Не падать духом, я не одна... я не одна...

- Ты не одна... ты не одна... - слух уловил чей-то голос.

- Кто здесь? Я одна? - спросила Русалочка.

- Темнота... Темнота... - послышалось отовсюду.

- Темнота? Ты поможешь мне, да?

- Да...

- Послушай, мне необходимо выбраться отсюда, из этого лабиринта несбывшегося, я потеряла часть себя, я хочу сбыться. Помоги мне, Темнота! - умоляюще попросила Русалочка.

- Сейчас будет развилка, тебе направо...

- Спасибо тебе, Темнота!

Действительно, впереди оказалась развилка, Русалочка повернула направо. Продвигаться дальше стало немного веселей, она воспряла духом. Иногда переговариваясь с Темнотой, Русалочка плыла по лабиринту.

- Послушай, а ты существуешь в телесном обличье?

- Нет, я всего лишь Проводник.

- Как это?

- Как-как... Так же, как и ты - Русалка.

- Но... Ведь я не до конца... Куска меня нет, причём самого живого, да при том, я ещё и несбывшаяся...

- И у меня тоже что-то типа того... Я просто Созерцающий, но иногда могу становиться Скользящим. Я даже сама не знаю, как это происходит. Я начинаю гулять по обрыву между небом и собою, и ведомые идут за мной по пятам. Но я этого не осознаю. И даже не вижу.

- А откуда тогда ты это знаешь?

- А я этого и не знаю даже... Мне просто становится легко от этого - беззаботно ответила Темнота - Проводник нужен для того, чтобы найти второго тебя и поменять вас местами, а пока ты будешь отсутствовать - он на время станет тобой.

- Получается, он будет одновременно находиться в двух местах?

- Двух и даже больше, для нас это обычное дело. Проводник как подушка - он смягчает твоё возвращение, делая его плавным и мягким, чтобы не повредить рассудок. Если подушка окажется твёрдой - ты потеряешь память.

- Всю свою память?

- Вплоть до этого. Ты вроде бы и останешься самой собой, только не будешь помнить всё то, что связано с тобой Другой. Кстати, это одна из наших тайн, так что забудь... - помолчав, Темнота добавила - я ведь её сестра.

- Чья сестра?

- Насти - твоей половинки. Поэтому ты разговариваешь со мной, вернее, слышишь меня. Ведь я говорю тебе то, что ты ХОЧЕШЬ услышать.

- Зачем?

- Хм, чтобы остановить твоё сознание и вернуть тебя к себе. Такова главная функция любого Проводника... Возвращаясь к себе Оттуда, ты обретаешь нового себя благодаря нам - всё просто, как оловянный Колобок.

- Колобок-колобок... - Русалочка замолчала, медленно поплыла дальше, затем задумчиво продолжила - я тебя съем... А почему оловянный?

- Стойкий оловянный Колобок, ты не знаешь такого?

- Нет.

- Ну, он стоит и оловянит. Оловянит и колобит, столобок твой этот.

- А где он колобит?

- Кто?

- Столобок.

- А, столобок на столе колобит.

- Ну это понятно, а что дальше?

- Что?

- Ну вот он колобит, столобок твой этот на столе, и что дальше?

- Дальше? Да ничего - сожрали его, на исходе третьего дня, упыри злоколючие и ножку его оловянную тоже. Подчистую. Доколобился.

Понимающе помолчали.

- Послушай, хоть лицо-то у тебя есть? - спросила Русалочка Темноту.

- А у тебя? Какое твоё истинное лицо?

- У меня... Скорее маска, а не лицо. Я слишком много времени ношу её, и она вросла в меня. Иногда бывает, когда я остаюсь наедине с самой собой, проступает моё истинное лицо. Но я не смотрюсь в зеркало, для того, чтобы его увидеть - я слишком боюсь отражений. Каждый раз я испытываю страх перед ними, после того, как... Но не буду об этом. Я знаю, что моё истинное лицо отображает грусть.

- Почему ты так решила? Ты ведь не смотришься на себя?

- Это говорят мне люди. Ведь я почти всё время среди них. Иногда случается, что я теряю над собой контроль - забываю про маску. И тогда они спрашивают меня, почему я такая грустная... И я улыбаюсь им в ответ и заливаюсь смехом. Я давно пришла к выводу, что когда человек смеётся и веселит всех, стирается граница недоверия.

- Значит ты разыгрываешь роль шута?

- Получается так... Ну, так ты не ответила на мой вопрос про твоё лицо - спросила Русалочка.

- Да, оно у меня есть, смотри! - впереди что-то засияло сине-фиолетовым светом и стало приближаться. Русалочка остановилась, как вкопанная, пригляделась - она увидела очертания мрачного нечеловеческого лица с ледяными дырами вместо глаз. Лицо, если можно было его так назвать, постоянно искажало свою форму, с его боков то и дело вытягивались отростки и щупальца, извиваясь, они тянулись к её лицу. В Русалочку проник страх, спина похолодела. Лицо Темноты открыло рот из него стали выползать змеи, они стали издавать шипящие звуки.

- Нет-нет, прекрати! - Русалочка зажмурилась и закрыла ладонями уши. Миг - и всё исчезло.

- Ты не такая, я знаю! Ты другая! - закричала Русалочка.

- Но ведь для всех я такая, все меня боятся. Я носитель первобытного животного страха. Все отступают перед Темнотой...

- Но я не боюсь тебя, ведь ты сестра и мне тоже...- сказав это, Русалочка опустилась на дно тоннеля и прижалась спиной к его шероховатой стене, всё пережитое сильно её измотало и она почувствовала сильную слабость.

- Послушай, Темнота, у тебя ведь другое лицо, правда? - тихо проговорила она.

- Да... - сказала Темнота и, немного помолчав, добавила - равно как и у тебя.

- ???

- Твоё истинное лицо там, наверху...

- Как же я устала... - до Русалочки тяжело доходил смысл сказанных снов - облокотившись на стену, она задремала...


Линия №...


Настя открыла глаза и стала оглядываться. Всё окружающее ей было незнакомо - какой-то лес, листва, костёр и... она опустила глаза... на её коленях мирно покоилась голова Баяна!

- Баянчик! - Настя ошалело схватила большелобого и стала неистово целовать. Кот вытаращил на неё глаза.

- Да что с тобой? - стал отбиваться от её поцелуев Баян - что случилось-то наконец?

- Н-ничего - Настя решила сделать вид, что всё по-прежнему нормально - ничего, просто соскучилась... - Баян как-то странно посмотрел на неё. Только тут она заметила Землеройку, наткнувшись на её взгляд, Настя вздрогнула. В голове мелькнули какие-то подземелья...

- Так вот, как ты знаешь - в прошлой жизни я была девушкой - сказала Землеройка и посмотрела на неё. Настя кивнула и почувствовала себя идиоткой - она не помнила всего того, что было связанно с этим лесом, она вообще не понимала, как здесь очутилась...

- С детства меня манила вода - я любила подолгу сидеть на берегу и созерцать её всполохи и колыхания. Нетронутая блестящая гладь отражала настроение неба и открывала двери в сказочное Зазеркалье. Мне очень сильно хотелось проникнуть под поверхностную водную плёнку и оказаться там, в другом мире. Этот мир был спрятан от чужих глаз густыми зарослями ивняка и, если пробраться сквозь него, то можно было оказаться на берегу небольшого зарастающего пруда-болотца с тёмной водой. Это был мой мир. Мой, и никого больше. Я так его и называла - моё болотце. Оно было наполовину затянуто ряской, которая скрывала его таинственную черноту воды. Я любила часами ковыряться в ряске, мне нравилось раздвигать её, очищая окошечки воды и смотреть, как они медленно затягиваются. Несколько раз, раздевшись, я входила в него и, донырнув до середины, пыталась достать до дна, но это мне никогда не удавалось. Как потом выяснилось, это болотце оказалось бездонным. Тёмная вода умела хранить свои тайны...
В прибрежных камышах сновали пучеглазые рыбы и в глубине жили невиданные создания с огромными челюстями, они были самых разнообразных форм - с тёмными громоздкими панцирями и членистыми ножками и совсем наоборот, тонкие полупрозрачные создания с длинными шевелящимися усиками. Тёмная гладь водного зеркала таила великое многообразие невиданных существ, живущих в совершенно других измерениях. Я часто задумывалась над этим, и ко мне приходило понимание - а ведь им вообще нет дела до нас и нашего суетящегося и сгорающего Мира... Им хорошо там, в Своём сокровенном и молчаливом мире...
Вскоре я познакомилась с Углозубом - это существо было похоже на тритона и жило под упавшим стволом дерева. Я приходила к нему и кормила его кусочками мяса, в благодарность Углозуб дарил мне очаровательную улыбку и смешно подмигивал, семеня своими коротенькими лапками, он уползал в своё логово. Затем я подружилась с Ранатрой - длинным неуклюжим клопом-водомеркой, который был похож на обломанную палочку с золотыми бусинками глаз. Он смешно перебирал своими тоненькими лапками, когда я осторожно щекотала ему брюшко, держа его тельце двумя пальцами. Моей подругой стала цапля Зара - она обитала в густых камышах и была мудрой и осторожной птицей, она выходила из них только в сумерках. И ещё там жила водяная Землеройка. Я с ней познакомилась много позже, перед самым случившимся... - Землеройка замолчала на миг и вдруг спросила Настю - как меня зовут?

- М-м-м?.. - Настя, часто заморгав и мило улыбнувшись, непонимающе посмотрела на Землеройку. Она машинально гладила Баяна, млевшего на её коленях.

- Та-а-ак... Я сразу заметила твой переход. Эти Проводники совсем распоясались. Куда только смотрит Большой Брат? Меня зовут... Эх.. хотя, это уже не важно... - огорчённо сказала Землеройка и вздохнув, продолжила.

- Я должна рассказать тебе всё до конца, так нужно... Мне всегда был особенно интересен переход этих существ из своего плавного и спокойного мира в другой, надводный. Это было "необходимой жестокостью", я бы даже сказала так. Я видела и чувствовала, как всё живое не хотело расставаться со своим тихим подводным миром и делать переход в чужой - незнакомый и опасный. Но это было неизбежно, таков закон. Детство не может длиться вечно - оно имеет свойство заканчиваться...
...И вот, рассправив свои прозрачные крылья, вылетают в незнакомый мир с совершенно другими плоскостно-пространственными параметрами тысячи и тысячи нежных созданий. Вылетают для того, чтобы встретить Смерть и не вернуться. Подводный мир становится их сном, они живут до тех пор, пока он им снится, пока они его помнят....
Помню своё последнее свидание с болотцем. Я знала, что пришла к нему в последний раз и долго сидела, мысленно прощаясь с каждой его былинкой, с каждым его жителем. Углозуба на своём излюбленном месте не оказалось, Ранатру с Зарой я так и не нашла, как я потом осознала - это было даже к лучшему. Пора было уходить в Никуда, я встала и глубоко вздохнула. И в этот момент я отчётливо ясно почувствовала, что стала его частью и эту часть унесу в себе. Меня охватило чувство светлой печали - такое приятное чувство, которое трудно передать словами. И тут я увидела две расходящиеся стрелки на поверхности воды - в мою сторону кто-то плыл. Я стояла не шевелясь. Это был небольшой зверёк, обитающий в камышах - Землеройка, её я видела впервые. Она подплыла к моим ногам и, присев, стала пристально смотреть на меня, словно собираясь мне что-то сказать. Если бы она сказала хоть слово, я бы поняла её, вне сомнений. И в этот самый момент на меня навалилась неземная усталость. Я сильно захотела спать, не спуская с неё глаз, я присела и, не совладав с собой, сомкнула веки...
Когда я проснулась, то была уже в городе, в квартире. Я лежала на кровати и смотрела на бесцветный и пустой потолок. Прыжок состоялся. Дороги назад не стало.
Дальнейшую внешнюю реальность я припоминаю с трудом. Да, конечно, я ходила по асфальту в школу, разговаривала, учила, мне что-то объясняли, я кивала, но... Но я была не с ними. Я ждала вечера, чтобы побыстрее забраться в тёплую постельку и уснуть. Я знала, где окажусь, лишь только закрою глаза. Мой мир снова возвращался ко мне, я становилась Землеройкой и погружалась под воду. Плавала по тростниковым лабиринтам и разговаривала с друзьями. А потом новый день и ожидание ночи. Я стала жить сном. И однажды всё перевернулось - я стала Землеройкой навсегда. Я сама стала своим сном. Я до сих пор не знаю, жива ли я в человеческом обличье... - Землеройка замолчала.

- Получается, ты стала жить во сне? Так где же я, если?..

- Если я не знаю где я, как я могу знать где ты? Но у меня есть своё предположение, я думаю, что... - начала было Землеройка.

- Что ты на грани сна и яви - неожиданно перебил Баян, он всё так же лежал на коленях почёсывающей его Насти и от удовольствия жмурился, выпуская коготки в её тёплые бёдра.

- Да - кивнула Землеройка - именно так, ведь я иногда становлюсь человеком. И ещё... Я нашла это болотце здесь, оно недалеко отсюда и мне очень хочется показать его вам.

- Так в чём же дело? Пойдёмте! - воскликнула Настя и глаза её заблестели - а-то засиделись что-то.

- Пойдём, мне тоже интересно - согласился Баян.

Потихоньку собравшись и, напоследок погревшись у осеннего костра, друзья двинулись в путь. Первой шла Землеройка - она вела Настю с Баяном по едва заметной тропинке, которая плутала по глухому лесу. Под ногами шуршала листва и воздух становился всё плотнее, окружающая действительность стала пропадать в белёсых сгустках тумана. Лишь спина Землеройки продолжала удерживать взгляд, равно как и всё окружающее в настоящем Здесь и Сейчас.

- Как-будто это уже было - подумала Настя и глубоко втянула воздух - и запах знакомый...


Линия №...


Спину Русалочки стал колоть какой-то острый скальный выступ и она открыла глаза. Закрыла снова, открыла - ничего не изменилось - её окружала Темнота. Стало жутко. Всё тело чувствовало сильную усталость, и сознание... сознание было притуплено. Она посидела в Тишине какое-то время, после чего, плавно оттолкнувшись от стены, двинулась дальше. Проплыла какое-то время, в абсолютной Темноте, потеряв контакт со стеной тоннеля. Внутри неё зародилось новое чувство безразличной отрешённости к окружающему. Ко всему окружающему. И, как ни странно - всё это было ей до боли знакомо: и обречённая меланхолия, вырывающая наружу Пустоту - её Пустоту; и отстранённость от самого важного и одновременно глупого, и ледяное дыхание Бесконечности - всё ЭТО напоминало сон, который так долго снится, а она не может проснуться.

Русалочка повернула направо - она знала, что так и будет, вспышка мгновения - и она повернула. Она попала в ответвление, не видя его. Она предвидела его. Сейчас будет поворот. Поворот... Она вновь повернула. Сейчас будет тупик. Тупик.

Тупик!!!

Русалочка стала ощупывать руками стену - нет, это не тупик. Подводная часть тоннеля заканчивалась - он шёл дальше, но уже над водой. Попрощавшись с подводным миром, Русалочка попыталась покинуть его и продолжить путь. Но это оказалось не так просто - надводная его часть была практически отвесной и скользкой. Получалось продвинуться совсем немного - всего несколько метров, дальше силы покидали её и она соскальзывала вниз. Русалочка совсем выбилась из сил и, вся перепачканная с хвоста и до головы, она медленно опустилась на дно и закрыла глаза...

Её спину стал колоть острый скальный выступ и она открыла глаза. Закрыла, открыла снова - ничего не изменилось - всё та же Темнота. Её тело чувствовало сильную усталость и сознание... Сознание было притупленно. Она посидела в Тишине какое-то время, после чего продолжила свои попытки выбраться. Но получилось подняться совсем немного - всего несколько метров, дальше силы покинули её и она соскользнула... Она медленно опустилась на дно и закрыла глаза...

Тупик!!!

- В этой игре нет выхода - шарик так и остаётся пленником лабиринта, не способным его покинуть. А потом ему предстоит проходить всё заново... - вспомнились слова Русалки.

- Русалки... Но она - это я! Получается я перестала верить в Себя! - Русалочка подскочила - сломать игру! Сейчас же!

В диком остервенении она выскочила из воды и вцепилась в скальную твердь - она стала продвигаться вперёд - это у неё стало получаться. Наконец, исцарапав логти и живот, сломав несколько ногтей, Русалочка выбралась на пологое место. Она легла тут же и, уткнувшись лицом в глину, зарыдала.

- Темнота, ты слышишь меня? - Русалочка в надежде подняла свое грязное заплаканное личико. Тишина.

- Я знаю, ты слышишь, но почему-то молчишь... Ты ведь понимаешь меня и чувствуешь, равно как и я тебя. Можно молчать, понимая. Я пойду дальше.

С этими словами Русалочка стала продвигаться вперёд. Всё тело ощущало тупую боль, но она пыталась не обращать на это внимания. Постепенно за спиной оставалось всё больше пройденных метров лабиринта. И так бы всё и шло, если бы не усталость - сил оставалось всё меньше и меньше. Русалочка достигла низкого свода, который можно было пройти только ползком. В бессилии она легла на камни в полной Темноте, и стала механически ощупывать шероховатости выступов. Неожиданно ладонь наткнулась на что-то продолговатое и лёгкое. Взяв этот предмет, она поднесла его к лицу. Перо... Перо! Хоть она его и не видела, зато ясно чувствовала его лёгкость и волшебство. Оно легло в её тонкие пальцы, протиснувшись между указательным и большим и, придерживаемое третьим - большим пальцем, затрепетало. Русалочка подняла вверх руку и стала выводить слова на стене тоннеля. Они засветились золотыми буквами, заискрились и, померцав какое-то время, растворились в Темноте. Одновременно с исчезновением букв не стало пера в её руке.

- Какие ты написала слова? - спросила её Темнота.

- Я не помню, это произошло само собой.

- Значит, ты сделала то, что оно хотело. Тем самым помогла ему сбыться. - тихо сказала Темнота.

- Почему ты до этого молчала?

Но ответа не последовало.

Русалочка, полежав ещё какое-то время в Тишине, наконец, поднялась и поползла дальше. С трудом протиснувшись в свод и исцарапав спину, она всё-таки преодолела и это препятствие. Нора вновь расширилась. Русалочка почувствовала под собой пружинящую мягкость. Перья. Теперь их стало много. Силы стали покидать её, руки тряслись и с трудом подтягивали тяжёлое тело. Наконец, она упала в изнеможении. Её стал бить озноб. Стало холодно. Сознание отключилось...

Вновь открыла глаза - ей стало тошно. В голове всё шло кругом, что-то сжимало её стальными обручами. Русалочка дотронулась до неё - обручей она не обнаружила, но в момент прикосновения она услышала голоса. Их было много, они шли отовсюду и напоминали переговоры дежурных Проводников. Встретившись в одной точке, голоса разлетались вновь в разных направлениях. Они пытались вырваться наружу, гулко стучались в закрытые двери, но у них это не получалось - для того, чтобы выйти, необходимо совпадение. А оно отсутствовало. Молчала даже Темнота. Русалочку вырвало прямо на перья. Стало немного легче.

- Ты не должна поддаваться, ты должна быть выше этого... - на мгновение мелькнул знакомый голос и вновь потонул в разноголосице, разрываемой эхом.

- Я пришла отвлечь тебя... - вторил ему другой.

- Когда ты становишься забытым сном... сном... ом... ом... - до бесконечности откликался третий.

С голосами в голове Русалочка попыталась проползти дальше, она опустила руки в перья, нащупала дно и оттолкнулась - продвинулась ещё на несколько сантиметров.

- Ещё семь рывков - среди множества голосов послышался знакомый голос Темноты.

- Два, три, четыре... - вырывалось на свистящем выдохе у Русалочки, она упорно
продвигалась вперёд, но на шестом рывке силы покинули её окончательно - она застыла в изнеможении, не было сил даже пошевелиться.

- Настя... Настенька... - вырвались слова из едва шевелящихся губ и она сделала чуть заметный вдох. Выдох. Вдох. Выдох... Неожиданно она почувствовала, как кто-то взял её за руки и, немного протащив, бросил. Вдох. Выдох... Невидимые руки перевернули её лицом кверху и положили на спину. Темнота. Вдох. Выдох... Вдох. Выдох... Свет. Зрение уловило свет, желтоватые мерцающие лучи становились всё ярче. Русалочка сделала попытку повернуться, чтобы посмотреть на источник света, но это у неё не получилось - она едва дышала. Вдох. Выдох... Яркий свет резанул по глазам и она зажмурилась. Открыла их вновь, снова зажмурилась. Открыла их и уже не смогла закрыть - над ней склонилась Землеройка - Настя... Хочу быть Настей... Вдох. Выдох. - её тело стало неметь, она машинально ухватилась за перья, ища опору, но в них её не оказалось. Сжав свои кулачки, Настя сделала глубокий вдох - тело обрело невероятную лёгкость и понеслось ввысь. Волна счастья затопила её с головой... Выдох...


Линия №...


Они заходили всё дальше и дальше в призрачный парковый лес. В неподвижном воздухе стояло марево болотных испарений. Землеройка, идущая впереди, разрывала туман своим телом, тем самым расчищая дорогу двум идущим позади друзьям. Внимание Насти привлекали необычные туманные фигуры и что было интересно, она видела в них то, о чём думала. Это сильно отвлекало. Она сделала над собой усилие и уподобилась идущему по океану безбрежья кораблю. Бездушному кораблю, идущему в свою гавань... И мысли покинули её.
Наконец, Землеройка остановилась и, повернувшись, прижала указательный палец к губам. Баян и Настя молча кивнули. Тем же пальцем она поманила к себе Настю. Настя подошла к ней.

- Иди, - прошептала Землеройка и мягко подтолкнула её в спину. Настя, сделав несколько неуверенных шагов, обернулась. Она не увидела никого - от друзей остались лишь две туманные тени.

Медленно повернулась и пошла дальше. В груди зародилось Волнение.

- Где Волнение, там Выход - вспомнились слова Учителя - выйдет лишь тот, кто дойдёт до Состояния Выхода.

Вскоре из тумана возникла плотная стена кустов, несмотря на то, что вокруг стояла осень, они были зелёными. Раздвинув ветви, Настя увидела болотце, поросшее ряской. Она взобралась на упавшее бревно и, присев на одно колено, стала разгребать ряску, освобождая окошко чистой воды, чтобы заглянуть под её плёнку. Вода была черна, как ночь. Настя погрузила в неё руку - нет, вода была прозрачна, как слеза. И тут она вздрогнула - в воде не было ЕЁ отражения.

- Но ведь я только что видела свою руку - она подняла руки - да, вот они, две живые руки...

- Когда находишься Там, ты слышишь и видишь то, что хочешь слышать и видеть. Но только не думай, что с тобой согласна твоя Действительность. Не дай себе себя разрушить... - вспомнилось изречение Баяна.

Настя склонилась совсем низко - нет, ничего нет, лишь слабая тень упала на поверхность, стала пристально вглядываться в воду. Чем дольше она в неё смотрела, тем тяжелее становилось оторвать свой взгляд, которого не было, равно как и отражения действительности. По поверхности воды пошла дрожь - отражения изображения, которого и без того здесь не существовало, стало не видно. В воздухе стали улавливаться запахи различных энергий, туман потяжелел и стал опускаться. Поверхность воды достигла пика напряжения и из воды вылетело Нечто, оно окатило Настю водой и, сбив её с ног, отбросило на несколько метров. Удар оказался страшной силы, страшной настолько, что это Нечто вошло в неё...


Ветвь.


...Она лежала в Парке, в самом заросшем его углу, и улыбалась. Лежала на молодой траве, недавно пробившейся наружу. Где-то высоко, в голубом небе, плыли белоснежные облака и заливался жаворонок. Но она не открывала глаз - она держала их закрытыми. Ей было приятно осознавать, что она нашла Ключ - вот он, лежит в кармане плаща и её тёплая рука его сжимает. Теперь можно и открывать... Она приоткрыла глаза, да, всё верно - голубое небо и жаворонок, значит получилось... Медленно села и огляделась - она находилась в кустах черёмухи. На ветвях проклюнулись листочки... Бережно взяла ветвь руками и поцеловала нежный листок, в её руках находилась чья-то пульсирующая жизнь, теперь она знала её тайну. Поднявшись, стала чиститься, необходимо было привести себя в порядок. Ещё бы - весь плащ был перепачкан глиной, да ещё и в какой-то тине... Тина была даже в волосах, а берцы! Бедные берцы, во что они превратились! И эти два сломанных ногтя, которые непереставая ныли. Сорвав клок сухой травы, стала оттираться...

- Ну вот, теперь я готова - глубоко вздохнув, Настя вышла из кустов, огляделась. Посторонних не было. Держа руки в карманах плаща, двинулась в сторону дома. Прошла лес и достигла садика. Сама не зная отчего прибавила шаг. Правая рука сжимала Ключ, ей вдруг страшно захотелось прийти побыстрей домой и оказаться в своей комнатке. Но вот и дом. Взлетела по ступенькам и распахнула дверь. Не разуваясь, прошла в свою комнату, подошла к столу и села за него. Наконец, вытащила из кармана руку. Она сжимала перо. Сердце бешенно заколотилось. Взяв лист и обмакнув перо в чернила, стала писать. За спиной послышался шорох. Настя обернулась. В дверях стояли Баян и Землеройка. Подмигнув ей, они одновременно поднесли указательные пальцы к губам, после чего исчезли. На лице Насти застыла загадочная улыбка...



Читатели (327) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы