ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

Автор:

ЗАМКНУТЫЙ КРУГ



Она взбиралась на высокий зелёный холм. Ложилась на его вершине на спину и скатывалась с холма вниз. Ей нравились ощущения, которые она при этом испытывала: небольшое головокружение, приятное, почти наслаждающее напряжение в паху, кручение и скольжение, беззаботность и забавность всей этой игры с самой собой. В предвкушении будущего наслаждения она снова и снова тащилась наверх, немного переводила дыхание на вершине холма, ложилась на него, зажмуривала глаза и скатывалась опять штопором вниз, к его подножью.
Когда она в очередной раз скатилась с холма, то неожиданно почувствовала, что упёрлась в какую-то преграду. Она открыла глаза и у самого своего лица увидела грязные большие башмаки. Над ней стоял её учитель музыки. Именно к нему она и направлялась. Дорога, по которой она обычно шла к учителю, была завалена камнями после вчерашнего камнепада и ей пришлось идти по тропинке, обвивавшей её любимый холм. Соблазн прокатиться по нему оказался непреодолимым.
Платье, в которое её нарядила в тот день мать, было грязным, лицо и руки перепачканы глиной. Учитель подал ей руку и помог подняться. "Тебе было приятно?" - спросил он. Она мотнула головой в знак согласия. И он неожиданно предложил ей скатиться с холма вдвоём. Она не верила своим ушам. Неужели её учитель предложил ей это?
- Вы действительно тоже хотите скатиться с холма?
- А почему, собственно, нет? Если ты находишь это приятным, то почему бы и мне не испытать такое же удовольствие?
Теперь на холм было карабкаться гораздо легче. Он тащил её наверх и ей не надо было больше напрягаться и переводить дыхание на вершине. Они ложились на холм, голова к голове, и скатывались вниз, так хохоча, что со стороны хоть кому показались бы двумя сумасшедшими. А потом, когда они устали, они пошли к нему, стараясь обходить стороной дома, людей, церковь у кладбища. Грязные, чумазые черти. Высокий чёрт и чертёнок поменьше. Они прокрались в дом учителя. Учитель зажёг свет и вышел в другую комнату. Когда он вернулся, она стояла у зеркала и глядя на своё отражение хохотала. Он стал рядом с ней и засмеялся тоже. Потом он вытащил из шкафа груду белья. Положил на постель. Разжёг камин.
- Выбери себе что-нибудь, - сказал он ей, - показывая на бельё. И стал стаскивать с себя грязную одежду.
Через несколько минут они стояли уже голые друг перед другом. Она впервые видела голого мужчину рядом. То, что она увидела, показалось ей таким отвратительным, что она едва сдержала тошноту. "Сколько волос!" - удивилась она. Грудь учителя была похожа на шкуру мохнатого зверя. Волосы густо усеивали его ноги и пах. Его морщинистый, повисший член показался ей каким-то странным обрубком чего-то имевшего когда-то отношение к телу. Но учитель был так весел, так беззаботен. "Марш купаться!" - крикнул он. Он схватил её за руку и потащил в небольшую пристройку, примыкавшую к дому, в которой он смастерил себе баню.
Они мылись вместе. Она с удовольствием хлестала веником по его отвратительному телу, пока он не звыл от боли, так как один из её ударов пришёлся по его паху. Через час они всё-таки сидели за пианино в чистых накрахмаленных рубашках, а она ещё и в его штанах, которые, конечно же, были ей явно велики и мешали ей нажимать на педали пианино.
- Повтори ещё раз всё сначала, - потребовал учитель. - И всё-таки поглядывай на ноты.
- Но я знаю этот урок.
- Как же ты его знаешь, если делаешь всё шиворот-навыворот. Начинай! - скомандовал он.
Ей трудно было сосредоточиться на музыке. Её раздражал его голос. Он казался ей таким же отвратительным, как и его тело, которое стояло теперь всё время перед её глазами. Когда она уходила, он у порога задержал её ладонь в своей ладони, но она вырвала руку и убежала.
Дома она зашла в свою комнату. Бросила ноты на кровать и сказала громко, как можно громче, так, чтобы её услышала мать, которая в этот момент строчила что-то на швейной машинке.
- Всё, больше я к нему не пойду.
Мать остановила машинку. Переспросила: "Ты что-то сказала, доченька?"
- Я сказала, что больше я не пойду к учителю музыки.
- Но почему? - спросила мать, входя в её комнату. - Ведь ты была довольна им.
- Была, а сейчас нет - бросила она.
- Что-нибудь произошло сегодня и почему у тебя одежда такая грязная?
- Ах, ничего не произошло, мама. Я споткнулась по дороге домой и упала. Но к нему я больше не пойду. Он мне противен.
В комнату зашёл отец и они вдвоём стали уговаривать её продолжить уроки музыки.
- Доченька, видишь, как трудно работает твой отец и я. Только, чтобы ты была
счастлива, - запричитала мать. Тебе ведь скоро будет тринадцать. Ты почти барышня. Я не хочу, чтобы ты так тяжело работала, как мы. С той поры, как я вышла замуж за твоего отца и переехала из города сюда, я ненавижу это место. И я дала себе клятву, что у тебя будет другое будущее. Я хочу, чтобы ты выросла настоящей леди, вышла в конце концов замуж за хорошего обеспеченного джентельмена и уехала с ним отсюда.
- Мне не нужен никакой обеспеченный джентельмен и я никогда не выйду замуж. И вообще я ничего не хочу. Оставьте меня в покое. Я не пойду больше к учителю. Он гадкий, отвратительный урод. Я не пойду к нему больше. Не пойду. Она нервно выкрикнула последние слова и забилась в такой истерике, что пришлось вызывать доктора.
Но с того дня родители оставили её в покое. Она делала всё, что хотела. Ей не нужен был партнёр для того, чтобы скатиться с горки. Она теперь сама скатывалась с холма и дурацкий смех её учителя больше не перебивал её тихого сосредоточенного блаженства.

Родители погибли осенью, во время пожара в церкви. Огонь как-то сразу обнял церковь со всех сторон, отрезая путь к спасению тем, кто там находился. Никто так никогда и не узнал, что послужило причиной пожара. Казалось, что чья-то злая воля сделала всё, чтобы никто в тот день не вышел из церкви живым.
Она стояла у громадного пылающего костра, в котором мелькали время от времени какие-то извивающиеся в огне силуэты и тупо смотрела на пламя. Кто-то подошёл к ней и положил ладонь на её глаза. Это был её учитель. Она уткнулась в его сюртук и заткнула пальцами уши. Душераздирающие крики из церкви, треск сгорающих и падающих на землю балок казался ей невыносимо громким.
Учитель прижал её к себе сильней и закрыл полой плаща её голову...




Читатели (160) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы