ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Странствующий цирк. Продолжение. Дети

Автор:
Автор оригинала:
Изабелла Валлин
Тем летом шведские средства массовой информации больше месяца пережёвывали одну кошмарную историю – проголодавшийся мальчик, в отсутствие мамы, решил порыскать в морозильнике, в надежде найти там что ни будь съедобное. Вместо замороженных сосисок мальчик нарыл в морозильнике тела замороженных младенцев, как потом выяснилось, своих братьев и сестёр. Мальчику стало неуютно в квартире с трупами, поэтому он решил похоронить родственников в лесу. Ребёнок был неопытным могильщиком. Трупы младенцев вскоре обнаружились. Состоялось разбирательство и суд.
Наташа плыла на пароходе от королевского дворца в Тиволи Грёна Люнд. Сашенька бегал по палубе с девочкой одногодкой.. Мать девочки – тоже русская резведёнка беседовала с Наташей об эмигрантской доле и горькой участи одинокой женщины
- Ты как в этом плане? – спросила Наташа
- Никак. Здесь всё конкретно, а поэтому – глухо. Я даже не пытаюсь, чтобы не травмировать ни себя, ни ребёнка. Кто мы в их глазах? Как то собрались знакомые русские бабы компанией. И гордые «пристроенные» заявились, со шведскими, настоящими, постоянными мужьями – у одной в памперсе (у него недержание), у другой на костылях, а у третьей полусумасшедший.
Наташе вспомнилась нашумевшая история
- Я её знала – сказала собеседница – я парикмахерша. Она ко мне стричься ходила. У неё было, что то такое в глазах если приглядеться., особенно жёсткое выражение. А на первый взгляд – обыкновенная, нормальная шведка нашего возраста.
Мать – убийца жила на социале в гетто для социальщиков, в одной из серых многоэтажек. Она вела себя совершенно нейтрально. Соседи ничего особенного за ней не замечали.. Одевалась женщина в просторные одежды и умело скрывала свои беременности.. Её социальный ассистент только разводил руками., К нему женщина ежемесячно приходила на рутинный опрос. Такие опросы занимают не меньше часа.
О личной жизни матери – убийцы тоже никто ничего не знал. В процессе разбирательства ей пришлось рассказать о себе: из малообеспеченной семьи, никаких постоянных отношений, своим первым четырём детям она сохранила жизнь. Двух старших забрал социал, двое жили с ней. Она хотела одного – создать семью, с каким ни будь нормальным более- менее работягой своих лет. Престиж и градация в устоявшейся социальной системе – жестокая вещь. Для матери- одиночки на социале проблема была неразрешимой. Даже такие экстремальные методы, как подставы на беременность – не имели никакого действия. Ни в ком из кандидатов не заговорил голос крови, хотя она бегала с животом за каждым из них до последних сроков.
Она убивала своих детей из чувства глубокого стыда- так она объяснила свои действия. Шведы её поняли и дали небольшой срок.
Загородила бы младенцев в морозильнике пакетами сосисок – ни кто бы ничего не узнал.
Наташе по этому поводу вспомнилась одна пьяная исповедь в баре. Старый ловелас рассказывал, проливая при этом крокодиловые слёзы, что однажды ему позвонила мимолётная любовница и сказала , что родила от него ребёнка. Бедняга вздрогнул от новости, но дама заверила, что алиментов требовать не будет. Тогда ловелас облегчённо вздохнул, миролюбиво сказал:- «Буду знать» и повесил трубку. Потом в течении долгих лет дама периодически звонила и докладывала: - «Твой сын пошёл в школу», « Твой сын закончил гимназию.», «Твой сын женился» и так далее. Ловелас всегда отвечал миролюбиво и коротко:- «Буду знать» и вешал трубку.
Летние поездки на пароходе в Тиволи Грёна Люнд прекрасны. С залива открывается вид на старый город. Веет свежий морской ветерок. Слышатся восхищённые возгласы туристов.
Зимой Тиволи Грёна Люнд закрыт. Только на Рождество открывается шикарный ресторан «Тироль» предлагая гостям шведский стол с ассортиментом дичи.
И снова ехала Наташа на пароходе знакомым маршрутом по приглашению престарелого кавалера альтруиста. Банковский юрист годился Наташе в папы. Банкет устраивал и оплачивал банк. Кавалер не смел предложить Наташе стать его любовницей, зная, что получит отказ. Но изобразить любовницу на публике – это Наташа могла.
« Ты уж выступи так, что бы они все засохли» - попросил кавалер.
Готический город, подсвеченный рождественскими огнями, отражался в чёрной воде. Луна-парк спал. У входа в ресторан пылали факелы , пол был устелен еловыми ветками. За шведским столом озверевшие люди пожирали дичь. Украшавшие стены головы медведей, оленей и диких кабанов грустно смотрели на своё исчезающее мясо.
Уже изрядно подвыпившие банковские работники радушно встречали «игрушку» коллеги. Над столами, заставленными деликатесами, парил демон обжорства, с которым Наташа собиралась вести неравный бой.
Вскоре, обессилев от схватки, Наташа села за стол с тарелкой медвежьего мяса под соусом из лисичек. К ней тут же прицокал шеф кавалера , похожий на холёного кабанчика :- «Обожаю тяжёлую русскую классику! Поедемте все в Россию! Знаете какой у меня был лучший в жизни съём в круизе. У меня каюта – апартаменты. Снял русскую примадонну. Никакого секса. Она всю ночь пела для меня. А я пил шампанское и плакал»
Зима прошла. Настало лето. И снова в районный центр приехал цирк «Виктория». Наташа тут же отправилась туда в надежде встретить своего эльфа- акробата. Но состав труппы изменился. Там она познакомилась с целой семьёй цирковых артистов: муж, жена, сын подросток, крошка дочь. Они пригласили Наташу с Сашенькой в свой вагончик, рассказали о своей цирковой жизни, переходящей из поколения в поколение. Карьера акробата это звёздный час в жизни циркового артиста. Упоение славой ценой тренировок по десять – двенадцать часов - так до падения. А после – дрессировщик или клоун. Оба – муж и жена после падения. Он выступал с дрессированными догами, она с гусями, сама стройная, как лебедь. Сын – жонглёр, дочь ассистент.
Напоследок директор цирка решил тряхнуть стариной – оделся ковбоем, привязал свою беременную на последнем месяце жену к вертящемуся колесу и метал вокруг неё ножи. Жена улыбалась публике устало и снисходительно
http://www.obshelit.com/works/12421/



Читатели (120) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы