ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



"АНГЛИЙСКИЙ КОРОЛЬ" - ИВАН ГРОЗНЫЙ

Автор:
"АНГЛИЙСКИЙ КОРОЛЬ" - ИВАН ГРОЗНЫЙ



За окном надувал паруса кораблей XVI век. Он бил ставнями окон, подгонял грузчиков, загружавших корабли бочками с вином и порохом. Перекатывая с волны на волну громадные каравеллы, заставлял шкиперов под нецензурную брань матросов вглядываться вновь и вновь в горизонт. Испания, Португалия, Англия схватывались не раз друг с другом за власть над морями. Ведь по голубым артериям морей неслись золото, драгоценные шелка, диковинные пряности и много другое, что составляло тогда кровь торговли и промышленности, начавших уже преображать и омолаживать Старый Свет.
16 век, как и предшествовавший ему 15-й был веком географических открытий. И хотя уже была открыта Америка, а древняя карта римского историка Птоломея, которой пользовались вплоть до Колумба, сменилась более современным описанием мира, то, что находилось за пределами европейского континента всё ещё оставалось во многом Terra Incognito (неизвестной землёй).
Где-то там, на севере, предполагали одни, находится то ли Скифия, то ли Сарматия, которой, по их мнению, всё ещё правят монголы. Самые сведующие, а их было ничтожное количество, говорили о диковинной земле, где никогда не тает снег и люди ходят круглый год в собольих шубах, а земля эта называется - Московией. Имени же правителя далёкой земли никто не знал.
А между тем, Московией правил в то время ни кто иной, как Иван IV, из-за деяний своих получивший прозвище Грозный. Недоверяющий абсолютно никому, невероятно жестокий, он беспрестанно уничтожал тех, на кого падал его подозрительный взгляд. В перерывах между посещениями пыточной камеры и кровавыми походами против собственных городов, он интересовался античной историей, астрологией, магическими свойствами драгоценных камней, сочинял псалмы, неистово до пота молился и шантажировал осмелившихся возражать ему православных священников то обращением всех в католичество, то угрозой реформ на манер своего кумира английского короля Генриха VIII.

Тем временем англичане, не подозревавшие о существовании Ивана Грозного, были озабочены лихорадочной сменой своих правителей и теми религиозными метаморфозами, к которым они должны были всякий раз приспосабливаться. 6 июля 1553 года умер шестнадцатилетний король-протестант Эдуард VI, его сменила "королева на час" лэди Джейн Грэй. Торжествовавшие было протестанты, проснувшись августовским утром 1553 года, обнаружили себя под властью на дух не переносившей их фанатичной католички Марии Тюдор. Заточив свою соперницу Джейн Грэй в Тауэр, она принялась твёрдой рукой восстанавливать так беспощадно разрушенное отцом Генрихом VIII могущество католической церкви.
На этом фоне и разыгрались события, имеющие непосредственное отношение к нашему рассказу. В то время, как в Лондоне устраивалась поудобней на троне Мария Тюдор, где-то в Северном море, по расчётам капитанов на полпути в Китай, перекатывались с волны на волну три английских фрегата. Море было неспокойным. Лишь с большим трудом можно было разглядеть на бесконечно заливаемых водой бортах названия кораблей: "Edward Bonaventure", "Bona Speranza", "Bona Confidentia".
Целью экспедиции было открытие короткого пути в Китай, так как существовавший тогда караванный путь из Китая в Европу, по которому перевозился так ценившийся в Европе шёлк, был необычайно долгим и требовал больших денежных затрат. Два корабля из трёх потерпели крушение во время жуткого шторма. Пережил морские передряги корабль, капитаном которого был Ричард Ченслер. Но, как это случилось с Колумбом, мечтавшим отыскать путь в Индию и открывшим Америку, Ченслер, волей судьбы, вместо Китая попал в Россию, открыв её рынки для устремившихся чуть ли не вслед за ним английских купцов.
Об иностранце, заброшенном на территорию его царства, узнал Иван Грозный и, после тяжелейшего и долгого пути через заснеженную северную Лапландию, английский капитан предстал "пред светлы очи" русского царя. Ченслер, судя по записям в его дневнике, был в полном шоке от роскоши царского дворца. Глаза его жмурились от сияющей сапфирами и изумрудами царской короны, боярских одежд из золотой парчи, посуды, усыпанной зёрнами драгоценных камней.
Вслед за Ченслером, в Москву зачастил английский дипломат Энтони Дженкинс. Из одного из своих вояжей он вернулся в Лондон с личным посланием Грозного к сменившей на троне Марию Тюдор королеве Елизавете. Царь предлагал королеве тесный союз и принятие взаимных обязательств о предоставлении друг другу убежища в случае, если кому-нибудь из них будет грозить опасность. Говоря о союзе, Иван прежде всего имел ввиду военный союз двух правителей. Преисполненный уважением к англичанам, Грозный решил, что союз с богатой и могущественной Англией, о которой он наслышался от путешественников, купцов и дипломатов, не помешает. Да к тому же страх перед очередным заговором, мнимым или подлинным, упорно возвращал царя к мысли: куда бежать в случае, если его жизни будет угрожать опасность. На север, к шведам, но там его "брата", как он именовал шведского короля Эрика, подданные, уставшие от его жестоких безумств, совсем недавно сбросили с престола. Поближе на Запад, но там ненавистные Польша и Литва - давнее прибежище для князя Курбского и ему подобных, бежавших туда от его гнева и опалы. "Ужас, наведенный жестокостями царя на всех россиян, - пишет Карамзин в "Истории государства Российского", - произвёл бегство многих из них в чужие земли...Бегство не всегда измена, гражданские законы не могут быть сильнее естественного: спасаться от мучителя".
Англия, считал Грозный, была бы недосягаема для его врагов и "недоброхотов", да и с ней он был бы непобедим. Завоевать расположение английской королевы стало его манией. Историки так и назовут это - "англоманией Ивана Грозного". Но в мечтах своих, склонный к фантазиям царь, пошёл дальше. Грозный решил стать мужем всё ещё пребывавшей в девицах английской королевы Елизаветы. На одной из встреч с Дженкинсом царь неожиданно для англичанина заговорил о брачном союзе с Елизаветой, чем совершенно обескуражил посланника.
О планах брачного союза с английской королевой знали считанные люди из наиболее доверенных лиц царя, среди которых таковым числился до поры до времени (у Грозного все числились в друзьях до поры до времени) некий Бомелей - астролог, составитель ядов и врачеватель в одном лице, сменивший, под давлением неблагоприятных для него обстоятельств, туманный Альбион на Россию. Бомелей поделился с царём пророчеством о том, что Грозному суждено стать королём Англии. По его гороскопам выходило, что браку царя с английской королевой благоприятствуют звёзды. Брошенная Бомелеем идея помолвки царя с Елизаветой попала на благоприятную почву. Она явно увлекла Грозного.
Без пяти минут король Англии, каким воображал себя Грозный, он ждал ответа на прямой вопрос: хочет ли королева стать его женой. Но Елизавета, ко времени сватовства к ней русского царя, пришла к выводу, что замужество не сулит ей никаких особых выгод, наоборот - одни только осложнения. Ведь выйдя замуж, она обязательно заденет этим чьё-то самолюбие: то ли кого-то из своих поданных, то ли искавших её руки заморских принцев и королей, от которых не было отбоя.
Неопределённость в вопросах замужества во-первых, не пресекала надежд со стороны многочисленных претендентов, а во-вторых, открывала большие возможности для внутренних и внешних интриг, то есть именно для того, чем жила и сама Едизавета и её двор.
Из дипломатических соображений, не желая "подводить под монастырь" английских купцов в России, Елизавета решила, что в создавшейся ситуации умнее всего повременить с ответом царю насчёт замужества. Время, надеялась она, рассеет сумасбродные планы русского царя. Но задержка с ответом лишь разозлила Грозного, вызвала у него раздражение. Это скоро почувствовали и английские купцы. Почувствовал это и посланник английской королевы сэр Томас Рандольф. Он оказался, по сути дела, под домашним арестом. К дому, где он остановился, была приставлена стража и прошло четыре томительных месяца прежде, чем посол Её Величества получил разрешение на аудиенцию с Иваном Грозным.
У посланника Елизаветы были чёткие инструкции "восстановить порядок в английской торговле" и отклонить, как можно вежливей, брачное предложение Ивана. Аудиенция была тайной. Глубокой ночью доверенный царя боярин Вяземский провёл Рандольфа в "государев дворец". Всё походило на кадры приключенческого фильма. Англичанина заставили переодеться в русское платье. Ни одна живая душа не должна была знать об этой встрече.
После беседы, длившейся в течение нескольких часов, царь, под какие-то, видимо, смутные надежды, которые внушил ему английский посланник, распорядился восстановить все прежние льготы английских купцов. В Англию, тем временем, был отправлен русский посол, который возвратился в Москву с личным письмом от английской королевы.
Елизавета предлагала Грозному убежище в случае опасности. В то же время, она отклонила идею предлагаемого им для неё убежища в России, дав понять, что её подданные не дают ей повода к панике и потому она не предвидит ситуацию, при которой ей придётся спасаться бегством из Англии. Что же касается военного союза, на который надеялся Грозный, то Елизавета заявила, что сможет решить в пользу этого только после одобрения такого союза Королевским советом. Задетый за живое письмом Елизаветы, которая абсолютно проигнорировала его предложение о браке и достаточно прохладно отнеслась к плану военного союза, Иван в ответном письме дал волю своему раздражению. Вот доподлинно его "язвительное письмо" Елизавете, полное жёлчи по поводу её зависимости от какого-то там "королевского совета" и даже нескрываемого презрения к ней, как пребывающей в статусе старой девы: "И мы чаяли того, что ты на своём государстве государыня и сама владеешь, ажно у тебя мимо тебя люди владеют и не токмо люди, но мужики торговые, а ты пребываешь в своём девическом чине как есть пошлая девица".
Неизвестно перевели ли Елизавете дословно послание Грозного. Возможно, что смышлёный переводчик несколько смягчил особенно оскорбительные слова в адрес Её Величества. Известно лишь, что к войне между Англией и Россией это не привело. Но в 1581 году, в самый разгар неудачно складывавшейся для Грозного войны с Польшей, он вновь вспомнил об Англии. В то время в Россию часто наезжал купец и дипломат Джером Горсей. Его рассказы о могуществе английского флота буквально загипнотизировали Грозного. Горсей, по просьбе царя, отправляется со сверхтайной миссией в Англию. В личном письме к Елизавете царь в этот раз просил, помимо военной помощи, руки одной из родственниц королевы некой Мэри Гастингс. Раз уж так упирается королева, решил, видимо, царь, то что ж, сойдёт и кто-нибудь поменьше чином. Бабушка Мэри доводилась Елизавете двоюродной сестрой. Идею жениться на Гастингс подал Грозному попавший как раз в это время на службу к царю в качестве личного доктора некий Робертс. Робертсу была, очевидно, поручена деликатная миссия переключить брачные интересы Ивана с Елизаветы на одну из её родственниц.
И снова закрутилась брачная карусель. Вот как о подготовке секретной миссии по поручению царя рассказывает Горсей: "Когда письма и наказы царя были готовы, я и Савелий Фролов, главный государственный секретарь, спрятали их в тайном дне деревянной фляги, полной водки, подвесили её под гриву моей лошади, меня снабдили четырёхстами венгерских золотых дукатов, которые зашили в обувь и моё старое платье. "Я не стану рассказывать тебе секретные сведения, потому что ты должен проходить страны, воюющие с нами, - сказал царь, - и если ты попадёшь в руки врагов, они смогут тебя заставить выдать тайну. То, что нужно передать королеве, моей любезной сестре, содержится во фляге, и, когда ты прибудешь в безопасное место, её можно будет открыть. Теперь и всегда оставайся верным и честным, а моей наградой будет добро тебе и почёт". Я пал ниц, поклонился в ноги, на душе у меня было беспокойно - предстояли неизбежные опасности и беды".
Пропустим "неизбежные опасности и беды", которые, действительно, выпали на долю Горсея. "Я носил свою секретную флягу с водкой, - пишет Горсей, - днём на поясе под корсетом, а ночью она служила мне подушкой... Прибыв из Гамбурга в Англию, я открыл мою флягу с водкой, вынул и надушил как мог письма и наставления царя, однако королева почувствовала запах водки, когда я их вручал, пришлось раскрыть причину этого, к удовольствию Её Величества".
Но Грозный, видимо, решил, что без своего человека на месте не обойтись, и вслед за Горсеем в Англию отправился личный посланник царя Фёдор Писемский. "Государев посол" должен был окончательно оформить военный союз между двумя странами и, что было даже важнее в глазах Грозного, завершить переговоры о его брачном союзе с Мэри Гастингс.
Писемскому было приказано добиться встречи с леди Гастингс, как следует рассмотреть её и дать по приезду полный отчёт царю: какова она, красива ли, дородна ли, какого роста. Писемский должен был привезти с собой портрет царской невесты и "точную мерку на бумаге". Ему были даны инструкции и на тот случай, если англичане пожелают смутить его и намекнут на недавний седьмой брак русского царя. В этом случае, посланник Грозного должен был ответить, что это не имеет никакого значения, так как новая царица простого боярского рода, т.е. не чета королевской племяннице. Ему велено было также дать понять, что не будет никаких трудностей в случае, если возникнет необходимость избавиться от жены. Писемский обязан был оговорить и определённые аспекты будущего брака. Мэри Гастингс, как и те её придворные, которые захотят приехать с ней в Россию, должны будут принять православие.
Когда Писемский объявил в Лондоне о желании Грозного жениться на племяннице Елизаветы, правительством английской королевы была пущена в ход политика умышленного затягивания окончательного решения. После восьми месяцев топтания на месте, Писемский добился, наконец, разрешения на встречу между ним и, как поспешили её титуловать на свой лад русские "московской императрицей Марией Гастингдонской".
Вот как свидание русского посла с Мэри Гастингс описал уже упомянутый англичанин Горсей: "Королева представила им (посольству царя) возможность увидеть леди, которая в сопровождении назначенного числа знатных дам и девушек, а также молодых придворных явились перед послом в саду Йоркского дворца. У неё был величественный вид. Посол в сопровождении свиты из знати и других лиц был приведён к ней, поклонился, пал ниц к её ногам, затем поднялся, отбежал назад, не поворачиваясь спиной, что очень удивило её и её спутников. Потом он сказал через переводчика, что для него достаточно взглянуть на этого ангела, который, он надеется, станет супругой его господина. Он хвалил её ангельскую наружность, сложение и необыкновенную красоту. Впоследствие её близкие друзья при дворе прозвали её в шутку "царицей Московии".
Под впечатлением встречи Писемский спешит доложить царю, что Мэри Гастингс "ростом высока, тонка, лицом бела, очи серы, волосом руса, нос прям, у рук пальцы тонки и долги".
Сама Мэри вначале дала себя уговорить стать невестой царя Московии, но позже, узнав о царе побольше, наотрез отказалась от его предложения. Прибывший в Москву английский посол Баус, когда царь в беседе коснулся идеи женитьбы на Гастингс, сообщил, что она нездорова и ей будет не по силам столь длительное путешествие в Россию. К тому же её родители не хотят разлучаться с дочерью.
Между тем, Елизавета вновь дала понять Грозному, что в случае опасности, он может всегда надеяться на убежище в её стране, где ему будут оказаны все приличествующие ему почести и обхождение. Раздосадованному царю было сказано, что у английской королевы есть много других родственников, помимо Мэри Гастингс. На одной из встреч с английским послом Грозный сказал, что он настолько настроился соединиться браком с одной из родственниц Елизаветы, что даже намерен для этой цели сам отправиться в Англию, прихватив при этом все свои богатства, т.е. всю государственную казну.
Приближённые Грозного были не на шутку встревожены английскими прожектами царя и перспективой потери столь великого богатства. По одной из версий, именно это и послужило причиной смерти Грозного, то ли отравленного, то ли задушенного тогдашним фаворитом Богданом Бельским. Заговорщики, в число которых входил и будущий царь Борис Годунов, решили одним махом избавиться и от кровавого деспота, и от его сумасшедших затей. Когда английский посол Баус осведомился о возможности очередной аудиенции с Грозным, то глава посольского приказа Щелкалов, не пытаясь даже скрыть своего злорадства, выпалил в лицо елизаветинскому посланнику: "Помер ваш английский царь, помер!"

Так закончилась несколько затянувшаяся эпопея странного сватовства Грозного, который за время своего правления имел семь жён, собственноручно душил своих незаконорожденных детей и принёс своему народу больше горя, чем монгольская орда. Нет, точнее всё же по- английски, чем по-русски звучит его прозвище Ivan the Terrible, что переводится как Иван Ужасный. Он же, как это значилось в его титулах: "Царь и великий князь всея Руси. А также царь новгородский, казанский, астраханский. Государь псковский, великий князь смоленский, тверской, югорский, пермский, вятский, болгарский" и...без пяти минут король Англии добавим мы и поставим на этом точку.



Литература по теме:

Н.Карамзин. История государства Российского.

Н.Костомаров. Русская история в жизнеописаниях
её главнейших деятелей.

Ю.Толстой. Россия и Англия.

Б. Флоря. Иван Грозный

Д.Горсей. Записки о России

Р.Скрынников. Великий государь Иван Васильевич Грозный. В двух томах.
Особенно много о Грозном и Англии во втором томе.
Грозный серьёзно готовился к бегству в Англию. Скрынников пишет: "Грозный, озабоченный опасностью мятежа, предпринимал практические шаги, готовясь к отъезду за море. В конце опричнины он перевёз государственную казну в Новгород. В 1575 г. отправил свои сокровища в Вологду. Для их хранения были выстроены каменные палаты. Д.Горсей собственными глазами видел на Северной Двине под Вологдой много судов и барок, построенных с помощью английских мастеров. Эти суда должны были перевезти царскую семью на Белое море, откуда прямой путь вёл в Англию".
Скрынников пишет, что и царь Борис Годунов в какой-то момент в 1585 году, когда обострилась ситуация, "втайне отправил гонца в Лондон с просьбой предоставить ему и его семье убежище в Англии". Англия становилась популярным местом убежища в глазах русских царей.

Г.Вернадский. Московское царство

Л.Васильева. Жёны русской короны. Книга 1, глава: Английское сватовство.

На сайтах - www.podrobnosti.ua/history, www.russianculture.ru/brit
и других исторических сайтах можно найти полный текст "оскорбительного" письма Грозного к Елизавете, написанного в ответ на её отказ от его брачного предложения. Подлинник этого послания был относительно недавно обнаружен в Национальном архиве британского города Кью.





Читатели (208) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы