ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Уроки без вывода (?)

Автор:
Я работаю метапелет у одной очень интеллигентной старушки. Даже не хочется называть ее старушка – очень уж Сара молода душой, а по части острого ума, иронии и оптимизма, “даст фору” любому молодому! Но тело, к сожалению, приобретает почтенный возраст, стареет, и домашнюю работу, а также элементарные покупки в магазине делаю я.
Очень хотелось бы привести цифры, в объем которых укладывается жизнь Сары: оплата счетов, лекарства, необходимые услуги и, естественно, питание, но рассказ не столько даже о цифрах, сколько о…
Молочные продукты – основное питание многих пожилых людей. Подорожание, вызвавшее волну протеста, конечно же, ударило, прежде всего, именно по таким, как Сара.
Одинокая, плохо передвигающаяся женщина, держит включенным телевизор практически с утра до ночи. Ни одна новость не проходит мимо нее.
В один из дней я, как обычно, вернулась из магазина с традиционным набором продуктов, а уплатить за них мне пришлось на несколько шекелей больше обычного. Для Сары эти несколько шекелей – ощутимая сумма, и у меня неприятно сжималось сердце при мысли, что придется ее огорчить очередным сообщением о подорожании продуктов.
Сара уютно расположилась у телевизора, просматривая очередные новости. Аккуратно расставленные чашки, блюдечка с сухариками, несколько карамелек и излучающий тепло чайник терпеливо ожидали меня.
- Мы тебя уже заждались, - Сара всегда так говорила, подразумевая под “мы” или посуду, или, возможно, кого-то другого, далекого, родного, который навсегда остался рядом с ней…Она не любит много рассказывать о себе, а я и не спрашиваю.
На экране мелькали участники акций протеста: плакаты, лозунги, скандирования, песни.
Кто-то несет на своих плечах огромную корову, требуя удешевить молочные продукты.
- Интересно, она тяжелая? – Сара улыбается. – Присаживайся поскорее – чай совсем остынет.
Я быстренько раскладываю продукты по местам, присаживаюсь к столику, наливаю горячий чай.
- Вы улыбаетесь – какая вы молодец! А люди возмущены до предела. Я просто боюсь, что эти акции перерастут во что-то нехорошее, - поддерживаю я тему.
Сара берет сухарик, опускает его в чашку с горячим чаем (твердые продукты ей не “по зубам”), таким образом, наше чаепитие длится долго даже без особых “разносолов”.
- Я улыбаюсь.., да… Я очень хочу передать добрый посыл всем этим людям, которые, почему-то, забывают, в чем настоящее счастье. Разве можно быть счастливым оттого, что коттедж станет дешевле на шекель? Или вместо сухариков у нас появятся пирожные? И все это – ценой конфликтов, рисков для жизни и здоровья! Это же безумие – вот так вываливаться на улицы. И дети наши все это видят; чему мы их научим? “Требуй для себя и не думай о том, что нужно другому человеку?” Да и вообще, разве такая манера может дать хороший результат?!
Я слушаю Сару и поражаюсь ее выдержке и мудрости. И в то же время абсолютно с ней согласна. Честно говоря, я очень рада, что русскоязычная часть Израиля не принимает участие в этих манифестациях: очень мудро и правильно!
- Но этих людей ведь можно понять? Всего вокруг так много – товаров, продуктов, всего хочется, а денег не хватает, вот и возмущаются люди, - пытаюсь я оправдать ситуацию.
- Дорогая моя, я тебе говорю! Люди думают, что им нужен коттедж, а на самом деле они просто нужны друг другу. Да-да! Именно так! Все эти люди нуждаются один в другом, хотят быть вместе, чувствовать друг друга, ощущать себя единым народом, и даже одним организмом. Это очень просто, но не все пока это понимают, почему-то.
Главная особенность нашего существования и нашей жизни – это потребность быть вместе, а что касается экономики, так нам нужна система, определенная правильная система, а не “взять у одних, чтобы немножко добавить другим”. Это бессмысленные затеи, которые, кстати, могут привести к нехорошим вещам. Мы уже знаем, что такое “катастрофа”.
Сухарик раскис от горячей воды и опустился на дно чашки. Сара элегантно поддела его ложечкой, опустив глаза и переведя взгляд на чашку чая. Мне показалось, что рука ее слегка дрогнула после последних сказанных слов: понятие “катастрофа” несет слишком большую смысловую нагрузку. Повисла тишина. И в этой тишине, наполненной смыслом пережитых страданий и воспоминаниями страшных потерь, глупо и нелепо звучали с экрана телевизора призывы заменить правительство, требования улучшить жилье, непременно всем выдать коттеджи по низкой цене.
- Катастрофа не повторится, - или спросила, или утвердительно сказала Сара. Я не уловила ее интонацию, но ответила:
- Конечно, все образумится. И люди, и правительство – это Наш Народ, один, Единый, умный и мудрый. Новые времена требуют новых решений, введение новых систем. Кто может изменить ситуацию практически, тот сделает это, будем надеяться, очень скоро.
Сара посмотрела на меня красивыми глазами, наполненными слезами, любовью, надеждой и…счастьем!








Читатели (246) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы