ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



СВОИМИ РУКАМИ ВСКОРМЛЕННЫЙ ЗВЕРЬ. ГЕРМАНСКИЙ МИЛЛИТАРИЗМ И СССР. ТАЙНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Автор:
СВОИМИ РУКАМИ ВСКОРМЛЕННЫЙ ЗВЕРЬ
(Германский милитаризм и СССР. Тайное сотрудничество.)



Отношения Советского Союза с Германией строились
на основе, не имеющей ничего общего с интересами
увековечивания послевоенной версальской системы.
Мы всегда были того мнения, что сильная Германия
является необходимым условием прочного мира
в Европе.

В.Молотов. Из доклада на заседании Верховного
Совета 31 октября 1939 года.



Шёл 1928 год. Прошло 10 лет со дня окончания Первой мировой войны, а Германия всё ещё расплачивалась, в буквальном смысле этого слова, за своё поражение в войне. По договору, подписанному в Версале, страны-победительницы потребовали от Германии выплаты совершенно астрономических репараций. Несмотря на то, что условия их выплаты были с годами смягчены, всё это не могло не сказаться самым негативным образом на экономическом положении страны.
Компании вылетали в трубу одна за другой. Закрывались банки. Инфляция съедала все сбережения. Правительственные кабинеты сменяли друг друга так часто, что немцам должно было казаться, что они смотрят фильм, снятый на чрезмерно большой скорости. Вот президент жмёт руку одному премьер-министру, а вот почти тут же привествует другого премьер-министра. На улицах проходили бесконечные манифестации, уличные потасовки между демонстрантами становились постепенно привычным явлением. Немцы всё чаще погружались в отчаянье - прекрасный бульон для разведения бацилл коричневой и красной чумы.
В тот день берлинцы, прихлёбывавшие вместе с чашкой кофе порцию горьких, как цианистый калий, новостей, не обратили внимание на факт, о котором пойдёт речь. Впрочем, это событие и было сориентировано на то, чтобы пройти как можно незаметней для стороннего наблюдателя. В Германию прибыла делегация представителей советских рабочих организаций. По крайней мере, так эта делегация именовалась официально. На самом деле, она была укомплектована одетыми в гражданское руководителями Красной Армии.
Секретность всего мероприятия обусловливалась тем, что Германия всё ещё была связана по рукам Версальским договором, который продиктовали ей победители. Согласно этому договору, военный потенциал Германии был в значительной степени ограничен, а развитие её вооружённых сил обставлено всевозможными оговорками. Отменялась всеобщая воинская повинность в стране. За Германией оставили право на армию добровольцев не более, чем в 100.000 человек, причём исключительно для поддержания порядка внутри страны. Ограничения налагались и на всевозможные виды вооружения. Победители жёстко следили за выполнением условий договора. Специальная комиссия по контролю имела в стране своих инспекторов. Все эти меры были направлены на то, чтобы раз и навсегда покончить в будущем с милитаристской угрозой со стороны Германии.
Стремясь обойти Версальский договор, немецкий генералитет завязал тайные военные отношения с Советской Россией. Посетившая в 28-ом году Берлин советская военная делегация оказалась там как раз в результате этого секретного соглашения между германскими военными и сталинским руководством. Советы предоставляли немцам возможность тайно совершенствовать виды вооружения на своей территории, а к услугам руководителей Красной Армии были учебные классы немецкого генштаба, где они овладевали военным мастерством. Кроме того, в Москве надеялись на все те выгоды для советской армии, которые сулило им военно-техническое сотрудничество с Германией: создание новых видов оружия, совместные проекты и разработки и т.д. От эффективности этого сотрудничества теперь зависела как Красная Армия так и исподволь возрождающийся, вопреки версальским ограничениям, германский Вермахт. Была и другая причина сближения Германии с Советской Россией. Как пишут авторы учебника "Россия и мир": "Флиртуя с советскими, намекая на возможность создания германо-советского центра силы, Германия вынуждала державы-победительницы к проведению в отношении себя более гибкой политики. Тому способствовала и финансовая заинтересованность США, Англии и Франции в германском экономическом росте: ведь не возраждаясь экономически, Германия не смогла бы выплатить им репарации".
Первые секретные контакты между советским правительством и немецкими военными начались ещё при Ленине и оформились во время неофишированных встреч Чичерина, возглавлявшим большевистскую делегацию на мирной конференции в Генуе и представителями немецкой военной верхушки. Наставляя тогда, весной 1922 года, Чичерина, Ленин в своих директивах ему отметил, намекая на возможную сделку с Германией: "Третью рознь мы имеем между Антантой и Германией. Германия не может вынести Версальского договора и Германия должна искать союзника против всемирного империализма".
"Когда Берлин обратился в Москву с предложением о создании (на территории Советской России) немецких командных курсов, - пишет историк Д.Волкогонов, - Ленин, Троцкий, Каменев, Крестинский, Радек, Калинин единодушно решили: "Немецкие командные курсы открыть вне Москвы. О месте поручить сговориться тт. Троцкому и Дзержинскому".
В ноябре 1922 года правительство советской России подписало секретный контракт с германской самолётной компанией "Юнкерс". Советские согласились передать в аренду "Юнкерсу" два недействующих ещё с гражданской войны завода. Немцы в свою очередь обязались "вдохнуть в них жизнь" и производить на этих заводах 300 самолётов в год. 60 из них, согласно договору, предназначались для Красной Армии, остальные - для вермахта.
Одним из инициаторов военного сотрудничества двух стран стал главнокомандующий германской армией фон Сект. "Только в союзе с Россией, - полагал он, - у Германии есть перспектива вновь обрести положение великой державы. Англия и Франция боятся этого союза и пытаются предотвратить его любыми средствами - мы же должны стремиться к нему всеми силами".
Не откладывая в долгий ящик, немцы сразу же после тайного соглашения создают при своём военном министерстве строго засекреченный отдел под названием "Зондегруппа-Р". В Москве открывается его военное представительство, названное для отвода глаз "Постоянной комиссией по контролю за деятельностью немецких концессионных предприятий в СССР". Руководителями этой вполне мирной по своим официальным целям комиссии назначаются, однако, двое кадровых военных из немецкого генерального штаба - Оскар фон Нидермайер и Лит-Томзен. В Москву они прибывают под вымышленными именами. Материалы, обнародованные после открытия части советских архивов, говорят о том, что военные контакты между Германией и Советским Союзом первоначально проходили, в основном, по линии разведок: немецкого Абвера и Разведовательного управления Красной Армии, возглавляемого в то время Яном Берзиным. Советские резиденты в Германии: Артур Сташевский, Семён Фирин, Валентин Кангелари, а туда позже и сам военный атташе занимались непосредственно поддержанием этих контактов между двумя армиями. Помимо этого, шёл взаимный обмен чисто разведовательной информацией: о Польше, о балканских странах, об обстановке в Азии. С определённого момента сотрудничество Берлина и Москвы входит в новую фазу: практического воплощения всего того, что было оговорено "за кулисами".
Осенью 1926 года в городе Липецке начинает функционировать строго засекреченная школа по подготовке немецких военных лётчиков, замаскированная под 4-ю эскадрилью Красного воздушного флота. Руководил липецкой военной школой майор рейхсвера В.Штар.
"К началу 1928 года, - пишут авторы статьи "Липецкой области 50 лет" Владимир Петров и Юрий Тихонов, кандидат исторических наук, в журнале "Родина" №1, 2004 (Учредитель журнала - Администрация Президента РФ и Правительство РФ), - структура липецкой секретной авиашколы была следующей:
1. Штабная группа во главе с майором Штаром (35 человек).
2. Группа подготовки лётчиков-истребителей, которой руководили лейтенанты в отставке Вернер Юнк и Карл-Август Шенебек.
3. Штурманская группа (майор Эрих Кваде), готовившая лётчиков-наблюдателей: разведчиков и корректировщиков артогня.
4. Подразделение для испытания новейшего вооружения.
1928 год стал рубежным для школы немецких лётчиков в Липецке. В тот год в СССР прошли подготовку 48 ассов Первой мировой войны, которым в будущем предстояло занять высшие командные посты в "Люфтваффе"". "Из питомцев Кваде, - добавляют авторы статьи в журнале "Родина", - 17 позднее стали генералами".
За годы своей работы школа подготовила 180 немецких лётчиков истребительной авиации, а также специалистов по воздушной разведке. В ходе учебных полётов немецкие лётчики отрабатывали методы бомбометания с различных высот, а также при пикировании на объект, практиковались в стрельбе из пулемётов по мишеням, проводили практические занятия по воздушной разведке и аэрофотосъёмке. Во время войны с Советским Союзом обучавшимся в липецкой военной школе немецким лётчикам ещё пригодятся эти навыки. По их воспоминаниям, они во время войны "с грустью пролетали над знакомым им липецким аэродромом, покрытым воронками от авиабомб". Ах, какая сентиментальность! Да, должно быть, грустно было отдавать приказ о бомбёжке Липецка руководителю эскадрильей бомбордировщиков в этом районе, бывшему студенту липецкой школы Отто Десслоху.
Выпускники липецкой школы составили со временем костяк нацистских вооружённых сил. Один из них Г.Ешенок будет во время войны руководить штабом Геринга, другой, К.Штудент, дослужится при Гитлере до командующего авиационным корпусом. Там же, в тихом городе Липецке, вдали от посторонних глаз, создавалась и немецкая военная техника. Пикирующий бомбардировщик, построенный по проекту Юнкерса, усовершенствовался и испытывался в Липецке. В Липецке прошёл испытания и спроектированный фирмой Хейнкеля истребитель.
В соответствии с тайным соглашением между германским военным министерством и советским руководством, подписанным в марте 1926 года немцам, помимо помощи в подготовке военных лётчиков, была предложена помощь в организации в Казани танковой школы и строительство танкового полигона. В казанской танковой школе, этой "Альма матэр" будущих солдат нацистской армии, прошли обучение 250 немецких танкистов. Некоторые из выпускников этой школы достигли высоких военных чинов при Гитлере. Так, В.Линнарц, учившийся в Казани в 1929-1930-х годах, дослужился до чина генерал-лейтенанта и командовал во время войны 26-ой танковой дивизией в Италии. Другой, бывший курсант И.Хаарде, был назначен Гитлером командовать 25-ой дивизией в Норвегии.
Осенью 1928 года в Советский Союз приезжает исполнявший в то время обязанности начальника германского генштаба генерал фон Бломберг. Инспекционная поездка немецкого генерала затянулась на месяц. Бломберг посетил тогда школы, в которых обучались немецкие военные лётчики и танкисты, и школу по применению химического оружия в Самаре. Посетил он и артиллерийский комплекс в Воронеже. Там же, в Воронеже, Бломберг присутствовал на военных учениях. Во время учений немецкие подразделения отрабатывали ведение боя с применением боевой авиации и артиллериии, использовавшей впервые в качестве снарядов боеголовки, начинённые отравляющими газами.
В Москве Бломберг встретился с Ворошиловым, который в беседе с ним обратил особое внимание на эффективность применения химического оружия. Совместная с немцами фабрика по производству ядовитых газов функционировала некоторое время в Самаре.
В отчёте о своём визите Бломберг назвал "великолепной" организацию учёбы в школах и дал высокую оценку совместному сотрудничеству. Куда меньше восторгов по этому поводу выразил во время встречи с представителями рейхсвера в сентябре 1929 года Ворошилов. Он отметил, что школа в Липецке "дала хорошие результаты для рейхсвера, в то время, как мы, к сожалению, не извлекли из её существования никакой пользы". В основе разочарованности Москвы лежало острое нежелание немцев делиться своими военно-техническими секретами, особенно последними достижениями в области военной авиации.
Валентин Бережков в книге "Как я стал переводчиком Сталина" упоминает о проходивших под Киевом в конце 20-х годов манёврах, которые проводил генштаб Красной Армии вместе с немецкими военными. Совместные манёвры в ещё большей степени сближали военных руководителей двух стран.
Оказавшись в 1940 году в составе делегации Молотова в нацистском Берлине маршал А.Василевский вспоминал во время беседы с Константином Симоновым: "Во время пребывания в Берлине на приёме я сидел рядом с Браухичем (будущим руководителем сухопутных войск Германии во время войны с Советским Союзом). Хотя я был в штатском и официально не фигурировал как представитель Генерального штаба, но он знал, кто я и через переводчика спросил меня, помню ли я о том, что мы знакомы, что это не первая наша встреча. Я, разумеется, помнил это. А первая наша встреча была ещё в тридцать втором году на больших манёврах в районе Овруча. В тот период отношения наши с Германией были весьма тесными. В ряде пунктов на нашей территории находились немецкие центры, в которых происходила подготовка офицеров, так как немцы, согласно Версальскому миру, не имели права делать это в Германии. Были танковые и авиационные центры. На манёврах тридцать второго года, где мы впервые показали достоинства крупных (по тому времени) механизированных соединений - танковых бригад, были военные атташе целого ряда армий, в том числе, германский представитель. Но если представителям других армий показали лишь часть происходящего, то немцам показали всё. Их возили по другим маршрутам, в другие места, на других машинах, скрытно от представителей других армий".
Так, в пику версальским запретам, Советская Россия взялась за воссоздание разгромленной во время Первой мировой войны немецкой военной машины, которая в будущем должна была опять представлять серьёзную угрозу ненавистным западным демократиям. Именно на этой ненависти, преследуя разные цели, и сходились германский вермахт и большевистское руководство.*
Благодаря Сталину, когда Гитлер пришёл к власти, ему не надо было начинать с нуля. К его услугам был не обескровленный вермахт, а технически оснащённая, вполне современная армия, требовавшая лишь дополнительных усилий для приобретения ею настоящей агрессивной мощи. Что не предполагали кремлёвские "мудрецы", так это то, что созданная не без их помощи немецкая армия всей своей обретённой мощью обрушится не только на ненавистный Запад, но и на СССР.
Естественно, что обе стороны старались держать в секрете военное сотрудничество, чего было легче добиться советским руководителям, державшим под абсолютным контролем все средства массовой информации. Военные грузы доставлялись только морским путём. Преподаватели и будущие студенты военных школ прибывали из Германию в Советский Союз через Польшу в гражданской одежде с документами, в которые были вписаны профессии, не имеющие никаго отношения к военному делу. Как правило, их приезд обставлялся как командировка от частных немецких компаний. Корреспонденцией занимались специально выделенные для этого курьеры.
В мае 1933 года в Москву по приглашению маршала Тухачевского прибывает генерал фон Бокельберг. На встрече с немецким генералом Тухачевский от имени сталинского руководства потребовал от немцев свернуть всю свою военную деятельность на территории Советского Союза. Москва обвинила немцев в утечке информации о секретном сотрудничестве двух стран. Несколько ящиков с перевозимым тайно из СССР в Германию военным снаряжением разбились в гамбургском порту. Содержимое их, как и само тайное сотрудничество немецких и советских военных, стало предметом скандального расследования в рейхстаге и всячески обсуждалось в немецкой и английской прессе. "Тайное" сотрудничество перестало быть великой тайной. К тому же, пришедший к власти Гитлер был первоначально настроен против каких-либо особых военных отношений с СССР. Гитлеровский рейх уже не делал секрета из своего наращивания военной силы и не нуждался больше в прикрытии со строны советских коммунистов.
Одним из побудительных мотивов решения Гитлера пойти на сближение с Советским Союзом был дефицит промышленного сырья военного назначения, который ощущался к тому времени в Германии. По подсчётам гитлеровского начальника генерального штаба генерала Гальдера, Третьему Рейху в то время не хватало ежемесячно 600 тысяч тонн стали. Испытывался также острый дефицит нефти, ценных и цветных металлов. Начальник экономического отдела германского министерства иностранных дел Карл Шнурре писал в своей докладной записке: "В руководящих кругах было признано, что положение с сырьём и процесс перевооружения Германии таковы, что поставили нас в зависимость от полученя русского сырья".
В архиве Сталина была найдена запись, сделанная им самим. Она представляет из себя перечень всего того, в чём так остро нуждалась военная промышленность нацистов: "У Германии не хватает, - перечисляет он, - 1) марганца (хорошего, грузинского), 2) хрома, 3) меди (которую отчасти заменяют цинком), 4) олова, 5) никеля, 6) ванадия, 7) молибдена, 8) вольфрама".
Всё это и предоставил Гитлеру Сталин. Анализ положения в германской промышленности в 1937 году показывает, по мнению автора статьи "Август 1939" М.Буроменского, что "без советского (преимущественно) сырья Германия ещё не могла воевать, тем более с СССР". Гитлеровский блицкриг в Европе собственно и начался с критических для нацистской военной машины советских поставок. По мнению экспертов, военное сотрудничество советских властей с немцами помогло Германии увеличить свой военно-промышленный потенциал в 22 раза.
В период действия германо-советского торгового соглашения, с 13 февраля 1940 года, когда оно было заключено, по июнь 1941 года Германия оккупировала Данию, Норвегию, Бельгию, Голландию, Люксембург, Францию, Югославию и Грецию. "Я достаточно хорошо знал Гитлера, - пишет в своих воспоминаниях входивший в состав риббентроповской делегации в Москву Пауль Шмидт, - чтобы сознавать, что если с тыла его защитит Сталин, он станет ещё более неосторожным и безответственным в своей внешней политике". **
Пока же, до входа в действие "Барбароссы", плана нападения на Советский Союз, немецким торговым представителям в Москве были даны чёткие инструкции выжать из России максимум поставок. С 1939 по 1941 год Советский Союз поставил Германии 1 миллион тонн нефти, 1 миллион тонн зерна, сотни тысяч тонн руд, ценных металлов и металлолома, остро необходимых для немецкой военной промышленности. Кроме того, Советский Союз, согласно секретному договору с Германией, обязался закупать для нацистов стратегические металлы и сырьё в других странах, помогая тем самым немцам обойти британскую блокаду.
Сейчас можно только гадать, решился ли бы Гитлер на войну в Европе без опоры на плечо, так вовремя подставленное ему Сталиным. Общая сумма поставок и услуг со стороны Советского Союза исчислялась, по подсчётам самих немцев, примерно в 800 миллионов марок.
5 апреля 1941 года МИД Германии выпускает специальный меморандум, в котором даётся оценка советских поставок сырья и зерна. Меморандум констатировал значительное увеличение поставок с марта месяца. "В марте, - писалось в меморандуме, - поставки стремительно выросли, особенно поставки зерна, нефти, марганцевой руды, цветных и ценных металлов. Советы уже имеют для выполнения этого договора 110.000 тонн зерна и твёрдо обещали поставить 170-200.000 тонн зерна в апреле". Причём, в другом меморандуме, немцы отмечали, что "поставки сырья, требуемого нами, ввиду неудовлетворительной ситуации со снабжением внутри России, могут быть выполнены лишь за счёт собственного потребления русских".
Последние составы с нефтью, марганцем и зерном пересекли советско-германскую границу за час до вступления в действие плана "Барбаросса", т.е. фактически в день вторжения немецких войск.
"На рассвете 22 июня 1941 года германские самолёты, заправленные советским бензином, начали бомбить советские города, - пишет в предисловии к сборнику "СССР - Германия. 1939-1941" А.Авторханов. - За ними двинулись германские танки, заправленные тем же советским бензином. Под прикрытием этих танков двинулась и германская пехота, которая ела советский хлеб".
Среди пересёкших в тот страшный день 22 июня советскую границу была и 18-ая танковая дивизия армии Гудериана. Руководил дивизией генерал-лейтенант В.Нееринг, бывший выпускник немецкой танковой школы под Казанью.

* Ослабленное влияние мощной в своё время социал-демократической партии тоже сыграло серьёзную роль в захвате нацистами власти. Причём в борьбе с социал-демократами нацисты не гнушались объединяться на первоначальном этапе и с немецкими коммунистами, которые, в свою очередь, выполняли в Германию волю большевистского руководства. С момента установления большевистского режима в России большевистские лидеры настроились на революционный переворот в Германии. Переворот в Германии казался Ленину и Троцкому лишь делом их собственных усилий, иной раз и впрямь создавалось впечатление, что их мечта о большевизации Германии вот-вот осуществится. Во всяком случае, на это отпускались громадные средства.
Частью стратегического плана большевиков в Германии был раскол социал-демократической партии, которая, по мнению большевиков, была опасным конкурентом немецким коммунистам. Дискредитация социал-демократических лидеров, шантаж, политические убийства - всё пускалось в ход для подрыва её влияния среди рабочих и ослабление её популярности, что, в свою очередь, расчищало дорогу Гитлеру, облегчало ему захват власти.
"Немецкая социал-демократия гораздо опаснее для нас, чем националисты, - откровенничал посланник Ленина в Германии Радек. - Она отнимает у нас рабочие массы, без которых мы не можем раскачать революционного движения в Германии".
Ленинская война за "сердца германских рабочих" продолжилась и после его смерти. И в этой войне левые и правые экстремисты в Германии нередко находили общий язык. Вот как об этом вспоминает в книге "История одной семьи" Улановская, сотрудник ГПУ, работавшая в 20-х годах в Германии: "Против находившихся у власти социал-демократов в конце 20-х годов с одинаковой ненавистью выступали коммунисты и фашисты, солидаризируясь друг с другом под лозунгом: "Долой Версальский договор!" "Но они же, коммунисты, - продолжает Улановская, -при содействии Советского Союза и подготовили победу Гитлера, мы были тому свидетели. Коммунисты внушали рабочим, что их главный враг - "социал-реформисты", "социал-предатели".
Дело дошло до того, что 20 октября 1930-го года коммунисты и нацисты провели совместный митинг. От нацистов на этом митинге выступил Йозеф Геббельс, от коммунистов - Хейнц Нойман. В этом сборище приняли участие 300 членов коммунистической партии Германии и 1200 членов нацистской партии. Создавалось впечатление, что коммунисты и нацисты поставили своей целью прежде всего свалить социал-демократическое правительство, ненавистное по разным причинам той и другой стороне, уменьшить влияние социал-демократов, а потом уже разобраться друг с другом. Усилиями нацистов и коммунистов влияние социал-демократической партии было в конце концов ослаблено.
На выборах в рейхстаг в !932 году за нацистов было подано 13 млн. голосов, за социал-демократов - около 8 млн., за коммунистов - более 5 млн. Если бы не так упорно пропагандируемая Сталиным война с немецкими "социал-предателями", коммунисты и социал-демократы, создав единый блок, получили бы шанс преградить нацистам дорогу к власти.

** Минусы советско-нацистского пакта:

Вот что пишет автор статьи "Был ли прав Сталин в 1939 году?":
"Во-первых, СССР, расширив свою территорию далеко на Запад, фактически оказался один на один с гитлеровской Германией при слабо защищённой новой границе.
Во-вторых, Красной Армии в июне 1941 года пришлось вести бои в крайне неблагоприятной ситуации, при которой в балтийских республиках и на Западной Украине население было настроено по отношению к СССР крайне негативно, воспринимая красноармейцев как оккупантов. Несмотря на массовые аресты в Эстонии, Латвии и Литве накануне начала войны, решить проблему не просто лояльности, а простой враждебности новоиспеченных советских граждан не удалось - в Каунасе временное антисоветское правительство было сформировано уже на второй день войны. "Пятая колонна" обстреливала отступающие подразделения Красной Fрмии, устраивала диверсии, вступала в бои с небольшими отрядами красноармейцев. Понятно, что в случае начала войны на старой границе такого бы не возникло. При этом "проблемными" оказались и воинские части, сформированные на основе распущенных армий балтийских государств". (Далее приводятся донесения генералов о неблагонадёжности этих частей).
"В третьих, Советcкий Союз восстановил против себя страны, которые в ином случае могли бы и не стать союзниками нацистской Германии. Так, в Финляндии на момент начала "зимней войны" у власти находилось правительство, ориентированное на западные демократии, то же самое было и в Румынии до ввода сил Красной Армии в Бессарабию и Северную Буковину. Сталинская экспансия в значительной степени способствовала тому, что к 1941 году к власти в этих странах пришли прогерманские силы, поставившие целью взять реванш посредством союза с нацистами".

www.politcom.ru



Использованная и рекомендуемая для чтения литература.
-----------------------------------------------------

Иванов В. Реквием на победных литаврах.

Горлов С.А., Ерманчиков С.В. Военно-учебные центры рейхсвера в Советском Союзе.

Ахмадзян А.А. Военное сотрудничество СССР и Германии в 1920-1933 годах. Новая и новейшая история.

Кульбаков И.К. Милитаризация Германии в 1928-1030 гг.

Норден А. Между Берлином и Москвой. К истории германо-советских отношений.

Юрий Тихонов, кандидат исторических наук. Немецкий след в Липецке. "Липецкая газета". 25 сентября 2005 г.

Захаров В.В. Военные аспекты взаимоотношений СССР и Германии: 1921-июнь 1941 г.

Липецкая секретная авиашкола. Изд-во "Русское авиационное акционерное общество". Издание - 2000 г.

Сергей Турченко. Игра в "дурака". www.TRUD.ru

German-soviet cooperation, october 2,1939 - may 29,1940
www.ibiblio.org

Кашапов Р.А. (подполковник КГБ Татарии). Контразведка на "Каме" ("Кама" - зашифрованное название немецкой танковой школы под Казанью).

Германия. www.agentura.ru/dossier/russia/gru

Сергей Золовкин "Некоторые архивы спокойней держать у себя". Новая газета, №3, 19 января 2004 г.

Журнал "РОДИНА". (Учредители журнала - Администрация Президента РФ и Правительсьво РФ), №1, 2004. Советский полигон Люфтваффе.

Дмитрий Волкогонов. "Триумф и трагедия".

Г.Хильгер, А.Меййер. Россия и Германия. Союзники или враги?

Константин Симонов. Глазами человека моего поколения. Размышления о Сталине. Беседы с маршалами.

Robert Payne. The Life and Death of Adolf Hitler.

ТЕЛЕКС. СССР-ГЕРМАНИЯ. 1939. СССР-ГЕРМАНИЯ 1939-1941

Дьяков Ю.Л., Бушуева Т.С. Фашистский меч ковался в СССР.

Павел Судоплатов. Разведка и Кремль.

Р.Картье. Тайны войны. После Нюрнберга.

Richard J. Evans. The coming of the Third Reich.

Доклад Штудента о его поездке в Советский Союз от 10 сентября 1928. Рейхсвер и Красная Армия. Документы из военных архивов Германии и России 1925-1931.

Горлов С.А., Ерманенков С.В. Военно-учебные центры рейхсвера в Советском Союзе.. Военно-исторический журнал, 1991, №7.

Соболев Д.А., Хазанов Д.Б. Немецкий след в истории отечественной авиации.

Ю.Кантор. Заклятая дружба. Спб. 2009

Bor-Komorovski, Tadeusz. The Secret Army. N.Y. Macmillan. 1951.

Внешняя политика Советского Союза и международные отношения. Сборник документов. М. Межународные отношения. 1971.

С.Зарницкий, А.Сергеев. Чичерин. ЖЗЛ. 1966.

В.Д.Кульбакин. Очерки новейшей истории Германии.

В.В.Соколов. Красная Армия в межвоенный период (1921-1941). М. Наука. 1990.

Советско-германские отношения от переговоров в Брест-Литовске до подписания Раппальского договора. Сборник документов. т.2. М.1971.







Читатели (272) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы