ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



ЛЕНИН В СМОЛЬНОМ. ОПАСНОЕ НАЧАЛО. ч.3

Автор:

ЛЕНИН В СМОЛЬНОМ.
ОПАСНОЕ НАЧАЛО.
часть третья

Из истории большевистской власти



Согласно интерпретации ленинских пропагандистов, выстрелы в немецком посольстве должны были стать для левых эсеров чем-то, вроде выстрела "Авроры" для большевиков - сигналом к захвату власти. Но если это так, то разве не логичней было бы для тех, кто вошёл в эсеровскую делегацию для участия в совместном с большевиками заседании съезда Советов, дождаться этого сигнала и принять участие в заранее намеченном перевороте? Вместо этого, внушительная по своему размеру делегация эсеров, численностью в 400 человек, все, как на подбор "мускулистые, крестьянские парни" спокойно явились на очередное заседание съезда, которое обернулось для них ленинским капканом. Причём, в этот же капкан попала и лидер левых эсеров Мария Спиридонова. Очень уж неправдоподобно выглядит на этом фоне большевистская концепция о заранее запланированном левоэсеровской партией перевороте. По воспоминаниям бывшего члена ЦК левых эсеров С.Д.Мстиславского, даже после ареста своих делегатов, ЦК левых эсеров не решался дать сигнал не то что к перевороту, но даже к вооружённому сопротивлению, опасаясь, что "переход в наступление вызовет расстрел арестованной фракции съезда" и только репрессии большевиков заставили левых эсеров прибегнуть к мерам военного характера. Категорически отвергала в своих показаниях ленинское обвинение в попытке переворота и Мария Спиридонова: "Никакого свержения большевистского правительства не намечалось".
Возникает, в связи с этим, вопрос: что же тогда намечалось левыми эсерами? Ведь даже по поводу покушения на Мирбаха, как бы это не преподносили в дальнейшем большевики, не было среди эсеров единогласия. Как и в том, что делать с большевиками. Часть левых эсеров, стоявших за убийство Мирбаха, уповали на то, что после этого им будет легче увлечь за собой Бухарина и других "левых" коммунистов, недовольных ленинской "сделкой в Бресте". Другая же часть надеялась на постепенное оттеснение большевиков от власти на последующих съездах, используя своё влияние среди крестьянских депутатов. На эсеров, сторонников убийства Мирбаха, и решил сделать ставку Ленин. Он-то знал, что в военном отношении левые эсеры ещё не были готовы к перевороту, т.е. к вооружённому захвату власти. Чем он и решил воспользоваться, исходя из того, что для него лично "промедление - смерти подобно". Всё, что требовалось - это убрать Мирбаха, свалив всё на левых эсеров, и арестом левоэсеровских делегатов спровоцировать оставшихся на воле их партийных коллег на военный конфликт, который и был преподнесён Лениным как "эсеровский мятеж".
Большая часть армии была на стороне Ленина. Она не была достаточно мощной, чтобы справиться с германской армией, но уж с эсерами, если к тому же застать их врасплох, он был уверен, она и ВЧК - справятся.
Покончив с расколом внутри партии, Ленин мог теперь, без оглядки на бунтующих соратников за спиной, навалиться всей мощью вновь обретшей монолитность партии на нерешительно действовавших и погрязших в спорах о тактике борьбы с ним левых эсеров. Они уповали на раскол среди большевиков, а он эффективно использовал отсутствие согласия в их собственных рядах. Ленин очень точно выбрал время покончить со своими противниками - как раз тогда, когда они меньше всего этого от него ожидали. Ведь они уповали на быстрое и сравнительно безболезненное устранение его от власти с помощью Бухарина и других левых коммунистов. И просчитались. Можно только удивляться политической живучести Ленина. В явно проигрышной для себя ситуации он вновь выходит победителем, отправляя в политическое небытие соперников своей власти, уже предвкушавших его падение. Как Марк Твен, он мог бы бросить своим недругам: "Слухи о моей смерти несколько преувеличены".
На последнем совместном с эсерами заседании пятого съезда Советов, он уже, видимо, сознавал, что его враги обречены, что шахматную партию со своими противниками он выиграл. Или почти выиграл. Оставался лишь один единственный его с Дзержинским ход, что-то вроде того, что шахматисты называют "домашней заготовкой" - убийство Мирбаха. Не эта ли уверенность в своей победе над эсерами лежала в основе его так поразившего многих самообладания на последнем заседании съезда. Эсеры делали всё, чтобы придать заседанию откровенно антиленинский характер, всё, чтобы сорвать его выступление. "Мирбах! Мирбах!", -скандировали они, пытаясь вывести его из равновесия. Они прерывали его речь репликами, вроде "Мирбах не позволит", ехидно намекая на марионеточную зависимость большевиков от денежных подачек из Берлина. Но "его странное лицо фавна, - как пишет один из свидетелей, - оставалось, как всегда, спокойным и насмешливым. Он не переставал улыбаться под градом оскорблений, нападок и прямых угроз, обрушивавшихся на него из зала. В эти трагические минуты, когда на карту было поставлено всё его дело, его замыслы и сама его жизнь, его неудержимый, жизнерадостный смех, который многим казался неуместным, для меня был свидетельством исключительной силы".
В тот день Ленин словно давал левым эсерам откричаться прежде, чем закрыть им рты раз и навсегда. Что же касается их истеричных эскапад, то ему было к этому не привыкать. Этим ли, как он назвал однажды левых эсеров, "поэтам революции" одолеть его?!
Он должен был знать, что, пока левые эсеры пытаются криками и ехидными репликами загнать его в угол, двое перевербованных Дзержинским левых эсеров - Блюмкин и Андреев подводят бикфордов шнур не только под судьбу его обременительного союза с эсерами, но и под судьбу всей левоэсеровской партии. Когда эти двое покинут германское посольство, на его полу останется растерзанный бомбой посол Мирбах и более чем достаточное число улик, которые дадут Ленину основания заявить, что убийство Мирбаха - преступление левых эсеров. Всё остальное было делом техники. *
Что разгром левых эсеров не был спонтанной реакцией Ленина на "левоэсеровский мятеж" подтверждает и то, что, по воспоминаниям коменданта Кремля Малькова, Свердлов заранее, ещё накануне съезда, на котором была арестована делегация левых эсеров, распорядился, чтобы "на все наиболее важные посты (охраны) внутри Большого театра, где проходил съезд, были выставлены латышские стрелки из охраны Кремля". Кроме того, ещё в июне, по инициативе Ленина, большевистские военные руководители подтягивают к Москве латышские полки. 18 июня руководивший разгромом эсеров И.Вацетис объявил среди латышских полков готовность №1. Почему латышских полков? Ведь куда проще было бы положиться на московский гарнизон, который был под рукой. Причина, оказывается в том, что он не был достаточно благонадёжен в глазах ленинцев. В нём, в то время, преобладали антибольшевистские настроения и, в лучшем случае, можно было лишь уповать на его нейтралитет, что стараниями Ленина и удалось добиться в конце концов.
В отличие от московского гарнизона, 30-тысячный латышский корпус уже неоднократно демонстрировал свою лояльность большевистской власти. На латышей и чекистские отряды и решено было сделать ставку в планируемом Лениным разгроме левоэсеровской партии. Удивительно легко и быстро, словно только и ждали этого, расправились они с явно дезорганизованными и не готовыми к серьёзным боям за власть эсеровскими "дружинами".
Вспомнился ли левым эсерам под огнём большевистской артиллерии день, когда ВЦИК вывел из своего состава меньшевиков? Тогда победители, они и большевики, сопроводили дружным смехом уход с заседания лидера меньшевиков Мартова.
Мне эта сцена с уходом Мартова напомнила почему-то день казни Дантона. Когда лидера жирондистов везли на телеге по парижским улицам и телега поравнялась с окнами дома, где жил Робеспьер, он крикнул: "Робеспьер, я буду ждать тебя!" И как в воду глядел. Дождался, и довольно скоро. Не зря мудрая поговорка гласит: "Смеётся тот, кто смеётся последним". Смеявшиеся над меньшевиками левые эсеры не предполагали, что "казнь" их партии тоже не за горами. Как не предполагал Троцкий, что ему тоже аукнется его реплика, брошенная тогда же в спины третируемых большевиками меньшевиков: "Ваше место в мусорной яме истории!"
В рискованном конфликте Ленина с левыми эсерами не они, а он поставил точку. Битва за власть и, возможно, за его личную жизнь была им выиграна. "Разгромленная армия" являла собой жалкое зрелище. И он не преминул насладиться этим зрелищем в полную меру. "После разгрома лево-эсеровского мятежа, Владимир Ильич, - пишут авторы сборника "Ленин в Москве", - решил осмотреть особняк Морозова, в котором находился штаб левых эсеров. По воспоминаниям Н.К.Крупской, Владимира Ильича заинтересовало, почему эсеры выбрали этот особняк своим штабом и как они организовали его защиту".
О чём он думал, шагая по пустым комнатам левоэсеровского штаба? О том, наверное, что он был на волосок от гибели. Что прояви эсеры немного больше выдержки, целеустремлённости и конспирации и, кто знает, чем всё это закончилось бы для него. "Вместе с Крупской, единственной свидетельницей столь странного для Ленина поступка, - пишет историк Ю.Фельштинский, - он ходил по комнатам разрушенного дома в Трехсвятительском переулке, дробя подошвами ботинок куски лежавшей на полу обвалившейся штукатурки и разбитого стекла".
Прямо-таки полководец на поле битвы. Проблема, однако, была в том, что "полководца" на поле битвы никто не ждал и когда он ехал в бывшую штаб-квартиру эсеров, его машину обстреляли. Причём, как выяснилось, свои же. Но пуля-дура не попала в Ильича. Судьба берегла Ленина, хотя вопрос всё же остаётся открытым - почему о приезде Ленина никто не знал. А если знал - то кто?
В июле 1918 года Ленин нанёс такой удар левым эсерам, от которого они уже никогда не оправятся. А затем спустил на рассеянных пушками врагов всю свою свору: ВЧК, теперь уже полностью подконтрольную ему, суды и прессу - трёх церберов его власти. "Усилить травлю эсеров в печати" - требует он от своих пропагандистов. "Повсюду необходимо подавить беспощадно этих жалких и истеричных авантюристов. Будьте беспощадны против левых эсеров..." - опять и опять настаивает он. Стоит обратить внимание на это дважды повторяющееся слово "беспощадно" и на тот факт, что данный циркуляр был направлен Сталину. В своём ответе Ленину Сталин заверил его: "Будьте уверены, что у нас не дрогнет рука".

В 1992-ом году, в сборнике "Неизвестная Россия", была опубликована любопытная подборка писем, которые посылались на имя Ленина с 1918 по 1921 год. Неизвестно попали ли они к тому, кому они адресоывались. Ведь ВЧК, несмотря на свою "занятость", находило время отфильтровывать сотни и сотни писем, приходивших на имя вождя. Но, как бы там ни было, даже беглое чтение этих писем даёт представление о том, что думали в то время различные слои населения о большевистской власти вообще и о Ленине в частности.
"Твой труп растащат по Москве, как труп самозванца" - пророчествует автор одного письма. Некий П.Шевцов, судя по всему несколько разочаровавшийся в большевиках, пишет, среди прочего: "...дело обстоит плохо, революция - на краю бездны...В самом деле внешние враги сильнее, чем предполагали. РСФСР слишком молода, чтобы военным образом перенести пожар революции и победу социализма в Западно-европейские страны. Непосредственные коммунисты (большевики) - не на высоте положения: базируются почти единственно на оружии и ЧК...Демократизм выродился в советократизм и...нечистоплотность, угроза "К стенке!" - стала криком ребят на улицах, кругом подавленное состояние". "Я, как и многие другие, - заканчивает письмо отправитель, - продолжаю верить в Вашу мудрость и совесть, хотя ходят упорные слухи, что вы, подобно Николаю II, ничего не знаете".
Шевцов мог быть спокоен. В отличие от Николая II, эсеров, меньшевиков, левых коммунистов и прочих своих соперников и оппонентов, Ленин сделал всё, чтобы не выронить пресловутое, как он сам выразился: "пёрышко власти". По крайней мере, так это выглядело в тот момент.

_____________

* Примечания.

За неимением документов, всё ещё ждущих "своё время" в закрытых для исследователей архивах, трудно с абсолютной точностью воссоздать весь ленинско-дзержинский сценарий убийства Мирбаха, использованного Лениным в качестве предлога для расправы с левоэсеровской партией. И всё же стоит привести, в связи с этим, дополнительные факты и суммировать уже сказанное.
Убийцами Мирбаха левыми эсерами Блюмкиным и Андреевым были оставлены все улики, которые должны были моментально навести занявшихся расследованием большевистских следователей на их след: удостоверения ВЧК на их имя, шляпы, револьвер, портсигар и портфель с запасной бомбой. То есть вместо того, чтобы замести следы, убийцы сделали всё, чтобы их оставить.
Во время большевистского расследования, для того, чтобы продемонстрировать немцам всю его беспристрастность, был допрошен даже председатель ВЧК Дзержинский, который заявил, что он плохо знал Блюмкина. Это при всём при том, что Блюмкин от имени левоэсеровской партии руководил при ВЧК отделом контрразведки и в последующем сделал заявление о том, что о его деятельности абсолютно знали ближайшие помощники Дзержинского.
Всего лишь год спустя после убийства Блюмкиным германского посла, Дзержинский даёт Блюмкину, которого он "плохо знал", рекомендацию для вступления в коммунистическую партию. Сам Блюмкин во время чаепития у наркома просвещения Луначарского заверял последнего, что о намечаемой им акции "абсолютно знал Ленин". В исторических исследованиях о Блюмкине часто приводятся воспоминания наркома просвещения Луначарского о том, что 6 июля, во время заседания Совнаркома, Ленин, отвечая на чей-то звонок, связанный, очевидно, с поисками убийц Мирбаха, приказал: "Искать, хорошо искать, искать и не найти". А между тем, убийца Мирбаха Блюмкин, которого якобы вовсю разыскивали большевики, находился в это время в петроградском ЧК, где под вымышленной фамилией Владимиров участвовал, вместе с другими сотрудниками ЧК, в допросе учёного Барченко.
Блюмкин сделал блестящую карьеру вскоре после кровавой драмы в посольстве. В 1919 году, через год после своего "подвига" - он уже в Политуправлении Реввоенсовета республики. В декабре 1919-го он занимается контрразведкой, сначала на Южном фронте, потом на Восточном. Летом 20-го он отправляется с особой миссией в Иран. Создаёт там коммунистическую партию. За миссию в Иране его награждают орденом Красного Знамени. Осенью 1921-го года - он командир бригады при Пермской дивизии, а осенью 1923-го года он, по предложению Дзержинского, переходит в иностранный отдел ОГПУ. В 1927 году, к 10-летию ВЧК-ОГПУ, Блюмкин получает за свои заслуги перед этой организацией золотое оружие.
Исследователи обращают внимание также и на другие настораживающие факты. Прыгая в окно немецкого посольства сразу после теракта, Блюмкин сломал ногу и буквально полз к поджидавшей его машине, но охранявшие посольство латышские стрелки почему-то не воспользовались этим, чтобы открыть огонь или задержать убийц. Как пишет в своём дневнике военный представитель при германской дипломатической миссии в Москве барон Карл фон Ботмер: "Латышский постовой из красной стрелковой охраны, несмотря на выстрелы и взрыв, не стрелял в убийц, перелезавших в нескольких шагах от него через забор, и не пытался разоружить их".
И как я уже говорил об этом, всё ещё непонятно и необъяснимо, почему, если левые эсеры намечали осуществить мятеж именно 6 июля, их огромная делегация, включая и лидеров левоэсеровской партии, беспечно отправилась в этот день на заседание в Большом театре, которое обернулось для эсеров ленинским капканом?
Вопросов в деле "левоэсеровского мятежа" и причастия к нему Ленина, увы, всё ещё много. Нам ничего не остаётся, как только ждать, когда, наконец, заговорят об этом в полный голос президентские и иные архивы.

__________

ЛИТЕРАТУРА ПО ТЕМЕ:

Георгий Соломон "Среди красных вождей".
Москва "Современник" "Росинформ", 1995

Алексей Велидов "Похождения террориста" (О Я.Блюмкине)
Москва "Современник", 1998

"Левые эсеры и ВЧК". Сборник документов.

Ю.Фельштинский "Вожди в законе".
Москва "Терра-Книжный клуб", 1999

"Россия и мир". Учебная книга по истории, ч.2.
Издательство "Владос", Москва 1994

Леонард Шапиро "Коммунистическая партия Советского Союза".
EDIZIONI AURORA, FIRENZE, 1975

"Вождь. Ленин, которого мы не знали".
Сборник воспоминаний и статей.
Саратов. Из-во "Слово", 1992

"Жизнь в ленинской России".
Сборник воспоминаний.
Overseas Publications, London, 1991

Viktor Serge
"Memoirs of a Revolutionary".
London, 1984

The Unknown Lenin (Неизвестный Ленин)
From the Secret Archives (Из секретных архивов)
Сборник архивных документов и их фотокопии.
Yale University Press, London, 1996

Луис Фишер "Ленин".
Overseas Publication, London, 1970

Дмитрий Волкогонов "Ленин".
Из-во "АСТ", Москва, 1999

Дора Штурман "В.И.Ленин"
YMCA-PRESS, Paris, 1989

"Красная книга ВЧК". т.1, Москва, Из-во
Политической литературы, 1989

П.Мальков "Записки коменданта Кремля".
Москва, 1967

Л.М.Спирин "Классы и партии в гражданской войне
в России", Москва, 1968

И.Вацетис "Июльское восстание в Москве".
Сборник "Память", т.2,
Париж, 1979

С.Г.Пушкарёв "Ленин и Россия".
Из-во "Посев", 1988

С.П.Мельгунов "Золотой немецкий
ключ большевиков".
Из-во "Телекс", Нью Йорк, 1989

С.Коэн "Бухарин".
Из-во "Ardis, USA, 1986

В.М.Лавров "Мария Спиридонова".
Из-во "Прогресс-Академия", 1995

Г.Елисеев "Левоэсеровский мятеж",
Москва, "Аванта", 1999




Читатели (738) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы