ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



СС НА СЛУЖБЕ СССР

Автор:
СС НА СЛУЖБЕ СССР



"Тысячелетний Рейх" лежал в руинах. Вся подвластная Гитлеру территория свелась, по сути дела, к находившемуся под его канцелярией бункеру. Несмотря на это, в начале 1945 года, Гитлер и некоторые из его ближайшего окружения всё ещё уповали на чудо. Предполагалось, что чудо явится в виде особого секретного оружия, которое поможет немцам решительно переломить военнную ситуацию в свою пользу. Выручить Гитлера должны были и непреодолимые разногласия внутри антигитлеровской коалиции. и, как следствие этого, предполагаемая ссора в лагере врагов: Рузвельта и Черчилля со Сталиным.
Считалось, что "провидение" и на этот раз спасёт Гитлера, как оно уже неоднократно спасало его в прошлом. Эйфория, связанная с этими надеждами, была настолько сильна у Гитлера, что в начале 1945 года он отдал приказ Гиммлеру взять на себя создание военно-полевых судов для беспощадной расправы с теми, кто окажется заподозренным в пораженческих настроениях. В апреле 45-го "преступные" настроения овладели и самим Гитлером. По воспоминаниям нацистского министра вооружений Шпеера, Гитлер впал в апатию и, казалось, что из этого оцепенения его уже ничто не способно будет вывести.
Лишь однажды он вышел из себя. Первый раз это произошло, когда Борман положил перед ним телеграмму Геринга, в которой тот, в ультимативной форме, потребовал передачу ему власти. Второй раз он сорвался, когда ему донесли о предательстве Гиммлера, пытавшегося за его спиной договориться с американцами о прекращении огня на западном фронте в обмен на своё участие в будущем немецком правительстве. Вот, что пишет о зревших вокруг Гитлера заговорах в комментариях к "Берлинскому дневнику" Г. Васильчиков:
"После войны обнаружилось, что по мере приближения поражения начали колебаться даже многие в среде СС и прежде всего сам Гиммлер. Ещё в 1942 году он спрашивал своего финского массажиста Феликса Керстена: "Как вы думаете? Не сумасшедший ли это человек?" - и завёл досье болезней фюрера. Сталинградская битва ещё сильнее пошатнула его веру в звезду Гитлера и, как уже отмечалось, в начале 1944 г. д-р Сикс пытался по поручению Гимммлера наладить контакт с американцами. Некоторое время генералы СС Ф.Штайнер и З.Дитрих (последний в течение многих лет командовал личной охраной Гитлера) планировали нападение на ставку Гитлера. Преемник Канариса на посту руководителя разведки (Абвера) Вальтер Шелленберг обдумывал идею похищения Гитлера и выдачи его союзникам.

Гитлер был вне себя, когда получил сведения о вероломных попытках Гиммлера договориться с американцами. Можно было подумать, что его личный врач Морель сделал ему укол адреналина и фюрер обрёл второе дыхание. Он сотрясал воздух яростными тирадами, совал всем бумагу с сообщением о предательстве Гиммлера, словно хотел лишний раз убедиться в том, что это не сон. В поисках козла отпущения он отыгрался на адъютанте Гиммлера Германе Фегелейне, отдав его на расправу мюллеровским костоломам из гестапо.
Но в первых числах мая исчез и сам Мюллер, руководитель гестапо, обергруппенфюрер СС и, согласно утверждению начальника разведки Вальтера Шелленберга, тщательно законспирированный советский агент. Мюллер, как утверждает Шелленберг, воспользовался в своё время следствием в гестапо по делу советской разведовательной группы "Красная капелла" для установления контактов с агентурой НКВД в Германии и ушёл к советским в последние годы войны.
По мнению Рудольфа Гесса, Мюллер был из тех беспринципных, но чрезвычайно педантичных служак, которые ревностно отдаются работе при любом режиме. В 20-е годы, до прихода нацистов к власти, он работал в полицейском управлении Берлина и от него доставалось тогда в равной степени и спартаковцам Тельмана и коричневорубашечникам Гитлера. Был ли Мюллер действительно завербован энкеведистами? Ответ на этот вопрос таится, возможно, за семью печатями где-то в архивах.
Тем временем, пока бушевал в бункере "великий вождь немецкого народа", предавший его Гиммлер, после провалившейся затеи с переговорами, пустился в бега. С паспортом на имя Генриха Хитцингера, с чёрной повязкой на левом глазу, небритый, ссутулившийся и, как ему казалось, абсолютно неузнаваемый, он смешался с толпой беженцев, которые брели по развороченной войной дороге из Гамбурга в Бремен.
Подвели Гиммлера слишком новенькие документы. Английский патруль решил задержать его и сообщил о подозрительном субъекте работникам Британской службы безопасности. (По другой версии, Гиммлера остановил советский патруль, а советские передали подозрительного беженца англичанам). Арестованного Гиммлера поместили в лагерь для перемещённых лиц. Понимая, что установить его личность для английской разведки не составит труда, Гиммлер потребовал встречи с комендантом лагеря. "Я - Генрих Гиммлер, - сказал он, входя в кабинет коменданта и снимая на ходу с глаза чёрную повязку. Я бы хотел сделать важное и срочное сообщение маршалу Монтгомери". Гиммлера перправили в штаб армии. Когда его посадили там под замок до прибытия представителя Монтгомери, он, видимо решив, что шансов выторговать жизнь у англичан у него нет, перекусил предварительно спрятанную за щекой ампулу с ядом. Так закончил свои дни нацистский министр внутренних дел и рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер.
Если Гиммлеру с его перевоплощением не повезло, то куда более благосклонной оказалась фортуна к кое-кому из эсесовцев рангом поменьше. Правда, их перевоплощение выглядело ещё абсурдней, чем роль несчастного беженца в исполнении Гиммлера. Абсурд заключался в том, что за тридевять земель от того места, где лежал на полу английского штаба мёртвый Гимммлер, его головорезы сидели за партами (кто бы мог подумать?) антифашистской школы в советском городе Красногорске.
Ещё недавно связанные эсэсовской клятвой, требовавшей от них слепого повиновения фюреру, они готовились к принятию совершенно других обязательств. Антифашистская школа в Красногорске готовила кадры разведки, контршпионажа и будущих стражей порядка для оговореного уже совесткого сектора Германии, позже оформившегося в ГДР.
Гитлер был прав в своих предчувствиях насчёт грядущей ссоры участников коалиции. К счастью для человечества, ссора эта произошла не тогда, когда он её ожидал. К концу войны и в Вашингтоне и в Москве отдавали себе отчёт в том, что встреча на Эльбе советских и американских солдат - это не более, чем патетический символ, предлог для наивной и шумной сиюминутной пропаганды. Демонстрировавшие неизменно свою дружбу союзники по антигитлеровской коалиции готовились, тем временем, к серьёзной схватке друг с другом за раздел власти, или так называемых сфер влияния в послевоенной Европе.
"Антифашистская школа" в Красногорске и была сориентирована на такую будущую конфронтацию. Причём, как выяснилось значительно позже, обе стороны, и Запад и Советский Союз, собирались использовать в этой конфронтации весь арсенал имеющихся под рукой средств, не обременяя себя никакими моральными соображениями. Вчерашние риббентроповские чиновники, мюллеровские гестаповцы и полицейские, даже гиммлеровские эсэсовцы - все должны были быть задействованы в войне, котрая начинала набирать свои обороты едва ли не сразу после совместной победы над фашистской Германией.
Возглавил "школу" в Красногорске "проверенный немецкий товарищ" из Коминтерна Вильгельм Цайссер. Цайссер родился в Германии. В 1918 году стал коммунистом. Учился в советской России, там же закончил школу разведки. Назначенный руководителем красногорской школы, Цайссер пришёл к выводу, что часть попавших в плен офицеров вермахта, гестапо и СС идеально подходят, после, разумеется, соответствующей обработки, для разведовательных и карательных органов в планируемой московскими товарищами "своей" Германии.
В журнале "Огонёк" в 2004 г. была напечатана любопытная статья: "Русский плен". Автор статьи Борис Коптев приводит в ней выдержки из письма, оказавшегося в советском плену немецкого аса Эриха Хартмана:
"Лагерь находится под управлением русской секретной полиции, - писал он домой. - Ей помогают немецкие предатели... Они называют себя Anfita. При пристальном рассмотрении они оказываются бывшими врачами СС, лидерами гитлерюгенда, командирами СА и тому подобной швалью. Вчера они предали нас, а завтра предадут и новых хозяев. Таких людей нужно содержать в аду". (www.ogoniok.com/archive/2004/4866/39-56-59)
Многие из эсэсовцев оказались в плену у советских в 1944 году, когда Гиммлер, желая продемонстрировать Гитлеру, на что способны его "тевтоны", бросил на Восточный фронт сформированные им наспех эсэсовские дивизии.
Все пленные фашисты проходили через фильтрацию допросов. Самых одиозных и фанатичных уничтожали или посылали медленно умирать на рудники. Остальным предложили работать на новую власть. Альтернатива сотрудничеству - рудники, была в глазах многих пленных нацистов железным аргументом в пользу сотрудничества.
В течение июня 1945 г. 300 "перепрограммированных" нацистов были отправлены в Германию для работы в советском секторе. Позже к ним присоединились ещё 1000 быших нацистов. Немецких коммунистов было явно недостаточно, чтобы заполнить всё более расширяющиеся ведомства и министерства в советском секторе. Спешно создаваемая коммунистическая Германия испытывала острый дефицит в правительственных чиновниках и специалистах самого различного сорта.
Требовались, среди прочего, следователи с опытом "силового ведения допросов", т.е. с применением пыток. Позарез нужны были полицейские, не отягащённые моралью для беспощадного разгона демонстраций и арестов. Особый спрос был и на "рыцарей плаща и кинжала", разведчиков, готовых и способных работать на "новую Германию". Причём, все они нужны были немедленно.
Цайссер, занимавшийся перековкой нацистов в Красногорске, стал в 1947 году шефом восточно-германского министерства безопасности. С его лёгкой руки, кадровый вакуум стали бодро заполнять нацистами, получившими "аттестат зрелости" в Красногорской школе. В министерстве Цайссера нашлось место для бывшего нацистского генерала из Абвера Рудольфа Вамлера и для эсэсовцев Рэйголда Таппера и Йоханна Санитцера. Знаменательно, что последний в своё время возглавлял отделение гестапо в Вене.
Некоторые немецкие коммунисты открыто выражали своё недовольство руководителем компартии Вальтером Ульбрихтом, который одобрил приём на работу бывших нацистов. Но возмущения "идеалистов" игнорировались, а выпускников "антифашистской школы" продолжали назначать на ответственные должности. Так, лейтенант рейхсвера Герман Рентш, воевавший на сталинградском фронте, получил "свеженькое" назначение на пост старшего инспектора (в звании генерала полиции) пограничных войск. Другому бывшему нацисту доверили руководить отделом снабжения войск особого назначения.
Советские в своём секторе свели к минимуму процесс "денацификации" (т.е. поимку и привлечение к ответсвенности бывших нацистов). К 1948 году все комиссии, которые этим занимались, прекратили, по сути дела, свою деятельность. Зато шли повальные аресты немецких социал-демократов. Они оживили собой опустевшие было лагеря смерти: Заксенхаузен, Бухенвальд. В бывших концлагерных бараках разместили 5000 социал-демократов. 400 из них поглотил навсегда этот восточногерманский ГУЛАГ.
Ведомство Цайссера старалось держать под наблюдением всё, что даже намекало на опасность для новоиспечённого государства. Между тем, недовольство восточногерманских немцев росло. Возникали, одна за другой, диссидентские группы. Требования свободы и прав подавлялись не менее жестоко, чем нацистским режимом. 17 июня 1953 года советскими войсками была жестоко подавлена, с применением танков, массовая демонстрация протеста в Берлине. Недовольные уходили в подполье. Спасало это их ненадолго.
Первые успехи ведомства Цайссера связаны как раз с уничтожением подпольной диссидентской группы под названием "Группа борьбы с бесчеловечностью", или сокращённо "ГББ". Целью этой организации было мобилизовать европейское общественное мнение против заключения в советской зоне немецких диссидентов в концлагеря и розыск тех, кто пропал там без вести. В 1950 году "ГББ" попало под влияние американской разведки. Цайссер тем временем внедрил в руководство "ГББ" своего агента, бывшего эсэсовца. После этого оставалось лишь нанести решающий удар. Осенью 1951 года лидеры "ГББ" и многие рядовые подпольщики были арестованы. Другая диссидентская группа, под названием "Следственный комитет свободных юристов в советской зоне" также пала жертвой инфильтрации в эту группу цайссеровского эсэсовца.
К весне 1952 года все наиболее важные члены "Комитета" сидели во внутренней тюрьме восточногерманского министерства безопасности. Многие из них прошли через изматывающие многодневные допросы с применением пыток. Последний глава восточногерманской разведки Маркус Вольф в своих мемуарах, изданных после развала ГДР, неохотно, задним числом, признаётся в том, что сообщения западной прессы "о допросах и пытках в Восточном Берлине, применявшихся отделением тайной полиции восточногерманского министерства внутренних дел, известным под кодовым названием "К5", не были "лживой пропагандой", как утверждали это власти ГДР. "Многие годы спустя - пишет он, - к своему немалому замешательству, мне удалось узнать, что это не было вымыслом". "Однако, - отмахивается Вольф, - эти преступления бледнели, становясь чем-то незначительным, при воспоминании о преступлениях нацистского режима".
Если учесть, что отдел допросов, например, в городе Шверине возглавлял бывший офицер СС Луи Хагемейстер, то понятно, что скрывается за "незначительными" злоупотреблениями восточногерманской полиции. Пятый отдел полиции "К5", о котором упоминет Вольф, был известен своими явно гестаповскими методами допросов. Руководители этого отдела в частных разговорах не скрывали своего восхищения методами нацистской полиции, её "точностью и чистотой работы". Шеф восточногерманской полиции Рюген настоятельно советовал своим сотрудникам штудировать архивы нацистской службы безопасности.
Цайссеру покровительствовал Берия, и когда в Москве последний был смещён, рикошетом пострадал и Цайссер. Новым руководителем службы безопасности был назначен Эрнст Вольвебер. С его приходом обновилась не только табличка с именем на дверях кабинета. Вольвебер поставил себе за цель нафаршировать возглавляемую Р.Геленом западногерманскую разведку, в которой тоже было немало бывших нацистов, своими агентами.
В качестве такой "первой ласточки", которая должна была проникнуть в гнездо Геллена, "советские товарищи" предложили В.Шнайдера, офицера СС, участвовавшего, вместе с Мюллером, в разгроме антинацистской группы "Красная капелла". Когда Шнайдер попал в плен, энкедисты вытащили его из лагеря для военнопленных, натаскали и пристроили бухгалтером в христианско-демократическую партию Аденауэра, правильно рассчитав, что именно Аденауэр будет выбран канцлером Западной Германии. Шнайдеру удалось постепенно выйти на Гелена, который предложил ему работу в своём секретном ведомстве. Благодаря новому положению и связям, Шнайдер сумел найти работу жене, которая к тому времени тоже стала советским агентом. Причём, пристроил он её не где-нибудь, а в министерстве обороны ФРГ. Восточногерманская разведка и КГБ торжестовали. "Шпионская парочка" обрушила на них настоящий ниагарский водопад секретной информации. Итак, начало было положено. Позже, помимо Шнайдера, в геленскую разведку удалось внедрить других бывших эсэсовцев: Фридриха Панзингера, специализировавшегося в Третьем Рейхе на борьбе с антинацистским подпольем и Карла Фухтингера, а также бывшего начальника отдела иностранной разведки при СС Хайнца Фельфе.
Фельфе, с помощью КГБ, сделал говолокружительную карьеру у Гелена. "Стартовой площадкой" для взлёта Фельфе стали его, совершенно потрясающие в глазах геленского руководства, успехи в сборе секретной информации о Советском Союзе и ГДР. Вот как об этом пишет в своей книге "Служба" сам Рэйнхард Гелен: ""Если другие, впоследствие разоблачённые агенты противника, снабжались специально подготовленной информацией небольшой ценности, то Фельфе, по личному указанию шефа КГБ Шелепина, получал для передачи нам сведения, представлявшие в тот период яростных стычек между разведовательными службами Востока и Запада, можно сказать без преувелечения, исключительный интерес. Делалось это для того, чтобы поднять авторитет Фельфе в наших глазах, укрепить его положение и способствовать его быстрому продвижению по службе".
Пиком карьеры Фельфе в геленском ведомстве станет его назначение на должность руководителя отдела контршпионажа. То есть, по иронии судьбы, он будет отвечать за разоблачение советских агентов, как и он, внедрённых КГБ в западногерманскую службу безопасности. С назначение Фельфе на должность начальника контразведки кэгебисты получили столь желанный "золотой ключик" к наиболее охраняемым в ведомстве Гелена секретным сейфам. Казалось, у Москвы были все поводы торжествовать. Но ведь не зря говорят: "жизнь стремится к дурному равновесию". "Праздник" на Лубянке оказался серьёзно подпорчен внезапным осознанием его последствий. Ведь отныне, для успокоения Гелена, встревоженного нешуточной утечкой информации, нужно было подбрасывать ему разоблачаемых Фельфе советских агентов, проще говоря "сдавать" своих же. Получался какой-то замкнутый круг: доступ к секретнейшей информации врага наконец-то имелся, но платой за него должны были стать свои агенты, с таким трудом внедрённые в геленскую разведку.
Гелену же казалось, что Фельфе именно тот человек, который очистит его ведомство от замаскировавшихся врагов. Короче, от кошки ожидалось, что она будет ловить мышей. Промедление в этом плане и несколько растерянное вначале поведение Фельфе уже стало вызывать серьёзные подозрения среди некоторых его сослуживцев. У Гелена даже лежал донос на Фельфе, Он не дал ход этому доносу только потому, что абсолютно доверял в то время Фельфе и воспринял обвинение против него как обычную служебную склоку. В Москве оказались перед жёсткой дилеммой: подставить под удар Фельфе или сдавать понемногу, на съедение Гелену, других агентов, рангом поменьше.
Было решено удержать Фельфе на завоёванных им позициях как можно дольше и любой ценой. Так началась, со стороны КГБ, навязанная обстоятельствами, странная игра в поддавки с разведкой противника.
Первым в Москве решили "сдать" Шнайдера, того самого Шнайдера, с которого стартовала вся, столь успешная до сих пор, инфильтрация "своими людьми" геленской организации. Со Шнайдера начался отсчёт "искупительных жертв", которые КГБ предполагало бросать на алтарь успехов своего агента №1 в Западной Германии Хайнца Фельфе. Следующей фигурой, которой решили пожертвовать в Москве, оказался тоже один из перекованных в своё время эсэсовцев - Фридрих Панзингер. Его, с наводки Фельфе, арестовали и он, "бедняга", повесился в тюрьме. "Разоблачение" и арест Панзингера лишь на время удовлетворило аппетиты Гелена. Ведь его разведовательные операции в ГДР прдолжали проваливаться одна за другой. Там шли просто-таки повальные аресты его агентов. Ясно было, что кто-то изнутри его ведомства продолжает наводить врага на цель. Москве ничего не оставалось, как, скрепя сердцем, продолжить самоубийственную игру в поддавки. В конце концов, сдача своих привела к полному истощению кэгебистских кадров внутри западногерманской службы безопасности. Разоблачать больше было некого. На шахматной доске, со стороны КГБ, не осталось ни одной шахматной фигуры, кроме суперагента - Фельфа. При всём желании кэгебистские гроссмейстеры уже ничем не могли ему помочь. Час расплаты наступил и для него. Он теперь уже окончательно попал под подозрение, и Гелен, не давший в своё время ход доносам на Фельфе, в этот раз сам распорядился заняться вплотную казавшимся ещё вчера таким талантливым руководителем отдела контразведки.


О ФЕЛЬФЕ, И НЕ ТОЛЬКО О НЁМ


Гитлер ещё не пришёл к власти, но гитлерюгенд, этот резерв фанатичных исполнителей его воли, пополнился и юным национал-социалистом Хайнцом Фельфе. Ещё немного усилий с его стороны - и вот уже шестнадцатилетний подросток "нордического типа" в шеренге других новоиспеченных эсэсовцев даёт клятву на верность вождю немецкого народа. В "чёрном ордене" Гиммлера он дослуживается до звания оберштурфюрера СС и, пройдя соответствующую "боевую и политическую подготовку", попадает в элитные войска СС. Фельфе в числе тех эсесовцев, которые в конце войны помогают любимцу Гитлера, знаменитому Скорцени, прятать нацистское золото.
"В конце войны, - уточняет один из советских кураторов Фельфе, полковник КГБ В.Коротков, - гаупштурмфюрера СС Хайнца Фельфе ... направили в Нидерланды для организации и заброски диверсионных групп в тыл американо-английских войск".
Не успевшего, в отличие от своего руководителя Гиммлера, сменить мундир эсэсовца на гражданскую одежду Фельфе аркстовывают в 1945 году и он содержится в тюрьме, сначала в Англии, а затем в Канаде. В 46-47-х годах с Фельфе были сняты все обвинения в военных преступлениях и он был немедленно использован британской разведкой в качестве осведомителя. В роли "подсадной утки" он должен был помогать англичанам в поимке видных нацистов. В течение этого времени Фельфе несколько раз посещал семью, которая оказалась в советской зоне. Вояжи Фельфе в советскую зону не прошли незамеченными для энкеведистов и они предложили ему работать на них в качестве двойного агента. Фельфе, застигнутый врасплох этим предложением, не дал в тот момент определённого ответа, но с тех пор он на "крючке" у советских и они уже не выпустят его из поля зрения.
В 1948 г. Фельфе встретился с двумя хорошими друзьями по тому воремени, когда он служил в СС - Эрвеном Тибелем и Гансом Клеменсом. Тибель во время войны работал в СС под началом Фельфе, а Клеменс возглавлял отдел гестапо в Дрездене. После войны Тибель занялся и довольно успешно бизнесом. Клеменс же был не столь удачлив. Жена его оставила и он не смог найти работу, которую хотел: с большой зарплатой и влиянием и к тому же интересную. Свет в конце туннеля забрезжил для Клеменса лишь после того, как его жена, жившая от него отдельно, свела его с советским офицером. КГБ сделало ему предложение, которое оказалось весьма соблазнительным с финансовой точки зрения, но главным фактором оказалось презрение Клеменса к американцам и англичанам. Он согласился стать советским агентом в Западной Германии. Оказавшись там в этом качестве, он решил, что неплохо было бы обзавестись помощником и привлёк к своей работе бывших сослуживцев по СС: Фельфе и Тибеля. Фельфе, не давший в своё время согласия энкеведистам на сотрудничество с ними, в этот раз тут же согласился. Тибель присоединился к своим друзьям, хотя и без особого энтузиазма. Итак, боевая эсэсовская тройка взялась за работу. Началась та самая охота на ведомство Гелена, пиком которой стала карьера в нём Хайнца Фельфе.
Фельфе помог КГБ разоблачить сто агентов Гелена, действовавших на территории ГДР и передал КГБ огоромное количество секретных материалов. По приблизительным оценкам американской разведки, он передал советским около 15 тыс. единиц секретной информации. Гелен и американские спецслужбы получили информацию о том, что Фельфе - советский разведчик от оставшегося на Западе подполковника польской службы безопасности М.Голеневского. 27 октября 1961 года радиошифровка для Фельфе, за которым уже следили, была перехвачена и он был арестован прямо на работе. Суд приговорил его к 14 годам тюремного заключения.
Как пишет в своих воспоминаниях "Щит и меч" полковник КГБ Василий Митрохин, Юрий Андропов, вступивший в 1967 г.в должность руководителя КГБ, в первые дни своей работы разослал сотрудникам циркуляр, в котором советовал перенимать опыт тех, кто создал целую плеяду блестящих советских разведчиков. В числе таких "звёзд" советсого шпионажа, как англичане Филби и Маклин, Андропов назвал и Фельфе.
Своего восхищения разведчиком Фельфе не скрывают (скрывая при этом его эсэсовское прошлое) и авторы книги "Тайные информаторы Кремля" В.Антонов и В.Карпов.
Фельфе удостоился чести быть упомянутым в "Энциклопедии шпионажа", изданной на английском языке в издательстве "Гроэмерси Бук". В ней, кстати, сообщается коротко о его дальнейшей судьбе. После того, что он отсидел 6 лет в западногерманской тюрьме, его, по договорённости с советскими, обменяли на шесть агентов Гелена, арестованных в Восточном Берлине. Там же, в Восточном Берлине, Фельфе и обосновался, работая, до развала ГДР,офессором криминалистики в институте Гумбольдта. Правительством СССР, бывший эсэсовец Фельфе, был награждён орденом Красного Знамени и Красной Звезды. В 1985 году Фельфе выпустил книгу "Мемуары разведчика".
Уже упоминавшийся шеф восточногерманской разведки Маркус Вольф в своей книге "Игра на чужом поле" отрицает факты использования его ведомством бывших нацистов, в частности, эсэсовцев. Пропагандистские удареня в его книге расставлены таким образом, чтобы создалось впечатление, что такого рода практика была характерна исключительно для западногерманской разведки и ЦРУ. Об этом он говорит охотно и подробно. Собственные грехи едва просматриваются за обвинениями в адрес противников.
Правда, в нескольких случаях, он всё же проговаривается. "Многие наши тогдашние агенты и контакты на Западе не были коммунистами, а работали на нас потому, что хотели помочь преодолеть раскол Германии и отвергали политику американцев. Некоторых мы уговорили сотрудничать, дав им понять, что мы лучше информированы об их прошлом в Третьем Рейхе, чем им это понравилось бы".
В другом месте, говоря о созданной им разведовательной группе "Корнбренне", действовавшей в ФРГ, он пишет: "Вопреки всем легендам, распросиранившимся впоследствиие, контакт с группой "Корнбреннер" был единственным случаем, когда мы использовали сети бывших эсэсовцев и сотрудников СД. Будь мы менее совестливыми, мы бы уже в первые годы существования нашей службы гораздо легче и быстрее проникли бы в руководство западногерманских служб и командование бундесвера". По мнению Вольфа, советские, в этом плане, оказались куда менее щепетильными, широко привлекая к своей работе бывших гиммлеровских сотрудников. "Советская разведка, - добавляет он, - действовала в этом отношении гораздо прагматичнее и добивалась более значительных успехов".
Так, странным образом, вернулось "на круги своя" бывшее предвоенное острудничество между Советским Союзом и нацистами. Правда, на этот раз в иной форме и в иных условиях. Этот тайно возрождённый союз привёл к крупнейшим провалам геленской да и американской разведки, которые тоже, как выяснилось, не проявляли особой моральной озабоченности в использовании бывших эсэсовцев. В каком-то смысле, можно считать, что натасканные советскими органами эсэсовцы одержали победу над эсэсовцами, натасканными разведкой Гелена, или наоборот, в зависимости от того, как на это смотреть. Что ни сделаешь для изменения мира по своему образцу? Уж не такого ли рода цинизм имел ввиду Бертольд Брехт, когда писал:

Какую бы низость ты бы не совершил,
Чтобы вытравить низость?
Если бы ты мог в конце концов
Изменить мир,
То перед чем
Остановился бы ты ради этого?
Кто ты?
Погрузись в грязь,
Обнимай палача, но
Измени мир. Он нуждается в этом!

"Обнимай палача, но измени мир" - неплохой эпиграф для всей этой грязной истории.


БИБЛИОГРАФИЯ
______________________


Маркус Вольф. "Игра на чужом поле".
Из-во "Международные отношения", 1998 г.

Markus Wolf. "Man without a face".
PublicAffairs, NY. USA.

Рихард Гелен. "Служба".
Москва. "Терра-Терра", 1997 г.

"The Russians in Germany".
The Belknap Press of Harvard University Press

John O.Koehler. "Stasi. The untold story of the East German secret police".
Westview Press, 1999

"The Service". The memoirs of general Reinhard Gehlen",
World Publishing, 1972


David E.Murhy, Sergei A. Kondrashev and George Bailey.
"Battleground Berlin".
R.R. Donneley and Sons, Yale University Press, 1997

Дж. Бейли, С. Кондрашев, Д. Мерфи. "Поле битвы - Берлин".
Серия: Секретные миссии.
Терра. Москва. "Терра-Книжный Клуб", 2000 г.

"Spy Book of Espionage".
The Encyclopedia of Espionage.

"Взлёты и падения генерала".
"Курьер", 7 мая 2004 г.

Владимир Антонов, Владимир Карпов. "Тайные информаторы Кремля".
Москва, Изд-во "ОЛМА-ПРЕСС", 2002

"Аргументы и факты", №3, 2008 г.

"Совершенно Секретно", №8 (207), Август 2006 г.
"Что заставило убеждённого нациста Хайнца Фельфе работать на Лубянку?"

"Курьер", 9 июня 2006 г. "Деньги от Гитлера и тайные концлагеря".

"Независимая Газета", №48(221) 22 декабря 2000 г. "Проникнуть в БНД".

"Курьер", 21 января 2005 г. "Социалистические палачи".

Грани.ру 12/26/2007 "На руSSкой службе".

www.agentura.ru/text/press/2000

"Аргументы и факты", №13, 2008 "Выигрыш в шпионское "очко".






Читатели (159) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы