ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



ЛЮДИ- ЗВЕРИ

Автор:
Автор оригинала:
Айк Лалунц
Костёр пылал ярко и притягательно. Его оранжевые языки, словно в какой-то необузданной пляске скакали по поленьям, наполняя пространство вокруг характерным потрескиванием.

У костра сидели трое. Старик помешивал большой ложкой в закопченном котле.

Парень лет двадцати, одетый в свитер с подпаленным на костре рукавом, время от времени подбрасывал в костер сухие ветки, а другой, значительно младше, в штормовке с натянутым на глаза башлыком не переставая курил и неотступно смотрел на огонь.

Старик искоса поглядывал на него, неодобрительно покачивая головой. Наконец старик не выдержал, поднялся с бревна, подошел к курившему и вынул из его руки сигарету.

– Ну, всё, хватит. О себе не думаешь, подумай о матери, – с этими словами старик затоптал початую сигарету.
– Всё равно ненавижу… – хрипло произнес парнишка непонятно о ком.
– Ненавидь, сколько хочешь, только с курением завязывай, – ответил старик.
– Дядь Вань, ты сейчас не лезь. Сашка пропсихуется и успокоится, – подал голос парень в свитере.
– Ты Сергей мне не указывай, мал ещё. Сгоняй лучше на ручей, принеси воды вон в том котле, да поболе.

Парень беспрекословно поднялся и, захватив котелок, исчез в темноте. Через некоторое время он вернулся, поставил котелок на огонь, протянул к костру покрасневшие руки. Искоса взглянул на Сашку

– Ну ладно, Сань. Ну, может, ещё вернется. Набегается и придет.
– Если жив, – пробормотал Сашка.
– Да чо ты буровишь! Жив, конечно! Сколько раз так было – всегда возвращался. Хозяин должен верить – тогда собака вернётся, – рассердился Серёга.
– Я всегда верил. И сейчас верю. Только не спокойно что-то. Слыхал? Целый день стреляли. А вдруг в него. И нахрена я его с поводка спустил.
– Ладно, Саня. Будем надеяться, что придёт, – сказал старик.
– И этих найдём, – вставил Серёга.

Помолчали. В разлившейся тишине слышалось потрескивание горящих поленьев.
Было прохладно. Первые заморозки легли на землю тонким инеем.

– Жаль, не успели сегодня… – Серёга не договорил.
К костру из темноты вынырнули двое мужчин, по виду охотники. Старший как-то слишком картинно улыбнулся и сказал: «Мир вашему очагу. Разрешите у огонька погреться, а то мы с дороги сбились».

Улыбка у него была сама по себе, глаза сами по себе. Фальшиво выглядело. Сашка сразу это отметил и назвал мысленно мужика «Фальшивым».

– Улыбка до ушей, а глаза совсем как ледышки, – мелькнуло в голове у Серёги.
– Как-то слишком много улыбается, – подумал старик.

Но оставить путников без приюта в лесу на ночь глядя – это не по-людски.
Старик подвинулся. А Сашка насторожился.
– Садитесь, грейтесь, костра не жалко. Серёга, налей гостям горяченького.

Серёга вскочил, налил две миски варева и протянул гостям кружки с горячим чаем.
Фальшивый отхлебнул из миски и затряс головой.

– О, супец! Сто лет такого не ел.
– Ну, вот и ешь на здоровье.

Второй, двухметровый детина, отхлебнул, незаметно скривился, но проглотил.
Насытившись, старший спросил:

– И у кого мы имеем удовольствие гостить. Вы охотники?

Серёга и Сашка переглянулись.
– Да вроде того – ответил старик.
– Ну, и как трофеи? – снова полюбопытствовал старший.
– Да пока никак, – ответил дядя Ваня.
– А у нас нынче отменная охота. Пара кабанов, олени и даже волк. Волк вот только ушёл, матерый оказался. Бегает теперь где-то подстреленный.

При слове «волк» Сашка вздрогнул и крепко сжал в руке палку. Серёга заметил это движение и тихо шепнул Сашке на ухо.
– Сиди. Это кажется они.

Улыбчивый мужик достал из вещмешка фляжку, разлил содержимое по кружкам.
– Ну, за встречу.
– Мальцам нельзя, даже и не предлагайте.
– Да какие же они мальцы. Вон уже какие мужики!
– Я за них перед их родителями отвечаю. Вот дома чего хотят, то и пущай творят, а у меня с этим делом строго. Я их привез учиться охотиться, вот и пусть учатся.

При этих словах Сашка вытаращил глаза и попробовал что-то возразить, но Серёга незаметно пихнул его в бок.
– А сам вот я не откажусь, – и дядя Ваня немного пригубил, поблагодарил и от новой порции отказался.
– Я больше ни-ни,
– А что так? – как бы невзначай спросил Фальшивый.
– Да, сердчишко барахлит.
– А что ж ты тогда дед, по лесам-то шастаешь.
– Так ведь одно другому не мешает. Люблю, знаете ли, с ружьишком побродить. Да и где мне тут особо ходить. На машине привезут, на машине увезут.
– И то верно. Мы вот тоже так, привезут-увезут.
– И часто так? – неожиданно спросил молчавший до этого Сашка.
– Ну, раз в месяц выезжаем.
– А то, что тут заповедник? Ничего? – вновь поинтересовался Сашка.
– Да у меня всё схвачено!
– Схвачено говоришь. И давно схватил.
– А ты чо, сопляк, прикапываешься? Или из этих? – начал угрожающе приподниматься в сторону Сашки спутник Фальшивого.
– Да он не прикапывается. Просто характер такой. Въедливый, – поспешно встрял Серёга и повернулся к мальчишке, – помолчи, Сашка!
– Въедливый, въедливый. Ща как въеду по морде, мало не покажется, – лениво ворочая языком, проворчал детина.

За всё это время он впервые открыл рот.

Фальшивый сделал детине предостерегающий жест.

– Всё нормально, – и повернулся к старику, – не обращайте внимания, мой охранник иногда высказывается не в тему. Скажите, как к лесной избушке выйти?
– Это к заимке что ли? – поинтересовался старик и указал рукой направление, – вон по этой тропинке идите, никуда не сворачивая. Дойдёте до ручья и направо вдоль него. В избушку упрётесь.
Фальшивый поднялся.
– Ну что, благодарим за приют, за угощение. Идти надо.
– Дело хозяйское… Если поторопитесь – часа через два дойдёте, – ответил на это старик.

Гости ушли. Некоторое время у костра стояла тишина.

Потом Серёга сказал:
– Улыбка как приклеенная у мужика этого. Фальшивая.
– Фальшивый он и есть, – отозвался старик.

– Это они были! Точно! Брать надо было! – сердито произнёс Сашка.
– Ну, и что бы мы им предъявили? – возразил Серёга, – брать надо с поличным. А иначе у них адвокаты ушлые. Заявят, что мужики просто заблудились и доказывай, что это не так. Тем более мы сейчас на границе заповедника.
– Он дело говорит. Брать завтра надо, когда стрелять начнут, – рассудил старик

Сашка нетерпеливо вскочил и выпалил.
– Нет, сегодня! Завтра они могут и не охотиться. А кто стрелял – экспертиза установит. Вы как хотите, я – за ними. Я этого Фальшивого!..
– Ладно, не кипятись, придумаем что-нибудь, – примиряющее произнёс старик.

***

В лесной избушке у ручья стоял пир горой. К топчану был придвинут стол, заваленный снедью. Посреди стола светил большой мощный фонарь. Три охотника пили и закусывали, и не переставая хвастались друг перед другом трофеями. Точнее, говорили двое, третий молчал, и лишь односложно отвечал, когда к нему обращались.

В печурке потрескивали поленья. В углу маячили прислонённые к стенке карабины.

– Ну чо, мужики, за удачную охоту! – один из охотников поднял вверх стакан.
– За удачу! – откликнулся Фальшивый, – чтоб попёрло!
– Не, а как я лося-то чуть не завалил! Ведь уже в руки шёл! А тут этот, волчара поганый! – Фальшивый со всего маху саданул кулаком по столу.
– Да это вроде б как собака была, – возразил охотник.
– Волк, Волк! Я видел его волчарью морду, да и масть самая волчья.
– А хрен его разберёт, волк или собака. Тут у них многие собаки на волков сшибают, – ответил охотник, опрокинув в себя очередной стаканчик.
– Так вы ж его вроде б как подстрелили, Савва Семёныч, – откликнулся охранник
– А что толку! Ушёл сволочь! – с сожалением ответил Фальшивый.
– Зато оленей вот сколько положили!
– Ну да, сбил охотку! – Фальшивый сладко потянулся.

Пирушка шла своим чередом. В какой-то момент охотник спросил.

– Как вы от меня отстали-то, мужики?
– Да по нужде отошёл, – откликнулся Фальшивый.
– А-а… Тоже надо. А как сюда вышли? Долго плутали?
– Да встретили тут одних. Они и подсказали.
– Часом не егеря? Не хотелось бы… Заповедник всё ж таки.
– Да ладно! У меня всё схвачено! Повыше их люди есть. Егерей на место поставят, если чо.
– Не походят они на егерей. Старик да два пацана. Тоже видать поохотиться забрели, – подал голос охранник. Это была самая длинная тирада из сказанных им за вечер.
– А младший-то, так и зыркал. С характером видать мужичок, – заметил Фальшивый.

Охотник поднялся из-за стола.
– Ну, ладно. На боковую пора. Завтра засветло выйти надо б. На кабана пойдём. А к вечеру в квадрат выйдем, к дикому озеру, это уже не заповедник. Там вертушка ждать будет. Ну, вы тут располагайтесь, а я к себе в палатку.

После ухода охотника, охранник вынул из мешка спальник, расстелили его на топчане и доложил хозяину, что спальное место для него готово.
– За безопасность головой отвечаешь, – сказал Фальшивый и растянулся поверх спальника. Через некоторое время раздался храп.

Охранник потушил фонарь и сел у стола, повернувшись лицом к дверям. Но примерно через час он сидел уже у костра и выпивал с охотником.

***

Вдруг Фальшивого как подбросило. Он открыл глаза и резко сел.

На охотника в упор была направлена его же винтовка. Её чётко было видно в свете фонаря. Охранника нигде не было.

Мальчишка лет пятнадцати, тот самый недавний Сашка, смотрел на него горящими ненавистью глазами. Он был теперь без башлыка и охотник вдруг отчетливо понял, что где-то уже видел это лицо.
– Ты что, парень, – испугался охотник, ну-ка брось оружие, а то выстрелишь ненароком.
– На это и рассчитано – ответил парнишка срывающимся голосом, – или ты думаешь, только тебе можно убивать.
– Ты чего, парень, чего? Кого я убил?
– Не знаешь… – криво усмехнулся Сашка, – собаку мою подстрелил…
– Не стрелял я собаку! Это волк был!
– Это была моя собака! Врёшь! И в собаку стрелял, и в оленей! Вот ведь как интересно получается – вся поляна мертвыми оленями завалена и ни в чём не виноват. Ловко устроился!
– У меня же охотничий билет, я же охотник, всё по закону.
– А мне, что охотник, что браконьер, всё едино. Зверью как-то всё равно кто их пристрелил, охотник или браконьер. Ненавижу вас, охотников. Кто? Кто вам дал право убивать? Животные тоже имеют право на жизнь!
– У меня же лицензия.
– Плевать мне на твою лицензию. Животные прямо такие счастливы оттого, что их отстреливают по лицензии.
– Хищники ведь тоже убивают.
– Это разные вещи. Они убивают для еды, а не для забавы.
– Так я же говорю – у меня лицензия!
– Причём тут твоя лицензия! Это, вообще-то, заповедник! Да тебя только за это одно прикончить мало!
– Убьёшь меня?
– Да.
– И рука не дрогнет?
– Нет. У тебя же не дрожала, когда ты стрелял в зверей.
– Так, то в зверей, а я человек.
– Какой ты человек. Ты хуже человека и хуже зверя.
– Не глупи, парень, ты за это ответишь.
– Но сначала ответишь ты.
– Я кричать буду, на помощь звать.
– Да хоть закричись, только звери тебя и услышат. Придут, посмотрят и порадуются, как я тебя, сволочь, в расход пускать буду.
– Не страшно в человека выстрелить
– В человека страшно, а ты не человек. Одного не могу понять, как вы, охотники можете утверждать, что любите природу, обожаете животных, а сами их уничтожаете.
– Откуда ты такой взялся?
– Откуда взялся – оттуда взялся. Вы за животными охотитесь, а я за вами.
– Так что, я не первый?
– Если это тебя утешит, то – да. Не первый и не последний.
– Развяжи меня хотя бы, чтоб мы с тобой на равных были. А то ты с ружьем, а я без ничего.
– У животных тоже ружей нет.
– Тебе не жалко в меня беспомощного стрелять?
– А тебе не жалко было бельков убивать? Они тоже беспомощные были, только народились, матерей своих ждали, что приплывут, молоком накормят, а дождались палками по голове. Тебе в их глаза как смотрелось? У них глаза большие такие, доверчивые. Они тебе в глаза смотрят, а ты их палкой, палкой… И кровь брызжет. А она ведь у бельков тоже красная. Это всё равно, что младенцев убить.
– Замолчи! Не убивал я бельков.
– И бельков убивал, и серков.
– Серков по закону разрешено.
– Значит, это дурацкий закон! Ах, ну это просто верх гуманизма: бельков убивать нельзя, а через неделю, как только их шкурка посереет, пожалуйста, лупи палками по головам сколько хочешь!
– Замолчи!
– Убивал, я знаю. Только остановить не успел. Вас много было, а я один. Пулю, которая у тебя оптический прицел разбила, помнишь?
– Так это ты, гад, в меня стрелял.
– Я же и гад! Ну, что глаза вытаращил, страшно? А животным, думаешь, не страшно умирать? Живут, радуются жизни, детенышей выкармливают и вдруг, бац! Пуля. Им, думаешь, жить не хочется.
– Да кто ты такой?
– Я? Охотник на охотников. Я не один, нас много. У нас организация такая, называется «Охотники на охотников».
– Помогите!
– Ну, ори, ори, может, полегчает.
– Отпусти, парень, я тебе денег дам, сколько пожелаешь. Я очень богат.
– Надо полагать. За ружьишко-то видать не одну тысчонку выложил. Да и вертолёт нанять, чтоб с воздуха палить, тоже не копейки стоит.
– Чего тебе надо парень? Ты не понял, денег дам. Много.
– А кто мне друга моего вернет?
– Какого друга, ты ещё и дружка своего на меня вешаешь!
– Собаку мою, Волка. Он мне верным другом был.
– Да ты сам волчара не хуже своего волка! Стрелял и стрелять буду! И никто мне не указ. Я вот только свистну, тебя и всю твою родню в порошок сотрут. У меня денег много, за этим не станет.
– Ты что думаешь, если «денежный мешок» так тебе всё можно? И животных убивать, и в заповедниках охотиться. Ты думаешь, на тебя управы не найдется? А отца моего мне кто вернёт? Отца ни за какие деньги не купишь.
– Да не трогал я твоего отца, я его знать не знаю, не убивал.
– Сам не убивал, так такие как ты, убили. А отца моего ты знал, он в Архангельске в комитете по борьбе с браконьерами работал. Снегов Владимир Сергеевич.

При этих словах Фальшивый вздрогнул.
– Так вот чей ты сын! Ну, в папашу пошёл, такой же бешеный!
– Вот только отца моего не трожь. Языком своим поганым имя его не марай. Я же сказал – ты по полной ответишь.
– Ну, всё! Хватит! Мне это уже надоело. Я всё понял, осознал, охотиться больше не буду.
– Нет, ты ответишь по законам леса. Да и вообще, что это я тут с тобой разговорился. Мне приговор в исполнение приводить надо.
– Какай приговор?
– Приговор лесного суда,

Сашка подошёл к связанному, завязал ему глаза и стал поднимать мужика на ноги.
– Вставай, я в лежачих не стреляю.
– Ты всё равно меня не убьёшь. Иначе бы не стал со мной говорить, – сказал вдруг Фальшивый.
– Ошибаешься. И рука не дрогнет.
– Тогда зачем! Зачем всё это говоришь?
– Чтоб знал, за что тебя приговорили. Я же не убийца какой, из-за куста стрелять. Теперь ты всё знаешь. Вставай, тебе говорят! – ответил Сашка.
Парнишке с трудом удалось поставить связанного на ноги. Но тот тут же плюхнулся на колени.
– Я жить хочу. Пощади.
– Они тоже хотели.

Фальшивый стал ползать около Сашки и умолять его о пощаде.
– Пощади! Ну, будь ты человеком!

Повязка сползла с его глаз и теперь болталась вокруг шеи. Лицо было перекошено страхом, губы дрожали, а по щекам обильно катились слёзы.

Он вызывал у Сашки брезгливость и отвращение.
– Даже сдохнуть по нормальному не можешь. Слизняк, – презрительно сплюнул Сашка и прицелился.

Фальшивый заорал во весь голос и вскочил на ноги:
– А-а-а! Гад! Сволота егерьская! Стреляй, сука! Стреляй!

Потом он снова плюхнулся на колени и вновь стал умолять:
– Ну, пощади! Я заплачу! Всё отдам, только отпусти! Ну, ментам сдай! Только не стреляй!
Сашка его больше не слушал. Он отошёл на несколько шагов и произнёс:
– По приговору суда зверей злостный браконьер и убийца животных приговаривается к высшей мере наказания!

Раздаётся выстрел. Фальшивый упал.


***

– Савва Семёныч! Вы чего?
Фальшивый открыл глаза. Над ним склонился встревоженный охранник. Фальшивый озираясь, сел. Оказывается, он свалился на пол.

– Где!? – заорал Фальшивый, вскакивая с пола.
– Кто?
– Сучонок этот, где спрашиваю!?
– Какой?
– Который только что здесь был! Он в меня гад, стрелял! Ну, щас я его! – Фальшивый схватил карабин.
– Что с вами, Савва Семёныч? – охранник загородил вход.
– Пусти! Убью гада!
– Да успокойтесь вы, Савва Семёныч! Кто стрелял? Кого убьёте? Сядьте, успокойтесь.

Охранник выхватил у разбушевавшегося хозяина карабин и силой усадил Фальшивого на стул.

– Малец не выбегал? – спросил, немного успокоившись, Фальшивый.
– Какой малец?
– Говорю же, который в меня стрелял! Такой, лет пятнадцати. Сашкой зовут.
– Да нет здесь никого! И не было.
– Не было, как же! Я за что тебе деньги плачу, дармоед?! Не малые, между прочим! Дрых, сволочь!
– Да не спал я! Не было здесь ни кого!
– Был он здесь, был.
– Спали вы, Савва Семёныч.
– Нет, погоди, как спал! Если я его отчётливо видел и слышал!
– Приснилось…
– Ну, ничего себе, приснилось! – криво усмехнулся Фальшивый, – что-то я не хочу повторения такого сна!
– А чо снилось-то?
– А тебя не касается.

Фальшивый поднялся со стула, прошёлся по избушке, время от времени говоря сам с себе: «Ну, ничего себе сон! Ну, ничего себе сон…»

Потом он подошёл к столу и грохнул по нему кулаком.
– Выпить дай!
– А может не надо…
– Я кому сказал, дай!

Охранник налил и подал хозяину стакан. Фальшивый опрокинул в себя стакан залпом.
– Ещё!

Охранник незамедлительно выполнил приказание
– Себе стакан возьми!

Охранник взял второй стакан и в нерешительности остановился.
– Садись! Наливай. Пей!

Охранник сел напротив, налил, выпил и посмотрел на хозяина.

– Значит, говоришь, приснилось. Может быть, может быть…Но, не хотел бы я повторения такого сна.
– Сны, они того…Иногда наизнанку выворачивают.
– Выпить ещё есть?
– Ща, принесу. Холодненького из «ледника».
– Только живо!

Охранник повернулся, чтобы уйти
– Нет! Стой! Не ходи!
– Да я мигом!
– А, ладно! Иди! Побольше захвати!

Охранник убежал. Оставшись один, Фальшивый достал фляжку, поболтал ею около уха и не услышав бульканья, откинул в сторону. Нервно прошёлся по избушке, потом сел у стола и стал выбивать пальцами какой-то рваный ритм.

И тут раздался Сашкин голос.
– Ну, что успокоился? Думаешь это сон… Забыл, как в зверьё стрелял. Думаешь, тебе всё так с рук сойдёт? Не сойдёт, дорогой, не сойдёт…
– Кто здесь?! – Фальшивый вскочил и схватил карабин, – выходи! Стрелять буду!
– Ну, стреляй, стреляй… – ехидно произнёс Голос, – тебе ж не впервой…

Фальшивый стал палить без разбора в стену.
– Вот тебе! Вот тебе!
– Что ж так мажешь-то? Квалификацию теряете, господин хороший, квалификацию. Из пяти выстрелов ни одного точного попадания! Раньше-то ты половчее был, – с ещё большей ехидцей произнёс Голос.
– Кто ты?! – в бешенстве крикнул Фальшивый.

На этот раз Голос промолчал.
– Не молчи, покажись! Кто ты! Сашка, это ты?
– Вот не знал, что меня Сашкой зовут! – хмыкнул Голос.

Неожиданно для самого себя Фальшивый грохнулся на колени.
– Кто ты!!!
– Это я, совесть твоя!
– Врёшь! Совесть не может говорить!

Голос рассмеялся
– Кто тебе сказал, что не может?! Ещё как может! И не только говорить, но и мучить. Слыхал такое – муки совести?
– Она не материальна! Да её вообще нет! – закричал в исступлении Фальшивый, – Нету совести! Нету! Нету! Нету!
– Ну, для тебя, может быть, и нет. Но, вообще-то, вот она – я! Появилась и у такого безнадёжного типа как ты, – ответил Голос
– Что тебе от меня надо? – вновь закричал Фальшивый.
– А сам подумай! Пока! А то что-то я задержалась здесь. Слишком много для одного раза.
– Стой! Скажи, чего ты хочешь?!

В этот момент появился охранник с бутылками в руках.
– Савва Семёныч, вы чего? С кем это вы? – удивился Охранник.
– А-а, это ты, – Фальшивый поднялся с колен и внимательно глянул на охранника, – это ты меня шельмец дуришь? Ну-ка скажи чего-нибудь! Быстро говори!
– Вы это о чём, Савва Семёныч?
– Да нет…Не его голос. Да у него и мозгов не хватит на такие проделки, – пробормотал Фальшивый и обратился к охраннику
– Говори, не хватит ведь мозгов у тебя?
– Не-а, не хватит! А на что?
– Ладно, садись. Давай выпьем ещё, – махнул рукой хозяин.

Они пили водку и молчали.
– А я ведь их на самом деле бил! – сказал вдруг Фальшивый.
– Кого?
– Да бельков этих чёртовых… А они смотрели на меня и скулили. Глаза большие в слезах… И кровь…
– Ну, бил так бил. И ещё поедем бить.
– Поедем!

Охранник поворошил в печурке и ушёл за дровами. И сразу зазвучал Голос.
– Ну, и когда собрались?
– Куда?
– Бельков бить.
– Заткнись ты! Я тебя не слушаю!
– Тебе же хуже. А бельки они маленькие беспомощные. Ты таким же был, когда в пелёнках лежал.
– Замолкни!
– Я-то замолкну. А вот ты…

В этот момент вошёл охранник с полной охапкой дров.
– Ты голос слышишь?
– Не-а…
– А я-то, почему его слышу!
– Там мужик на кабана зовёт
– Нет.
– Так зовёт же.
– Нет!
– Обидится…
– Нет!!!
– Пойду, скажу, что не пойдём.

Дверь открылась и закрылась. Наступила тишина. Фальшивый даже удивился. Голос больше не звучал.

С крыши избушки соскользнула небольшая фигурка и скрылась среди деревьев. На тропинке она присоединилась к двум идущим фигурам.

Скрипнула дверь. На пороге появились трое. Это были старик и два его спутника.
– Так это был не сон! – в ужасе воскликнул Фальшивый.
– Вы о чём? – поинтересовался старик.

Но Фальшивый его даже не слышал.
– Я не стрелял! Не имеете права!
– Стрелял-стрелял, браконьер поганый! – выкрикнул Сашка.
– Документы предъявите, – обратился к мужику Серёга.
– Я сейчас охрану позову!
– Можешь даже не рыпаться! Дружки твои арестованы. Вон там под деревом связанные лежат! – с такой знакомой ехидцей в голосе торжествующе произнёс Сашка.

Фальшивого затрясло крупной дрожью:
– Да, это я волка подстрелил! И бельков бил! Я, всё я! Ну, арестовывайте!
– Я же говорил, что они браконьеры! – в голосе Сашки клокотала ярость.

Неожиданно Фальшивый схватил свой карабин и попытался переломить его через колено. При этом он кричал:
– Всё-всё-всё! Он больше никогда не выстрелит!

– Зато мой выстрелит! По приговору лесного суда! – мрачно сказал Сашка.

– Сашка! Ты брось эти штучки! – строго сказал старик.

Всё произошло в мгновение ока. Сашка, не слушая старика, направил на Фальшивого свой карабин, но уже через секунду вскинув его, выстрелил вверх.

В тот же миг Фальшивый упал как подкошенный. Сашка подбежал к нему, и стал трясти за плечо.
– Эй, мужик, ты чо? – испуганно проговорил Сашка, – эй, я ведь в воздух стрелял. Вставай, давай.

– Сашка, что ж ты натворил!
Старик и Серега бросились с упавшему.

– Я его попугать хотел, чтоб он животных больше не убивал, а он кажется, того...
Сашка растерянно смотрел на лежащего.

Старик расстегнул пуговицу на груди упавшего, послушал сердце.
– Да не, жив. Что с таким сделается. Просто в обмороке.
– Фу-у, ну и запашок пошёл, – фыркнул Серёга, – откуда понесло?
– Да этот. От страху в штаны наложил, – старик брезгливо сплюнул и отошёл в сторону.

Им удалось привести браконьера в чувство. Теперь он сидел у стола, растерянный и помятый. Спесь его как языком слизнули.
– Это тебе ещё повезло, что ты на Сашку нарвался! А если б на его младшего брата… Тот бы выстрелил в тебя не задумываясь, – обратился к нему Серёга.

В дверь кто-то поскрёбся, раздалось тихое повизгивание.
– Это он! Волк! – вскрикнул Сашка и выскочил за дверь. Через секунду он затащил в избушку большого серого хаски. Пёс был ранен, на боку темнела запёкшаяся кровь.

– Нашёл же нас таки, бродяга, – сказал Серёга, перевязывая псу рану.

– Да времена пошли… Люди как звери. Звери лучше, чище, благороднее людей, – вздохнул старик.

Сашка взял в руки карабин Фальшивого и со всего маху шибанул им об угол. Карабин переломился.
– Вот теперь это ружьё точно никогда не выстрелит!



Читатели (719) Добавить отзыв
Это рассказ о сострадании и гуманности, которых в наше время так не хватает. А может быть, не хватало всегда.
Я знаю, Лена, что у теюя добое сердце, и ты в очередной раз это доказала.
Спасибо, было интересно читать.
05/11/2013 18:01
Тебе, Марина, спасибо, что не забываешь, читаешь, добрые слова пишешь. Я очень рада, что тебе понравился рассказ.
18/12/2013 07:06
Спасибо за рассказ.
Убивающие для удовольствия - должны сами быть убитыми.
07/10/2013 13:01
Я разделяю Ваше мнение.
Спасибо, Тайви, что прочли рассказ и выразили своё отношение.
20/10/2013 06:51
<< < 1 > >>
 

Проза: романы, повести, рассказы