ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

    • Купить баннер
    • Печать баннеров. Эффективно. Овамо. Широкоформатная печать. Оставьте заявку
    • zelprint70.ru
 

Анонсы
    StihoPhone.ru



ИВАН ГРОЗНЫЙ. КУМИРЫ И УЧИТЕЛЯ.

Автор:
ИВАН ГРОЗНЫЙ.
КУМИРЫ И УЧИТЕЛЯ.


Идут поиски библиотеки Ивана Грозного: в подземельях под московским Кремлём, на окраинах города Александровка, где находилась когда-то резиденция царя - "Александрова слобода".
Библиотека Ивана Грозного не миф, она действительно существовала. В 1565 году царь предложил познакомиться со "своей либереей" трём ливонским немцам. Немцы были поражены наличием в библиотеке древнейших рукописей, греческих и римских книг, манускриптов библейских времён, многие из которых до той поры считались бесследно утраченными. В 20-х годах 19 столетия был найден список 800 царских рукописей (предположительно из библиотеки Грозного), но затем этот список таинственным образом исчез.
Грозный очень дорожил своей библиотекой. Перебираясь из ставшей ему ненавистной Москвы в Александрову слободу, он лично отобрал книги, которые ему хотелось иметь при себе в новой резиденции.
Иван Грозный рано пристрастился к книгам. В пору своей зрелости он считался одним из самых начитанных людей своего времени. Современники не зря называли царя "словесной мудрости ритором". Читая и перечитывая книги, он, как пишет известный русский историк Ключевский, "везде находил и отмечал одни и те же мысли и образы, которые отвечали его настроению, вторили его собственным думам". Он не мог не обратить внимание на то, что все любимые им библейские и исторические тексты так или иначе говорят о царской власти, о её божественном происхождении, о государственном порядке, об отношениях к советникам и подданным, о гибельных последствиях "разновластия и безначалия".
По свидетельству венецианца Фоскарини, Грозный читал "много историю Римского и других государств и взял себе в образец великих римлян".
"Даже во времена благочестивейших царей можно встретить много случаев жесточайших наказаний" - пишет в письме князю Курбскому, пытаясь оправдаться Грозный. В письме к нему он буквально засыпает своего оппонента бесчисленными ссылками на библейские и исторические прецеденты. Обмен посланиями между Иваном Грозным и бросившим ему вызов из безопасного далека Курбским напоминает не переписку в обычном смысле, а скорее судебный процесс, где отказавшийся от каких-либо адвокатских услуг Грозный бросается со всем темпераментом и запальчивостью на защиту самого себя, ссылаясь как это водилось в средневековых судах, не столько на законы, сколько на исторические прецеденты, на состоявшиеся когда-то случаи жесточайших наказаний своих подданных со стороны "благочестивых царей". В книгах из своей "либореи" о "великих римлянах" мог почерпнуть Грозный сведения о таких известных деспотах как Калигула, Нерон. Холодная жестокость Калигулы и "изысканный" садизм Нерона, всегда приправленный при этом склонностью к актёрству и диким фантазиям, не могли не увлечь и без того впечатлительного и "охочего" до разного рода изощрённых зверств царя.
Частые ссылки Грозного на религиозные и исторические авторитеты, возвращение им вновь и вновь к одним и тем же историям, библейским сюжетам и образам говорят о сильном элементе заимствования, имитации им чужих поступков вплоть до буквального копирования их в своих деяниях. Вот лишь один из таких примеров. На книжных "торжищах" того времени в Москве и Новгороде можно было приобрести сказания о прославившемся своей жестокостью валашском князе Владе. Сказания эти были переведены в своё время на русский язык по личному приказу Ивана III и наверняка находились в личной библиотеке Грозного. Румынский князь Влад, правивший в 15 веке, за сто с лишним лет до "венчания на царство" Ивана Грозного, был известен под двумя прозвищами: Дракула, что по-румынски означает "дьявол" и Цепеша (сажатель на кол), прозвище данное князю за садистскую привычку обедать в саду в окружении несчастных жертв, извивавшихся в это время на колу рядом с его пиршественным столом. Вот один из эпизодов в истории его властвования, который, похоже, увлёк своей "идеей" Ивана Грозного.
"Пришли как-то к валашскому князю послы от турецкого царя, - повествует русское сказание о князе Владе, - и, войдя поклонились по своему обычаю, а колпаков своих с голов не сняли. Он же спросил их: "Почему так поступили: пришли к великому государю и такое бесчестие мне нанесли?" Они же отвечали: "Таков обычай, государь, наш и в земле нашей". А он сказал им: "И я хочу ваш обычай подтвердить, чтобы крепко его держались". И приказал прибить колпаки к их головам железными гвоздями". По приказу Ивана Грозного ту же жестокую шутку проделали и с польским послом, не успевшим вовремя снять шапку. Вот что пишет, комментируя сказания о Дракуле академик Д.Лихачёв: "Шутки" Дракулы подчёркивают полную бесчувственность мучителя по отношению к своим жертвам. Дракула как бы возлагает вину за мучения на своих жертв. Не сняли послы перед ним своих шляп - "утвердил" этот обычай - приколотил шляпы к головам послов гвоздями. Захотели нищие избавиться от нищеты - запер их в доме и сжёг: избавил их и страну от бедности. Сказали монахи Дракуле, что люди его, которых он сажал на кол, мученики, - посадил и их на кол, - причислил к мученикам. Так же точно поступил позднее и другой тиран средневековья Иван Грозный. Когда Грозный приказал казнить игумена Псково-Печерского монастыря Корнилия, он, якобы сказал, что Корнилий ангел и следует его поэтому послать ангелом на небо.".
У Дракулы, должно быть, перенял Грозный и один из наиболее излюбленных им видов казни - сажание на кол. "Одной из самых мучительных казней, - пишет автор "Истории телесных наказаний в России", - было сажание на кол, на котором несчастные иногда мучились по несколько часов; так князь Дмитрий Иванович Шевырёв страдал на коле целый день, князь Борис Телепнёв сидел на нём живым 15 часов (в это время у подножия кола, на котором он стонал и корчился, толпа опричников насиловала его старуху-мать).
Наверняка доходили до Ивана Грозного рассказы о деяниях другого восточного деспота: султана Селима, правившего турецкой империей в начале 16 века и прозванного на Западе Селимом Жестоким.
"Он (Селим) был невероятно жестоким человеком, - пишет о нём придворный историк Карла V. Он убил своего отца, двух братьев и множество близких и дальних родственников; также казнил он в течение своего восьмилетнего правления семь ближайших советников (визирей), которые в своё время дали присягу на верность ему, искупавшись в крови 40.000 турецких сторонников шаха Исмаила". Сходность между турецким и русским правлением при Грозном отмечали посещавшие Россию того времени иностранцы. "Образ правления у них весьма похож на турецкий, которому они, по-видимому, стараются подражать сколько возможно, по положению своей страны и по мере своих способностей в делах политических", - отмечал в своих записках о России англичанин Дж.Флетчер.
Отправляя посланников в другие страны, Грозный давал им, помимо прочих наставлений, приказ "обычаи в странах тех писати ему".
Папский посол Посевино, вернувшийся из поездки в Россию, где он встречался с царём, пишет, что сопровождавшие его в Рим "московиты" постоянно что-то "записывали и собирались эти записи отвезти к своему государю". В 1560 году выехал из Москвы купец Василий Поздняков. Ему было вменено в обязанность описывать "нравы тех стран, по которым ему придётся ехать". Любознательный царь забрасывал вопросами как своих людей, побывавших заграницей, так и тех иностранцев, кто удостоился чести доверительно беседовать с ним.
Среди современных ему монархов особенно привлекательным казался Грозному английский король Генрих VIII. Генрих был в глазах царя из числа тех, кому он старался до известной степени подражать в своём правлении.
Не получив в 1533 году благославления папы римского на второй брак, Генрих объявил о выходе английской церкви из-под власти Ватикана. Английский король сделал тогда всё, чтобы поставить католическую церковь в Англии на колени. Сотни католических монастырей были закрыты, их земли и значительная часть их состояний конфискованы в пользу короля. Главой церки в Англии отныне объявлен был сам английский король. Грозный, судя по всему, был знаком с этим периодом английской истории. Ему были близки мотивы и цели Генриха. Как и Генрих, он вынужден был преодолевать недовольство церковных иерархов его частыми браками: 6 раз был женат Генрих, 7 раз был женат Иван Грозный. Как и Генрих, он боролся с чрезмерным, по его мнению, влиянием церкви на Руси, вмешательством церковных владык в дела его правления государством.
Судя по воспоминаниям Горсея, английского посланника, выполнявшего время от времени "деликатные" поручения царя, Грозный сам упомянул имя Генриха VIII в качестве своего исторического ориентира в борьбе с властью церкви. По Горсею, царь собрал однажды церковных владык и без обиняков предложил им на добровольных нчалах "уделить ему часть своих несметных богатств". В попытке добиться своего, Грозный при этом не скупился на угрозы в адрес церкви и прямой шантаж, давая ясно понять, что если на то пошло, то он не остановится и перед полным уничтожением православной церкви в России. "Разве не старался недавно папа (римский), - бросил он церковникам, - настоятельными представлениями своего нунция убедить нас отдать вас в его власть (Грозный имел ввиду визит к нему папского посла Поссевино), а ваши должности, привилегии и доходы в его распоряжение". В своей речи Грозный напомнил, что как и раньше, так и впредь, он не собирается церемониться с ними: "Я пытался вполне справедливо уничтожить ваше сословие... Мой богатый народ обеднел из-за вашей алчности и дьявольских искушений... Уничтожение такого порядка восстановило бы цветущее положение государства, чему хорошим примером служит храбрый король Англии Генрих VIII".
Грозному была близка и понятна не только борьба английского короля с церковными владыками, но и жестокие расправы его с рядом своих ближайших советников. При дворе Генриха VIII никто из фаворитов короля не был уверен в том, что завтра его не объявят изменником, заточив навеки в мрачный Тауэр или отправив на плаху. Грозный и сам давно пришёл к выводу о том, что только таким образом и должен себя вести полноправный монарх. Тем более удивило его правление дочери Генриха Елизаветы. "Положение Елизаветы, ожесточённо боровшейся в 1568 году за власть с претендовавшей на английский трон шотландской королевой Марией Стюарт, отдалённо напоминало ситуацию в России, где Грозный видел угрозу трону со стороны князя Владимира Старицкого" - пишут в книге "Россия времён Грозного" историки А.Зимин и А.Хорошкевич. Возможно, что именно это укрепляло у царя надежды на создание действенного политического союза, союза двух государей, отстаивающих законную власть".
Но из совместного союза с Англией, о котором мечтал Грозный, ничего не вышло. К его удивлению, это не произошло потому, что идее союза воспротивился королевский совет. По этому поводу царь разразился довольно-таки ехидным посланием королеве Елизавете:
"И мы чаяли того, - пишет он, - что ты на своём государстве государыня и сама владеешь, ажно у тебя мимо тебя люди владеют и не токмо люди, но мужики торговые. А ты пребываешь в своём девическом чину как есть пошлая девица" - заканчивает на этой оскорбительной ноте своё письмо королеве Грозный. (Подробнее об Англии и Иване Грозном см. мою статью "Английский король - Иван Грозный").
Ему ещё было бы понятно, если бы Елизавета лично отвергла его предложение о союзе, но, подчинившись давлению членов королевского совета, она, тем самым, унизила, по его мнению, своё королевское достоинство, достоинство идеального монарха в его глазах - обладателя абсолютной власти. Такое поведение со стороны венценосца было для него совешенно неприемлимым, да и к тому же недостойно дочери столь уважаемого им Генриха VIII. Его уязвляли такого рода унижения, даже если они не касались его лично. Он проицировал их на самого себя, на свою собственную беспощадную борьбу со своими подданными и в такие моменты злости его не было предела. Зависимость Елизаветы от королевского совета напомнило ему, возможно, начало собственного правления под жёсткой опекой Боярской думы. Впрочем, он должен был многое простить Елизавете, узнав о ней побольше. "Как есть пошлая девица" правила всё же железной рукой. 123 католических священника были повешены, утоплены, четвертованы во время её правления. Подвергся жестокой пытке епископ Александр Браянт. Преподобному отцу во время пыток загнали иголки под ногти. После целой серии страшнейших пыток Браянт был брошен в наполненную водой темницу под названием Крысиная яма.
"В свой век, - замечает историк К.Валишевский, - Иван Грозный имел пример для подражания в 20 европейских государствах. Для подтверждения этого Валишевский предлагает "перенестись в Швецию". "Там вы увидите Эрика XIV, - пишет он, - с его Малютой Скуратовым, любимцем Персоном, выходящим из знаменитой кровавой бани 1520 года, когда 94 епископов, сенаторов и патрициев были казнены в Стокгольме. Но Персон наделал много зла. По приказу нового короля его вешают. При этом дробят ему руки и ноги и, в конце концов, пронзают грудь ножом".
Не жестокость ли своих коронованных предшественников и современников имел ввиду Иван Грозный, когда, как бы от имени всех правителей бросил в одном из писем мятежнику князю Курбскому: "А жаловать своих холопов мы всегда были вольны, вольны были и казнить".








Читатели (431) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы