ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

    • мобильное приложение 888casino.com скачать и адаптировать для использования на смартфонах
    • casino-obzor.name
 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Пилот, девушка и звездолёт в придачу

Автор:
Автор оригинала:
Бубнов Андрей
Пилот, девушка и звездолёт в придачу.

Фантастическая повесть.

Глава первая.


1.


«И что я забыл на этой убогой планете?» – подумал Костя, спускаясь вниз по трапу.
Выщербленное бетонное покрытие космодрома, многое повидавшее на своем долгом веку, привело человека в состояние близкое к унынию. Запустение. Многочисленные трещины, словно линии жизни на ладони хаотично избороздили посадочное поле. Даже невзрачная бардовая колючка, типичный представитель местной флоры, кое-где упрямо пробивается сквозь толстый бетон.
Пройдя метров пятьдесят, Костя начал озираться по сторонам. Громада его посадочного модуля заслонила полнеба. А впереди, километрах в трех, виднелась диспетчерская вышка. Ветер поднимал вверх и лихо закручивал вихрем вековую пыль. Странные растения или животные, издалека напоминающие перекати-поле, умело используя свое тело в качестве паруса, стремительно удалялись на запад, навстречу розоватому светиле.
- Что я забыл на этой убогой планете? – теперь уже вслух повторил вопрос Костя и смачно, демонстративно, будто бы на него смотрела огромная толпа зевак, плюнул на древний бетон. – До космопорта придется пешком топать. Впрочем, какой тут может быть космопорт?
Закинув на плечо маленький рюкзачок, в котором запросто умещались вещи первой необходимости, он неторопливо засеменил по пустынному и продуваемому всеми ветрами посадочному полю в сторону диспетчерской вышки.
Пешая прогулка. В общем-то, неплохое начало. Дорога заняла чуть больше получаса. На краю полузаброшенного космодрома, в полукилометре от высоченной цилиндрической вышки понуро примостилось приземистое одноэтажное строение, больше напоминающее ангар. Именно туда Костя направил свои стопы.
Удивительно, но прозрачная пластиковая дверь радушно распахнулась перед гостем. Вот вам и зал ожидания. Прямоугольная комната метров десять шириной и метров двадцать длинной заставлена рядами пыльных металлических скамеек. Минимум свободного места, минимум удобств, максимум практичности. Матовый потолок вспыхнул ярким светом, разогнав полумрак. Костя неторопливо осмотрелся и сразу направился к справочному автомату.
- Добро пожаловать, - экран автомата высветил знакомую эмблему Космофлота. – Вы прибыли на планету NC29047/17E2. Местное время девятнадцать часов четырнадцать минут. До заката семьдесят три минуты. Температура воздуха двести девяносто три градуса по шкале Кельвина. Атмосферное давление 1067 миллибар. Относительная влажность воздуха…
- Неплохой климат, - согласился Костя, - только я об этом уже знаю. Интересует другой вопрос. Кто-нибудь собирается меня встречать?
- На планете нет официально зарегистрированных людей, - совершенно равнодушно ответил автомат.
- Как нет? - человек недовольно цыкнул, отвернувшись от экрана. – Так, становится интересно. А кто же тогда заключил контракт на доставку строительного комплекса?
- Затрудняюсь с ответом, - создавалось впечатление, что справочный автомат, образно говоря, готов пожать плечами, вот только нет у него плеч, ни одного.
- Отлично. И что же теперь делать?
- У вас два пути. Вы можете улететь. Можете остаться. У нас есть гостиница. Если предоставите информацию о вашем контракте, я пошлю запрос в центральный информаторий.
- Что-то не очень радужная перспектива.
- Вы вольны поступить по-своему усмотрению.
- Логично, - Костя задумался, оценивая ситуацию.
Справочный автомат с чувством выполненного долга потушил экран.
- А есть ли на планете неофициальные колонисты?
- Затрудняюсь с ответом.
- Ясно, информацию о планете можно получить? Не хочется гонять звездолет туда-сюда по низкой орбите.
- Вам необходимо подтвердить свой статус.
- Хорошо, - Костя согласился.
Гость из космоса прошел биометрический контроль. А справочный автомат, удостоверившись, что перед ним стоит хозяин гражданского транспортного звездолета «Вика-3» Константин Гаврилович Виноградов собственной персоной, а не кто-либо другой, связался с маршрутным компьютером звездолета и переправил ему поток исчерпывающей информации о планете.
- Ну, что ж, благодарю, - космонавт поднял с пола рюкзак. – Есть ли на планете высокоорганизованные формы жизни?
- Максимальный уровень АЕ7.
- Интеллект на уровне медведя, - Костя покачал головой. – И наверняка хищник какой-нибудь. Впрочем, не факт, что это верные данные. Слона-то могли и не заметить. Знаю я как исследуют планеты. Быстро-быстро пробежались, отчитались и улетели. Сам таким был. Ладно. Где тут у вас гостиница?


2.


Розовое солнце лениво клонилось к горизонту. Желтоватые перистые облака медленно проплывали над головой. Ветер утих. Начало смеркаться. Бетонная дорога, заросшая на стыках плит тёмной травой высотой аж по пояс, шла под уклон и вела к небольшому поселку. Тридцать типовых строений. Стандартная база семнадцатого уровня. Деревенька, одним словом. К тому же, пустая деревенька.
Высокий сетчатый забор огораживал периметр, защищая творение рук человеческих от посягательств незваных гостей. Немногочисленные скелеты животных разного размера и разной степени сохранности свидетельствовали о том, что иногда посягательства на человеческую собственность все-таки имели место. Хорошо. Значит, охранная система работает, впрочем, как и всё остальное.
- Свои, - шутливо выкрикнул Костя, остановившись перед входом и внимательно всматриваясь в объектив видеокамеры.
Автоматика распознала человека разумного, радушно распахнув ворота.
- Прекрасно. А вот и гостиница.
Вывеска на восьми человеческих языках подсказала назначение большого трехэтажного здания с балконами и оранжереей.
Поднявшись на высокое крыльцо, Костя вошел в гостеприимно распахнутые двери, направляясь в холл. Здесь космонавта уже поджидал человекоподобный бледнолицый робот, облаченный в белую рубашку, черные, тщательно отглаженные брюки и с галстуком-бабочкой на шее.
Костя замер возле стойки. Обстановка холла – жалкая имитация земных мотивов позапрошлого века. Стена напротив окна представляет собой репродукцию картины уже почти забытого художника эпохи позднего максимализма. Позапрошлый век запомнился человечеству интенсивным освоением космоса. Славные и бурные времена. Поэтому картина «Восход на Авроре» есть в каждом детском учебнике. Вот только мало кто вспомнит имя художника.
Робот занял позицию по другую сторону пластиковой стойки.
- Добро пожаловать в наше скромное заведение, - робот-портье старательно изображал жизнерадостное настроение. – Чем могу служить?
- Мне нужен номер.
- Всегда к вашим услугам, мистер… э…
- Виноградов.
- Мистер Виноградов, у нас есть свободные номера, - робот вовсе не шутил, а произносил стандартную речь, специально заготовленную для подобных случаев лет двести-триста назад. – Пожалуйста, выберите класс обслуживания.
- Стандартный. Услуги заранее оплачены моей фирмой.
- Одну минуту, - робот, подражая человеку, сделал вид будто бы склонился над монитором. На самом деле он получал информацию совершенно иным способом. – Уточним данные. Виноградов Константин Гаврилович, пилот первого класса, владелец транспортного звездолета «Вика-3». Зафрактован фирмой «Транспортные перевозки без границ». Верно?
- Верно, - согласился Костя.
- Трехдневное проживание и четыре сеанса связи с Ригелем-7 оплачены. Стандартные услуги.
- Я бы хотел пройти в свой номер.
- Разумеется, мистер Виноградов. Девятые апартаменты. Куда прикажете подать ужин?
- В номер.
- Желание клиента для нас закон. Ужин будет готов через пятнадцать минут. Вот ключ. Ваши апартаменты расположены на втором этаже, по коридору направо. Надеюсь, у нас вам понравится.
- Спасибо, - Костя забрал пластиковую карточку и направился к лестнице.
В старинной гостинице номера не научили распознавать образы постояльцев. Найдя нужную дверь, космонавт открыл замок, после буднично вошел внутрь.
- Ну вот, отлично, - он осмотрел гостиную, спальню и санузел. – Чисто, опрятно и никаких излишеств. Здесь можно прожить три дня, валяясь на кровати и изнывая от тоски.
Гость бросил рюкзак на пол, умылся, после развалился на диване в гостиной. Начало клонить ко сну и кажется, Костя уже почти задремал, но как всегда, в самый неподходящий момент, в дверь негромко постучали. Принесли ужин.
- Войдите, - недовольно пробурчал гость, поднимаясь на ноги.
Всё тот же жизнерадостный робот вкатил в гостиную блестящую никелированную тележку с яствами. Неторопливо накрыл на стол и, пожелав приятного аппетита, скрылся за дверью.
Что ж, дурманящий запах еды мгновенно отогнал сон. Костя ринулся к столу. Меню было оговорено заранее. Космонавта дожидался великолепный овощной салат, кусочек охлажденного лосося, зажаренного в тесте и клюквенный морс. Человек не стал задумываться над тем, где услужливая робототехника откопала на этой пустынной планете лосось или из чего его сымитировала. Зачем лишний раз портить себе аппетит и настроение? Разумеется, еда не настоящая. Однако приятно, находясь за тридевять земель от дома, поесть имитацию земной пищи. Ведь даже на Земле натуральный лосось – редкость, и обед на его основе стоит целое состояние. Настоящего лосося Костя никогда не пробовал. Он не настолько богатый человек, чтобы позволить себе бездарно транжирить деньги. Остается вкушать дешевую имитацию. Впрочем, говорят, что натуральный лосось уступает по вкусу искусственному заменителю. Пищевая химическая промышленность уже давно достигла небывалых высот. Как говорят: дешево, питательно и сердито. Не надо мучиться, отвлекаясь на готовку пищи и при этом опасаясь за конечный результат. Ничего не надо делать. Теперь конечный результат уже заранее предопределен. Вы получите первоклассное блюдо, горяченькое, сытное и обладающее прекрасным, исключительно насыщенным вкусом.
За окном стемнело, наступила короткая ночь. Автоматика зажгла искусственное освещение.
Насытившись, Костя дождался пока робот уберет со стола, затем вновь завалился на диван и попросил организовать связь с Ригелем-7. Он хотел поговорить с человеком, который его нанял, с хозяином фирмы «Транспортные перевозки без границ» Дэйвом Гейдером. Они были с Виноградовым старыми приятелями. Дэйв часто пользовался услугами мелких частных грузоперевозчиков. Это очень дешево и выгодно для обеих сторон. Частные грузоперевозчики получили шанс выжить на почти монополизированном рынке межзвездных грузоперевозок. А Дэйв Гейдер, в свою очередь, имел возможность нанимать дешевую рабочую силу. Никаких профсоюзов, никаких забастовок. Каждый сам себе хозяин. Контракт и… всё. Шаг вправо, шаг влево – разговор с адвокатами со всеми вытекающими последствиями.
- Связь установлена, - томным женским голосом сообщила автоматика. - Куда транслировать изображение?
- А… прямо на потолок, - махнул рукой Виноградов.
- Качество изображения не гарантируется, - предупредил синтетический голос.
- И так сойдет.
- Трансляция включена. У вас есть две минуты.
На потолке вспыхнул малиновый огонек. Космонавт узнал будущего собеседника, слегка грузного, розовощекого мужчину лет сорока.
- Костя! - радостно воскликнул Дэйв. Его длинные темные волосы ниспадали на плечи и заметно старили человека. – Как успехи? Вижу, что долетел благополучно.
- Привет, Дэйв. Хотел поделиться с тобой впечатлениями о той дыре, в которую ты меня отправил, - поморщился Виноградов.
- Так уж и дыра? – Гейдер усмехнулся и выпустил изо рта клуб сизого табачного дыма. – Ты лежишь на диване, балдеешь, наелся как мой жадный до еды сосед. И это дыра? Дыра – это когда негде спать и некуда плюнуть. Вот это дыра.
- Спасибо, просветил.
- Ладно, поговорим серьёзно. Как обстоят дела?
- Дела, как сажа бела. Меня никто не встретил. Более того, автоматика на базе заявляет, что вот уже пятьдесят шесть лет ни одна человеческая нога не ступала на поверхность планеты.
- Весело. А ты проверил данные?
- Как я могу их проверить?
- Ладно, автоматика врать не будет. Вот только если на планете припрятаны какие-нибудь секретные объекты… Военная база, например. Но на кой черт им с нами связываться?
- Ты точно планетой не ошибся?
- Я похож на сопливого мальчишку? – Дэйв скривил губы. – Контракт выучил наизусть. Этого лысого чувака запомнил не хуже своего изображения в зеркале. Дорогой костюмчик, такой весь лощеный мужик и… лысый. Услуги заранее оплачены. Стопроцентная предоплата за доставку. Он долго торговался, но потом согласился и перечислил деньги на счет.
- И все-таки странная история. У меня на борту три с половиной миллиона тонн строительного оборудования. Я за полгода могу поострить здесь город похлеще Нового Мехико.
- Ага, а потом объявится хозяин товара и в лучшем случае…
- Ладно, шучу.
- Короче, по условиям контракта жди три дня, отсыпайся. Жаль, что баб нет, - Дэйв загоготал. – А потом можешь смело наплевать на всё. Вернем товар поставщикам. Кстати, вчера твоя жена звонила, интересовалась. Теперь я могу сообщить ей, что ты благополучно добрался до пункта назначения.
- Хорошо, - Костя усмехнулся в ответ. – Передай... ты знаешь что сказать…
- Договорились. Звони, если потребуется. Счастливо.
- Удачи, привет всем, - Виноградов ещё раз махнул рукой. Изображение на потолке исчезло.
Космонавт поднялся на ноги, налил в стакан прохладной газированной воды с лимонным соком и, неспешно потягивая приятный кисловатый напиток, направился в спальню. На Земле часто говорят: «Утро вечера мудренее». Спешить Виноградову некуда, можно спокойно проспать минут эдак шестьсот, а то и больше.


3.


- Доброе утро, мистер Виноградов, - откуда-то с потолка слетел все тот же приятный томный женский голос.
Костя едва успел открыть левый глаз, а его пробуждение уже заметили. Он сладко потянулся, щурясь от ярких солнечных лучей, усмехнулся, вылез из-под одеяла, слегка размял затекшую спину, небрежно сделав два-три гимнастических упражнения, и направился в санузел. Неплохо было бы принять самый обыкновенный контрастный душ. Вода на этой планете не редкость. Сей факт радует.
- Завтрак будет готов через пятнадцать минут, - доложил автомат. – Сегодня ночью прибыл адвокат. Её зовут Лера Лайер. Она представляет интересы вашего заказчика.
- Хорошая новость, - Костя, приняв душ, растер тело махровым полотенцем и направился в спальню переодеваться.
- Мисс Лайер приглашает вас на завтрак.
- А сколько ей лет? – космонавт лукаво усмехнулся, натягивая комбинезон.
- Женщина всегда скрывает свой возраст, - резонно рассудил автомат. – Но, исходя из визуальных наблюдений, можно сделать вывод: мисс Лайер моложе вас.
- Прекрасно. Передайте, что я принимаю приглашение. Через пятнадцать минут спущусь в столовую.
- Мисс Лайер хотела бы подняться в ваш номер.
- У-у-у, - Костя на секунду задумался. – Что ж, я не возражаю. Зовите.
Буквально в то же мгновение входная дверь распахнулась и в гостиную вошла обворожительная темноволосая особа в строгом черном конторском костюме и с кейсом в руке. Виноградов слегка опешил, измеряя молодую женщину похотливым взглядом, но потом быстро взял себя в руки.
- Мисс Лайер, создается впечатление, что вы стояли за дверью и подслушивали.
- Напрасно обольщаетесь, мистер Виноградов, - излишне холодно ответила Лера, остановившись в трех шагах от двери. – Меня поселили в соседнем номере.
Голос адвоката был чертовски приятен и дополнял изысканную внешность.
- С вами, наверное, приятно иметь дело, - Костя попытался сделать комплимент. – Устраивайтесь в кресле.
- Не все придерживаются подобного мнения, - ранняя гостья сделала над собой усилие и натянуто улыбнулась, грациозно опустившись в кресло.
- Вот как? - Виноградов нахмурился, заняв позицию напротив адвоката. Он сел на стул.
- Именно так, - Лера пресекла любые попытки перевести разговор в плоскость отвлеченных понятий. – С вашего позволения займемся делом, – она открыла кейс.
- Валяйте.
- Вот документы, подтверждающие мои полномочия, - девушка извлекла из кейса тонкую пластиковую папку. – Ознакомьтесь, пожалуйста.
Костя долго изучал предоставленную информацию. Он частенько имел дело с подобными адвокатишками и всегда ожидал какого-либо подвоха с их стороны. Они сначала слащаво уговаривают, а после беспардонно обманывают.
Лера отложила кейс в сторону и, надменно улыбаясь, стала довольно откровенно рассматривать собеседника.
Вчерашний робот накрыл на стол, затем бесшумно удалился. Завтрак на две персоны.
- Прошу к столу, - хозяин номера отложил папку в сторону, встал и незатейливым жестом указал на обеденный стол.
Девушку не пришлось долго упрашивать.
- Благодарю.
- Вы тоже заказали яичницу с ветчиной и тосты? – полюбопытствовал Костя, приступив к трапезе.
- Да, я человек неприхотливый, - Лера оказалась левшой. – Вас устраивают мои документы?
- Устраивают. Но есть парочка вопросов.
- Валяйте, - небрежно, в стиле Виноградова махнула рукой гостья.
- Что значит разгрузить контейнеры в соответствии с указаниями мисс Лайер? Дальше этой планеты я не двинусь. NC29047/17E2 - конечная цель маршрута. Всё оговорено в контракте.
- Верно. От вас, собственно, ничего не требуется. Пока мои кибернетические помощники будут проверять целостность груза, прибудет другой транспортный звездолет. На него вы перегрузите контейнеры.
Космонавт даже перестал жевать.
- Не удивляйтесь вы так, - Лера рассмеялась. – Какая вам разница? Всё будет документально оформлено. Доставка заранее оплачена. Условия контракта выполнены. Затем вы можете располагать собою…
- Не нравится мне эта история, - Костя внимательно изучал смеющиеся глаза девушки, ища в них ответ.
- Почему? Мой клиент – весьма солидная фирма. Мистер Гейдер подтвердит это. Он бы не стал заключать контракт с проходимцами. И вы в подобных вопросах прекрасно информированы. Можете хоть сейчас связаться с боссом. Ну, а если вы считаете, что я выдаю себя за другого человека… готова пройти биометрический контроль. Мне приходилось сталкиваться с подобной ситуацией. Можно провести экспресс-экспертизу привезенных мною документов. Автоматы Космофлота врать не умеют. У них прямой доступ в любой гражданский информаторий.
- Ловко всё у вас…
- Это моя работа, - девушка вернулась к еде. – К тому же мне нечего скрывать. А желания клиентов подчас разнообразны… Это ещё не самое странное желание. Возможно, какая-нибудь религиозная секта решила построить колонию на отдаленной планете. Или крупный магнат захотел инкогнито превратить ничем не приметную планету в развлекательный комплекс, либо организовать добычу полезных ископаемых. Может военные хитрят. Да мало ли что может быть. Просто у меня, как у юриста нет оснований считать эту сделку незаконной. Покупать строительную технику и увозить её в неизвестном направлении разрешено любому смертному. Надо лишь иметь деньги и соответствующие лицензии. А все необходимые документы были предоставлены. Вы имели возможность изучить копии.
Костя лишь тяжело вздохнул. Его утомил длинный и скучный монолог.
- Вас не устроил мой ответ? – девушка вдруг перестала казенно улыбаться и достаточно открытым взглядом посмотрела на космонавта, словно извинялась.
- И да, и нет. Впрочем, давайте покончим с завтраком и с болтовней, а после займемся делом.
- Хорошо. Такой поворот событий меня вполне устраивает. После прогулки по оранжерее отправимся на космодром. У меня есть автомобиль.
- После прогулки по оранжерее? – кое-как выдавил из себя Костя. Он был не просто удивлен, он был ошарашен.
- Да. Я посетила много планет, и каждый раз стараюсь заснять на видеокамеру что-нибудь необычное, характерное именно для этого мира…
- Оригинальный вы человек, мисс Лайер.
- Все так говорят. Но вы можете подождать меня в номере… я не прошу сопровождать…
Костя хмыкнул, после добродушно рассмеялся:
- Ладно. Почему бы и нет…
- Договорились.
Лера вдруг широко улыбнулась, обнажив ряд идеально белых зубов, без малейшего изъяна.
«Лиса, ну лиса, - сокрушенно подумал Виноградов, поднявшись из-за стола. – С ней надо держать ухо востро».


4.


Прозрачная перегородка разделяла оранжерею на две половины. Сначала посетитель попадал в земной оазис. Мало кому из детей космоса был знаком запах земных цветов. Виноградов никогда не видел воочию колыбель человечества. Точнее он неоднократно посещал грузовые терминалы на орбите Земли, но ему так и не довелось спуститься на поверхность планеты. Зачем проходить два строгих таможенных контроля? И всё ради того, чтобы окунуться в жуткий перенаселенный мир. Нет, почти нетронутая цивилизацией девственная природа Ригеля-7 Косте нравилась куда больше. Он, конечно же, догадывался насколько сильно, благодаря вмешательству алчного человека, изменится любимая планета через два-три века. Мышление людей трудно перестроить. А пока ещё можно созерцать естественный ландшафт и дышать свежим воздухом.
Лера не стала задерживаться в земном секторе, небрежно бросила взгляд на карликовую пихту и сразу прошла во вторую половину оранжереи. Там, по её мнению, находилось самое интересное. Костя с тоской взирал на многочисленные таблички со скучными латинскими названиями, немного с опаской посматривал на то или иное диковинное растение, старался не попадать в объектив видеокамеры, свободно летающей под потолком, а после, когда надоело бродить по огромному рукотворному саду, когда начало тошнить от приторного инопланетного аромата, присел на скамеечку возле выхода и стал терпеливо дожидаться возвращения неожиданной спутницы. Минут через десять из красно-зеленых дебрей раздался истошный женский крик. Виноградов мгновенно вскочил со скамейки и очертя голову бросился на помощь. Однако, увидев абсолютно невредимую, но промокшую насквозь девушку, засмеялся прежде, чем успел остановиться. Сработала автоматизированная поливочная система. Вероятно, автоматика дала сбой, потому что по логике вещей она должна поливать растения, а не человека.
- Вот черт! – возмущалась Лера.
Девушка стояла, расставив ноги, возле чахлого розового кустика и неизвестно для чего отчаянно отряхивала уже промокшие насквозь брюки.
- Будет что вспомнить, - Костя продолжал смеяться.
- Очень смешно, - Лера насупилась.
- Ага.
Тут прибежал вездесущий робот в белой рубашке с полотенцем в руке и стал вежливо извиняться, сославшись на то, что автоматика давно устарела и требует срочной замены. Он сетовал на скудность бюджета и второстепенность базы. В конце, завершая длинную и эмоциональную речь, кибернетический слуга предложил постирать костюм за счет заведения. Лера отказалась от услуг прачечной, окинула собравшихся оскорбленным взглядом, затем молча удалилась, гордо задрав голову и повесив полотенце на плечо.
- Идем, что ли? – Виноградов обратился к роботу. Но его лукавые глаза проводили девушку до двери.
- Прошу вас, - робот тактично склонил голову, уступив дорогу человеку.
После непредвиденного и можно сказать безобидного приключения в оранжерее, Лера отсутствовала ровно пятьдесят минут. За это время Виноградов успел собрать вещи, привычно взвалил рюкзачок на плечо и, тепло попрощавшись с гостеприимным роботом, покинул гостиницу. Скорее всего, он уже никогда не вернется на эту, всеми забытую планету, на крохотный островок, которому беспечные люди так и не удосужились придумать мало-мальски приличное название.
Недалеко от внешних ворот сиротливо стоял аккуратно припаркованный шестиколесный внедорожник с откинутым верхом. Несмотря на отсутствие герметичной кабины, машина запросто могла путешествовать по планетам, лишенным какой-либо атмосферы. Распространенная модель. Вездеход производят на Сантане-4. Он пользуется огромным спросом на полудиких планетах, где не так много воздушного транспорта и не развита сеть дорог с твердым покрытием. Вот только цвет данного экземпляра заставил Виноградова улыбнуться. Не то синий в желтую полоску, не то желтый в синюю полоску. Скорее всего, машина взята на прокат в местном космопорте. А странная раскраска внедорожника упрощает визуальный поиск вездехода.
Костя закинул рюкзак на заднее сиденье, а сам устроился впереди, рядом с водителем. Пришлось долго ждать. Спустя полчаса адвокат соизволила показаться на крыльце гостиницы. Девушка переоделась в неброский серый комбинезон. Удивительно скромная по размеру дорожная сумка и уже знакомый кейс тут же заняли места возле рюкзака космонавта.
- Поехали? – на всякий случай спросила девушка, затем приложила большой палец правой руки к контрольному сенсору. Машина мгновенно ожила и неторопливо подкатила к воротам.
- Вы расстроены? – Виноградов хотел казаться серьёзным. На самом деле он внимательно изучал черты лица спутницы.
- Нет, - несколько резко ответила Лера. – И хватит на меня пялиться!
- Да ладно, - Костя отвел взгляд.
Машина выехала на заросшую травой дорогу и довольно быстро набрала приличную скорость. Вышка космопорта стала увеличиваться в размерах прямо-таки на глазах.
- Впрочем, вы правы, - девушка вдруг широко улыбнулась. Вместо ощетинившейся шипами недотроги она вдруг перевоплотилась в мягкого и пушистого котенка. – Не стоит делать трагедию из-за пустяка.
- Только не играйте со мной в кошки-мышки, - добродушно попросил Костя, поймав взгляд хитрющих зеленых глаз. – Рассказывайте. Ведь вам что-то нужно от меня.
- Да, - Лера тяжело вздохнула. – Я хотела попросить вас отвезти меня на Ригель-7. Клиент ждет. А собственного звездолета у меня нет.
Девушка, не отпуская руль, умудрилась виновато пожать плечами.
- За что вас бросили?
- Меня не бросили…
- А на чем же вы прилетели?
- Сейчас увидите. Ну, так как? Я заплачу за проезд. Мне действительно надо попасть на Ригель-7.
- Гм, а как же тот, другой звездолет?
- Я даже не знаю куда он полетит, да и знать не желаю.
- Интересно. Странная история.
- Нет, не странная. Просто надо поскорее закончить все дела и вернуться домой.
Машина вырвалась на просторы огромного взлетно-посадочного поля. Совсем недалеко от солидного пирамидального модуля «Вики-3» скромно пристроился одноразовый коммерческий спускаемый аппарат.
- Хороший у вас конь, мисс Лайер, - ухмылялся Виноградов. – Билет в один конец. Вы рисковый человек. Что если я откажусь?
- Неужели вы бросите девушку на пустынной планете? – довольно равнодушно спросила Лера, а глаза все-таки с надеждой и тревогой смотрели на космонавта.
- Мисс Лайер, следите за дорогой. Полно ям. Уговорили. Я не оставлю вас здесь, конечно, если вы не замышляете что-нибудь…
- Ну что я, по-вашему, могу замышлять?
- Чужая душа – потемки.
Девушка вновь тяжело вздохнула.
Автомобиль остановился возле открытого нараспашку спускаемого аппарата.
- Я заберу вещи, - Лера выпрыгнула из вездехода и поспешила к обгоревшей металлической скорлупке.
- Помочь? – Костя продолжал ухмыляться, облокотившись на дверь.
- Если не трудно…
Виноградов состряпал удивленную мину, но вылез из машины.
- Это что, оружие? – воскликнул он, по достоинству оценив вес тяжеленной черной сумки.
- Нет, скафандр.
- Лишь RGW-19 настолько тяжел.
- Можете проверить, если хотите, - девушка покинула спускаемый аппарат с двумя сумками в руках.
- Зачем он вам? – Костя плелся позади Лайер, держа сумку обеими руками.
- Не все планеты одинаково приветливы, - Лера вдруг остановилась и демонстративно окинула взглядом посадочный модуль. – А независимые адвокаты нужны везде, даже на Преисподни. Именно оттуда я прилетела.
- Согласен, на Преисподни без RGW-19 делать нечего, - задумчиво промычал Виноградов, натолкнувшись на девушку. - Извини, слегка задумался.
- Ничего, - Лера подобрала оброненную сумку и продолжила путь. – Это я засмотрелась на «Вику». У тебя огромный звездолет.
- Всего-навсего посадочный модуль. «Вика» значительно массивнее. Больше тридцати километров.
- Контейнеровоз на двадцать миллионов тонн?
- Ага.
Они добрели до трапа посадочного модуля и даже не заметили, как начали обращаться друг к другу на «ты».

5.


Посадочный модуль благополучно состыковался с базовым кораблем.
По самым приблизительным подсчетам, звездолет был загружен всего на семнадцать с половиной процентов и больше походил на скелет рыбы. Составные части многокилометрового звездолета невольно создавали подобную ассоциацию. Маленькая голова – это обитаемый отсек. Гигантский хребет с «ребрами» - это каркас с длинными направляющими, к которым крепятся контейнеры. А непропорционально большой хвост вмещает в себя энергетическую и одновременно двигательную установку звездолета. На Земле транспортные корабли данного класса прозвали «селедками». Космическая рыба, при полной загрузке семьюстами унифицированными контейнерами, обретает «плоть» и выглядит весьма солидно.
По просьбе Леры на низкой орбите был подобран второй одноразовый спускаемый аппарат. В нем терпеливо дожидались своего часа три дюжины законсервированных роботов-контролеров. Заказчик настаивал на доскональной проверке груза. Причем прислал для этой цели бездушных помощников. Они, как и большинство автоматов, не умеют врать.
Костя долго морщился, встав в центре ангара и с опаской рассматривая длинную шеренгу паукообразных металлических созданий. Но роботы вели себя смирно, не самовольничали и беспрекословно подчинялись человеку.
- Через час они закончат осмотр и самостоятельно вернутся в спускаемый аппарат, - заверила Лера. – Их подберет второй звездолет. А нам в ангаре делать нечего. Пройдем в жилой отсек.
- Согласен. Оттуда понаблюдаем за твоими подопечными.
- Они не мои, - Лера кокетливо улыбнулась и направилась в сторону лифта.
Кибернетические помощники проследовали в двадцатипятикилометровый транспортный коридор и приступили к проверке груза. А люди довольно комфортно расположились на кухне.
- Ты даже отсюда можешь контролировать звездолет, - девушка удивилась, разглядывая мониторы на стене.
- Да. Это мое самое любимое место после спальни.
- Ага. Заметно. Чисто мужской беспорядок. Не поймешь где и что валяется.
- Нравится? – Константин рассмеялся, по достоинству оценив женский упрек в бесхозяйственности, после решил угостить спутницу. – Кофе?
- Не откажусь.
Кухонный автомат сварил прекрасный ароматный напиток.
- Угощайся.
- А ты?
- А я пью травяной чай, - космонавт вернулся к столу с чашкой чая. – Эта трава растет только на Ригеле-7.
- Почему травяной чай?
- Семейная традиция.
- Любопытно.
Костя кивнул головой.
- Всё хотел спросить тебя, - он отхлебнул из чашки, - откуда ты родом?
- Отец родился на Земле, - девушка искоса посматривала на монитор наружного наблюдения, - мама родом с Диогена, а я… я появилась на свет в космосе.
- Вот как?
- Да. Когда на Диогене к власти пришли воинствующие католики, начались гонения на инакомыслящих. Тысячи людей покинули планету. Среди них были мои родители. А мама, будучи на девятом месяце беременности, родила меня прямо на борту пассажирского лайнера, по дороге к Земле. Так что я самое настоящее дитя космоса. Возможно, поэтому мне не сидится на одном месте. Я всё время мотаюсь по Галактике.
- Когда-нибудь это занятие наскучит. Выйдешь замуж и поселишься на маленькой и прекрасной планете.
- Как ты?
- А что я? – Костя слегка насторожился.
- Справлялась о тебе в информатории, - поспешно пояснила собеседница. – Должна же знать с кем буду иметь дело.
- И много узнала?
- Не очень.
- Расскажи.
- Ты появился на свет на желтой планете под названием Леонов-9 тридцать четыре года назад. Десять лет служил в планетарной разведке, наносил на карту новые миры.
- Было дело, - согласился Виноградов. – Только служил не десять лет, а девять с половиной. Там каждый год стоит трех лет, прожитых на спокойной Земле. Дальше.
- Потом вышел в отставку, осел на Ригеле-7 и женился. Детей нет. Занимаешься частными грузоперевозками. Вот и вся биография.
- Не густо.
- Тут уж я ничем не могу помочь.
- Скучная биография.
- Такая же, как у подавляющего большинства законопослушных граждан. Моя биография ничем не лучше. Училась на Земле, работала и… до сих пор работаю адвокатом.
- А семейное положение?
Девушка громко расхохоталась.
- Не замужем.
- Так я и думал. Ещё кофе?
- Нет, спасибо.
- Ты сильно торопишься? У тебя срочные дела? – Виноградов вынужден был преподнести девушке неприятный сюрприз.
- Да. Мне надо как можно быстрее попасть на твою планету.
Костя допил чай и легким движением ладони отодвинул от себя чашку.
- Видишь ли, - начал он, - если полетишь со мной, попадешь на Ригель-7 только через восемнадцать стандартных дней.
Лера сначала задумалась, а потом её недоуменный взгляд потребовал разъяснений.
- Я не могу гонять звездолет порожняком. Накладно. Сначала полечу на Землю, возьму попутный груз, после на Мальту-5, а уж только потом вернусь домой. Неужели тебе об этом не сообщили?
- Нет, - девушка была в шоке. – Мистер Гейдер даже словом не обмолвился.
- Значит, ты далеко не всё рассчитала правильно, - тут Костя позволил себе в очередной раз улыбнуться. – У меня контракт. Меня ждут на Земле.
- Что ж, - на прекрасном девичьем личике появилась маска печали. – Клиент будет недоволен и, скорее всего, наймет другого адвоката. Плакал мой гонорар.
- Сожалею.
- Ай, ладно, черт с ним. Всё равно у меня нет выбора. Лечу с тобой, по крайней мере, до Земли.
- Меня это радует, - Костя загадочно подмигнул левым глазом.
И тут из динамика раздался монотонный голос «Вики». Он заставил мирно беседующих людей встрепенуться:
- Зафиксировано локальное изменение пространственно-временного континуума. В десяти астрономических единицах материализовался неопознанный звездолет.
- Уточнить параметры, - космонавт вскочил со стула. – На всякий случай свяжись с планетарной базой.
- Данные уточняются. Связь с базой установлена.
- Хорошо. Жду результатов. Лера, идем в командный отсек.
Девушка кивнула головой и, грациозно вспорхнув со стула, поспешила вслед за Виноградовым.
А в это время, более чем в миллиарде километров от «Вики-3», незваный космический гость, включив тормозные двигатели, начал сбрасывать скорость. Вне всякого сомнения, он держал путь к кислородной планете. На связь не выходил, но навигационный комплекс звездолета работал. Чужак не напоминал одинокого странника, заплутавшего в почти безбрежном океане космоса. Он уверенно следовал по заранее запланированному маршруту.


6.


- Звездолет класса «Ланги-211», - успела доложить «Вика», пока люди занимали места в креслах перед монитором кругового обзора. – Бортовой номер ЗС60259АК43138Х4111. Грузоподъемность пять миллионов тонн. Стандартное вооружение.
Командный отсек ожил. Приборы отобразили текущую информацию о состоянии звездолета.
- Старая грузовая калоша, - прокомментировал Костя, изучая показания радара. – Ему больше двухсот лет.
- А сколько лет «Вике»? – Лера внимательно рассматривала монументальную космическую панораму, правда в настоящий момент бело-розовая планета NC29047/17E2 занимала добрую половину экрана и полностью загораживала светило.
- По космическим меркам «Вика» ещё девочка. На семь лет старше меня.
- Ты второй хозяин?
- Угадала. Новый звездолет стоит очень дорого. Зря ищешь звездочку на небе. Пока наш гость виден только на радаре. «Вика», активировать зенитное вооружение.
- Зенитное комплекс активирован, - все так же безразлично констатировал факт автомат.
Зато Лера от этих слов подпрыгнула едва ли не до потолка.
- Зачем? – возмутилась она. – Ведь это звездолет заказчика. Мирный грузовик.
- Лера, мирных звездолетов не бывает, - Костя повернулся к девушке и демонстративно развел руками. – Хочу быть готов к любым неожиданностям.
- К каким неожиданностям?
- Почему заказчик, имея в своём распоряжении транспортный корабль, нанял меня для доставки груза в Богом забытый пустынный сектор Галактики? Почему эта консервная банка сама не полетела на Ригель-7? Что за дурацкая конспирация?
- Клиент всегда прав.
- А я думаю, ответ очевиден. Твой заказчик явно что-то замышляет.
- Пусть так! – Лера взмахнула руками. – Нам-то какая разница? Отдадим груз, и пусть они проваливают отсюда. Зачем нам с тобой встревать в чужие дела?
- Возможно, - Костя почти согласился. – Но подстраховаться следует. Вдруг они захотят избавиться от свидетелей?
- Может и меня запрешь под замок?
- Интересная мысль. Подумаю, - Виноградов сладко улыбнулся, почесывая подбородок. – Твой билет в один конец тоже наводит на определенные размышления…
- Ну и сиди один, – девушка обиделась, вскочила с кресла и направилась к выходу. – Пойду на кухню.
- Приготовь обед, - шутливо бросил вслед космонавт. – А то пока вон та старая рухлядь, - он указал пальцем на экран радара, - займет нужную позицию на орбите, пройдет часа три, может быть четыре…
- Ага, разбежалась, - гостья гордо повела плечами и тут же, не дожидаясь ответной реакции хозяина звездолета, выскользнула в коридор.
Костя ещё долго улыбался, вспоминая возмущенное лицо девушки, но при этом не сводил глаз от экрана радара. Ему все меньше и меньше нравилась сложившаяся ситуация. На борту три дюжины чужих роботов, странный адвокатишка, и бог весть какой сюрприз приготовил молчаливый космический пришелец. Не исключено, что Лера вовсе не та, за кого себя выдает. Пора принимать превентивные меры.
Виноградов отдал короткий приказ, и «Вика» заблокировала тысячи дверей. Теперь они не откроются без разрешения хозяина звездолета. Дальше «хребта», большого транспортного коридора, роботы просто так не пройдут. Затем Костя достал из замаскированного сейфа армейский бластер и засунул в карман полетного комбинезона.
Хорошо, теперь посмотрим чем занята мисс Лайер. Её демарш может означать всё, что угодно.
Но девушка не делала ничего предосудительного, а тихонько сидела на кухне за столом и, подперев голову руками, сосредоточенно изучала папку с документами.
Затишье перед бурей. Чужой звездолет уверенно приближается к планете. Роботы добросовестно осматривают контейнеры, а адвокат читает явно не художественную литературу. Пусть так. В ближайшие часы ситуация прояснится.


7.


Прошел час напряженного ожидания. Вот тут-то и начались первые неприятности. Роботы завершили осмотр груза. Виноградов позволил им проследовать в ангар. Потом, как и следовало ожидать, бездушные создания отказались вернуться в спускаемый аппарат и демонстративно выстроились в кольцо посреди широкого ангара, можно сказать, заняли круговую оборону. Издалека они чем-то напоминали средневековых рыцарей, облаченных в металлические латы.
Костя лишь поморщился, глядя на монитор. Ему явно не понравилась эта оборонительная стойка.
- Лера, - передал он по внутренней связи. – Твои подопечные закончили работу. Загони их в спускаемый аппарат.
- Почему я? – девушка оторвала взгляд от очередной папки с документами и стала удивленно поглядывать на многочисленные мониторы, висящие напротив, ища на них изображение космонавта. Но Виноградов вместо своего изображения решил продемонстрировать адвокату панорамную съемку ангара, в центре которого столпились десятки вышедших из повиновения роботов.
- Ты их привела, - иронично ответил он. – Меня они не слушаются.
- Что значит не слушаются?
- А то и значит…
- Но этого не может быть.
- Может.
Лера секунд пять молча наблюдала за роботами, нахмурив брови.
- Я не пойду, - наконец решительно заявила она.
- Почему?
- А если они убьют меня?
- Не исключено, - Костя перестал шутить. Он продолжил разговор очень жестким тоном. – Давай, рассказывай.
- О чем?
- Обо всем. О роботах, о звездолете. Какая задача стоит перед роботами? Они вооружены?
- Откуда я знаю? – тихо проговорила девушка. Она даже не возмутилась. Не исключено, что её мозг лихорадочно просчитывал все возможные комбинации развития событий. Но скорее всего, Лера просто испугалась. – Я их первый раз вижу.
- Интересно, а почему я тебе не верю?
- Можешь не верить. Дело твоё. Только я ничего не знаю. Меня наняли так же, как тебя. В настоящий момент я не могу это доказать, но это правда. Я не на их стороне…
Ситуация постепенно накалялась.
- На чьей же ты стороне?
- До сего момента преследовала только собственные интересы.
- Уточни.
- Я адвокат и этим ремеслом зарабатываю себе на жизнь. Что тут ещё уточнять?
- Старая сказка. Ладно. Сейчас ты пройдешь в соседнее помещение. Дверь будет открыта.
- Зачем? – с опаской поинтересовалась девушка, медленно поднявшись со стула и неизвестно для чего озираясь по сторонам. Такое впечатление, что её заставляют навсегда покинуть отчий дом.
- Потому что там есть антиперегрузочный костюм и специальное кресло.
- Мы улетаем?
- Она ещё спрашивает. Только не вздумай шарахаться по коридору. Все другие двери заблокированы. В твоих интересах через десять минут переодеться и поудобнее устроиться в кресле. Понятно?
- Да.
- Действуй.
Лера тяжело вздохнула, спрятала документы в кейс и подчинилась требованию хозяина звездолета.
Однообразный бледно-синий коридор разветвлялся на три направления. Потолок белый и излучает нежный матовый свет.
Гостья пошла прямо.
- Направо, - подсказал Виноградов. – Видишь открытую дверь?
- Вижу, - буркнула девушка, войдя в жилую каюту и зашвырнув кейс в ближайший угол.
- Спальня в смежном помещении. Рядом с дверью, в стенном шкафу, найдешь антиперегрузочный костюм.
Следуя инструкциям, Лера прошла в спальню и быстро обнаружила обыкновенный пилотский костюм. Можно переодеться. Девушка долго вертела в руках высокотехнологичную одежду, прикидывая, где бы лучше спрятаться от вездесущего электронного ока, беспардонно наблюдающего за ней.
- Можешь надеть поверх своего комбинезона, - Костя смеялся.
- Нечего на меня пялиться!
- Я отвернусь, - пообещал космонавт.
- Да, конечно…
- Честное слово.
- Все мужики одинаковые, - Лера старательно натягивала костюм поверх своей походной одежды. – Зачем мне переодеваться?
- Перегрузки будут нешуточные.
- Что ты намерен делать? Или это секрет?
- Нет, не секрет. Сейчас «Вика» нагнетает давление в ангаре, закачивая азот. Потом мы откроем ангар и вышвырнем взбунтовавшихся роботов в космос. А те, кто останутся, пожалеют о своем необдуманном решении. В космосе у роботов есть шанс выжить. Возможно их подберут. Но у тех, кто захочет остаться…
- Что если ты ошибаешься? – девушка вышла из спальни, одергивая синий непослушный костюм. – Вдруг они просто ждут хозяев?
- Ты как будто первый день в космосе, - Виноградов усмехнулся и кашлянул. – Роботы не имеют право командовать. А хозяева груза не должны подниматься на борт «Вики» без соответствующего разрешения. Частная собственность. Тебе, как адвокату данное правило должно быть известно. Обычно я не пускаю людей на борт. Предпочитаю общаться с роботами. Так проще и безопаснее. Исключением являются таможенники.
- Меня же пустил.
- Да. Сжалился.
- Теперь раскаиваешься? – девушка села в кресло.
- Пока нет.
- Тяжело с тобой, - Лера горестно рассмеялась.
- Ты тоже не сахар.
- Вот и поговорили.
- Если хочешь, могу рассказать ещё одну историю.
- О чем?
- На этот раз о нашем загадочном госте из глубин космоса. Ты ведь обращалась в информаторий?
- Я справлялась о тебе.
- А о том звездолете даже не подумала?
- Нет. Транспортник, как правило, мирный корабль.
- Странная у тебя логика, очень странная. Впору призадуматься. Транспортный звездолет с бортовым номером ЗС60259АК43138Х4111 пропал без вести два стандартных года назад в окрестностях Сабрины. Ты была на Сабрине?
- Была, - лицо Леры пока не выражало каких-либо эмоций. – Сельскохозяйственный придаток Земли.
- Верно. Так вот, звездолет перед исчезновением с экранов многочисленных радаров успел передать коротенькое сообщение. Его атаковал неизвестный военный корабль. А когда сторожевики с Сабрины прибыли в нужный квадрат, то обнаружили только небольшой рой комет и больше ничего. Нет ни самого звездолета, ни его обломков. Транспортный корабль исчез. Он вез запасные части к истребителям. И ещё какое-то барахло. Вот такую историю поведала местная планетарная база. Кстати, она уже связалась с военными. Однако они прибудут часов через пять. Слишком долго ждать. Время работает против нас. Поэтому мы улетаем, но прежде деликатно попросим роботов покинуть звездолет. Я не хочу, чтобы меня и «Вику» постигла участь того несчастного корабля. Попахивает пиратством, Лера.
Девушка молча смотрела в иллюминатор. Она прекрасно понимала Виноградова.
- Что же ты молчишь? – полюбопытствовал космонавт.
- А что говорить? Ты все равно мне не веришь.
Костя тяжело вздохнул, а громкоговоритель послушно донес этот звук до девичьих ушей:
- Я бы хотел тебе верить. Но ситуация не позволяет рисковать.
- Будешь всю дорогу держать меня взаперти?
- Ещё не решил. Посмотрим.




Глава вторая.



1.


- Давление в ангаре двадцать бар, - доложила «Вика».
- Хорошо, - Костя скользнул взглядом по мониторам. – «Пауки» бездействуют. Не шевелятся.
- Роботы используют вакуумные присоски.
- Ну, разумеется. Что им ещё делать? Пол диамагнитный, - космонавт усмехнулся. - Странно и непонятно ведут себя, стоят как вкопанные, даже не дергаются. Ведь обязаны понимать, что мы затеваем недоброе, не зря же нагнетаем давление в ангаре. Ладно, после того, как откроешь ворота шлюза, пни их как следует под зад. Отключим искусственную гравитацию и продемонстрируем им нашу последнюю, правда, не совсем законную модернизацию.
- Выполняю.
- Надеюсь, гостья меня не слышит?
- Нет.
- Прекрасно, - Костя уставился на маленький неприметный монитор, который передавал изображение из пассажирской каюты. Лера устроилась на широкой кровати, скрестив ноги по-турецки, и преспокойно перебирала содержимое кейса. Потом она небрежно отшвырнула пустой кейс в сторону, аккуратно разложила перед собой десяток разноцветных папок, но не притронулась к ним, а принялась задумчиво листать малюсенький блокнот. – «Вика», на мисс Лайер данные поступили?
- Жду.
- Тогда займемся роботами.
Операция по выдворению взбунтовавшихся «пауков» прошла молниеносно. Звездолет отключил искусственную гравитацию, сначала открыл внешние ворота шлюза, затем внутренние. Одновременно под потолком раскрылись замаскированные люки, и на всеобщее обозрение вылезли странные щупальца непонятного назначения. Когда щупальца менее чем за секунду трансформировались в двуствольные крупнокалиберные пулеметы, замысел Виноградова стал очевиден. Секретное оружие начало палить по ближайшему ряду роботов. Те мгновенно разлетались на кусочки, ударяя фрагментами разрушенных корпусов по впередистоящим «паукам», при этом отдирая товарищей по несчастью от пола и увлекая за собой в космическую бездну. Сжатый газ, выпущенный словно джин из бутылки, как невидимый веник почти идеально подмел ангар. Звуки смолкли, а видеокамеры добросовестно транслировали в командный отсек немое кино, последние секунды драмы. Пулеметы методично добивали уцелевших роботов. Бунтовщиков осталось всего пятеро. Паукообразные бестии успели активировать собственное вооружение и даже открыли ответный огонь, но невесомость и бессмысленность вакуумных, либо магнитных присосок, сделали их легкой мишенью. Через десять секунд все было кончено. Ворота закрылись. Автоматика начала послушно закачивать воздух, выравнивая давление.
- Хорошо, что паучков не оснастили реактивными двигателями, - Виноградов шумно выдохнул воздух. Он был на девяносто девять процентов уверен в успехе своей маленькой боевой операции, но все-таки лишь на девяносто девять процентов, а не на все сто. – «Вика», пусть ремонтники залатают дырки и выкинут паучьи ошметки в космос.
- Выполняю.
Костя даже успел заметить, как в ангар, словно нескончаемая муравьиная рать, начали прибывать ремонтные роботы, но в настоящий момент это событие его уже абсолютно не волновало. Есть проблемы поважнее. Ведь чужой звездолет преодолел миллиард километров, сбросил скорость, захвачен притяжением розовой безлюдной планеты, проводит сложнейший маневр и, закончив первый виток, наверняка приблизится к «Вике». Траектория движения чужака не оставляет ни капли сомнений. Что ж, пора покинуть гостеприимную звездную систему. Но бежать очертя голову тоже не стоит. Подождем минут пятнадцать-двадцать. Звездолет-призрак спрячется за планетой, уйдет из поля зрения, вот тогда наступит подходящий момент. «Вика» включит маршевые двигатели и… ищи ветра в поле. Через полчаса преследовать «Вику» будет уже бесполезно. Так что шанс есть, но это только в том случае, если чужак не приготовил какой-нибудь сюрприз. Костя прекрасно знает, что в стандартный транспортный контейнер запросто влезают пять не разобранных истребителей. Прекрасная маскировка. Чем не десантный звездолет? Настораживает тот факт, что чужак несет четыре контейнера.
- Поступили данные на мисс Лайер, - доложила «Вика».
- Есть что-нибудь необычное?
- Только один факт из биографии.
- Какой?
- В прошлом году мисс Лайер исчезла из номера отеля на Сабрине, точнее бежала. Она так и не пришла навстречу с клиентом. Через две недели мисс Лайер объявилась на Земле, у себя дома, после обратилась в полицию с заявлением, что её пытались убить на Сабрине. По полицейским отчетам не совсем понятно проводилось ли расследование, но так или иначе, дело было закрыто за отсутствием состава преступления. Полицейским ничего не удалось обнаружить, ни одной улики, ни одной зацепки, подкрепляющей заявление мисс Лайер.
- Наша гостья далеко не кабинетная куколка. Что ж, возможно, это к лучшему, не станет закатывать истерику и проливать крокодильи слезы.
- Я в этом не уверена, - совсем по-человечески возразила «Вика».
- Не спорь, «Вика», мне почему-то кажется, что она безобидный человек.
- Безобидный? Адвокат?
- Я в том смысле, что Лера на нашей стороне. Ну, а, образно говоря, класть палец ей в рот совсем необязательно. Откусит, как пить дать откусит…
«Вика» промолчала. Костя дотянулся до клавиши интеркома и как можно добродушнее посоветовал:
- Лера, ты бы села в кресло и пристегнулась.
- Уже пора? – переспросила девушка, нехотя оторвавшись от чтения и собирая раскиданные документы.
- Ага. Ты там, случайно не любовный роман читаешь?
- Почти угадал, - девушка покинула спальню, села в кресло, долго устраивалась, вертя настройки и пристегивая эластичные ремни. – Роботов выгнал, гостеприимный ты наш?
- Конечно. Как же иначе?
- Что намерен делать с грузом?
- Ваши предложения, господин представитель заказчика.
- А я думала, ты уже всё решил…
- Хотел сначала посоветоваться…
- Даже так? – девушка подергала ремни безопасности, будто бы проверяла на прочность. – Что тебе сказать? Обратимся к фактам. Насколько я понимаю, к нам навстречу прибыл звездолет, который числится в розыске?
- Верно.
- Роботы взбунтовались.
- Истину глаголешь.
- В подобной ситуации пилот Виноградов не может выполнить условия контракта.
- Ты, как представитель заказчика, это подтверждаешь?
Лера долго размышляла.
- Да, - наконец согласилась она.
- А говорила, что с тобой неприятно вести дела, - космонавт рассмеялся. – Если благополучно выберемся из этой передряги, выпьем за взаимопонимание. Угощаю.
- А мы можем не выбраться? – очень тихо спросила Лайер, ища глазами запрятанный под потолок громкоговоритель.
- Мы обязаны это сделать.
- Тогда полетели отсюда.
- Как скажешь, Лера, - Виноградов по-прежнему был весел. – Раз ты хорошенько пристегнулась, то нам на орбите больше делать нечего. Держись, будет не сладко.
- Не впервой.
- Поехали.
Ярко-синее зарево осветило корму звездолета. Двигатели работали в форсированном режиме. «Вика» начала набирать скорость, легко вырвавшись из незримых объятий розовой планеты. Дикие перегрузки пригвоздили Леру к креслу, на миг потемнело в глазах, зубы, что есть силы сдавленные челюстями, противно заскрежетали.
Описав пологую гиперболу, транспортный звездолет вырвался на межпланетные просторы. Впереди космическая пустота. Очень скоро розовая планета превратилась в малюсенький шарик, на вид не больше теннисного, и продолжала стремительно уменьшаться в размерах. Вскоре она стала похожа на яркую звездочку, но исчезнуть совсем не успела. На звездолете прозвучал сигнал тревоги.
- Цель групповая, скоростная, - монотонно докладывала «Вика». – Четыре истребителя класса «Оса-32М». Идут параллельным курсом. Через десять минут войдут в зону поражения.
- Чёрт! Я так и знал! Когда они смогут достать нас? – этот вопрос интересовал Виноградова куда больше.
- При сохранении курса и ускорения…
- Когда?
- Через семь наших минут.
- Значит, они будут держаться на расстоянии и, используя превосходство в вооружении, начнут расстреливать звездолет издалека. Им нет резона входить в зону поражения. А мы не можем маневрировать, людей размажет по стенке…
- Какие будут указания? – скромно поинтересовалась «Вика», учитывая взвинченное состояние хозяина.
- Активировать всё имеющееся на борту вооружение и аварийные службы. Переходим на боевой режим, - тут Костя немного подумал и добавил. – Свяжись с планетарной базой.
- База видит нас.
- Никогда нелишне напомнить о себе.
- Выполняю.
- Будем надеяться, что «Осы» не успеют нашинковать тебя на маленькие кусочки, и нам удастся улизнуть.
- Им нужен груз. Истребители уничтожат маршевые двигатели.
- Для автомата ты слишком хорошо соображаешь, «Вика». Вот только вывести из строя маршевые двигатели, не взорвав весь корабль… надо быть очень хорошим пилотом…
- Нельзя недооценивать противника.
- Согласен. Мы просто обязаны телепортироваться. Жить хочется.
- Через двенадцать минут.
- Спасибо, - Виноградов скривился. – Ты можешь успокоить.
Костя устремил взор на радар. Вражеские истребители неумолимо приближались. Нет никакой возможности избежать столкновения. Значит, в недрах угнанного корабля действительно был запрятан «сюрприз». Чья-то злая воля превратила мирный транспортный звездолет в бездушного убийцу. И «Вика» будет его очередной жертвой. Костя даже представил, как гигантский контейнер соскальзывает с направляющих, как маневровые двигатели разворачивают его, уводя подальше от звездолета и ориентируя в нужную сторону, как из темных недр контейнера, из раскрытых створок вырывается стайка хищных, стремительных и дьявольски красивых космических убийц. Будто кто-то действительно, по неосторожности потревожил осиное гнездо… Возникает лишь один вопрос. Зачем? Что было бы, если б Виноградов не решился на отчаянный побег, а добровольно отдал груз? Впрочем, ответ очевиден. Результат был бы тот же самый. Костя - не беспечная Лера и всегда, как любой пилот, проверяет «на вшивость» встреченные им в пути подозрительные звездолеты. Благо связь с информаторием организовать несложно. Ведь гораздо проще разрезать звездолет на лом, чем сменить его серийный номер. Угонщики «Ланги-211» знают об этом. Вряд ли они станут рисковать. Они не отпустят «Вику» просто так. Они даже не скрывают своих намерений. Вспомнить хотя бы поведение роботов. Только непонятно почему роботы бездействовали? Ведь у них был реальный шанс уничтожить Виноградова, а если понадобится, то и Леру. Хотя, подобное поведение роботов равносильно проигрышу. «Вика» на всех «парах» помчалась бы к ближайшей обитаемой планете. И уже не ограничивала бы скорость своего перемещения в пространстве и во времени человеческой выносливостью. Тогда груз для угонщиков «Ланги-211» действительно был бы потерян. Вот потому бездействовали роботы. Злоумышленники всё заранее спланировали, ждали подходящего момента. Момент настал…
Зачем угонщикам понадобился адвокат? Тянуть время? Удостовериться, что груз действительно на борту «Вики»? Кто знает? Лера сильно время не тянула. Всего два часа они с Костей пробыли вместе на поверхности планеты. Разве что прогулка по оранжерее… Глупо, конечно, так рассуждать, однако эти два часа действительно работали на злоумышленников. Впрочем, Виноградов в любом случае дождался бы прибытия другого транспортного корабля и при желании легко мог бы покинуть планету, отреагировав на первые же признаки угрозы. Так что нет оснований обвинять Леру в скрытом пособничестве злоумышленникам. Но и отвергать эту версию нельзя. Ведь девушка прилетела бог весть откуда, напросилась в гости, и неизвестно какие мысли затаились в её прекрасной голове.
- «Вика-3», вас вызывают истребители Космофлота. Приказываем перевести маршевые двигатели в режим торможения. В случае неповиновения открываем огонь на поражение, - из динамика прозвучало недвусмысленное предупреждение.
- Черта с два! – Костя попытался усмехнуться, но не получилось, перегрузки сделали свое черное дело, тело не слушалось, а сознание затуманилось, ведь, несмотря на старания антиперегрузочного костюма приток крови к мозгу заметно ослаб. Пилот едва мог говорить, какой уж там улыбаться. – «Вика», на связь не выходить.
- Через сорок секунд истребители войдут в зону поражения, - доложил автомат. – Они решили подойти на минимально возможное расстояние.
- Тем хуже для них. У нас будет шанс нанести ответный удар. Пусть стреляют первыми. Не мы затеяли эту войну.
- Приказ ясен.
- Как ты оцениваешь наши шансы?
- Двадцать процентов.
- Всего?
- В распоряжении противника две минуты.
- Да. Вполне достаточно.
- Последнее предупреждение, - грозно вещал динамик. – Тормозите! Немедленно!
- «Вика», ты можешь увеличить скорость? – Виноградов едва-едва шевелил губами.
- Нет. Перегрузки почти на пределе человеческих возможностей. Гражданский звездолет не приспособлен для…
- Знаю. Выжми максимум…
- Есть небольшой запас, но это чревато последствиями…
- Ускоряйся, - последовал приказ пилота, - Сократи время до гиперперехода…
- Выполняю, - монотонно проговорил автомат.
- И передай этим… мы летим на Землю. Кто желает, может следовать за нами. На самом деле, прыгай куда хочешь. Любой мир. Выбор за тобой.
- Приказ ясен. Звездная система 51 Пегаса устраивает?
- Вполне.
Не дождавшись ответа, истребители атаковали грузовой звездолет. Все четыре боевые машины произвели одновременный залп. Сгустки смертоносной энергии со скоростью света устремились вдогонку за убегающим транспортником. Но создавалось впечатление, что сгустки перемещаются очень медленно, лениво, плавно и неспешно сокращая расстояние. Будто звездолеты играют в бадминтон воздушными шариками, а не сцепились в смертельной и бескомпромиссной схватке. Всё дело в том, что скорость «Вики» уже вплотную приблизилась к скорости света в вакууме. И стороннему наблюдателю, перемещайся он в том же месте параллельным курсом и с той же скоростью, космический бой напомнил бы замедленную киносъемку.
У «Вики» было достаточно времени, чтобы отразить нападение. Три выстрела успешно поглощены зенитными ловушками, ложными целями, проще говоря. Хитроумные болванки приняли на себя основной удар противника. Они вспыхнули словно миниатюрные сверхновые звезды, на миг осветив окрестности. Только убегающий звездолет не сразу смог увидеть грандиозную иллюминацию. Ведь свету ещё предстояло догнать ускользающий транспортный корабль.
А четвертый выстрел все-таки настиг беглеца. Корма звездолета вспыхнула брызгами идеально-белого пламени, и «Вика» содрогнулась от мощного удара. Дрожь девятым валом прошла по кораблю, испытывая на прочность герметичные переборки и расшвыривая незакрепленные предметы, словно бесшабашный буян.
- Третий двигатель остановлен. Аварийная бригада приступила к работе. Разгерметизация уровня В7, В12, В19, С3, С7, С10А, - доложила «Вика». Тяга упала на тридцать процентов. Изменить динамику разгона не могу.
Благодаря усилиям медицинской автоматики Костя только что пришел в сознание. Он практически ничего не видел и не слышал. С трудом понимал, что всё ещё жив.
- Надери им задницу, - наконец едва слышно промычал Виноградов, выплевывая кровавую слюну.
- Выполняю.
Ответным огнем транспортный корабль повредил ближайший истребитель. «Осу» завертело, словно волчок. Электронный мозг боевой машины пытался остановить вращение. То и дело вспыхивали реактивные струи маневровых двигателей. Но тщетно. Перегрузки разорвали «Осу» в мелкие клочья. Пилот погиб задолго до кончины истребителя. Человек куда нежнее современных композитных материалов. Чудовищная сила раздробила его кости, а плоть превратила в кровавый фарш. Опасно воевать на околосветовых скоростях. Впрочем, воевать всегда опасно.
Другие истребители не стали искушать судьбу и увеличили дистанцию, выйдя из зоны поражения. Они продолжали стрелять, пользуясь превосходством в вооружении. Беглец отчаянно оборонялся. Прежде чем «Вика» сгинула с экранов радаров, уйдя в гиперпространство, ещё один выстрел добрался-таки до кормы транспортного звездолета. Третий двигатель вновь принял удар на себя, отдуваясь за всех, превратился в груду бесполезного лома, правда, спас звездолет. Два других двигателя, работая на пределе своих возможностей, вытащили «Вику» из почти проигранного сражения.



2.



- Черт, всё тело болит, - гундел Виноградов, рассматривая салатный потолок медицинского отсека. – Как будто свалился с крыши собственного гаража.
- Знакомые ощущения?
- Ага. Было дело. Залез на крышу без страховки…
- Ничего удивительного, - «Вика» любые превратности судьбы воспринимала как должное. – Полежи немного, не вставай.
- А что с Лерой? – вдруг воскликнул космонавт.
- Жива.
- Где она?
- Рядом, в четырех метрах.
Костя с трудом приподнял отяжелевшую голову и сквозь прозрачную стену увидел пассажира. Лера, опутанная катетерами и проводами, неподвижно лежала на кушетке. Она спала. Возле неё крутился бойкий медицинский робот, проверяя показания терапевтических приборов. Затем кибернетический врач заботливо укрыл девушку простыней и покинул палату.
- Что с ней?
- Через два часа вернется к привычной жизни. Правда на яблоке левого глаза лопнули капилляры, но… как говорится, до свадьбы заживет.
- Хорошо. Где мы находимся? Ты выполнила мои инструкции?
- Почти. Совершили два бессистемных прыжка. Сейчас мы в полутора парсеках от системы 55 Рака.
- Любишь ты желтые карлики, - Костя усмехнулся и вернул голову на подушку. – Найди какой-нибудь неприметный красный карлик. Мне нужна старая безжизненная система, где люди не появлялись лет двести. И никогда не появятся…
- Навскидку вариантов пятьсот, - «Вика» явно хвасталась.
- Выбирай всё, что душе угодно, но с каменной планетой. Маршрут в полетный журнал не заноси, однако хорошенько запомни это место.
- Ясно.
- Прыгай.
- Звездолету необходим срочный ремонт.
- После.
- Выполняю. Через час совершим гиперпереход.
- Разгон в щадящем режиме, - предупредил космонавт, массируя рукой грудь. – Хватит с меня гонок.
- Тогда гиперпереход через полтора стандартных часа. Заодно кое-что подлатаем.
- Годится, - Костя согласился.
Медицинский робот плавно подкатил к кушетке, провел манипулятором под носом у пациента, и прежде чем космонавт успел возмутиться, невидимая пелена сна накрыла его сознание…




3.



- Тело побаливает, а голова вроде прошла, - Костя, наконец, добрался до командного отсека. – Как дела?
Экран кругового обзора транслировал потрясающую по своей красоте картину. Всё построено на контрастах. В основном оттенки черного и красного. На фоне холодной звездной россыпи угадывался силуэт чего-то массивного и темного. Это была планета. Она загораживала звезды. Багрово-желтый ореол плотной атмосферы очерчивал её пологий контур. Где-то вдалеке, в космосе, тускло мерцала малюсенькая кроваво-красная звездочка, величиной чуть больше горошины. Скупой красный карлик был слишком мал и далек. Он не мог ни согреть, ни осветить свою падчерицу-планету, но уверенно держал её в цепких гравитационных объятиях. Холодный и темный безжизненный мир предстал перед взором космонавта.
- Здорово, - вырвалось у Кости. – Там слишком холодно?
- Сто восемьдесят шесть градусов по шкале Кельвина. Температура выше нормы благодаря парниковому эффекту. Планета в два с половиной раза больше Земли.
- Брр, - Виноградов расположился в кресле.
- Каменный шар, как заказывали.
- Угу.
- Двести тринадцать лет назад систему посетил беспилотный планетарный разведчик. Он работал три года, после покинул бесперспективный мир. Здесь есть ресурсы, но вряд ли в ближайшие столетия люди обратят внимание на эту звездную систему.
- Сначала следует выгрести ресурсы из более уютных миров, - докончил Виноградов. - Где Лера?
- В медицинском отсеке.
- Она не должна знать о нашей остановке.
- Хорошо.
- Только ты и я.
Автомат промолчал.
- Сбросим контейнеры на орбите планеты. И не возражай. Строительный комплекс четырехсотой серии на дороге не валяется.
- Противозаконно.
- Знаю. А обстреливать нас не противозаконно?
- Это другая ситуация.
- Брось…
- Выполняю.
- Я хотел сказать, не спорь.
- Выполняю.
- Ай, - Костя махнул рукой и почесал небритый подбородок.
Транспортный звездолет, стремительно огибая планету по низкой орбите, избавился от злополучного груза. Сто сорок контейнеров поочередно, словно икринки, отделились от корабля и, выстроившись в длинную цепочку, скрылись из вида, утонув во мраке вечной ночи. Потом «Вика» на несколько секунд включила маневровые двигатели и поднялась на более высокую орбиту. Вот и всё, дело сделано. Контейнеры ещё целое столетие будут послушно кружить вокруг планеты, прежде чем произойдет неизбежное, и атмосфера поглотит драгоценный строительный комплекс стоимостью в целое состояние.
Завершив последний виток, «Вика» активировала маршевые двигатели, легко преодолела гравитационное притяжение недружелюбной планеты, легла на заданный курс и начала стремительно набирать головокружительную скорость. Через полчаса звездолет покинул мрачную звездную систему, игнорируя привычные пространственно-временные устои. Корабль стремился попасть в новый и как всегда неприветливый мир.



4.



Девушка вышла из уютного медицинского отсека, торопливо проследовала по длинному коридору, вызвала лифт, поднялась на верхнюю палубу и остановилась перед массивной металлической дверью. Постояла некоторое время, раздумывая, затем решительно нажала на большую выпуклую кнопку, величиной с мужской кулак.
- Отлично выглядишь, - сделал комплимент Виноградов, повернувшись к двери и уловив в заспанных глазах девушки почти неприкрытое любопытство.
Лера неторопливо, даже осторожно, словно боясь услышать нелицеприятный окрик недовольного хозяина звездолета, вошла в командный отсек, осмотрелась, после скромно устроилась в кресле.
- Отлично выгляжу? – грустно улыбнулась она, глядя на Костю. – Да. По мне как будто каток проехал.
- Ничего. Главное, мы живы.
- Это радует. Может расскажешь поподробнее…
- А что рассказывать? – космонавт пожал плечами и скривил губы. – Нас атаковали четыре истребителя.
- Откуда они взялись? – девушка искренне удивилась.
- Твои подопечные привезли в контейнере. Едва-едва ушли. Теперь у «Вики» только два двигателя вместо трех.
Глаза Леры выразили неописуемое удивление. Она хотела что-то сказать, но не смогла, лишь глубоко вздохнула и опустила голову на подголовник.
- Вот такие дела, - Костя встал и прошелся по отсеку. – Представляешь что было бы, если б мы вовремя не смылись?
- А где мы сейчас? – девушка отрешенно глядела на экран кругового обзора. Далекие звезды, словно хаотично разбросанный бисер хранили многовековое молчание.
- Болтаемся в космосе, зализываем раны. Три парсека до Земли. Часов через пять аварийные службы закончат неотложный ремонт, и ты окажешься дома.
Лера лишь кивнула головой.
- Ты не рада?
Девушка поднялась на ноги и вплотную подошла к Виноградову. Её зеленые глаза поймали настороженный взгляд пилота.
- Противоречивые чувства. Столько всего произошло. Даже расставаться не хочется.
Виноградов усмехнулся:
- Полетишь на Ригель-7 ближайшим рейсом?
- Не знаю, - Лера отвернулась от Кости, не хотела выставлять напоказ эмоции. – Созвонюсь с клиентом…
- Понятно.
- Ты обещал угостить меня выпивкой, - вдруг напомнила она, лихо развернувшись на каблуках и устремив пытливый взгляд на собеседника.
- За мной не заржавеет.
- Ловлю на слове.
- Хорошо, - Костя вернулся к центральному пульту. – Что будем говорить на Земле? Прошло двенадцать стандартных часов. Информация об инциденте наверняка дошла до старушки-Земли.
- Сдашь груз. Разборки с транспортной полицией займут часа два.
- Я не могу сдать груз.
- Что значит не можешь? – тревожный взгляд гостьи скользнул по космонавту.
- Я выбросил контейнеры.
- Подожди, - девушка замахала руками. – Объясни толком. Что с грузом? Что ты натворил?
- Выбросил контейнеры, когда убегали от истребителей. Пусть вылавливают их на субсветовой скорости, если смогут, конечно…
- Так, - Лера продолжала махать руками. – Костя, ты рехнулся что ли?
- Почему? Груз доставлен. А то, что не передал его из рук в руки, так это не моя вина. Не я начал войну. Я вообще никого не трогал.
- Черт, - Лайер вернулась к креслу, села в него и обхватила голову руками. – Извини, ну ты балбес…
- Да почему?
- Ты ведешь себя как мальчишка! Груз надо было сдать в полицию. Иначе на Земле тебя затаскают по инстанциям. А вдруг ты его присвоил? Они «Вике» все мозги пропесочат. Будут досконально проверять. Даже не знаю, смогу ли я что-то сделать…
- Чему быть, того не миновать. – Костя демонстративно развел руками. – Если спросят о грузе – скажу, а не спросят – скромно промолчу.
Лера качала головой и хмурилась:
- Запись в бортовом журнале имеется?
- Разумеется. «Вика» подтвердит.
- Слабое утешение, - однако девушка вдруг воспрянула духом, видимо в её голове зародился спасительный план. – Я постараюсь тебе помочь, как адвокат… Ведь если бы не ты… Окажись я на борту того корабля… Они наверняка избавляются от свидетелей.
- Да ладно тебе. Прорвемся. Зато эти гады откушали кукиш с маслом. Пусть вылавливают контейнеры. Длинная песня. Веселуха, - Костя лгал девушке, он не мог сказать правду. А «Вика» - бездушный соучастник таинственных событий предпочитала молчать. – С другой стороны, помощь адвоката мне не повредит. Кстати! – Виноградов развернул кресло в сторону гостьи. – Я чертовски хочу есть!
- Я тоже, - Лера, наконец, душевно улыбнулась. – Аж желудок сводит.
- Давай поедим?
- Давай. Пойду на кухню. Что там по расписанию, обед или ужин? А то я так долго спала…
- Вообще-то на дворе ночь, если верить стандартному времени.
- Плевать, - девушка направилась в сторону выхода. – Адвокат ужасно проголодался. Будем обедать.
- Отлично. Такой подход мне нравится, - в глазах пилота загорелся задорный огонек. – Прогуляюсь по корме, посмотрю как продвигается ремонт, свистнешь, если что…
- Договорились.
Лера ушла. А спустя пару секунд с потолка слетел лишенный каких-либо эмоций вопрос «Вики»:
- Тебе не стыдно?
- Эх, - Костя усмехнулся, наверное, уже сотый раз за сутки. – Стыдно, «Вика», очень стыдно. Но…
- Ясно. Платон мне друг, но истина дороже.
- Это что за поговорка?
- Изречение древних. Появилось более трех тысяч лет назад. Платон – имя собственное. Смысл крылатой фразы…
- Да понял я, понял. Не считай меня глупее дождевого червя. Возможно Лера неплохой человек и привлекательная особа. Даже очень… Однако, сейчас я не могу довериться ей на все сто процентов. Согласна?
- Только с точки зрения логики. Потом, когда начнешь доверять, будет уже поздно.



5.



После ухода Леры Костя и «Вика» потратили около получаса на просмотр и корректировку ложных записей в бортовом журнале. Видео и аудио информация вполне убедительно подтверждала обоснованность действий хозяина звездолета. Виноградов, якобы находясь в состоянии стресса и подчинившись эмоциональному порыву, действительно приказал сбросить груз незадолго до прыжка в гиперпространство. Он был зол на пиратов. Его действия, конечно, незаконны, но вполне объяснимы и даже заслуживают снисходительного отношения, учитывая сопутствующие обстоятельства. Поверит ли Виноградову транспортная полиция или нет – вопрос, собственно, риторический. Всё равно других записей у «Вики» нет. Настоящие записи заблаговременно стерты, точнее изменены.
Почему «Вика» помогает своему хозяину? Ведь она спроектирована быть кристально честной. Ответ прост. Искусственный интеллект наделен способностью обучаться, оценивать свои и чужие поступки, делать выводы и применять на практике полученный опыт. «Вика» не умеет врать, но позволяет делать это Виноградову. Искусственный разум прекрасно изучил человека, научился доверять Косте. В какой-то мере у них общие интересы, только судьба разная. Пилот и звездолет – одно целое. Не хуже чем муж и жена – одна сатана. А возможно духовно эти мыслящие существа даже ближе, чем супруги. Обстоятельства заставляют. Ведь враждебный космос не прощает ошибок. Погрешности в действиях пилота, тем паче искусственного интеллекта звездолета могут привести к трагическим последствиям. «Вика» всегда, несмотря ни на что, поддерживала Виноградова, правда при этом часто критиковала Костю, да и за дело, но никогда не предавала хозяина и друга. Они скорее друзья, чем командир и подчиненный. Уровень интеллекта «Вики» очень высок. Это вам не кибернетический домашний питомец. Разум звездолета соизмерим с человеческим, но избавлен от многих людских недостатков. Он не корыстен, не злобен, не жаден, почти не умеет врать. Идеальная личность. И лишь жесткое табу программы безусловного подчинения не позволяет искусственному разуму считать себя совершеннее создателя, то бишь человека.
Завершив корректировку полетного журнала, Костя действительно направился на корму звездолета. Он решил взглянуть на третий двигатель, хоть острой необходимости в этом не было. «Вика» уже давно доложила о техническом состоянии поврежденного отсека. Ситуация ясна. Просто хочется размяться. Ведь обещанный ночной обед еще не готов. А сидеть в командном отсеке и тупо пялиться в монитор просто глупо. Надо же найти себе хоть какое-то занятие. Да и в мертвой тишине поврежденного агрегатного отсека наверняка думается куда лучше, чем в жилых помещениях. Пищи для размышления хоть отбавляй. Например, строительный комплекс надежно спрятан на орбите безымянной планеты. Пираты наверняка будут разыскивать Костю, чтобы заполучить груз. Ситуация – врагу не пожелаешь, впрочем, Виноградов сам пошел на этот риск. Теперь стоит подумать о том, как вести себя дальше, на что рассчитывать? Да и Леру не стоит сбрасывать со счетов. Если она не сообщница пиратов, то тоже станет мишенью для злоумышленников. Но как угадать мысли девушки? Как узнать, враг она, друг или просто случайный попутчик? Конечно, можно высадить Леру на Земле и забыть о её существовании. Но какая-то необъяснимая причина не дает Виноградову поступить таким образом.
Ты часом не влюбился, парень?
Костя тряхнул головой и вошел в скоростную пассажирскую капсулу. Транспорт в считанные секунды доставил его на корму звездолета, в третий агрегатный отсек. Повреждения заметны даже невооруженным глазом. Тускло светятся аварийные фонари. Не работает система искусственной гравитации. Кувыркаясь в воздухе, человек натянул скафандр, миновал переходную камеру, которая после атаки осталась невредимой и потому разгерметизация не коснулась транспортной магистрали, осторожно проплыл через поврежденный и разгерметизированный коридор к посту управления агрегатным отсеком. Герметичная дверь распахнулась, и Костю обдало волной воздуха, стремительно уносящейся в космическую бездну сквозь пробоины во внешней обшивке звездолета. Хорошо, что Виноградов предусмотрительно вцепился мертвой хваткой в поручень, а то бы улетел в конец коридора. В центре маленькой комнатки стояло кресло, обернутое полиэтиленом, прямо напротив пульта. А вдоль стен выстроились шкафы с аппаратурой. Пилоты редко посещают подобные посты, ведь управление звездолетом автоматизировано, и вся служебная информация стекается в командный отсек. Нет необходимости сидеть здесь перед пультом и наблюдать за работой третьего агрегатного отсека. Но на всякий случай конструкторами предусмотрено ручное управление. Правда, им ещё ни разу не пользовались. Даже полиэтиленовая обертка с кресла не убрана. Однако мало ли что в жизни не бывает…
С момента покупки звездолета Костя лишь второй раз заглянул сюда, причем без особого желания.
- «Вика», воздух не нагнетай. Я на пару минут…
- Хорошо, - автомат использовал для связи с пилотом встроенное в скафандр индивидуальное переговорное устройство.
Космонавт медленно проплыл вдоль приборных шкафов, вникая в показания индикаторов. Потом попытался сесть в кресло, вцепившись обеими руками в пульт управления.
- Дело дрянь, - спустя некоторое время произнес он.
- Ты о чем? – мило поинтересовался автомат.
- Обо всем понемногу.
- Кто же тебя заставлял жадничать и прятать контейнеры с грузом?
- Я не жадничал.
- Может вернемся и заберем контейнеры?
- Ага. А какими глазами я посмотрю на Леру? Что она обо мне подумает?
- Тебе не все равно?
- Нет.
- Зря. Она не доверяет пилоту Виноградову.
- Откуда ты знаешь?
- Мы беседовали…
- Так! «Вика», ты на чьей стороне?
- Успокойся. Я скромно молчала.
- О чем спрашивала Лера?
- Попросила показать записи, сделанные во время боя.
- И всё?
- И всё.
- А вопросы задавала?
- Только уточняла детали. Сказала, что ей это нужно для твоей защиты.
- Может быть. Впрочем, эта информация не секретная.
- Знаю. Поэтому не стала отвлекать тебя по пустякам.
- Ладно.
- Пираты начнут искать груз. Выйдут на тебя, либо на Леру. Если ты оставишь девушку в неведении, она не будет прятаться. Её найдут. Легко спрогнозировать последствия подобной встречи. И ещё, рано или поздно наша гостья поймет, что ты её обманул…
- Да. В логике тебе не откажешь. Предлагаешь ввести Леру в курс дела? А если она на стороне пиратов?
- Я предлагаю вернуть груз властям. Пусть сами с ним разбираются, - «Вика» немного помедлила. - В любом случае Лера узнает, что ты обманщик.
Костя лишь тяжело вздохнул.
- Не вздыхай, сам виноват. Жадность тебя погубит.
- Спасибо и на этом...
- Всегда пожалуйста.
- Добрая…
- А все-таки, не смотря ни на что, наша гостья запала тебе в душу, - неожиданно автомат сменил тему разговора.
- Ты мелишь ерунду.
- Ха-ха-ха, - громогласно протрубила «Вика». – Сказки будешь жене рассказывать.
- Ничего я ей не буду рассказывать. Да и рассказывать то, собственно, нечего.
- Ты всегда так говоришь. Супруга для тебя пустой звук, тень. Вы не любите друг друга. Классический брак по расчету, - констатировала факт «Вика».
- Много ты понимаешь! – в сердцах воскликнул Виноградов.
- Я лишь повторяю твои слова, сказанные по-пьяни.
- Если бы не Анна у меня и звездолета бы сейчас не было…
- Вот-вот, брак по расчету. А как же любовь? – рассуждал автомат.
- Любовь на хлеб не намажешь, - задумчиво пробормотал Костя, оттолкнувшись от пульта обеими руками и воспарив к самому потолку.
- Вскружил девчонке голову.
- Ошибаешься, - пилот спустился пониже и вновь проплыл вдоль приборных стоек. – Костя Виноградов – сама скромность.
- Расскажи это кому-нибудь другому, Лере например…
- Наша гостья не любит скромных людей.
- Уверен?
- Заметно. Кстати, чем она занята?
- В поте лица выгребает мусор с кухни. Построила всех кухонных роботов. Прирожденный командир. Наводит порядок. Плюс мы мило беседуем на отвлеченные темы. Она интересуется тобой. Ты ей симпатичен, вот только не пойму почему…
- Ну и ну.
- Чудеса, да и только.
Костя завершил осмотр контрольно-измерительной аппаратуры:
- Что ж, «Вика», третий двигатель можно сдавать в утиль?
- Тебе решать. Дешевле купить новый.
- Интересно, - Виноградов задумался, - удастся ли заменить двигатель за счет скряги Гейдера? Шанс есть. Это он отправил меня на свидание с пиратами.
- Не такой уж он и скряга. Тебе он хорошо платит, больше чем другим пилотам.
- Верно. Но все называют его скрягой.
- Он экономный.
- Черта с два, - Костя решил покинуть пост управления. – Я встречал не так много людей, которые жаднее Дейва.
- Тогда ты сам ответил на свой вопрос.
- Просто мы с ним старые приятели. Вот только папаша у него был богатый, а у меня не очень…



6.



Виноградов вернулся в жилой отсек, вышел из пассажирской капсулы и лениво направился к лифту.
- Костя, - из громкоговорителя донеся приятный женский голос. – Ты сильно занят?
- Нет, - пилот удивленно уставился в потолок. – «Вика» научила тебя пользоваться интеркомом?
- Ага. Жду тебя на кухне.
- Лечу, как метеор. Голод - не тетка, - Костя торопливо заскочил в лифт. – Буду через минуту.
- Давай, - Лера звонко рассмеялась.
Пилот действительно не заставил себя долго ждать. Вид прибранной кухни, отдраенной до зеркального блеска и особенно обеденного стола в смежном помещении, заставленного изысканными блюдами, привел космонавта в состояние близкое к восторгу. Такое обилие яств он видел только дома, да и то не каждый день.
- Лера! – ошеломленно воскликнул Костя. – Ты просто прелесть!
- Знаю, - девушка не стала излишне скромничать. – Я старалась. Присаживайся. Очень есть хочется.
- Сию минуту, только помою руки. Грех заставлять тебя ждать возле такого щедрого стола. Это пытка. А аромат какой…
Костя помчался мыть руки. Девушка лишь улыбнулась, провожая взглядом хозяина звездолета. Лере не составило большого труда спрогнозировать реакцию голодного мужчины на профессионально накрытый стол.
Виноградов вернулся, долго восторгался кулинарными способностями попутчицы, старался сдерживать себя, но все-таки довольно ретиво поглощал испанский суп из копченого окорока с овощами. Его немного удивляли изысканные манеры Леры. Она вела себя за столом не хуже чопорного английского аристократа. Причем это были не показные манеры, а выработанные годами практики, вошедшие в привычку. На соответствующий вопрос пилота Лера резонно рассудила:
- Адвокат общается с разными людьми. Если на Преисподни мне посчастливилось отстаивать права бастующих шахтеров и есть их нехитрую похлебку, то на Сантане-4 я защищала в суде отпрыска древнего испанского аристократического рода. Там иные традиции.
- А что он натворил?
- Молодого человека обвинили в убийстве жены. Но мне удалось доказать обратное. Его подставили, причем ближайшие родственники.
- Нашумевшее дело. Год назад. Слышал в новостях. Как же звали этого ротозея? Забыл. Эх. Вроде герцог какой-то…
- Франциско Луис де Вилальонга.
- И ты была его адвокатом?
- Да.
Глаза пилота восторженно пожирали девушку. Костя даже на секунду забыл о еде.
- Ха! А ещё с какими известными личностями ты встречалась?
- Больше ни с кем. Воротил бизнеса я не считаю. Это скучно. Но надеюсь, что у меня всё впереди. Я ведь молодой адвокат.
- Хочу задать тебе каверзный вопрос.
- Попробуй, - Лера слегка насторожилась.
- Случайно не возмущенные родственники герцога преследовали тебя на Сабрине в прошлом году?
Девушка хмыкнула и аккуратно отложила ложку.
- Что ещё любопытного узнал обо мне?
- Ничего особенного.
- Ну вот, как я могу доверять тебе, если ты не доверяешь мне?
- Да. Приятно иметь дело с умным человеком.
- Это комплимент?
- Вроде того.
- Тогда может быть поговорим более откровенно? – Лера решила вернуться к трапезе.
- Стоит попробовать. Нужно лишь взаимное желание.
- Верно. Ты считаешь меня пособницей пиратов?
- Нет, - Костя замахал руками. – Просто не исключаю такой возможности.
- У тебя нет фактов.
- Но вероятность существует.
- Вероятность – понятие абстрактное и безграничное. Если бы я была на стороне пиратов, мне было бы очень любопытно выяснить судьбу груза. Верно?
- Верно.
- Я бы старалась не отходить от тебя ни на шаг.
- И это верно.
- Однако, после прибытия на Землю, разрешив все формальности с нынешним инцидентом, я намерена незамедлительно отбыть ближайшим рейсом на Ригель-7. Меня ждет клиент. Пока я не опаздываю. Так что Лера Лайер не станет втираться в доверие и ходить за тобой по пятам, выясняя местонахождение контейнеров с проклятым строительным комплексом. Знаю, ты спрятал груз. Не зря так долго держал меня в медицинском отсеке.
Костя поспешно кашлянул и покачал головой.
- На воре шапка горит.
- Что ты хочешь? – наконец выдавил из себя Виноградов. – Желаешь вернуть груз или потребовать свою долю?
- Глупости, - Лера небрежно, но артистично махнула салфеткой. – Я хочу остаться в живых. Меня не прельщает перспектива всю жизнь прятаться от пиратов из-за трех с половиной миллионов тонн «умного железа». Воевать тоже не хочу. Но ты своими действиями обрекаешь нас на эту весьма не радужную перспективу. Ты даже не спросил моего мнения. Какое ты имел право распоряжаться моей судьбой?
- Весело. А если я действительно выбросил груз?
- Ты не мог так поступить.
- Почему?
- Характер не тот.
- Ха, - Костя готов был засмеяться.
- Именно так. Записи в бортовом журнале вполне устроят полицию. Согласна. Но они не устроят ни Гейдера, ни пиратов. Тебе опасно возвращаться домой.
- А придется.
- Так мы не достигнем взаимопонимания, - девушка приступила ко второму блюду. – Кушай, чего сидишь?
- Кушаю, кушаю, - задумчиво промямлил Костя, отложив ложку и взяв вилку.
- Задумался?
- Немного.
- Это хорошо. Объясни мне, что ты намерен делать дальше? Будешь прятаться от пиратов? У них наверняка всё схвачено и давно за всё заплачено. Они знают кто ты, где живешь. Не составит большого труда найти пилота Виноградова и поговорить «по душам». То же самое могу сказать о себе. Они не отстанут, пока не добьются своего.
- Всё верно.
- Давай вернем груз на Землю. Я хочу жить спокойно. И тебе того желаю. Нам не спрятаться от бандитов. Полиция вряд ли поможет.
- А что за фирма «Расхашмант», которая наняла тебя?
- Ну, это обычная практика. Фирма «Расхашмант» зарегистрирована на Полите. Частная строительная компания. Фирма нанимает адвоката. Он представляет интересы компании. Я должна была убедиться, что груз доставлен в целостности и сохранности. После погрузки контейнеров на другой звездолет моя миссия была бы выполнена. Так часто поступают. Но я не знала, что тот звездолет угнан два года назад. Просто не обратила на него должного внимания. Транспортный корабль, да и только. Сколько их курсирует по Галактике? Не счесть. Это мне урок на будущее…
- Зато мою подноготную изучила досконально.
- Но ведь я представляла интересы клиента.
- Фирма зарегистрирована на Полите? Там же живут какие-то религиозные фанатики!
- Да. Но юридически они имеют равные права с другими колониями. У них суверенитет. Они живут независимо от Земли, правда Космический правовой кодекс признают и выполняют.
- Интересно. Международные законы они признают, но это не мешает им похищать звездолеты.
- Пока нет доказательств.
- Прецедент есть.
- Трудно утверждать что-то определенное. Я узнавала, «Расхашмант» - солидная контора. Они строят культовые сооружения на четырех десятках планет. К ним нет претензий. Даже мистер Гейдер, дока в грузоперевозках, не обнаружил подвоха.
- Хочешь сказать, что плохие ребята прикрылись вывеской респектабельной компании?
- Нет, Костя, всё намного сложнее. Я ведь встречалась с представителем фирмы. Именно он нанял меня. Это был один из исполнительных директоров. Фигура известная, не подставная. Самая настоящая.
- Тогда ты себе противоречишь.
- Нет. Угнанный звездолет вряд ли принадлежал фирме. «Расхашмант» мог использовать сложные схемы доставки груза, например, нанять посредников. Либо заказчик строительства, такая же наглухо закрытая от внешнего мира религиозная колония, как сам Полит, мог на последнем этапе доставки груза, в целях конспирации, прислать свой звездолет. Тогда «Расхашмант» не имеет к инциденту никакого отношения. Они скажут, что во всем виноват заказчик строительства. Но поди и сыщи его. А известно, что Полит активно поддерживает дружественные ему развивающиеся колонии. Он ни за что на свете не предаст единоверцев.
- Два миллиарда религиозных фанатиков, будь они неладны! – в сердцах воскликнул Костя. – И всё это происходит при молчаливом согласии Земли.
- Космос большой. У людей есть право на самоопределение.
- Демагогия. Вот когда фанатики окрепнут, поднимут головы и начнут священную войну за веру…
- Костя, космос большой. Места всем хватит. Зачем им нужна Земля и её колонии? Это самые старые планеты. Там уже выгребли почти все невозобновляемые ресурсы. Что там делать?
- У человека есть иные заботы. Извечная борьба за гегемонию. Не зря же люди столетиями враждуют друг с другом.
- Так ведь чаще всего из-за ресурсов и из-за религии. Прикрываться можно чем угодно, расизмом например. А теперь-то что делить? Рубеж Цеклера огромен. Уйма планет земной группы. С другим разумом пока, слава Богу, не воюем. Осваивай новые миры. Благо их предостаточно. Даже разрешили частным лицам владеть планетами, правда, только под юрисдикцией Земли. Чего ещё не хватает? Ведь не уволься ты из планетарной разведки, лет через десять мог бы купить приличную планету, причем дешево. Планетарные разведчики на особом счету. Они могут приобрести планету практически даром.
- И что мне с ней делать? Только перепродать подороже. Потом жить на эти деньги. Так поступают многие. Ведь пенсия у планетарного разведчика мизерная.
- Зато он может купить планету практически за бесценок и обеспечить свое будущее. Не богатое, но… вполне приличное существование.
- Кажется, мы отвлеклись…
- Ага. Десерт?
- Благодарю, - Костя принял маленькую тарелочку с пирожным.
- «Вика» раскрыла секрет твоего фирменного травяного чая. Я тоже решила его попробовать, конечно, если ты не против.
- «Вика»! – в сердцах воскликнул Виноградов. – Я сдам твои потроха в утиль!
Искусственный разум промолчал.
- Извини, я не знала, что для тебя это священно, - тут же спохватилась Лера.
- Дело не в чае. «Вика» изрядно разболталась.
- Нет, просто она соскучилась по женскому обществу. Она ведь женщина, как и прежний хозяин звездолета.
- Да, - Костя не знал толи радоваться, толи огорчаться. – Рыбак рыбака видит издалека. Небось всё обо мне рассказала? «Вика»! Оглохла, что ли?
- Почти, - донеслось с потолка.
- Мы с тобой потом поговорим, - грозно пообещал Виноградов.
- Костя, не строй из себя злобного дядьку, - Лера улыбалась, попивая чай. – Ты совсем другой человек.
- О как? Не знал.
- Теперь будешь знать. А чай и правда имеет оригинальный вкус.
- При регулярном употреблении повышает мужскую потенцию, - не то в шутку, не то всерьёз ляпнул Виноградов.
- У тебя проблемы? – Лера гоготала, едва успев опустить на стол чайную чашку.
- Нет, - уязвлено заявил пилот. – Чай с Ригеля-7 имеет множество полезных свойств. В том числе и такое.
- Но ты это свойство почему-то поставил на первое место.
- Очень смешно, - Костя залпом осушил чашку и поднялся из-за стола. – Спасибо за угощение. Было вкусно. Ты хорошая хозяйка.
- Обиделся, - констатировала факт гостья. – Я не со зла. Извини.
- Ерунда, - пилот направился к выходу. – Буду в командном отсеке, - добавил он перед уходом.
Лера тяжело вздохнула, допила чай, потом рассмеялась, окинула взглядом ворох грязной посуды, поманила пальцем кухонного робота, вновь тяжело вздохнула и задумалась. Разговор с Виноградовым не получился. Девушка не решила главной задачи, правда кое-что выяснить удалось.
А спустя три часа, когда ремонтные роботы залатали дыры во внешней обшивке звездолета, восстановили всю необходимую инфраструктуру третьего агрегатного отсека, «Вика» активировала два уцелевших маршевых двигателя и направилась к Земле.



Глава третья.



1.



Защитные шторки раскрылись, высвободили аппаратуру оптического контроля, и на мониторах кругового обзора появилась знакомая звездная россыпь. Лера, преодолевая перегрузки, кое-как оторвала голову от подголовника, обратив взор к космическим просторам. Она подсознательно считала Солнечную систему родным домом. Вот далекое Солнышко ослепительно ярко блестит, словно маяк, указывающий дорогу. А где-то там, в космической пустоте притаилась долгожданная Земля. Её ещё не видно, но самая любимая и желанная планета, безусловно, находится впереди, прямо по курсу.
«Вика» сбрасывала субсветовую скорость. Эфир заполонила какофония радиосигналов. Среди них приемник транскодировал немногочисленные человеческие голоса, однако, большинство посланий явно предназначалось не человеку, и было послано не человеком. Автоматам совсем необязательно общаться на людском наречии. «Вика» тоже разговаривала с диспетчерами на своем машинном языке. Её братья-автоматы уже давно опознали гостя, дали разрешение на стыковку с грузовым орбитальным терминалом. Участия Кости не требовалось, только если возникнет нештатная ситуация, но подобное недоразумение случается довольно редко. Космические терминалы работают четко и отлажено. Виноградов лишь буднично кивает головой, выслушивая очередной доклад «Вики».
Пилот был задумчив и немногословен, погружен в собственные мысли. Лера с тревогой поглядывала на космонавта, однако Костя, чувствуя пристальный взгляд пассажира, не обращал на девушку никакого внимания. Адвокату не составило большого труда понять, чем так озадачен хозяин звездолета. Лера, в свою очередь, вновь предложила вернуть строительный комплекс на Землю или на Ригель-7. Но упрямый Виноградов пропустил мимо ушей слова девушки. Пассажирка обиженно надулась, а потом и вовсе отвернулась от Кости, сделала вид будто бы её внимание захватила бело-синяя родная планета, растущая прямо-таки на глазах.
Радиационный пояс пройден. «Вика» ещё раз воспользовалась мощью тормозных двигателей. Людей на несколько секунд вжало в кресло. Автоматика всегда поворачивала кресло в нужную сторону. Затем спокойствие воцарило в командном отсеке. Вот и всё. Гравитационное поле планеты окончательно поймало космического гостя, звездолет послушно побежал по высокой орбите, словно скакун по манежу. Дальше работали лишь маневровые двигатели. Смысл действий «Вики» состоял в том, чтобы выйти на нужную орбиту, чуточку опуститься вниз, уравнять скорость с огромным транспортным терминалом, а уж после состыковаться с орбитальной станцией.
- Гейдер на связи, - в четвертый раз напомнила «Вика».
- Черт с ним, - Костя в четвертый раз махнул рукой. – Потом.
- Как знаешь.
- Сам позвоню.
- Он уже кипятком писает, - «Вика» говорила монотонно, зато откровенно, - пардон, мисс Лайер.
- Ничего, «Вика», - Лера улыбнулась, – на его месте я бы тоже… не знаю что бы делала, возможно, беспокоилась…
- Стыковочный узел 1267В3, - «Вика» переключилась на управление. – Дистанция тысяча четыреста. Идем на сближение. Относительная скорость семьдесят метров в секунду.
- Сбавь!
- Выполняю… Сорок метров в секунду… Дистанция триста двадцать метров… Скорость пять метров в секунду…
Массивная орбитальная станция заслонила космос. Гора композитных материалов, упорядоченных в околоземном пространстве в виде сложной геометрической конструкции, отдаленно напоминала икосаэдр с вписанным в него додекаэдром и была собрана из тонких трубок. Добрая тысяча километров в поперечнике. Исполин, благодаря гигантским солнечным батареям оставляет тень на дневной стороне матушки-Земли. Ночью, в хорошую погоду транспортный терминал видно даже невооруженным глазом. А так называемые «тонкие» трубки в диаметре превышают сорок километров. Подобными грандиозными сооружениями могли похвастаться лишь три человеческие колонии. Причем вокруг Земли совершали бесконечное паломничество аж четыре громадины. Товарооборот колыбели человечества поразил бы воображение неискушенного путника, ведь на Земле постоянно проживает семьдесят процентов официально зарегистрированных людей. Дальний космос в равной степени и манит и в то же время отпугивает подавляющую часть населения. Для кого-то Земля уже давно перестала быть отчим домом, а для кого-то навсегда останется родиной, единственной и неповторимой.
Телескопический стыковочный узел «Вики» беззастенчиво присосался к ответной части под номером 1267В3. Толчка экипаж не почувствовал – слишком велики космические монстры в сравнении с человеком. Автоматика отчиталась и смолкла, дело сделано. Впереди звездолет ждет традиционный санитарный и таможенный досмотр.
Пока чиновники устало бредут по лабиринтам бесконечных коридоров сектора «С» орбитальной станции «Центральная-2», пока они доберутся до «Вики» пройдет минут пять-десять. Этот короткий промежуток свободного времени следует использовать с умом. Костя и Лера принялись перебирать документы. Пилот забрался в сейф и извлек из него полетную документацию, а адвокат вытащила из бездонного кейса собственную папку с электронной бумагой.
- Как же Гейдер? – вновь напомнила «Вика», безразлично созерцая суматоху в командном отсеке. – Он до сих пор на связи. Скурил две сигары и слюной брызжет…
- Черт с ним, - буркнул Виноградов.
- У него важные новости, - настаивал автомат.
- Ладно, - Костя закрыл сейф, сел в кресло, предварительно бросив документы на пульт ручного управления. – Включай.
На большом мониторе появилось изображение Гейдера в ночной пижаме с сигарой в зубах и с рюмкой конька в руке. Его чрезмерно блестящие глаза и возбужденный вид красноречиво указывали на легкую степень опьянения. Десятичасовую ночь Ригеля-7 человек явно провел не в постели.
- Костян… ты…совсем… держишь тут… я тебе что… какого черта, - раздалось из динамика. Хозяин транспортной фирмы говорил отрывисто, с придыханием. «Вика» заботливо замещала нецензурную брань писклявым звуковым сигналом. – Что за… всех святых…
Тут Гейдер осекся на полуслове. Он увидел Леру Лайер.
- А-а-а! – воскликнул человек в пижаме. – Мисс Лайер! Вы все-таки уговорили нашего отшельника, и он довез вас до Земли. Тем лучше. Ваше присутствие – прямо-таки бальзам на сердце. Объясните мне Христа ради…
- Пусть мистер Виноградов расскажет, - Лера дипломатично отстранилась от беседы. – Я знаю не больше вашего.
- Костя.
- Что Костя? - пилот слегка вспылил. – Куда ты меня отправил? Кого встречать?
Дейв даже переменился в лице.
- Куда, куда? Куда просили. Вот куда!
- Атака истребителей тоже предусмотрена контрактом? «Вика» потеряла маршевый двигатель. Звездолет заказчика числится в розыске. Достаточно объяснений?
Гейдер тяжело вздохнул:
- Да. Мне очень жаль. Это ерунда какая-то, - Дейв осушил рюмку и слегка поморщился, после сник. – Ты знаешь, я хотел разобраться в ситуации, да не вышло.
- Не вышло?
- Нет. Теперь слушайте меня внимательно и не перебивайте. Ситуация странная. После того, как поступило сообщение с NC29047/17E2, я, не мешкая, обратился к друзьям в транспортную полицию. Сначала они обещали помочь. Тут начали названивать из представительства «Расхашманта», угрожали судебным разбирательством, требовали вернуть деньги и груз. Я их, конечно, послал. Не в их положении громко тявкать. Однако эти черти задействовали рычаги международного давления. Потому что буквально через два часа меня вызвали в департамент иностранных дел. А за пять минут до официального вызова позвонил старый приятель из полиции и очень завуалировано намекнул, что лучше забыть об инциденте у безымянной планеты. Расследования не будет. В департаменте иностранных дел подтвердили намеки полицейских, правда, более культурным и официальным тоном. Вот так. Вам тоже следует забыть обо всем. Скорее всего, чиновники встретятся с вами после таможенного досмотра. Помалкивайте. Оба. Мой вам совет…
- С какой стати? – Лера возмутилась.
- Мисс Лайер, - Дейв поморщился, - не стройте из себя правдоискательницу. Данный вид деятельности очень плохо сказывается на внешности. Примерно так я могу перефразировать речь чиновника департамента иностранных дел. Впрочем, дело ваше. Меня они убедили. А вас, - мужчина пожал плечами. – Вас тоже убедят. Держите язык за зубами. Как поговаривал мой покойный дедушка, это самый лучший способ дожить до глубокой старости.
- Тебе основательно наступили на хвост, - мрачно проговорил Виноградов.
- Теперь ваша очередь, - Гейдер скривился в презрительной ухмылке.
- Чушь полная, - Лера негодовала, размахивая руками. – Почему Земля пасует перед религиозными придурками?
- Потому, что этих придурков, как вы изволили выразиться, мисс Лайер, на Земле не меньше чем на Полите, - Дейв отшвырнул сигару. - Помалкивайте и соглашайтесь с чиновниками.
Пилот и адвокат переглянулись.
- Кстати, груз сдайте в первую очередь, - вдруг вспомнил Гейдер.
- Но груза нет, - Костя смотрел на монитор честными глазами.
- Как нет? – Дейв не сразу смог членораздельно выговорить два простых слова.
- Я выбросил контейнеры перед гиперпереходом. Пусть вылавливают их своими истребителями.
- Ты… совсем спятил, - Гейдер перестал стесняться в выборе выражений. «Вика» надсадно пищала, заглушая эмоциональную речь человека.
- Ладно, не бурчи. Груз доставлен. Сами напросились.
Дейв замолчал, лишь тяжело вздохнул.
- Ай, - наконец выдавил он. – Не запор, так понос. Я перезвоню.
Монитор погас.
Некоторое время в командном отсеке висела гнетущая тишина.
- Костя, - девушка излишне печальным голосом обратилась к пилоту, - зачем ты спрятал груз? Теперь нам несдобровать…
Виноградов не успел ответить, не успел даже многозначительно промолчать, ибо «Вика» доложила о прибытии таможенников. Пилот сломя голову бросился к выходу. Чиновников положено встречать у переходной камеры. Опоздать, значит нарушить неписанную традицию, а это плохая примета.
Лера, проводив Костю задумчивым взглядом, насупилась, откинулась на спинку кресла, скрестила руки на груди и закрыла глаза.



2.



Короткий коридор стыковочного узла ярко освещен. Два чиновника в стерильных дыхательных масках буднично проследовали по нему, преодолели санитарную воздушную завесу, перешагнули через порог толстостенного, но открытого внешнего люка, приветливо поздоровались с хозяином звездолета, не забыв продемонстрировать служебные удостоверения, после, не дожидаясь персонального приглашения, направились к лифту. Один чиновник был облачен в идеально белый балахон и служил в департаменте санитарного контроля. Бейджик на его груди с очень распространенной китайской фамилией Чанг почему-то заставил Виноградова улыбнуться. Зато другой чиновник, низкорослый бородатый индус, словно в противовес медику носил иссиня-черную униформу таможенного департамента. Вслед за людьми на борт звездолета потянулась бесконечная вереница роботов-контролеров. Вчера точно таких же паучков привела с собой Лера. Правда, их визит закончился трагично. Роботов ненавязчиво попросили покинуть транспортный корабль.
Санитарный врач направился в медицинский отсек. Таможенник и хозяин звездолета неотступно следовали по пятам.
- Вы одни, мистер Виноградов? – медик на ходу тыкал стилусом по экрану мобильного компьютера.
- Нет. На борту есть пассажир.
- Странно, - Чанг обернулся и лукаво улыбнулся. – Как это не похоже на вас, мистер Виноградов.
- Обстоятельства, - Костя на секунду остановился.
- Что ж придется заполнять новую форму, - китаец вновь обратил взор к компьютеру. – Диктуйте.
- Лера Лайер. Адвокатская контора «Крайчик и сыновья». Независимый адвокат. Земля. Представитель заказчика. Контролировала доставку груза. Попросила подбросить до дома.
- Хорошо, - медик шустро заполнял пустые графы в типовом документе. – Пригласите её в медицинский отсек.
- «Вика», - пилот обратился к автомату. – Пригласи мисс Лайер.
- Она уже идет, - доложил искусственный разум.
- Чудно, - врач расположился в медицинском отсеке, как у себя дома. Он скопировал информацию с медицинского терминала. Затем долго рассматривал отчет, всплывший на экране собственного компьютера. – Ага! Перегрузки. Наслышаны о ваших подвигах. Микробы с NC29047/17E2. Ничего страшного. Ничего неизвестного. Мистер Виноградов, подойдите к кушетке. Проведу осмотр.
Пилот приблизился к врачу, расстегивая комбинезон, а скучающий таможенник пристроился на стуле недалеко от входной двери. Индус уже отослал роботов проверять пустой звездолет.
В отсеке появилась пассажирка. Её внешний облик поразил чиновников и заставил на секунду отвлечься от привычных дел.
- Мисс Лайер? – врач слащаво улыбнулся, разглядывая привлекательную девушку, облаченную в синий полетный комбинезон. - Сейчас я закончу осмотр мистера Виноградова и займусь вами. Присядьте.
Лера лишь молча кивнула головой, пристроившись рядом с таможенником.
Осмотр пилота занял три минуты.
- Можете идти, - констатировал медик и махнул рукой даме. – Мужчин попрошу покинуть помещение.
- Пройдемте в командный отсек, - предложил Виноградову индус, встав со стула.
Пока роботы стремительно осматривали звездолет, привычно заглядывая во все закоулки, таможенник изучал полетную документацию. А когда Лера вернулась в командный отсек, то и её бумаги легли на стол перед строгим смуглым индусом. Врач по фамилии Чанг, раскланявшись на прощание и оставив хозяину звездолета копию свидетельства об очередной санитарной проверке, покинул транспортный корабль.
Костя с тревогой ждал вопроса о судьбе злополучного строительного комплекса, но, казалось, таможенного чиновника совершенно не волновала данная проблема. Индус скрупулезно изучал документы, напомнил о недопустимости долгой эксплуатации звездолета с тяжелыми повреждениями, а когда роботы завершили осмотр корабля и не нашли явных признаков контрабанды, собрал свои вещи и, пожелав удачи, оставил пилота и девушку наедине, да ещё в полном недоумении. Робототехника послушно засеменила следом за чиновником, старательно выдерживая дистанцию и неторопливый темп движения человека. Возле стыковочного узла чиновник обернулся, загадочно махнул рукой на прощание, приложил указательный палец ко рту, засунул под мышку мобильный компьютер и вышел из поля зрения видеокамеры.
- Не нравится мне это, - тихо проговорила Лера, повиснув на Костином плече.
- Верно, - согласилась «Вика».
В командном отсеке вновь воцарила мертвая тишина.
Люди ещё долго смотрели на экран монитора, терпеливо ждали возвращения чиновника, либо визит очередного гостя. Но прошло минут пять, а предполагаемые визитеры так и не появились, словно Земля забыла о «Вике», об инциденте у планеты NC29047/17E2. Обманчивая тишина.
- Странно, - Виноградов опустился в кресло и начал задумчиво цокать языком. – Что бы это значило?
- Костя, я боюсь выходить, - вдруг призналась девушка. – После столкновения с бандитами таможенник обязан был спросить о грузе. Вместо этого он велит молчать.
- Ну и устроил ты, Костя, - автомат тоже не удержался от комментариев.
- Я устроил? – пилот аж подпрыгнул в кресле от возмущения. – Я устроил? Как же! Я сам в себя стрелял и раскурочил «Вику»? Так что ли? Я всего лишь защищался.
- Костя, давай вернем груз, - плаксиво канючила Лера. – Так будет лучше для всех.
- И ты туда же! Ну, женщины!
- Одумайся, - автомат не изменил мнения. – Возьмем груз на Земле, слетаем на Мальту-5, а потом…
- Потом будет суп с котом! – резко отрезал хозяин звездолета.
Девушка вдруг расхохоталась:
- Мне здесь до сих пор не доверяют, - она поднялась на ноги и направилась к выходу. – Что ж, пойду собирать вещи. Я и так узнала слишком много. Счастливо, Костя. «Вика», отправь кого-нибудь донести до такси сумку со скафандром. Конечно, если господин Виноградов не возражает…
- Господин Виноградов не возражает, - пилот тяжело вздохнул. – Удачи, Лера.
- Ага. И тебе того желаю…
Мисс Лайер переоделась в модное сиреневое платье и спустя двадцать минут покинула звездолет. Она так же, как и таможенник обернулась на прощание, постояла немного, глядя в видеокамеру, словно хотела что-то сказать и лишь только потом скрылась из виду. Бывшего пассажира сопровождали два ремонтных робота, исполняя роль носильщиков. От девичьего взгляда, наполненного обидой и упреком, в Костиной душе что-то перевернулось. Автомат обозвал его дураком. Пилот очень болезненно отреагировал на заслуженный упрёк, долго кричал, бродя по пустынным коридорам звездолета, после уединился в своей каюте, послал «Вику» куда подальше, сказав ей, что он всё равно прав, развалился на кровати и, закрыв глаза, долго лежал неподвижно. Автомат на некоторое время оставил человека в покое. Но спустя два часа вынужден был напомнить, что Костю ждут в офисе транспортной фирмы. Жизнь продолжается. Пора подумать о работе.



3.



В транспортной конторе Костю действительно ждали с распростертыми объятиями. Им стало известно о прибытии «Вики». Многих менеджеров Виноградов знал не только в лицо, но и по именам. На Мальту-5 следовало доставить шестнадцать миллионов тонн горнопроходческого оборудования и ещё кое-какую мелочь. Почти полная загрузка. Справимся. После оформления документов и бесполезного трепа с размалеванной секретаршей, Виноградов покинул офис, затем, поймав такси, вернулся на звездолет. Очередь на погрузку подойдет только через пять дней. Ещё три дня будут грузить контейнеры. Простой. Но делать нечего. На Земле всегда так. То поставщики подводят, то заново перераспределяют груз по контейнерам, то ещё какая-нибудь причина задерживает. Удивительно, как вообще существует этот огромный орбитальный континент под названием «Центральная-2». Здесь своя власть, как гражданская, так и военная, свои богачи и нищие, здесь рождаются и умирают люди. Кто-то даже ни разу не бывал на поверхности планеты. А что там делать? Орбитальная станция - самодостаточный мир. Своя жизнь, свои традиции, своя самобытная культура.
Всю обратную дорогу Костя размышлял о странных событиях последних двух дней, а доехав до посадочного сектора и расплатившись с таксистом, долго болтал со знакомыми пилотами, выслушивая новые сплетни и анекдоты. Потом, распрощавшись с коллегами, воспользовался услугами эскалатора, после неторопливо прошел по длинному овальному коридору и свернул к стыковочному узлу под номером 1267В3. «Вика» незамедлительно открыла люк.
- Как дела? – на всякий случай поинтересовалась она.
- Погрузка начнется через пять дней, - сообщил Виноградов, заходя в лифт.
- Понятно.
Пилот прошел в свою каюту.
- Никто не приходил, не звонил?
- Нет.
- А Гейдер?
- Никто.
- Странно.
- Да. Это вызывает беспокойство.
Костя пожал плечами, потом достал из шкафа видеокамеру, сел в кресло, а камеру подвесил в воздухе на уровне головы.
- Ты часом не завещание собрался составлять? – язвительно пошутила «Вика», наблюдая за манипуляциями хозяина.
- Завещание я уже давно составил, - отмахнулся Костя.
- Тогда не понимаю.
- И не надо.
- Тебе помочь?
- Сам справлюсь. Не мешай.
- Как хочешь.
«Вика» сделала вид, что оставила человека наедине с самим собой, на самом деле она сгорала от любопытства. Услышав первую фразу, произнесенную космонавтом, искусственный разум пожалел, что не имеет телесной оболочки, а навеки заточен в металлопластиковую конструкцию неимоверных размеров. Видеозапись предназначалась, разумеется, Лере. Костя извинялся за свое свинское поведение и надеялся, что девушка не станет долго сердиться на него.
- А ещё скажи, что ты оболтус и грубиян, - не вытерпела «Вика». – И извинись нормально, по-человечески.
Костя молча встал с кресла, выключил видеокамеру, вытащил из неё модуль памяти и лишь затем обратился к автомату, искоса поглядывая на потолок:
- «Вика», ну какого черта ты лезешь, а?
- Забочусь о тебе.
- Спасибо.
- Да не за что. Странные вы существа, люди.
- Почему?
- Обречь себя на страдания – одна из непонятных потребностей человеческой натуры, - философски произнесла «Вика». – Причем обречь сознательно, выбрав самый худший вариант, а потом маяться и кусать локти. Зачем?
- Ай, - Косте было не рассуждений, он махнул рукой и вышел из каюты. – Тебе этого не понять.
- Уверен?
- Абсолютно. Это выходит за рамки логики и абстракции. Не знаю как это описать.
- Любовь?
- Любовь? – Виноградов рассмеялся, застыв возле лифта. – Слишком просто, «Вика», - потом Костя вдруг перестал улыбаться и задумался. – Чёрт его знает, может и любовь. Всё, хватит болтать!
Космонавт вошел в лифт, а спустя три минуты и вовсе покинул звездолет.



4.



Этот вечер Костя провел в баре, изрядно напившись. Всё началось с тривиальной встречи со старыми знакомыми-космонавтами, такими же грузоперевозчиками, как и сам Виноградов. Слово за слово, и – началось и – поехало. Но прежде чем утонуть в безбрежном океане алкоголя, музыки, иллюминации и девочек легкого поведения, Костя все-таки добрел до почтового автомата и отправил видеооткрытку Лере Лайер по месту работы, так как домашнего адреса он не знал, а автомат отказался сообщить ему конфиденциальную информацию личного характера.
Далеко за полночь, по стандартному времени, Виноградов кое-как добрался до звездолета, едва держась на ногах.
- Странно, что один, - тихонько прокомментировала «Вика», закрывая внешний люк. – Значит, что-то в жизни изменилось.
- Ничего ты не понимаешь, - сокрушенно промычал пилот, направляясь к лифту и спотыкаясь буквально на каждом шагу. – Цыц! Только без нравоучений и проповедей.
- Да больно надо. Сам дойдешь или позвать провожатых?
- Ещё чего!
- Ясно. Завтра будешь плевать в потолок и утверждать, что ничего не помнишь.
- Плевать я не смогу, во рту пересохнет. Думай головой, потом говори.
- У меня нет головы.
- Да? Не знал. Очень плохо…
Хозяин звездолета вошел в лифт, а автомат заботливо выключил освещение в коридоре.



5.



Утро следующего дня показалось Виноградову самым мерзким за последние пару лет. Во рту действительно пересохло, язык прилип к нёбу, а вкусовые ощущения… о них лучше вовсе не вспоминать. От алкогольной мешанины голова словно налилась свинцом и нещадно болела. Даже кровь стучала в висках. А на душе скреблись кошки, и необъяснимая тоска подчинила себе сознание.
- С добрым утром! – съязвила «Вика».
- Ну тебя, - Костя осторожно повернулся на другой бок. – Лучше б меня вчера вывернуло перед сном…
Одеяло валялось на полу. Подушка – тоже. Пилот так и не успел раздеться или не смог. Впрочем, какая разница?
- Ты всегда был жадным, - продолжила «Вика». – Даже с лишним алкоголем расстаться не пожелал.
- Хватит. Хватит. Пусть лучше что-нибудь принесут.
- Сам доползёшь.
- Сварливая баба, - Костя кое-как сполз с кровати, поднялся на ноги и, немного пошатываясь, засеменил на кухню. – Хуже жены. Анюта и то так не ворчит.
- Я о тебе забочусь, - автомат произнес свою коронную фразу.
- Заметно. Подыхай, пилот Виноградов, черт с тобой.
- Не надо пить.
- Иногда надо, - космонавт, преодолев два лестничных пролета и длинный коридор, наконец, добрался до кухни. В первую очередь полез в холодильник. Достав и открыв бутылку холодной воды, он жадно присосался к горлышку, поглощая спасительную влагу. Давно он с таким наслаждением не пил обыкновенную воду.
- Меру надо знать, - продолжила поучать «Вика».
- Ещё что расскажешь? – Костя добрался до бара и начал беглым взглядом осматривать содержимое. Его взор остановился на пузатой бутылке водки. - Жаль что теплая, - человек поморщился, налил полную рюмку, ещё раз поморщился, а после залпом осушил маленький хрустальный сосуд.
- Ты бы хоть поел, - упрекнул автомат.
- Рано, - едва слышно проговорил Костя, борясь с противной водкой, застрявшей в горле и закрыв рот рукой. Наконец этиловый спирт, растворенный в воде, отправился рассматривать мужской желудок, а Виноградов, облегченно вздохнув, примостился на стуле. Спустя пять минут ему заметно похорошело, даже голова перестала беспокоить. - Вот теперь можно поесть.
- От вашего позавчерашнего ужина при свечах кое-что осталось. Например, испанский суп, - «Вика» продолжала издеваться.
- Отлично! – вдруг бодро воскликнул Костя и хлопнул ладонью по колену. – То, что доктор прописал. Надеюсь, суп ещё не испортился? Замечательное блюдо скажу я тебе…
- У меня ничего просто так не портится.
- Ну, так давай его сюда.
- Потерпи минуту. Разогрею.
- Куда же мне деваться? Съем последние воспоминания о Лере.
- Дурак, - монотонно произнесла «Вика».
- Да. От умного человека слышу…



6.



Костя уже позавтракал и, изрядно потея, допивал свой любимый травяной чай, когда «Вика» доложила о визите незваного гостя.
- Судя по удостоверению – инспектор транспортной полиции, - заключила она.
- Дождались, - пилот лишь усмехнулся. – Зови.
- Не будешь встречать?
- Я лучше тут посижу. Перегар на гектар.
- Хорошо.
- Чеснока нет?
- Ты точно чеснок хочешь?
- Шучу. Как обстоят дела с мордой лица?
- Рыбий глаз. Сойдет для сельской местности. Так даже лучше. Тебе нечего скрывать, раз вчера надрался до чертиков в баре. Ведешь себя естественно. Только проститутки на борту не хватает.
- Болтаешь много! Зови.
- Он уже в лифте.
Костя кивнул головой и отхлебнул из чайной чашки. Ароматный напиток обжег губы. Пилот чертыхнулся, но стерпел.
Высокий дородный мужчина с рыжими английскими усами и в сером клетчатом пиджаке шумно ворвался в столовую. Кухонные автоматы бросились врассыпную, застыли в недоумении, испуганно вертя телескопическими видеорецепторами и трусливо прижавшись к стене.
- Что ж вы невинных роботов пугаете? – в сердцах воскликнул Костя. – Безобидные создания.
Полицейский надменно усмехнулся, но пропустил упрек мимо ушей.
- Мистер Виноградов? – достаточно официально полюбопытствовал он.
- Он самый. С кем имею честь?
- Инспектор Аллисон. Транспортная полиция.
- Присаживайтесь. Чаю хотите?
- Нет. Спасибо.
- Чем обязан столь раннему визиту?
Инспектор сел напротив хозяина звездолета, долго ёрзал на стуле, устраиваясь поудобнее, видимо готовился к долгой беседе, после аккуратно разложил на столе папку с документами и мобильный компьютер.
- У звездной системы NC29047/17 позавчера произошло вооруженное столкновение с вашим участием. Мне поручено провести расследование и разобраться в ситуации.
- Ясно. Можно вам задать вопрос?
- Пожалуйста.
- А вы уже беседовали с противоположной стороной?
Инспектор добродушно рассмеялся, оценив шутку:
- Любите шутить, мистер Виноградов?
- Нет. Я спросил вполне серьёзно.
- Ладно. Приступим, - Аллисон махнул рукой. – Расскажите всё с самого начала.
- С момента прибытия в звездную систему?
- Да, начнем с этого. Предупреждаю заранее, допрос записывается. Запись будет считаться официальным документом, показаниями пилота Виноградова. Поэтому думайте, прежде чем произнести хоть одно слово. Ваши показания могут быть использованы против вас.
- Что ж, обычная практика, - Костя отхлебнул из чайной чашки, затем откинулся на спинку стула и задумчиво уставился в потолок. – Все началось буднично и даже скучно. В четырнадцать сорок три по стандартному времени «Вика» прибыла в звездную систему NC29047/17. Через четыре часа, не обнаружив ничего кроме типового набора военных спутников, обеспечивающих защиту и связь планетарной базы семнадцатого уровня, звездолет вышел на стационарную орбиту планеты NC29047/17E2. Я был немного удивлен и раздражен тем, что не встретился с заказчиком, ведь «Вика» прилетела за двадцать минут до окончания срока, оговоренного в контракте. Потом установил связь с планетарной базой. Автоматика встретила тепло, правда, тоже удивилась моему визиту. Меня никто не ждал. Странно. Оставалась призрачная надежда, что заказчик прибудет чуть позже. Крохотная, но всё же надежда. По условиям контракта я должен был ждать три дня. Пришлось совершить посадку. Гораздо приятнее провести три дня в гостинице, ожидая заказчика, чем скучать на орбите.
- Итак, вы поселились в гостинице?
- Да. Гостиница была заранее оплачена.
- Кто оплатил проживание?
- Дейв Гейдер. Глава фирмы «Транспортные перевозки без границ». Человек, который нанял меня.
- С Ригеля-7?
- Да. Я переночевал на планете. А утром или ночью прибыла адвокат Лера Лайер, представитель заказчика. Я, конечно, обрадовался. Мы позавтракали и поехали на космодром.
- Вас ничто не смутило?
- Смутило одно обстоятельство, - Костя усмехнулся. Он понял, что инспектор уже знает эту историю наизусть. – Мисс Лайер сообщила, что скоро прибудет другой транспортный звездолет, на который следует перегрузить контейнеры.
- Вам приходилось сталкиваться с подобной ситуацией?
- Только однажды. Правда, тогда всё прошло без сучка и задоринки. Да и причина была уважительная. Вот… Потом, по просьбе мисс Лайер, на орбите были подобраны роботы-контролеры. По словам мисс Лайер они принадлежат заказчику. Осмотр груза занял час по стандартному времени. Приблизительно в то же время - точно не помню во сколько, в бортовом журнале данные зафиксированы - появился транспорт заказчика. Я связался с информаторием и на всякий случай уточнил данные по этому кораблю. Оказывается, звездолет ЗС60259АК43138Х4111 класса «Ланги-211» числится в розыске, как пропавший без вести. Это был лишь первый сюрприз. Второй сюрприз. Роботы-контролеры, закончив проверку груза, отказались покинуть мой звездолет, и демонстративно выстроились в ангаре, заняв круговую оборону. Что мне оставалось делать? Только обороняться. О выполнении контракта речь уже не шла.
- Как проявила себя мисс Лайер?
- Никак, - Костя пожал плечами. – Сначала мисс Лайер возражала, а когда я разъяснил ей ситуацию, согласилась с моими доводами. Я приказал «Вике» вышвырнуть роботов из ангара. Звездолет использовал сжатый газ. После мы экстренно стартовали. Бортовой журнал и запись наших переговоров с мисс Лайер к вашим услугам.
- Прекрасно. Что было потом?
- На борту транспортника угонщики спрятали истребители. Четыре «Осы» атаковали нас, пытаясь задержать. Угонщики предприняли попытку вывести из строя маршевые двигатели. Видимо, хотели забрать груз любой ценой. «Вика» потеряла третий двигатель.
- Вот как? А вы уверены, что истребители стартовали с борта транспортного звездолета «Ланги-211»? – невозмутимо задал вопрос инспектор.
- «Вика» не могла зафиксировать этот момент, - признался пилот, - поскольку к тому времени «Ланги-211», совершая орбитальный маневр, скрылся из поля зрения. Планета загородила его.
- Вот видите…
- Планетарная база может внести ясность.
- Согласен. Я уже располагаю нужной информацией. Сюрприз, господин Виноградов, «Ланги-211» не выпускал истребители. Неприятный сюрприз.
Лицо Кости надо было видеть. Он был ошарашен.
- Как так?
- А вот так. Факт вещь упрямая, - Аллисон протянул пилоту лист электронной бумаги. – Вот копия официального отчета планетарной базы. Здесь есть всё, от начала и до конца. Всё, что смогла зафиксировать автоматика. Ознакомьтесь.
- Кто же атаковал меня?
- Прочтите, - сухо проговорил инспектор.
Ошеломленный Виноградов углубился в чтение, стараясь не пропустить ни одной строчки.
- Осталось выяснить судьбу груза, - так же сухо продолжил полицейский.
- Вы намекаете на то, что я присвоил груз? – Костя оторвал взгляд от отчета и внимательно посмотрел в лукавые глаза инспектора.
- Я не намекаю, господин Виноградов. Я разобраться хочу…



Глава четвертая.



1.



Мальта-5 – двойная планета земной группы. Два скалистых шара мало отличаются друг от друга по размеру и массе. Первый, Мальта-5а немного меньше Земли, а второй, Мальта-5в всего на тридцать пять процентов «крупнее» колыбели человечества. И перед вашим взором предстает не планета со спутником, как принято называть, например, Землю и всем известную маленькую Луну, а независимая система без ведущего и ведомого, где космические тела обращаются вокруг барицентра, находящегося почти на равноудаленном расстоянии от каждой планеты. Вероятно очень давно, миллиарды лет назад, в процессе формирования звездной системы, столкнулись две достаточно большие каменные планеты. Причем одна была намного крупнее второй. Большая по размеру планета своим гравитационным полем постепенно изменяла траекторию движения малой планеты, чья орбита проходила в непосредственной близости от более массивной соседки, постепенно вытягивала орбиту малыша, ну и как говорится, в один прекрасный день напросилась на неприятности. Малая планета словно пушечное ядро протаранила надоедливую соседку, причем прошла по касательной, мгновенно превратившись в яркую раскаленную каплю, и будто кровожадная пиранья вырвала у жертвы солидный кусок плоти, а после неожиданного пира бросилась наутек. Но не тут то было. Обиженная и мгновенно «похудевшая» соседка, с рваной раной на боку, оправившись от потрясений, быстренько бросила невидимое гравитационное лассо вслед убегающей хищнице и пленила-таки разбойницу, сделала своей рабыней. Потеряв скорость после столкновения, малышка была обречена. Долго сопротивлялась гордая малая планета, привыкшая быть независимой, пыталась вырваться из позорной невольничьей удавки. Иной раз казалось, что ей удастся обрести долгожданную свободу, но… судьба-злодейка распорядилась иначе. Соседка все ближе и ближе, как паук на паутине, подтягивала к себе добычу до тех пор, пока совсем не пленила беглянку и не заставила её покорно обращаться вокруг собственной персоны, словно слугу вокруг господина. Печальная участь. А гигантская туча обломков, выброшенная в космос при столкновении двух неуживчивых соседей, еще долго, сначала в виде гигантского шлейфа, а потом уже в виде упорядоченных концентрических колец, вращалась вокруг новой планетарной системы. Постепенно планеты «зализали раны», «подросли», впитывая обломки, падающие на поверхность. Кора вновь сформировалась и остыла. Самая маленькая и самая драчливая, как водится, оказалась ещё и самой прожорливой, беспрестанно поглощая многочисленные осколки. Она изначально превосходила по плотности свою вынужденную спутницу, была перенасыщена металлами…
Рано или поздно любая система приблизится к состоянию равновесия, конечно, если предварительно не уничтожит сама себя. Так и Мальта-5. Хозяйка и беглянка стали добрыми соседями. Беглянка значительно прибавила в весе «на казенных харчах», стала выглядеть солидно, не хуже других обитателей звездной системы. Наступила долгожданная стабильность. Планеты вращались вокруг общего центра масс, ежесекундно стараясь упасть друг на друга, но при этом всегда успевая ускользнуть от казалось бы неминуемого столкновения.
Мальта-5а, она же беглянка имела разряженную атмосферу с преобладанием в ней углекислого газа. Родственник Марса, только теплый. Красноватый оттенок планете придавал кремнезём, содержащий примесь гидратов оксидов железа. В точности как на Марсе. Только планета расположена значительно ближе к светилу, чем её дальний родственник из Солнечной системы, и атмосфера у Мальты-5а немного плотнее. Климат теплее земного и тоже носит сезонный характер. Наклон оси вращения планеты обеспечивает смену времён года.
А Мальта-5в разительно отличалась от соседки. Она окутана плотной и тяжелой атмосферой, словно меховой шубой. Давление на поверхности планеты превышает сто бар, парниковый эффект благодаря наличию углекисло-азотно-сернистой атмосферы поддерживает температуру в нижних слоях на отметке шестьсот двадцать градусов по шкале Кельвина. Причем температура мало меняется от времени суток благодаря тепловой инерции атмосферы. Присутствует мощное магнитное поле, существенно отличающее Мальту-5в от соседки. Бытует гипотеза, что в незапамятные времена Мальта-5в беззастенчиво похитила большую часть атмосферы Мальты-5а, тем самым «отомстив» за потерю драгоценной плоти, возможно, сильно замедлила циркуляционные процессы в ядре соседки.
И если бывшая беглянка напомнила людям «теплый» Марс, то бывшая хозяйка орбитальной позиции больше походила на «холодную» Венеру.
Что же забыли неугомонные люди в этом контрастном, ни на что другое не похожем космическом закоулке? Жизни в том понимании, к которому давно привыкло человечество, там нет. На момент открытия планеты оказались стерильны, даже Мальта-5а. Впрочем, когда-то давно на двойнике Марса процветала жизнь. Но сегодня рыжая планета пустынна и неприветлива. И, скорее всего, повинна в этом близкая соседка, почти кровная родня.
Однако Мальта-5а - довольно уникальный мир. Она изобилует металлами. Несмотря на некомфортные условия люди активно добывают здесь полезные ископаемые, валяющиеся буквально у них под ногами. А на Мальту-5в никто не суётся. Пока там делать нечего. Больше ста лет назад земные ученые решили поставить научный эксперимент. Они занялись терраформированием – изменением климатических условий планеты путем биогенного воздействия и бомбардирования её поверхности водно-аммиачными астероидами. Генетически модифицированные земные бактерии и водоросли притупили к длительной и рутинной работе. Ученые изредка прилетают посмотреть на плод своего творчества, да лишний раз обстрелять подопытную планету водно-аммиачным льдом, которого, к счастью, предостаточно в данной звездной системе. Впрочем, до окончания эксперимента ещё далеко. Лишь потомки смогут оценить усилия энтузиастов, да и то, если захотят проявить интерес к полузабытой планете, либо, если какие-нибудь неприятные обстоятельства вдруг заставят их сделать это. В любом случае, колонизация Мальты-5в весьма отдаленная и призрачная перспектива.
А насыщенная металлами соседка эксплуатируется людьми по полной программе. Многочисленные шахты, карьеры и обогатительные комбинаты покрыли рукотворным ковром поверхность планеты. Даже пятидесятиградусная, а то и шестидесятиградусная жара и вдобавок опасные ультрафиолетовые лучи на дневной стороне, да трескучий мороз на темной ночной стороне не пугают человечество. Интенсивно развивающейся цивилизации позарез нужны ресурсы. Лишь чрезвычайно бурная сейсмическая активность Мальты-5а серьёзно осложняет добычу полезных ископаемых. Колебания местной почвы затмят любое, даже самое сильное землетрясение на Земле. Несмотря на максимально возможную автоматизацию технологических процессов, минимальное участие человека, трагедии иногда случаются. Гибнет персонал. Об оборудовании даже не вспоминают. Однако многочисленные опасности не останавливают изобретательных людей. Они придумывают одно ухищрение за другим. Все заводы поставлены на хитроумные амортизационные подушки, человеческое жилье защищено ещё лучше. Жилые дома при желании могут левитировать. Неизбежные потери горнопроходческого и карьерного оборудования регулярно восполняются поставками с Земли и с Сантаны-4. А вот выплавка металлов осуществляется на орбитальных заводах. И это не прихоть и не дополнительные меры безопасности. В условиях невесомости выплавляются металлы высокой степени чистоты. А в качестве источника энергии отражательные печи орбитальных металлургических заводов используют местную звезду.
Вот в такой удивительный и своеобразный мир сегодня рано утром прибыл транспортный звездолет «Вика-3». Он доставил шестнадцать миллионов тонн горнопроходческого оборудования и ещё пару миллионов тонн разнообразных расходных материалов, обеспечивающих жизнедеятельность орбитальных и планетарных рабочих станций. Транспортник привез всё, начиная от туалетной бумаги, воздушных фильтров, пастеризованного пива, медикаментов, спецодежды, контрольно-измерительной аппаратуры, запчастей, свежих продуктов, консервов, обуви, концентратов, климатических скафандров, зубной пасты, детских игрушек, ручного инструмента и заканчивая гелем для душа, парфюмерией, видеопродукцией и прочей ерундой. Список - двести тридцать две страницы. На некоторое время колония будет обеспечена всем необходимым и сможет спокойно жить и работать.
Костю ждали как из печки пирога. Колонисты уже достаточно давно мечтали добраться до тех самых пресловутых расходных материалов, которые обеспечивают их сносную жизнедеятельность, быт проще говоря. Поэтому Виноградова встречали радушно, даже пытались накормить и напоить. Простые нравы господствуют на Мальте-5. Большинство работяг трудятся здесь вахтовым методом. Не так уж много разнообразия в их нехитрой жизни. А тут прибыло целых два миллиона тонн всякой всячины…
Праздник!
Традиционный бразильский карнавал наверняка уступит масштабам торжества, устроенного колонистами по случаю прибытия «Вики». День прибытия звездолета заранее был объявлен выходным днем.
Костя сильно не обольщался. Он уже слышал от коллег, что на Мальте-5 так радушно встречают любой транспортный звездолет, прибывший с подобным грузом. Должна же быть у людей хоть какая-то отдушина в жизни. Тяжело ковыряться в сухом сыпучем грунте при пятидесятиградусной жаре или при ста двадцатиградусном морозе на ночной стороне недружелюбной планеты, ежеминутно прислушиваясь к пространным сообщениям сейсмологов, уведомляющих, что сейсмическая активность вот-вот поставит очередной рекорд. Когда ты даже не знаешь, помилует ли тебя судьба, и сможешь ли ты спастись на этот раз, и не завалит ли тебя в какой-нибудь шахте…
Рискованные и бесстрашные люди работают на Мальте-5а. Они умеют работать, равно, как и умеют при случае отдохнуть и повеселиться.
К исходу четвертого дня, когда разгрузочно-погрузочные работы, выполняемые по конвейерной технологии, наконец, завершились, Виноградов смог вернуться на звездолет. Завтра можно улетать. Буксиры погрузили семнадцать миллионов тонн металлических чушек для Ригеля-7. Алюминий, бериллий, железо, цинк, никель, медь, вольфрам, титан, серебро, всего и не перечислишь. Скоро звездолет вернется домой. Можно будет немного расслабиться, поспать на родной подушке рядом с открытым настежь окном, потом порыбачить… мысли унесли Костю далеко. Но тут, в самый неподходящий момент «Вика» сообщила:
- Дейв на связи.
Пилот недовольно цыкнул, после небрежно махнул рукой:
- Включай.
Монитор отобразил слегка взъерошенную физиономию Гейдера.
- Привет. Давно не звонил. Дел по горло. Как успехи?
- Отлично. Сегодня был в гостях у металлургов, презентовали местную самогонку, - Костя продемонстрировал пластиковую бутылку с идеально прозрачной жидкостью. – Представляешь, такой агрегат соорудили, загляденье. Добывают спирт из побочных продуктов.
- Из дерьма, что ли? – вполне серьёзно полюбопытствовал Гейдер.
- Сам ты… из местных продуктов. Плесень какая-то.
- Ты смотри, не нажрись чего-нибудь, - Дейв явно забеспокоился. – Что я потом твоей жене скажу?
- Успокойся. «Вика» уже провела анализ. Всё путём. Чище твоего любимого коньяка.
- Ладно, пока ты не нахлестался с горя или от одиночества хочу серьёзно поговорить.
- Попробуй.
- Вот именно, - Гейдер на секунду задумался. – Попробую. Слава богу, шумиха вокруг твоего последнего рейса утихла. «Расхашмант» отозвал иск. Все угомонились. Я уже обрадовался, да не тут то было. Имя Том Аллисон о чем-нибудь говорит?
- Инспектор?
- Он самый. Тебя мурыжил первого. Теперь до меня добрался. Его энтузиазму можно позавидовать. Мои знакомые из транспортной полиции только руками разводят. Аллисон прибыл на Ригель-7 с самыми широкими полномочиями, какими только смогла наделить его старушка-Земля. Поговаривают, что наш начальник транспортной полиции даже за голову схватился, когда прочитал депешу с Земли. Так вот, этот парень три часа пудрил мне мозги своими дурацкими вопросами, а после засел в архиве компании и до сих пор сидит там. На обед не выходит. Он проверяет все рейсы пилота Виноградова.
- Уверен?
- Я так думаю. Впрочем, не знаю.
- Тебе есть что скрывать? – Костя усмехнулся.
- Был бы бизнес, а скрывать можно что угодно, - Дейв тоже решил усмехнуться. – Но ничего криминального он не найдет. Я далек от темных делишек. Как правило, содержимое контейнеров соответствует записи в накладной.
- Тогда чего ты беспокоишься?
- Вот вернешься домой, я посмотрю на тебя. Небось уже о рыбалке мечтаешь?
- Да. Было дело.
- Я тоже мечтаю. Съездим как-нибудь.
- Договорились.
- Теперь перейдем к неприятной теме. Ты точно выбросил контейнеры перед гиперпереходом?
- Я что похож на мелкого воришку? – Костя недовольно скривился.
- Три с половиной миллиона тонн? Мелкий воришка? – Гейдер загоготал. – Ну, ты рассмешил. Да за строительный комплекс четырехсотой серии пасть порвут кому угодно. Он больших денег стоит.
- Знаю. Потому и выбросил. Кстати, а почему тебя беспокоит этот вопрос? Ведь «Расхашмант» снял с тебя обвинения, значит, выловили они комплекс.
- Так-то оно так, но уж очень ребята были недовольны. Чутьё подсказывает, что-то там не срослось. Не всё так просто, как ты думаешь. Наверняка их прижали власти, чтоб не раздувать международный конфликт. А инспектор не зря копает. Вот поэтому я тебя и спрашиваю. Ответь мне, только честно, Костя, где груз?
- Давай лучше дома поговорим, - Виноградов тяжело вздохнул. – Не будем горланить на всю Галактику.
- Ладно, - Дейв многозначительно хмыкнул. – Согласен. Как вернешься – сразу ко мне.
- Даже ночью?
- Даже ночью.
- Потом не бурчи.
- Иди ты к черту, Виноградов, от тебя одни неприятности…








2.



Покинув гостеприимную индустриальную колонию на Мальте-5, «Вика» направилась домой. Необычный рейс подходил к концу. Три дня маленькие, но удаленькие грузовые буксиры будут разгружать звездолет, а потом «Вика» встанет в орбитальный док на ремонт. Недели через две убиенные двигатель заменят, восстановят разрушенную инфраструктуру третьего агрегатного отсека, проведут ходовые испытания, и транспортный звездолет вновь обретет былую мощь, перестанет напоминать калеку. Почти двадцать дней Костя будет маяться от безделья. А кто раскошелится на ремонт? Рассчитывать на щедрость Гейдера не приходится. Судя по всему, Виноградову придется платить из своего кармана. Впрочем, пилот ещё повоюет.
Но это не самая главная забота Виноградова. Во что перерастет вооруженный конфликт у безымянной розовой планеты? И не прижмут ли бандиты Костю к стенке? Вот главная проблема. Ещё на горизонте маячит инспектор Аллисон. Плюс Лера. Она так и не ответила на послание. Пришло лишь уведомление о доставке. Что ж, нет, значит - нет. От этой мысли Костя тяжело вздыхал и надолго замыкался в себе, чем мгновенно провоцировал «Вику», та за словом в карман не лезла, блистая познаниями в области человеческой психологии, язвила одним словом.
К тому же Лера была единственным человеком, знающим правду о судьбе груза. Впрочем, координаты красного карлика ей были не известны. Поэтому без участия Виноградова или «Вики» ей контейнеры не найти. А «Вика» хозяина не предаст. Можно не доверять всей Галактике, но только не «Вике». Хотя при желании Лера могла бы уговорить искусственный разум звездолета. Аргументов предостаточно. Самый весомый из них – спасение пилота Виноградова от грядущих и неминуемых неприятностей, связанных с исчезновением строительного комплекса. Лера вполне способна на подобный поступок. «Вику» можно обмануть. Но для этого мисс Лайер должна завладеть звездолетом, причем в отсутствии пилота и на вполне легальном основании, да ещё не вызвать подозрений. А это не просто. «Вика» всегда уведомляет хозяина о визите незваных гостей, даже если Костя находится очень далеко от ближайшего космопорта.
Одним словом, возвращение домой не было радостным. И виноват был в этом сам пилот Виноградов.



3.



Почти восемь часов таможня досматривала «Вику», подсчитывая металлические чушки. Костя успел три раза поговорить с Гейдером, потом с десятком товарищей и раз пять с женой. Даже пообедал и вздремнул. Затем звездолет поставили на разгрузку. Пилот обыденно попрощался с «Викой», выслушал традиционное напутствие: «Много не пей, с женой не ругайся, рыбу лови только удочкой» и, забрав кое-какие личные вещи, покинул транспортный звездолет.
В орбитальном представительстве компании «Транспортные перевозки без границ» Виноградова дожидалась помощница Гейдера Клара Шуман. Женщина бальзаковского возраста, явно страдающая от отсутствия мужского внимания, всегда любезно встречала Костю. Она уводила его в комнату отдыха, где стены оббиты старинным гобеленом, а на полу постелен дорогущий дубовый паркет, усаживала в огромное желтое кресло, угощала традиционным травяным чаем и печеньем. Могла болтать без умолку три часа подряд. А пилоту приходилось слащаво улыбаться и проявлять показное участие, сочувствуя Кларе. Так было и на этот раз. Только сегодня госпожа Шуман говорила мало и всё о делах конторских, но чаем угостила. Молодые сотрудники, заглядывая в помещение, кивали пилоту головой в знак приветствия, но подойти не решались, боялись гнева начальства. Никому не дозволялось нарушать неписанные традиции.
- Ох, Костя, не знаю что теперь будет, - вздыхала дама, подливая чай в чашку гостя. – Твое путешествие…
- А что может случится? – Виноградов изобразил показное удивление, стараясь выведать у миссис Шуман максимально возможное количество информации. – Разве наша вина в том, что «Расхашмант» связался с бандитами?
- Да, но полиция говорит странные вещи, - женщина лишь вздыхала.
- Они ещё и разговаривают?
- Иногда. Вот, например, инспектор Аллисон с Земли утверждает, что мы все тут занимаемся темными делами, чуть ли не с бандитами заодно. И как только язык у человека поворачивается говорить такое?
- Да-а-а, тут парень хватанул через край. Мне пришлось с ним общаться на Земле. Неприятный и самоуверенный тип. Он случайно не здесь?
- Нет, слава Богу, Дейву плешь грызет. Нас он уже осчастливил своим визитом.
Костя улыбнулся:
- Весело вы без меня живете.
- И не говори. Ещё чаю?
- Нет, спасибо, а то лопну.
- Давай налью.
- Ай, - Виноградов лишь махнул рукой в знак согласия.
Тут в комнате отдыха появилась маленькая фигурка вечно сонной и худущей бухгалтерши Милы Пачек. Она остановилась в дверях, тем самым сильно озадачив автоматику, которая пыталась решить для себя каверзный вопрос, толи закрыть дверь, толи пока не надо.
- Мила, в чем дело? – ещё не гневно, а лишь немного раздраженно поинтересовалась начальница.
- Миссис Шуман, извините, мистер Гейдер звонит, просит мистера Виноградова поспешить. Он ждет его в центральном офисе. А коммуникатор мистера Виноградова не отвечает.
- Да, я забыл его на «Вике», - Костя слишком поздно спохватился. – Потом заберу.
- Что ж, Мила, спасибо, иди, работай, - Клара даже слегка улыбнулась уголками накрашенных губ. – Вот так всегда. Не дают спокойно поговорить.
- Не переживайте, ещё поговорим.
Пилот поднялся с кресла.
- Благодарю, миссис Шуман, чай просто изумительный. Вы всегда так любезны…
- Ой, брось Костя, ерунду говоришь. Просто ты единственный приятный человек во всей этой богадельне, - женщина на секунду вскинула руки к потолку, демонстрируя грандиозный масштаб своих разочарований. – Ладно, ступай, а то Дейв сейчас всю контору и спутниковую связь на уши поставит.
Костя усмехнулся, попрощался с Кларой и вышел в коридор. Ему так и не удалось узнать ничего нового, зато чаю напился от души. Прежде чем спуститься на планету следует посетить туалет, а то чего доброго…



4.



Нежные бархатные облака бесконечным ковром лежали, казалось, буквально под ногами. А ласковое солнышко ещё только начало клониться к горизонту. Приятный тихий вечер. Грузопассажирская платформа «Opus-1278», неуклюжий металлический блин, играючи проткнула тонкую облачность и устремилась к посадочному полю. Немногочисленных пассажиров попросили пристегнуться. Костя машинально пошарил рукой у изголовья кресла и, найдя язычок, привычно потянул на себя упругий эластичный ремень. Спустя секунду щелкнул замок. Космический извозчик значительно увеличил тягу планетарных двигателей, стабилизировал положение по горизонтали. Аппарат плавно снизился, а затем завис над бетонным полем. Заскрипели амортизационные пружины кресел, приняв перегрузки на себя. Знакомые и даже немного приятные ощущения. Осталось только ждать. Платформа неторопливо приземлилась, выпустив длинные шасси. Стих шум. Стюардесса, широко улыбаясь, возвестила об окончании затянувшегося полёта. Костя достал ручную кладь и направился к выходу вслед за молодой счастливой семейной парой.
В стеклянном и полностью прозрачном здании вокзала пилота ждал очередной таможенный досмотр, биометрический контроль. Двадцать минут и - свободен. Виноградов покинул шумный космопорт, вышел на улицу, осмотрелся, не найдя в окружающей обстановке ничего нового, вдохнул полной грудью свежий воздух Ригеля-7 и привычно засеменил на стоянку такси. Его никто не встречал. Впрочем, он никого не ждал.
Через час Костя добрался до центра города.
В холле тихонько журчал фонтан. Шикарный офис преуспевающей транспортной компании занимал почти весь сорок восьмой этаж солидного небоскреба, но сейчас был пуст. Рабочий день закончился. Лишь в приёмной скучала Эммочка, молоденькая секретарша с роскошным бюстом и вечно бестолковым выражением лица. Костя с порога улыбнулся, поздоровался, снял с плеча дорожную сумку и стал доставать подарок. А Эммочка выжидательно следила за действиями пилота, резонно рассчитывая получить традиционную дань. Виноградов извлёк из недр сумки набор косметики в красивой яркой упаковке и торжественно вручил подарок секретарше.
- Вау! – вырвалось из уст ошеломленной Эммочки. Она прочитала короткое, но звучное название земной фирмы-изготовителя и даже вскочила с кресла. – Костя, ты умеешь подобрать ключ к сердцу женщины. Спасибо. Дай поцелую в щечку.
- Ну, теперь все твои подружки умрут от зависти, - рассмеялся Виноградов, подставляя щеку.
Секретарша ещё долго восторгалась бесценным, по её мнению, подарком, а пилот направился к двери, ведущей в кабинет шефа.
- Заходи, - тут же отозвался Гейдер. Он сидел за столом, перебирая стопку электронной бумаги. – Садись и вытри помаду со щеки.
Костя устроился в кресле, вытянув вперед ноги, потом стал отчаянно размазывать помаду по щеке.
- Клара чаем напоила? – полюбопытствовал хозяин кабинета, не отрывая взор от документов.
- Ага, до сих пор в животе булькает.
- Это хорошо, значит, я предлагать не стану, - Дейв отобрал три листа, положил их перед собой, а остальные документы убрал в папку. – Коньяк будешь? Французский…
- Чуть-чуть.
- Много не налью.
Гейдер достал из-под стола темную бутылку и красивый бокал из зеленого стекла в форме тюльпана. Плеснул в бокал порцию знаменитого алкогольного напитка, после пододвинул «тюльпан» поближе к гостю.
- Ну вот, с возвращением, - он поднял свой сосуд. – Это тебе не самогон пить на Мальте-5.
Костя долго держал бокал в ладони, согревая коньяк теплом руки, вдыхал аромат, так и не решаясь пригубить.
- Как там Аллисон? – начал он.
- А черт его знает, два дня не появлялся, - Гейдер скривился, после глотнул из своего бокала, почмокал, потом раскурил потухшую сигару. – Эммочка, - Дейв вспомнил о секретарше.
- Слушаю, мистер Гейдер, - вырвалось из динамика.
- Иди домой. Я сам закрою офис.
- Хорошо, мистер Гейдер. До завтра.
- До завтра.
- Значит ничего не нашел? - Костя тоже отведал коньяка.
- И не найдет, - тут же вставил хозяин кабинета, выпуская изо рта клубы табачного дыма. – Пусть «Расхашмант» трясет, если сможет, а с нас взятки гладки. Правда, он забрал все документы касающиеся того контракта.
- У меня тоже.
- Неудивительно.
- И чем закончится история? Отчеты я предоставил.
- Ничем, конечно, если ты не спрятал где-нибудь этот злополучный груз. Планетарная база не подтвердила сброс контейнеров. Слишком большая дистанция.
- Не доверяешь? – Костя расхохотался и покачал головой. – Спроси у «Вики».
- У твоей «Вики» снега зимой не допросишься, - Гейдер был серьёзен. – Её спрашивать, всё равно что пытать мертвого.
- Ты уж скажешь.
- Если пилот Виноградов действительно спрятал груз, то нас ждут большие неприятности. Лучше отдать, пока не поздно.
- Не прятал.
- Мне-то всё равно, поверь. С меня взятки гладки. Лишь бы бандиты не пришли к тебе и не начали задавать неприятные вопросы.
- Я ничего не скрываю.
- Дело твое, - Дейв вновь углубился в изучение документов. – Когда «Вику» в док поставишь?
- Дня через три-четыре.
- Простой в лучшем случае семнадцать дней, - Гейдер что-то прикинул в уме. – Плохо. Есть срочная работа, - он потряс в воздухе документами, - ладно, найду кого-нибудь другого. Отличный рейс. Прибыль хорошая.
- Не получится.
- Знаю. Можешь не переживать, я оплачу ремонт звездолета. Моя вина, недоглядел. Ладно хоть живой вернулся.
Костя открыл рот от удивления. Он не ожидал от Гейдера такой щедрости.
- Чего рот разинул? – Дейв допил остатки коньяка и ехидно усмехнулся. – Зато рейс до NC29047/17E2 оплачивать не буду. Контракт не выполнил.
- А Земля и Мальта-5?
- Получишь, как договорились. Тут всё честно, без дураков.
- Хоть так.
- Не прибедняйся.
Гейдер остался Гейдером.
- Спасибо и на этом.
- На здоровье.
Настроение хозяина кабинета вновь изменилось. Он вдруг повеселел. Толи захмелел, толи вспомнил что-то. Затушил сигару, откинулся на спинку кресла и уставился на Виноградова, прищурившись.
- Всё хотел спросить, - загадочно продолжил он, выдержав значительную паузу. – С адвокатом-то поладил? Небось уговорил?
- Нет, - Костя понял намёк.
- Врёшь ведь, ни за что не поверю. Чтобы ты и так перед красивой бабой опростоволосился…
- Говорю нет, значит нет.
- Как же так? – Гейдер загоготал. – Позор!
- Отстань, Дейв, чушь несешь.
Но хозяин кабинета продолжал громко хохотать, теребя нечесаные волосы на голове.
- Позор.
- Иди ты к черту, - Виноградов залпом осушил бокал.
- Что, правда глаза колет? Обиделся?
Пилот поднялся на ноги:
- Ты уже напился. Полбутылки вылакал. Ладно, пойду домой. Звони, если что.
- Обиделся, - Дейв перестал смеяться. – Хорошо. Позвоню. Пока.
- Увидимся, - Костя вышел из кабинета, затем покинул офис и направился к лифту.
Семь лифтов были заняты, а восьмой не работал.
Виноградов довольно долго простоял перед закрытыми створками, ожидая своей очереди. Бегал от одного лифта к другому, но так и не смог уехать.
- Костя, подожди! – вдруг из офиса выскочил Гейдер, на ходу застегивая пиджак.
Пилот слегка удивился, не ожидал от старого товарища невиданной прыти. Дейв закрыл стеклянную дверь, ведущую в офис, подскочил к Виноградову, схватил за руку и затащил в только что открывшийся лифт.
- Ты что? – Костя вырвал руку. – Ошалел совсем.
- Ошалеешь тут. Я боялся, что ты уже ушел.
- Что случилось? Объясни толком.
- Поговорим в машине. Отвезу тебя домой.
- С чего вдруг такая любезность?
- Кое-что произошло. Потом объясню.
Виноградов лишь скривился и пожал плечами.
Лифт послушно отсчитывал этажи.
В широком вестибюле Гейдер важно кивнул охраннику, поднявшемуся с кресла, мол, всё нормально, я ухожу домой и проследовал к выходу. Костя семенил следом. Два человека, один одетый в дорогой представительский костюм, а другой облаченный в синий пилотский комбинезон, молча вышли на улицу и направились к парковке. Чёрная небесная машина, отражая вороным бортом лучи заходящего солнца, опознала хозяина и радушно распахнула дверь. Старые школьные товарищи устроились в удобных креслах, машина взмыла в небо и устремилась в северном направлении. Совершив маневр в разгонном эшелоне, она, наконец, вклинилась в нужный транспортный поток. Спустя пару минут деловой центр остался позади, высотные дома отступили, освободив обзор, а машина, утонув в потоке себе подобных, стремительно понеслась над жилыми кварталами огромного мегаполиса.
- Только ты вышел из офиса, - начал Гейдер, внимательно рассматривая мохнатую грозовую тучу, лениво выползающую из-за горизонта, - позвонил Ангус, старый знакомый. Ты его неоднократно видел. Полицейский.
- Припоминаю.
- Так вот, он сообщил, что инспектора Аллисона убили.
- О, как! – Костя даже вытаращил глаза. Неприятный холодок пробежал по спине. – Плохо дело.
- Отвратительно. Аллисон жил в дешевой гостинице на окраине. Ночной портье только что приступил к работе. Традиционно обошел свой этаж и увидел через открытую настежь дверь тело, лежащее на полу в номере. Аллисона застрелили буквально час назад. Криминальную полицию подняли на ноги. Они прочесывают отель и ближайшие дома в поисках свидетелей. Дело нешуточное. Убийство полицейского. Завтра Земля, небось, пришлет свою бригаду следователей. Вот тут начнется свистопляска. Нас с тобой затаскают.
- Мы же были в офисе.
- Да, но нервы, как водится, помотают. Хлебом не корми…
- Что будем делать?
- Стоять на своём. У них против нас ничего нет. Хотя… мотив у меня шикарный.
- То, что Аллисон орал на весь офис, называя вас пособниками бандитов? – Костя покачал головой. – За это не убивают.
- Клара рассказала?
- Ага.
- Но версию полиция проверит. Не настолько Аллисон идиот, чтобы просто так орать. Он ведь преследовал какую-то цель. И убили его явно не из-за длинного языка. Что-то он откопал, к чему-то приблизился. Знать бы чем он занимался последние два дня. Постараюсь завтра выяснить, - Гейдер вновь закурил. – А бандиты не дремлют. Так что, Костя, будь осторожен. Не хочется следовать примеру Аллисона.
- Я понял.
- Никуда с Анной не выходите. Дня три сидите дома и не впускайте незнакомых людей. Короче, не мне тебя учить. Лучше перестраховаться. А я постараюсь докопаться до истины.
- Хорошо, хорошо, - Виноградов махнул рукой.
- Попрошу Ангуса, чтоб его люди присматривали за твоим домом.
- Это лишнее.
- Не спорь. Случиться может всё, что угодно.
Костя промолчал.
Небесная машина тихонько опустилась на безлюдной улочке рядом с двухэтажным белым домом в живописном пригороде. Высокие деревья, обремененные тяжелыми раскидистыми ветвями, скрывали двор. Темнело. Уличные фонари ещё не горели, но кое-где соседи уже включили освещение.
- Анна ждет на крыльце, - указал Гейдер и махнул женщине рукой. – До завтра. Отдыхай.
- Пока. Спасибо, - Костя взвалил дорожную сумку на плечо и направился в сторону дома.
- Будь осторожен, - бросил вслед Дейв. – Не выходите из дома.
- Ладно, - Виноградов оглянулся, провожая взглядом удаляющуюся машину, поправил сумку и вошел в калитку.
Супруга действительно ждала его на крыльце. Она улыбалась, радовалась возвращению мужа из очередной командировки.
- Привет, дорогая, - Костя поднялся на крыльцо, бросил сумку на пол, чмокнул жену в щечку и очень нежно обнял. – Замерзла?
- Нет, - она повисла у него на шее, а белая кофточка, небрежно накинутая на хрупкие плечи, упала. – Вернулся. Я так волновалась.
- Зачем? – Костя несколько фальшиво удивился. – Обычная командировка.
- Ага, обычная…
Супруги прошли в гостиную.
- Опять врёшь. Я ведь всё знаю. Дейва пытала.
- Неужели Гейдер раскололся? – Виноградов рассмеялся. – Ни за что не поверю.
- Куда он денется, - супруга погрозила пальцем. – А вот ты всегда врёшь.
- Милая, просто я не хочу тебя беспокоить. Честное слово. Посмотри, что я тебе привез, - он сходил в прихожую, извлек из сумки подарок и вернулся в гостиную. – Посмотри какая красивая безделушка, - супруг протянул Анне пластиковую коробку. – Ручная работа. Единственная во всей Вселенной…
- Так уж и единственная? – не поверила Анна, поправив непослушные локоны. – Тяжелая коробка.
- Открой.
- Свет, - скомандовала женщина.
Дом послушно включил освещение.
- Боже, какая прелесть! – в руках Анны появилась фигурка маленького щенка сенбернара. – Похож на настоящего.
- Только металлический. Произведение искусства с Мальты-5. У них много металла.
- А его можно включить? - супруга вертела в руках тяжелую игрушку.
- Конечно. Кнопка на животе.
Анна нашла тумблер, включила, но игрушка никак себя не проявила.
- Что дальше?
- Поставь на пол.
Супруга послушалась. Щенок тут же залился писклявым лаем, словно и вправду был живой, затем сорвался с места и неуклюже побежал к окну.
Анна была в восторге.
- Он понимает команды. Попробуй.
- Ага, - супруга даже растерялась, долго собиралась с мыслями. – Ко мне, - наконец произнесла она.
Щенок моргнул глазами, развернулся и, почти не разбирая дороги, со всех ног помчался к новой хозяйке.
- Сидеть, - скомандовал Костя.
Щенок повилял хвостом и сел напротив супруги, преданно глядя на хозяйку.
- Прелесть, хоть и из металла, - Анна осталась довольна. - Как назовем?
- Как пожелаешь.
- А он мальчик или девочка?
- Трудно сказать, - Виноградов улыбнулся.
- Пусть будет Роджером.
- Пусть, - Костя согласился, потом наклонился и ткнул пальцем в холодный металлический собачий нос. – Теперь ты Роджер. Понятно?
Пес тявкнул, мол, согласен.
- Надеюсь, ты не станешь кусаться, грызть мои тапочки и спать на кровати. Впрочем, посмотрим. Неизвестно что заложено в твоей программе. Есть точно не станет, разве только электричество… да и в туалет не надо…
- Костя, ну ты даешь… это же игрушка, - заступилась за щенка супруга.
- Да, но приближенная к оригиналу.
- Поживем – увидим. Роджер, за мной, - Анна покачала головой и направилась на кухню. – Ужин уже остыл. Придется подогревать. Я ждала тебя немного раньше.
- Гейдер задержал. Пойду приму ванну.
- Хорошо. Я буду на кухне или в столовой.
Супруга неторопливо покинула гостиную. Щенок последовал за Анной, признав в ней новую хозяйку.
Семейная жизнь вовсе не казалась Косте обременительной. У Анны был спокойный и покладистый характер. Терпеливая и всё понимающая женщина. Чета Виноградовых не пылала безумной любовной страстью. Трудно сказать, стали ли супруги близкими во всех отношениях людьми или так и остались просто совладельцами транспортного звездолета «Вика-3»? Но они, безусловно, привыкли друг к другу. Иной формулировки не подберешь. Свыклось, но не слюбилось. Впрочем, нынешняя ситуация, кажется, вполне устраивала и Костю, и красавицу Анну. Они не жаловались. За четыре года совместной жизни бывало всякое. Однако никто даже не пытался разорвать брачный союз.
Остаток вечера супруги провели в столовой. Романтический ужин при свечах. Роджер долго бродил по дому, изучал обстановку, а после забрался в кладовку, негласно объявив её своей вотчиной, и завалился спать на старой велюровой подушечке, предварительно стянув последнюю с дивана на кухне. Зубы у него все-таки были, причем металлические. Супруги долго смеялись, наблюдая за стараниями кибернетического питомца. Пусть осваивается.
Да, сегодня в доме Виноградовых совместно правили взаимопонимание и согласие. Костя и Анна, наконец, вспомнили, что являются законными супругами. Их вдруг поглотила всепожирающая пучина страсти. Ночь обещала быть бурной и незабываемой. Давно такого не было.
Часовая стрелка на циферблате антикварного хронометра перевалила за полночь.
- Анют, а может нам подумать о ребенке? – мечтательно заявил Виноградов, глядя на тёмный потолок.
Супруги, обнявшись, лежали на кровати. Сквозь открытое окно долетал далекий и неясный шум бессонного города, да тёплый ночной ветерок шевелил легкую штору.
- У меня уже есть один ребенок, - Анна усмехнулась, - правда великовозрастный. Часто убегает за тридевять земель, но сегодня почему-то решил…
- Я же серьёзно, - Костя повернулся к жене.
- Я тоже. Знаешь, Костя, я не против ребенка. Да и годы идут. Скоро старая буду…
- Не старее меня.
- Куда уж мне до тебя, - она вновь усмехнулась. – Одним словом, я не возражаю. А теперь давай спать.
- Спи, милая. Я проверю сигнализацию и сразу вернусь.
- Зачем?
- Ты её включила?
- Да, вроде, а что?
- Неспокойно на душе, пойду всё-таки проверю…
- Хорошо. Только не задерживайся.
- Ладно.
Костя встал с постели, накрыл супругу простыней, оделся и вышел из комнаты.
Контрольный пульт охранной сигнализации размещался недалеко от задней двери, в нише, скрытой от любопытных глаз. Домашний сторож действительно был активирован. Виноградов повернул дверную ручку, но дверь сопротивлялась, не пускала. Он повторил попытку. Дом опознал хозяина и открыл замок.
На улице моросил мелкий дождик. Обещанной синоптиками грозы так и не было. Тепло и сыро на улице. Легкий монотонный шорох дождя успокаивает и расслабляет. Молочный свет убывающей луны, пробившись сквозь пелену туч, освещает давно не стриженый газон. Прекрасная ночь. Побольше бы таких.
Костя постоял немного на крыльце, подышал свежим воздухом, но неожиданно для себя вдруг почувствовал жгучее желание добраться до кровати, лечь на подушку, обнять жену и мгновенно уснуть, забыв обо всём на свете. Именно так он и поступил, вернувшись в спальню. Анна уже спала, блаженно улыбаясь во сне…
Прекрасный вечер, прекрасная ночь…
А пробуждение было ужасным. Страшно болела голова, гораздо хуже, чем прошлый раз с похмелья. Виноградов лежал на боку и слышал тихие голоса за своей спиной. Ноги и особенно руки затекли и онемели. Не ясно, толи Костя ещё спит и ему снится кошмар, толи он уже проснулся. Дурной сон, наверное. Не может эта чудесная ночь так плохо закончиться, не должна.
Он попытался встать, но не тут-то было. Руки и ноги связаны. Спустя секунду Костя увидел супругу в домашнем халате, стоящую вполоборота на фоне темного, плотно зашторенного окна и разговаривающую с Гейдером. На полу валялась разрезанная пополам несчастная железная собачка, а два коротко стриженных амбала вошли в комнату, приблизились к кровати, бесцеремонно схватили пилота под руки и поволокли вниз, на первый этаж…
Последнее, что запомнилось Косте – глаза Анны. Они были отрешённые и безразличные ко всему, совсем не такие, как вчера…
От этого взгляда у Виноградова всё похолодело внутри. И страшная догадка вдруг промелькнула в голове…




Глава пятая.


1.



Костя очнулся в уютном полумраке собственного подвала. Он сидел в неудобном кресле на колесиках. Руки привязаны к подлокотникам, а ноги к массивному основанию кресла. Совершенно беспомощное состояние. Вокруг стеллажи со всевозможной рухлядью, которую давно следовало бы выбросить, да рука не поднимается. Этот до боли знакомый запах подвала, сочетающий в себе всё что угодно, за исключением запаха пищи был не просто знаком, он навивал грустные воспоминания о прошлой жизни, которая, безусловно, закончилась буквально несколько часов назад. Впрочем, нет, старая жизнь завершилась намного раньше, в тот ненастный день, когда пилот Виноградов, небрежно взглянув на небо, затянутое плотными облаками, покинул семейный очаг и отправился в последний рейс. Теперь некогда родной дом в одночасье стал чужим и враждебным. В нем хозяйничали неведомые и бескомпромиссные силы.
- Хорошо, что вы пришли в себя, мистер Виноградов, - сообщил маленький неприметный человечек лет пятидесяти азиатской внешности в мятой белой одежде. – А то мы уже заждались. Рад, что вам стало значительно лучше.
Голова, образно говоря, раскалывалась на тысячи мелких осколков. Костя с большим трудом рассмотрел человека, белой тенью маячащего в двух метрах от окна. За малюсеньким окном занималась алая заря. Раннее утро.
- Кто вы?
- Хороший вопрос, - человечек рассмеялся. – Вы даже не удосужились узнать с кем имеете дело, а почему-то сразу решили рискнуть и присвоить то, что вам не принадлежит. Необдуманное решение.
- Бандиты.
- Нет, - человек продолжал смеяться. – Мы не бандиты. Просто мы не любим, когда нам мешают.
- Как вас величать?
- Как вам будет угодно, мистер Виноградов. Суть от этого не изменится. Здесь собрались все, кто причастен к делу, - мужчина в белом приблизился к креслу, развернул его на сто восемьдесят градусов.
Плененный хозяин дома увидел двух уже немного знакомых стриженых амбалов далеко не робкого десятка, небритого молодого человека с черным чемоданчиком, сидящего на стуле, а возле крутой лестницы, ведущей на волю, стояла супруга, обнявшись с Гейдером. Кажется, Анна искала защиту у бывшего школьного товарища. Впрочем, Костя ошибся, выражение её лица трудно не понять даже в полумраке. Женщина слишком спокойна. На лице нет переживаний. Ей глубоко плевать на законного супруга. Ну и дела. Единственная мысль порадовала пилота. Здесь нет Леры. Пока, во всяком случае.
- Итак, - продолжил человечек, нагнувшись над пленником. – Нас интересует только один вопрос. Где груз?
Костя молчал.
- Неужели так трудно ответить на простой вопрос и облегчить свою участь?
- А вдруг вы не хозяева груза? – кое-как выдавил из себя пилот.
- Вот оно что! – человечек вновь засмеялся. На этот раз противно и однозвучно. – А вам не всё ли равно, мистер Виноградов? Двум смертям не бывать.
- И после таких многообещающих заявлений я должен с вами любезничать? – Костя понял, что бандиты вот-вот завершат увертюру и приступят к основному действию. Что будут делать? Пытать? И Анне с Дейвом всё равно? Они заодно с бандитами. Черт с ним с Гейдером, но Анна… как она могла? Как это вообще могло произойти? Уму непостижимо. Невозможно поверить. Костя ожидал удара откуда угодно, из любой подворотни, но не от близких людей.
- У вас нет другого выхода, конечно, если вы не мазохист. Хи-хи. Но, как говорится, выбор за вами. Можем договориться полюбовно. И мы сохраним вам жизнь. Ну, а можем… и по-плохому. Выбирайте.
- Расскажите про первый вариант.
- Хорошо, - человечек перестал маячить перед глазами, сел на свободный стул. – Только сильно не обольщайтесь.
- Постараюсь.
- Старайтесь. Представляю степень вашего разочарования, мистер Виноградов, когда вы, наконец, поняли что произошло. Да, ваш старый школьный товарищ – наш компаньон. Более того…
Гейдер начал возмущаться.
- Успокойтесь, мистер Гейдер. Мои слова не принесут вам вреда, - человечек несколько брезгливо махнул сразу двумя руками. – Более того, мистер Виноградов, - он вновь обратился к пленнику, - ваша супруга вряд ли испытывает к вам хоть какие-нибудь нежные чувства. Вы попали в заранее подготовленную западню. Нам известно, что вы немного впечатлительный человек, поэтому мистеру Гейдеру не составило особого труда застращать вас, как на Земле, так и в своём офисе. Неплохо сыграл таможенник, тоже наш человек. Вас заинтриговали, и мы, в конечном счете, добились своего. Пилот Виноградов держал язык за зубами, вместо того, чтобы обо всём рассказать властям. Вы молчали и играли по нашим правилам. А дома вас ждал «радушный» приём. Супруга опоила вас наркотиком. Вероятно, ночью Константина Виноградова одолевали весьма реалистические видения. Вы очень громко бормотали в забытье. Надеюсь, эти видения были приятными?
- Очень приятными.
- Хоть один приятный момент, - маленький человечек продолжал усмехаться.
- А эта… адвокат?
- Лера Лайер? – человечек хихикнул. – Разумеется. Её послали для того, чтобы контролировать вас.
- Но ведь она уговаривала меня отдать груз властям…
- Конечно. Она провоцировала вас. Женщинам известны мужские слабости. Вы упрямый и никогда бы не пошли на поводу у женщины. Своими действиями Лера Лайер ненавязчиво направляла вас в нужную сторону. Вы ведь всё делали супротив её желаниям. Верно? Женщины – исчадия Ада, так утверждали древние.
Костя с большим трудом задушил эмоции. Его обвели вокруг пальца, как младенца. Легко и ненавязчиво.
- Черт бы вас побрал…
- Почему с вами поступили именно так? Ответ прост, - палач решил добить пленника. - Мистер Гейдер и ваша супруга уже давно, скажем помягче, любят друг друга. А вы – третий лишний. Увы. Факт остается фактом. Мистер Гейдер неоднократно помогал нам, да и вы тоже возили наши грузы. Но! Когда понадобился смертник для выполнения очень ответственного поручения, ваш школьный товарищ, не задумываясь, отправил вас в путешествие, из которого вы не должны были вернуться. Тем самым он решал сразу несколько задач. Он избавлялся от вас, ну а «Вику» мы бы вернули, подстроили бы возвращение в лучших традициях детективного жанра. Тем самым, в случае вашей смерти, имущественный вопрос был бы урегулирован самым наилучшим образом. Вижу вы разочарованы и подавлены. Но пилот Виноградов умудрился вернуться с того света, причём попутно успел устроить нам кучу неприятностей. Скверно получилось. Однако, несмотря ни на что, у вашей супруги и у вашего старого школьного товарища ещё осталась капелька сострадания к вашей никчёмной персоне. Они попросили не убивать вас. Я выполню их просьбу. Есть хороший препарат, который мы введем вам по окончании беседы. Когда вы очнетесь, станете абсолютно другим существом, - человечек ядовито хохотал. – Вы будете жизнерадостным и счастливым. Будете всё время улыбаться, правда, умственные способности сравняются с интеллектом таракана. Это единственная неприятность. Так же это залог вашего дальнейшего существования. Мистер Гейдер божился оплатить пожизненное содержание в психиатрической клинике. Заботливый и сердобольный человек. Обожает старого, но свихнувшегося друга. Вот так, мистер Виноградов.
- Весело, - Косте вдруг стало страшно. Он пристально посмотрел на жену, но она не выдержала тяжелого взгляда теперь уже бывшего супруга и сразу отвернулась.
- Очень весело, - человечек перестал хохотать. – Дело за немногим. Либо вы добровольно называете координаты звездной системы, где спрятаны контейнеры…
- Либо что? Терять мне уже нечего…
- Всё против вас. Вот только не надо строить из себя героя. Мы не дадим вам такой возможности, - человечек был более чем серьёзен и его немного писклявый голос начал раздражать космонавта. – Мы не станем пытать вас. Глупо и долго. А времени в обрез. Воспользуемся сывороткой правды. Вы сами расскажете. Мы лишь поможем…
Костя что-то пробормотал на незнакомом языке. Анна поняла смысл слов и ещё крепче прижалась к Гейдеру.
- Итак? Сами расскажете или помочь?
Виноградов не ответил.
- Что ж, выбор сделан, - бандит в белом одеянии хмыкнул и обратился к молодому человеку. – Доктор, пациент в вашем распоряжении.
Молодой человек открыл чемоданчик, достал ампулу и шприц, но сделать инъекцию не успел. Со страшным грохотом, кувыркаясь, по лестнице слетел ещё один амбал, охраняющий вход в подвал, и докатился практически до ног хозяина, выронив оружие. Он так и не поднялся на ноги. Анна успела закричать не то от страха, не то от неожиданности. Бандиты выхватили бластеры. В следующую секунду следом за охранником в подвал полетела светошумовая граната.
Костя не понял что конкретно произошло, но инстинкт самосохранения заставил его зажмуриться. Толку от этого мало. Волна ужасно сильного звука и ужасно яркого света девятым валом накрыла его сознание. Он больше ничего не видел и не слышал, даже не почувствовал, как мелкий осколок пластиковой гранаты впился в ногу. Пилот не знал, что следом за первой гранатой бросили вторую. На этот раз газовую. Нелетальное отравляющее вещество обратимого действия мгновенно заполнило замкнутое пространство подвального помещения. Второго «подарка» бандиты не смогли заметить, тем более что-либо предпринять. Виноградов лишь почувствовал, как нечто мягкое и слегка упругое обволокло его лицо, а потом потерял сознание.






2.



Неясная, но безграничная бездна окружала Костю, словно человек старательно плыл под водой и уже давно устал, а манящий бесформенный огонёк так и не стал ближе. Огонек удалялся, но продолжал манить за собой. И Виноградов покорно плыл за ним, будто привязанный. Кислород в лёгких давно закончился, беспокойство, вызванное удушьем, захватило сознание. А огонёк всё заманивал холодным белым светом и продолжал неторопливый бег.
Пора вынырнуть, вдохнуть свежий воздух. Тело само из последних сил стремится к поверхности. Огненный проводник давно потерян из виду. Но беспокойство лишь усиливается. А вдруг наверху ничего нет? Шальная мысль пронеслась в сознании. Вдруг там нет воздуха?
Знакомый звук, знакомый плеск волны, отчаянный вдох, наполняющий долгожданной свежестью опустевшие легкие, кровь стучит в висках и… сразу убаюкивающая тишина…
Костя ничего не видит, но понимает, что лежит на чем-то удобном и мягком. Постель? Руки свободны. Правой рукой он ощупывает собственное лицо и немного успокаивается. Голова на месте. А тело обнажено, ладно хоть трусы остались.
Левая рука ощущает скрытую боль, даже не боль, а какое-то беспокойство. В неё введен инородный предмет. Игла! Черт!
- Тихо, тихо, тихо, - услышал он далекий, но спокойный голос. – Не дергайся и не трогай капельницу.
- Лера, - едва слышно, одними губами лепечет пилот и окончательно успокаивается.
- Лера, - соглашается голос. – Полежи немного. Всё пройдёт.
- Я ничего не вижу. Или не могу открыть глаза.
- Это плохо, - мягкие нежные пальцы касаются век. – Зрение постепенно вернется.
- Что произошло? Где я?
Лера вздыхает и садится на кровать. Виноградов даже чувствует тепло её тела.
- Ты в безопасности. Поговорим позже, когда окончательно придёшь в себя. А пока поспи. Сон – прекрасный лекарь.
- Дашь воды?
- Конечно.
Костя почувствовал, как женская рука приподняла его отяжелевшую, словно наполненную свинцом голову, а вторая рука поднесла к запекшимся губам холодный стакан с водой. На миг Виноградов схватил запястье Леры, стакан дрогнул, и холодные капли упали на подбородок.
- Осторожно, - попросила девушка.
Костя убрал руку и позволил напоить себя, жадно глотая приятную, но безвкусную жидкость. Вода живительным ручейком полилась по пищеводу и, наконец, достигла пустого желудка. Умопомрачительное ощущение блаженства. Холодок растёкся по всему организму. Пилот даже вспотел. Разгоряченное тело вдруг обрело долгожданную влагу.
- Всё-таки это ты, - весело произнес мужчина, опустив голову на подушку.
- Я. Кому ты ещё нужен, Виноградов? – усмехнулась девушка и поднялась с кровати. – Спи. Скоро вернусь.
Теперь Костя уже мог слышать легкую девичью поступь. Лера покинула комнату, щелкнул дверной замок, и пилот остался наедине со своими мыслями.








3.


- Почему ты не бросила меня? – поинтересовался Костя, медленно попивая горячий чай. Они с Лерой сидели на веранде уединенного лесного домика и преспокойно завтракали.
- Трудно сказать, - девушка окинула взглядом стену дремучего леса, обрамляющую скромную поляну, на которой кто-то возвел одноэтажный летний домик, и положила чайную ложечку на блюдце. – Наверное потому, что ты меня выгнал.
- Я не выгонял.
- Но и не остановил.
- Да. Согласен.
- Не доверял?
Костя лишь пожал плечами.
- Разочарован жизнью?
- Это слишком мягко сказано, - Виноградов тяжело вздохнул. – Рухнуло всё, к чему я привык и чем жил все эти годы. Прежнего мира больше нет.
- Преувеличиваешь. Иногда полезно встряхнуться и взглянуть на себя со стороны.
- Врагу не пожелаю. Да уж, - Костя привычно, залпом допил чай. – Как же ты докопалась до истины?
- Длинная история.
- А мы куда-то спешим?
- Пока нет.
- Расскажи.
- Ладно, - девушка вспорхнула со стула, сбегала на кухню и вернулась с новой порцией кондитерских изделий. – Потянуло на сладкое, - пояснила она.
- А как же фигура?
- Ерунда, - Лера махнула рукой и принялась уничтожать очередное пирожное. – Порода гончая. Не в коня корм. Кто-то всю жизнь сидит на диетах и полнеет, а кто-то, вроде меня, ест всё подряд и никак не может поправиться. Только не говори, что пора провериться на наличие червяков…
- Я и не собирался, - Костя через силу улыбнулся.
Девушка хмыкнула:
- Но подумал.
- Ничего я не думал. Давай лучше вернёмся к моим бедам.
- Давай. Твоя история началась с того, что «Расхашманту» понадобилось… впрочем, нет, всё началось с другого и довольно неприятного эпизода.
Лера выжидательно посмотрела на Виноградова.
- Не тяни кота за хвост. На меня и так свалилась куча неприятностей. Одним разочарованием больше, одним меньше – подумаешь. Лучше сразу.
- Сам напросился.
- Сам, - подтвердил Костя.
- Видишь ли, как я уже неоднократно говорила, дела адвокатские привели меня на Ригель-7. Работа оказалась проста и не требовала прилагать слишком много усилий. Большую часть времени я была предоставлена сама себе. А в один прекрасный день решила полюбопытствовать кто же такой мистер Гейдер и супружеская чета Виноградовых…
- Ты подозревала меня?
- Не то чтобы подозревала, не то чтобы не доверяла. Скорее наоборот. Ведь ты спас нас обоих от неминуемой гибели. Просто мне было интересно. Это с одной стороны. А с другой стороны, господин Виноградов, не спросив разрешения, с головой окунул меня в омут каких-то нешуточных бандитских разборок.
- О, как? Интересная формулировка.
- Я не считала тебя ни бандитом, ни соучастником, - Лера поспешно расставила все точки над «и». - Просто так сложились обстоятельства. Ведь будь ты на стороне угонщиков звездолета, ты бы не стал от них убегать, а добросовестно исполнил бы уготованную тебе роль и добровольно отдал контейнеры. Да и роботы-контролеры вели бы себя иначе. Я бы даже ничего не заподозрила. Но ты оказался обыкновенным грузоперевозчиком, более или менее честным человеком, а не бандитом, поэтому события стали развиваться иначе. Плюс ты серьёзно осложнил нашу жизнь своим безмерным упрямством. В результате, нас обоих приперли к стенке, и я всерьёз опасаюсь за свою жизнь. Согласись, поводов предостаточно.
- Ну, да.
- Потому решила разобраться в ситуации. Осведомлен, значит вооружен. Шпионить за Дейвом Гейдером я не могла. Меня знают в лицо все участники тех неприятных событий. Пришлось искать союзника. Им оказался старый знакомый, бывший вояка, а ныне частный детектив. По понятным причинам я не стану называть его имя. Но именно ему ты обязан освобождением из застенок собственного подвала.
- Эффектное освобождение, - с лёгкой иронией в голосе подтвердил Костя. – Стиль армейский. Забросать дом гранатами, а после разбираться кто прав, кто виноват.
- Другого рецепта не было. Семь вооруженных людей, плюс Гейдер.
- Из Гейдера вояка никчемный. Вот если надо денежки заработать, тогда другое дело. Тут он как рыба в воде.
- Да. Но тем не менее. Даже мышь, загнанная в угол, от отчаянья кидается на охотника. Итак, мой друг начал приглядывать за Гейдером. Ты тогда загорал на Земле. Постепенно расследование обрело единственно верное направление. Удалось выяснить, причем довольно легко, что дорогие тебе люди, старый школьный товарищ и законная супруга – давние любовники. Тебя не зря регулярно отправляли в длительные командировки, едва ли не на месяц. И платил Гейдер пилоту Виноградову вдвое больше, чем другим тоже не просто так. Не из уважения к старому приятелю. А потому, что его любимая Анна ни в чем не должна нуждаться. Тогда королевские подарки не вызовут подозрений. Ведь Анне самой по средствам делать солидные покупки. Вот. Извини, я не хотела лезть тебе в душу, но что поделаешь, Костя, в этом корень почти всех твоих бед. Подобная жизнь не могла продолжаться вечно. А когда Анна забеременела и не от тебя… им нужно было принять какое-то решение…
Лера замолчала. Виноградов обхватил голову руками, вскочил со стула и кинулся прочь. Он, почти не разбирая дороги, брёл в сторону стройных коричневых стволов и раскидистых веток, именуемых по аналогии с Землей деревьями и лесом, по колено утопая в траве, а молодая женщина печально смотрела ему вслед. В зелёных очаровательных глазах теплилась крохотная искорка надежды. А иначе нет смысла продолжать.
Костя устроился под сенью первого попавшегося дерева и долго сидел на земле. Его отрешенный взгляд стремился покинуть пределы этого жестокого мира. Переживания захлестнули душу. Впечатления не самые приятные, словно ты вечером ложился спать в роскошном замке, был практически принцем, а утром проснулся обыкновенным нищим, да ещё в чистом поле, без крыши над головой. Избавление от иллюзий. Болезненная процедура. Чем выше забрался, тем больнее падать.
Наконец Костя совладал с собой, задушил эмоции, гигантским факелом вспыхнувшие в груди, и вернулся на веранду.
- Дальше, - только и смог произнести он, устроившись за столом.
- Хорошо, - Лера вновь вернулась к еде. – Вспомни, пару лет назад контора мистера Гейдера испытывала серьёзные финансовые трудности.
- Банкротство.
- Можно и так сказать. Как Дейв выкрутился из катастрофической ситуации?
- Его отец дал денег. Гейдер-старший известный предприниматель на Леонове-9.
- Нет, Костя, отец такой же скряга, как и сын. Он не дал денег. А просто выгнал непутёвого отпрыска. Подробностей я не знаю. Но деньги Гейдер получил из других рук. Моему знакомому пришлось изрядно попотеть, пока он смог докопаться до истины. Даже тебе не известны обстоятельства сделки.
- «Расхашмант»?
- Угадал. Теперь они учредители. Гейдер, конечно, сохранил контрольный пакет. Ему принадлежит более пятидесяти процентов, но…
- Эти два года…
- Да. Контора регулярно обслуживала «Расхашмант». Более дешевые тарифы для одного из учредителей. Ну и так далее. Сделка вполне законная. Придраться не к чему. «Расхашмант» хоть и закрытая от посторонних глаз контора, но занимается легальной деятельностью. Строительная фирма. У правоохранительных органов нет претензий к зарубежной компании. «Расхашмант» работает на совесть. Однако в любом бизнесе есть подводные камни. Сразу и не разглядишь. Ты прекрасно знаешь, что колония на Полите – это большая религиозная секта. Полит поддерживает единоверцев и оказывает им всестороннюю помощь, где бы они не жили. А «Расхашмант» и фирма мистера Гейдера – маленькие винтики в огромном механизме. Вот с чем мы столкнулись, с колоссом. Видимо «Расхашмант», используя контору Гейдера, отправил единоверцам некий очень ценный груз. Может быть это действительно был строительный комплекс, кто знает? Всё может быть. Только маловероятно. Иначе зачем хозяину груза прилетать на угнанном звездолете и зачем посылать на смерть пилота Виноградова? Про себя я молчу, поскольку тогда оказалась лишь затычкой в той грязной бочке. И моя участь вряд ли бы разительно отличалась от твоей.
- Согласен. Наше возвращение не планировалось. Да и место встречи подготовлено безлюдное и почти забытое. Выбрать совсем безжизненную и необитаемую планету бандиты не могли – у меня сразу бы возникли подозрения. Наличие планетарной базы давало гарантию того, что я не сорвусь с места и не понесусь галопом в обжитые миры. Плюс твой визит тоже способствовал созданию благоприятных иллюзий. А с грузом действительно не всё понятно, но я его не проверял. Контейнеры опломбированы.
- Неужели ты не сгорал от любопытства? У тебя была уйма времени.
- Нет. Мне было не до него. Лазарет, да неотложный ремонт «Вики». А по поводу угнанного звездолета… Маленькая скромная колония не может позволить себе иметь крупный флот.
- А пиратствовать она может? Первоначально на «Ланги-211» напал военный корабль, вспомни.
- Любая независимая колония в первую очередь заботится о собственной безопасности. Развивает военный флот. И лишь потом думает где бы что урвать. Пиратских миров предостаточно. Мы до сих пор не догадываемся о существовании и половины из них. Есть колонии-хамелеоны. Имея два-три крейсера и десяток сторожевых кораблей можно смело терроризировать кучу планетарных систем, выискивая легкую добычу. Земля не безразмерная. Мобильные базы охраняют крупные колонии. Земля физически не может держать солидный флот возле каждого обитаемого мира. Военные не всегда успевают помочь далёким и маленьким колониям. Поэтому там, возле NC29047/17E2, я принял решение трусливо бежать, а не дожидаться прибытия военных.
- Да, помощь опоздала бы…
- Вот-вот. Но я бы никогда в жизни не подумал, что дома меня будет ждать такой «радушный» приём, - Костя в сердцах стукнул кулаком по столу.
- Ладно, - примирительно заявила Лера. – Хорошо то, что хорошо заканчивается.
- Но ведь ещё ничего не закончилось. Тебе надо было сразу пробираться к «Вике».
- Ага, и везти тебя на каталке, к тому же без сознания. Торжественный приём в космопорте обеспечен…
Лера рассмеялась.
- Не смейся. Теперь уже поздно. «Вика» не пустит Гейдера на борт, а вот Анну… Надо срочно связаться с «Викой».
- Забудь о звездолете. Нам на него не попасть, - Лера покачала головой. – Твоя жена уже давно привела бандитов. «Вику» разгрузят через двадцать три часа, потом поставят в док на ремонт. А тебя Гейдер, используя связи в полиции, объявит в розыск, если уже не объявил. Повод придумает. Плохо дело.
- А где твой знакомый детектив?
- Пасет Гейдера и бандитов. Позвонит, если будут новости.
- Понятно. Но нам надо срочно убираться с Ригеля-7. Иначе…
- Согласна. Ищем варианты, - адвокат закончила трапезничать и встала из-за стола.




4.


Во второй половине дня небо заволокли плотные низкие тучи, заслонив солнце, и пошел сильный дождь. Далекие зарницы всего на миг разгоняли полумрак, словно на дворе уже вечер, а не самый настоящий летний день, пусть и ненастный. На лужайке, возле уединенного домика приземлилась старенькая небесная машина, многое повидавшая на своем долгом веку. Из машины неуклюже вылез седой, бородатый коренастый мужчина в темном костюме и с традиционной еврейской шапочкой на голове. Но даже Костя догадался, что неброский наряд частного детектива и кипа в том числе – всего-навсего нехитрый маскарад.
Детектив тепло поздоровался с Лерой, а к Виноградову отнесся как к чему-то неодушевленному. Стоит шкаф в комнате, ну и пусть себе стоит. Судьба у него такая. Лишь бросил на пилота беглый, но пронизывающий насквозь взгляд.
- Как вы тут поживаете? – поинтересовался старичок, опустившись в кресло у камина. – Домик для молодоженов, - он ехидно усмехнулся, рассматривая фальшивую семейную пару, примостившуюся на диване и сгорающую от нетерпения в ожидании новостей.
- Всё хорошо, - мисс Лайер кивнула головой. – Что нового?
- Нового? Ничего.
- Хотите что-нибудь?
- С удовольствием выпью кофе.
- Я сейчас принесу, - девушка вскочила с дивана и удалилась на кухню.
- Да, мистер Виноградов, - детектив воспользовался отсутствием Леры и высказал Косте всё, что о нем думал, - попали вы в переделку. А её, - он указал в сторону кухни, - зачем втянули? Ей только ваших неприятностей не хватало. Сами бы разбирались со своими друзьями и родственниками. Вскружили девчонке голову…
Пилот не стал оправдываться, лишь сказал:
- Вы не правы.
- Может я и утрирую, - старичок скрестил руки на груди, а его хитрющие бесцветные глаза продолжали изучать собеседника, - только недалек от истины. И не вздумайте бросить Леру…
- Лишь бы она сама не ушла.
Тут детектив расхохотался:
- Она может…
Наговориться вдоволь не успели. Лера вернулась в гостиную, неся поднос с кофейным сервизом.
- Меня обсуждали? – хмуро поинтересовалась она, подав гостю чашку.
- Нет, нет, что ты, - старик протестующее помахал руками, после принял чашку с ароматным напитком. – Мы тут обсуждаем планы на ближайшую перспективу.
- Так я и поверила, - Лера предложила Косте чай, а не кофе, после, взяв свою чашку, заняла прежнее место на диване. – А вот о планах на ближайшие два-три дня стоит подумать. Иначе нас найдут.
- Что верно, то верно, - гость в знак согласия кивнул головой. – Враг не дремлет. Хоть Гейдер и официально не обратился к компетентным органам, не рискнул, даже учитывая его обширные связи, но вас активно ищут люди Лахмы.
- Это те самые, что пытались…
- Да, мистер Виноградов. Лахма – глава местной диаспоры. Структура высокоорганизованная. Их единоверцы есть везде. Опасные ребята, особенно если учесть насколько глубоко местные власти погрязли в коррупции и панибратстве. Ригель-7 – это болото, в котором легко утонуть. Ваше положение незавидное. Вы не сможете воевать в одиночку. Рано или поздно вас поймают. Дело двух-трех дней. Надо бежать на Землю. Там есть шанс. У Леры на Земле найдутся знакомые, которые смогут помочь. Главное добраться до Департамента Национальной Безопасности. Его сотрудники, в частности восьмой отдел, занимаются вопросами противодействия религиозному экстремизму. Полит – ключевая фигура в их работе. Вот кто вам поможет.
- Но здесь тоже есть отделение Департамента Национальной Безопасности, - возразил Костя.
- Есть, - Лера поставила чашку на журнальный столик. – Только я бы не рискнула туда идти.
- А на Земле чем лучше?
- Ничем, - старичок медленно попивал кофе. – Правда, там шансов больше. Не все же чиновники и офицеры государственной безопасности продажны. А Ригель-7 – далекая и никому ненужная провинция. Тут своя жизнь, свои устои и понятия, давно всё схвачено и за всё заплачено. Вспомните инспектора Аллисона. Местная полиция не особо усердствует в расследовании, правда с Земли прилетела следственная бригада Генеральной прокуратуры. Ох и зашевелились наши тараканы, забегали! Говорят, скоро местному начальству не поздоровится. Впрочем, это - ерунда, проверки не способны кардинально изменить ситуацию. Порочную систему не сломать. Чертовски большой воз, трудно сдвинуть с места. Уберут одного зажравшегося чиновника, а на его место придет другой. Земля далеко, у неё своих проблем хватает. Постепенно жизнь Ригеля-7 вернется на круги своя.
- Ладно, - Костя решил обратиться к основной теме разговора. – Что с «Викой»?
- Разгружают. Четверо плохих парней постоянно дежурят возле стыковочного узла. Думаю, что на борту звездолета никого нет. Гейдер и… ваша официальная супруга преспокойно живут совсем рядом, правда, под усиленной охраной. Представляю как они в то злополучное утро удивились нашему внезапному визиту, - старичок улыбнулся. - Теперь репу чешут и гадают, кто бы это мог быть. Не исключают возможности происков Департамента Национальной Безопасности. Потому Гейдер хвост поджал и сидит дома. А иначе помимо Лахмы тебя бы вся полиция Ригеля-7 искала…
- Надо воспользоваться моментом. Они скоро поймут, что мы действовали на свой страх и риск, - Лера поднялась с дивана и подошла к мокрому окну.
- Верно, девочка моя, - детектив отпил из чашки. – Я всё думаю, как бы вас незаметно вывезти с планеты.
- Надо пообщаться с пилотами, - предложил Костя. – У меня есть друзья. Они помогут.
- Твой удел прятаться, - немного небрежно произнес старичок.
- Нам же необязательно пилотам говорить правду, - Лера отвернулась от окна и на её лице вдруг засияла злодейская улыбка.
Костя даже покачал головой. Не позавидуешь тому, кто наживет себе врага в образе мисс Лайер.
- Что ты этим хочешь сказать? – детектив обратил взор на девушку.
- Костя, у тебя есть надежные знакомые, которые не знают Анну в лицо?
- Я понял, - Виноградов поспешно поставил чайную чашку на стол и повернулся к девушке. – Ты будешь изображать мою жену, и мы напросимся к кому-нибудь в гости.
- Да. Только надо сделать так, чтобы потом попасть на звездолет твоего приятеля, причем инкогнито.
- Сказка, - возразил детектив и поморщился. – Люди Лахмы дежурят на всех грузовых терминалах, благо последних немного, и в космопорте тоже. Они не дураки.
- Стоит подумать, - Виноградову понравилась идея Леры. – На орбите два грузовых терминала. «Вика» состыкована с «Аверсом». А надо найти знакомого, чей звездолет состыкован с «Реверсом». Если удастся незаметно покинуть планету, то перелет на «Вику» я гарантирую. Причем сделать это надо до окончания разгрузки моего корабля. Вряд ли бандиты будут проявлять повышенную бдительность на «Реверсе».
- А на планете? – старичок был недоволен. – Они контролируют все космопорты. Ваша затея – утопия.
- Придется их отвлечь, - девушка подошла к детективу, присела на корточки и заискивающе посмотрела на старичка. – Верно?
- Я не согласен, - гость остался глух к просьбе. – Многие чиновники – верующие люди, потенциальные пособники Лахмы.
- Ну, пожалуйста.
- Нет.
- А как же мы покинем планету?
- Найдем другой способ.
- А эта идея?
- Ладно, - старичок смирился. – Пусть мистер Виноградов созвонится с друзьями. Я привезу несколько коммуникаторов. Только не звоните с одного и того же коммуникатора разным людям.
- Договорились, - Лера победно улыбалась. – Нам нужна машина. Будем звонить, регулярно меняя местоположение…
- Умница, - детектив рассмеялся. – Мистер Виноградов, у вас точно есть знакомые, которым можно доверять?
- Найдутся.
- Хорошо, надеюсь, они не окажутся хамелеонами, подобно Гейдеру. О вашей супруге я молчу…



5.


Закончив разговор, детектив стал собираться в город. Лера тоже решила посетить столицу Ригеля-7. Костя лишь вопросительно уставился на неё. Мол, какого черта светиться? Но девушка строго, будто школьная учительница взглянула на Виноградова, дав понять, что спорить не намерена. Пилот в сердцах махнул рукой. Ему не хотелось оставаться в гордом одиночестве, да ещё бог весть где. Однако достаточно легко смирился с участью отшельника. После отъезда спасителей он долго бродил по дому, пытаясь найти хоть какое-нибудь достойное занятие. В течение получаса тупо смотрел на огромный монитор, висящий на стене в гостиной. Передавали выпуск новостей. Ригель-7 жил привычной и размеренной жизнью. Ничего нового. Потом пилот побродил по лесу. Вернулся в дом, покрутился на кухне, немного перекусил, после от нечего делать занялся детальным осмотром жилья для молодоженов. В спальне, где львиную долю площади занимало огромное брачное ложе, застеленное белым покрывалом, он обнаружил оружие. Достаточно было открыть верхний ящик новомодного комода. Присвистнув не столько от удивления, сколько от собственной догадливости, Костя забрал бластер и вернулся в гостиную. Оружие непроизвольно придало человеку излишнюю самоуверенность. И хоть Виноградов понимал, что если сюда нагрянет дюжина подручных всемогущего Лахмы, бластер явно не поможет, но тем не менее. Пусть попробуют взять голыми руками…
Близился вечер. Костя долго плескался в ванной, уподобившись ребенку, затем, накинув банный халат, высушил волосы, прошел в гостиную и вполне довольный собой развалился на диване, пытаясь одним глазом смотреть развлекательную передачу. Уснул незаметно, даже бодрые реплики ведущих и фальшивые, наигранные выкрики сказочно довольных участников шоу не смогли разбудить пилота. Дом, выждав отведенное ему программой время и убедившись, что человек действительно не собирается бодрствовать, выключил монитор и освещение. Раз люди желают спать, значит, будут спать…
Виноградов действительно проспал часа два, потом его разбудила яркая вспышка света за окном. Она всего на одно мгновение выхватила гостиную из полумрака вечерних сумерек. Пилот вскочил на ноги и бросился к зашторенному окну, предварительно успев приказать дому не включать освещение. На лужайке приземлилась небесная машина. Прожектор, чей свет разбудил отшельника, погас. Один человек покинул кабину и довольно уверенно зашагал в сторону дома.
Костя усмехнулся, кинулся в спальню, небрежно сбросил на пол тяжелое покрывало, расправил постель, затолкал бластер под подушку, разделся и спрятался под одеялом, притворившись спящим.

***

Лера вернулась поздно. Уже стемнело. Дождь закончился, но на улице было прохладно. Адвокат тихонько, словно кошка побродила по дому, зашла в ванную.
Долго шумела вода…
Потом девушка заглянула в спальню. Кровать широкая, правда единственная во всём доме и в настоящий момент занята Виноградовым. Тот добросовестно исполняет роль человека, спящего беспробудным сном. Но это всего-навсего спектакль.
- А где мне лечь? – возмущенно поинтересовалась Лера, встав возле кровати и демонстративно уткнув руки в боки. – Дом для молодоженов. Кровать одна.
Костя слегка приоткрыл левый глаз. Нежный лунный свет, будто талантливый художник незаметным штрихом подчеркнул плавные контуры прекрасного девичьего стана. Заманчивые контуры. Полупрозрачная сорочка придала ненавязчивой зарисовке ореол таинственности. Естественная красота идеальной фигуры манила и притягивала к себе взгляд. Девушка так близко, стоит только протянуть руку…
- Ты такая красивая, когда сердишься, - Виноградов начал с шутки и улыбнулся.
- Очень смешно. Может пойдешь на диван?
- Нет, - Костя повернулся на бок, приподнялся и подпер голову рукой. – Я что, католический священник? Спать на диване? Уже забыл, когда последний раз…
- Вспомнишь.
- Не угадала, - Виноградов продолжал блаженно улыбаться и достаточно откровенно пожирал глазами очаровательную полуобнаженную девушку.
Лера насупилась, постояла немного у кровати, раздумывая, тяжело вздохнула, после откинула в сторону край одеяла.
- Двигайся. Разлёгся поперёк кровати…
- Всегда пожалуйста.
Лера поспешно нырнула под одеяло и укрылась почти с головой.
- Замерзла пока ты тут выпендривался, - посетовала она. Кажется её действительно пробивала мелкая дрожь. Толи от холода, толи ещё от чего-то…
- Милая, я тебя согрею, - Костя нежно, но достаточно безапелляционно заграбастал девушку в свои объятия.
Лера не стала протестовать, а ещё раз шумно и, наверное, облегченно вздохнула, прижавшись к широкой мужской груди.
- Так лучше? – Виноградов осторожно, словно боясь разбить хрустальную вазу, целовал наконец-то появившегося и непонятно где до сего момента пропадавшего любимого человека, вдыхал умопомрачительный запах тёмных, распущенных волос, а тончайший аромат дорогих духов сводил с ума. Костей овладела необузданная страсть.
- Значительно лучше, - Лера освоилась, обняла Костю, который с недавних пор стал многое значить в её неустроенной жизни. Дрожь унялась.
- Ну вот, а ты боялась.
В ответ девушка громко и звонко захохотала:
- Дурачок. Если бы я боялась, то в лучшем случае пошла бы спать на диван…
- А в худшем случае?
- Осталась ночевать в городе…




Глава шестая.



1.


Майор Тарасов, рано поседевший человек средних лет, немного ленивый, но всё-таки временами проявляющий интерес к работе проследовал в свой кабинет, захлопнул дверь перед носом у подчиненных, включил кондиционер, пододвинул к столу массивное кресло, затем сел в него, облокотился локтями о стол и задумался. Очередное утро, начало рабочего дня. Он видел краем глаза через полупрозрачную дверь, как четверо его подчиненных разбрелись по своим местам и сделали вид, что приступили к работе. Вот уже неделю на улице стоит нестерпимая жара, чередуясь с традиционным в это время года ливнем. И это лишь начало ежегодного всемирного потопа. Местная растительность так и прёт из земли, вырастая прямо-таки на глазах. Утром травинка была не более десяти сантиметров в высоту, а к вечеру уже достает до пояса взрослого человека. Вот только душная и влажная атмосфера немного угнетает. Планету не зря назвали в честь древнего мексиканского бога дождя, грома, сельского хозяйства и огня. Предназначение планеты было очевидно даже первооткрывателям. Тарасов, конечно, давно привык к климатическим особенностям вечно сырого Тлалока, но постоянно испытывал состояние дискомфорта в период дождей. И эти психологические неудобства практически невозможно перебороть человеку, рожденному на Земле, да ещё за полярным кругом. Десять лет пытки. Да, осенью исполнится десять лет, как Тарасов прилетел на Тлалок и восемь лет, как возглавил местное отделение Департамента Национальной Безопасности. Работа скучная. Ничего сногсшибательного в этой забытой богом сельскохозяйственной колонии не происходит. Урожаи адаптированных к местным условиям зерновых ставят рекорд год от года. Животноводческие хозяйства тоже процветают. Три процента от общего товарооборота сельскохозяйственной продукции. Это вам не фунт изюма. Правда, до Сабрины ещё далеко, но лиха беда начало. Колония стремительно развивается, накапливает «жирок», иммигранты прилетают на планету практически целыми звездолетами. Губернатору пришлось ужесточить въездной режим. Проводится тщательный отбор. Отсеивается ненужный и возможно даже опасный контингент «гостей». А у майора работы почти нет, одно бумаготворчество, отчёты, отчёты и ещё раз отчёты. Он рад едва ли не каждому террористу, который мечтает осесть на планете. Их ловля - хоть какое-то занятие. А вот полиция работает в поте лица. Дел по горло. Да и штат не чета отделению Департамента Национальной Безопасности. Скучно, черт возьми.
- Господин, майор, – в кабинет заглянула вечно недовольная жизнью полногрудая шатенка, разодетая в соблазнительный топик и коротенькую черную юбочку, едва прикрывающую самое сидячее в мире место. Толи агент старается подобной одеждой хоть как-то скрыть в жаркую погоду свои интимные места, толи наоборот, специально выставляет напоказ пышные формы, - срочная депеша с Земли. Только что получили.
Майор поморщился.
Сотрудница, соблазнительно покачивая бедрами, плавно, как парусная шхуна вплыла в кабинет шефа и демонстративно положила на стол лист электронной бумаги.
Тарасов в знак благодарности небрежно кивнул головой. Девушка недовольно хмыкнула, видимо её коробило ежедневное равнодушие шефа и молча, но всё так же соблазнительно вертя аппетитным задом, направилась к выходу.
- Марта, - начальник решил заняться воспитанием подчиненных.
Девушка уже успела открыть дверь, но остановилась на пороге и обернулась, удивленно тараща глаза.
- Слушаю, господин майор.
- Лейтенант, на работу следует одеваться немного скромнее.
- Но господин майор… жарко, - всё естество Марты воспротивилось незаслуженному упреку.
- Я всё прекрасно понимаю, однако порядок, есть порядок. У нас не парк аттракционов. Кстати, это всех касается, - Тарасов заметил, что остальные сотрудники послушно повернули головы в сторону кабинета шефа и немного настороженно, но больше удивленно прислушивались к речи начальника. – Никаких шортов, полупрозрачных дамских нарядов и прочего. После работы – пожалуйста, хоть голые ходите. Ясно?
- Так точно, - практически хором ответила молодежь.
- Возвращайтесь к работе.
Марта ещё раз недовольно хмыкнула, захлопнула дверь и вернулась на своё место.
- Хоть какое-то развлечение, - тихонько проговорил сам себе майор, усмехнулся и, положив перед собой депешу, приступил к изучению послания с далёкой Земли. – Опять какую-то ерунду прислали.
Депеша требовала ввести личный пароль начальника отделения Департамента Национальной Безопасности. Тарасов долго рыскал по столу, перебирая ворох небрежно раскиданной бумаги ища стилус. Наконец поиски увенчались успехом. Документ принял пароль и отобразил информацию, присланную из Главного Управления. Майор, наморщив лоб, приступил к изучению. Он периодически водил пальцем по бумаге. Текст послушно бежал вслед за импровизированным курсором. Бегло просмотрев документ, начальник отделения откинулся на спинку кресла и задумчиво уставился в потолок. На листе электронной бумаги красовались шесть цветных фотографий.
- Оказать всестороннюю поддержку! Оперный театр! - вдруг воскликнул майор и вернулся к чтению. – Концерт по заявкам тружеников сельского хозяйства. Давненько в наших краях такого не было. Пожалуй, со времён конфликта вокруг… как же называется эта планета? - Тарасов провел ладонью по идеально выбритому подбородку. – Толи Дормедат, толи Дорнедот, толи Дорнелад. И какой дурак названия планетам придумывает?
Мужчина поднялся из-за стола, потянулся, спрятал депешу в сейфе и вышел из кабинета. Подчиненные усердно старались изображать людей занятых неотложной работой.
- Я буду в администрации, - сообщил Тарасов, окинув взглядом офис и едва заметно улыбнувшись.
Марта нехотя мотнула головой в знак согласия. А майор вышел на улицу, в самое пекло.

2.



Осторожно наступая на нежный, но упругий и плотный травяной ковер, не позволяющей ноге добраться до почвы, Тарасов привычной скачущей походкой дошел до парковки. Невозможно ходить как-то иначе по пружинящей траве. Не получается. Обязательно подскакиваешь. А бежать по ней – целое искусство, требует усердной тренировки. Ведомственный внедорожник уже успел накалиться в лучах нещадно палящего солнца и дохнул нестерпимым жаром из салона, стоило лишь открыть дверцу. И как только автоматика терпит? Майор включил двигатель, но садиться на горячее сиденье не стал, оставшись на улице, он предоставил кондиционеру возможность немного поработать. Взвыла целая дюжина вентиляторов, запрятанных под капотом. Удушливая волна раскаленного воздуха хлынула из салона, словно из приоткрытой двери в сауне. Придется подождать две-три минуты, и только потом можно ехать.
Улицы города почти пустынны. Сказывается сорокоградусная жара. Зато автотранспорта хоть отбавляй. Каменные джунгли живут обыденной жизнью. Столица как-никак. Идет грандиозное строительство. За последние три года сделано больше, чем за всё время с момента колонизации планеты. Наступил Золотой век.
Старый город застроен малоэтажными офисными зданиями, чередуясь с многочисленными парками и скверами. А вот и огромный фонтан, расположенный в центре главной городской площади, выбрасывающий вверх струи воды метров на двадцать. Туман из водяной взвеси искрится всеми цветами радуги, преломляя солнечные лучи. Местные птахи стаями кружат вокруг дармовой влаги, щебечут и дерутся на лету.
Тарасов припарковался возле красивого четырехэтажного здания администрации, выдержанного в старинном викторианском стиле, вылез из машины и, неторопливо ступая по горячей шестиугольной каменной мостовой, направился в сторону парадного входа. Планета Тлалок принадлежит частному лицу, но находится под юрисдикцией Земли. Сельскохозяйственная колония давно приковывает к себе пристальное внимание метрополии. Земное содружество ежегодно, почти с арифметической прогрессией увеличивает потребление пищевых ресурсов. Число колоний растет, население тоже. И не каждая колония в состоянии самостоятельно прокормить себя. Не везде выгодно заниматься сельским хозяйством, а кое-где и попросту невозможно. Искусственная пища хоть и доминирует на рынке, однако люди готовы платить большие деньги за еду, приготовленную из натуральных продуктов. Поэтому Земля довольно щедро инвестирует средства в развитие сельского хозяйства на Тлалоке. В ближайшие сто лет, при умелом руководстве, данная планета может обогнать Сабрину в объёмах производства натуральных пищевых продуктов. Для этого есть все возможности. Тлалок давно попал в список особого внимания правительства Земли. Для охраны сельскохозяйственного оазиса размещены крупные военные базы как планетарного, так и космического базирования. Активно работают контрольные и силовые структуры, формально подчиняющиеся губернатору – хозяину планеты, но полностью подконтрольные лишь правительству Земли. Одно из ключевых подразделений, а именно отдел Департамента Национальной Безопасности возглавляет майор Тарасов. В его руках сосредоточена огромная власть, которой нет ни у полиции, ни даже у военных. В общих чертах он курирует вопросы экономической и политической безопасности колонии. Осуществляет контрразведывательную деятельность и борьбу с терроризмом. А в штате всего двести шестьдесят девять сотрудников на девяносто семь миллионов человек населения. Не густо. Даже заместителя по оперативной работе не могут прислать. Надоело строчить рапорты и унижаться.
Вестибюль встретил Тарасова упоительной прохладой, но не тишиной. В огромном зале, напоминающем убранство царского дворца где-нибудь в Петергофе, извечная толчея, шум, людской гомон. И откуда здесь столько народа?
Молодой охранник знал главного контрразведчика в лицо, но всё же для проформы взглянул на служебное удостоверение, вытянулся по струнке и козырнул. Так приветствуют не многих, лишь губернатора, его заместителей да шефа полиции, старого еврея Якова Яхона. Тот всегда гарцует в синей униформе с погонами, сложно с кем-либо перепутать. А Тарасов уже забыл когда последний раз красовался в парадной форме. Лет пять назад приезжало высокое начальство с Земли. Вот тогда и надевал форму, а так всё время в штатском... Пройдя мимо охранника, майор госбезопасности свернул в незаметный узкий коридорчик, ведущий к служебной лестнице. Здесь нет извечной людской толчеи и тихо, как в музее. Лишь иногда пробежит какая-нибудь задумчивая служащая-торопыжка с мобильным компьютером в руках.
Поднявшись на второй этаж, Тарасов незаметно вынырнул из служебного коридора в широкий холл, где стены украшены изящными барельефами, а потолок подпирают массивные многогранные колонны, и смешался с толпой, но ненадолго. Путь контрразведчика лежал в приёмную губернатора.
В приемной тихо и почти безлюдно. Два чиновника сидят на диване, уныло склонив головы. Один от нечего делать читает вчерашнюю прессу, а второй, что постарше тоскливо поглядывает на хронометр. Они скучают в приемной с самого утра и терпеливо дожидаются своей очереди. Возле них, за массивным деревянным столом важно восседает жизнерадостная загорелая Яна, секретарша губернатора планеты Тлалок. Женщине чуть больше тридцати, а с виду и не скажешь.
- Здравствуйте, господа, - Тарасов ворвался в приёмную и, не дожидаясь ответа, радостно улыбаясь, проследовал по мягкой ковровой дорожке прямиком к столу секретарши.
Яна в ответ тоже расплылась в добродушной улыбке. Чиновники негромко и без особого желания поприветствовали майора госбезопасности. Ведь они прекрасно поняли, что им придется пропустить неприятного гостя вне очереди.
- Доброе утро, Яночка. Как поживаешь?
- Хорошо, Вениамин Сергеевич. Вы как всегда вовремя. Константин Леонидович ждет вас. Прошу, - Яна грациозно указала на дверь, ведущую в кабинет губернатора.
- Благодарю, - Тарасов по собственному опыту знал, что деревянные двери в здании администрации выполнены в старинном стиле, причём лишены автоматических сервоприводов и не открываются сами, висят на примитивных дверных петлях. Чтобы войти в кабинет следует повернуть ручку и что самое главное, потянуть дверь на себя, тогда дверь откроется. А чтобы выйти из кабинета придется проделать эту нехитрую процедуру в обратном порядке – толкать дверь следует от себя. Ох уж эти причуды губернатора, любителя старины!
Хозяин кабинета, да и всей планеты, в своё время работал в планетарной разведке и дослужился до капитана первого ранга, командовал исследовательским звездолетом. В сорок пять лет, как и положено, вышел на пенсию. А за четыре года до этого события, пользуясь своими привилегиями, очень дешево приобрел дикую, но перспективную планету. Экипаж окрестил её Тлалоком в честь древнего мексиканского бога дождя. Инвесторы не заставили себя долго ждать. За первые три года, ещё до отставки хозяина планеты и будущего губернатора, в Тлалок были вложены огромные средства. Надежды инвесторов оправдались. Спрос на сельскохозяйственную продукцию намного превысил предложение. Молодая колония начала интенсивно развиваться. Люди, словно яростный горный поток хлынули на планету в надежде на новую и более счастливую жизнь. Прошло тринадцать лет с момента начала колонизации. Сделано очень много, но предстоит сделать ещё больше.
- Доброе утро, Константин Леонидович, - Тарасов прошел вглубь уютного кабинета, выдержанного в кремово-салатных тонах. Массивная антикварная мебель шла вразрез с современными тенденциями оформления офисных помещений. Кругом сплошное мореное дерево. – Вызывали?
- Утро доброе, проходите, - хозяин кабинета, худой человек с властным выражением лица поднялся с губернаторского кресла и неторопливо направился навстречу раннему гостю. После традиционного рукопожатия, он указал рукой на стул и несколько задумчиво произнес, - присаживайтесь.
Гость и хозяин заняли места за огромным столом для совещаний, усевшись друг против друга.
- Знаешь, Вениамин, - губернатор с ходу перешел к основной теме разговора, - есть маленькая просьба.
- Слушаю, - Тарасов слегка нахмурил брови.
- Видишь ли, у меня возникли некоторые беспокойства относительно одной конторы… фактов нет, но впечатления от общения не радуют. Фирма «Орта» зарегистрирована на Ригеле-7 три года назад. Дочернее предприятие крупной оборонной корпорации. Возглавляют «Орту» два молокососа. Денег у них, как у дурака махорки. Видимо богатые папаши снабжают. Так вот, молодые люди решили вложить отцовские барыши в сельское хозяйство. Первоначально они выкупили на Сабрине дюжину фермерских хозяйств, объединили их, но работают спустя рукава, дела идут не очень гладко. Они даже не смогли достичь первоначального уровня производства, которым славились фермерские хозяйства до покупки…
- Вы не знаете как покультурнее отказать?
- Что-то вроде того. Но есть некоторые странности, привлекшие моё внимание. Я беседовал с губернатором Сабрины. И вот какую необычную историю он мне поведал. Несмотря на убыточность производства, ребятишки ежегодно покрывают убытки из своего кармана. Зачем?
- Но это не противозаконно.
- Верно. Однако подобные действия наводят на определенные размышления.
- Да, стоит подумать. Транжирство нынче не в моде.
- А у меня они попросили в аренду целый материк.
- Ого, - Тарасов даже присвистнул.
- Но денег пока много не предлагают. А Арабела – это большой остров, точнее маленький материк в южном океане. Большая часть территории окаймлена непрерывной цепью высоких гор. Одним словом, за горами скрыта обширная равнина. Похожа на гигантский котлован. Ученые считают, что Арабела – кратер древнего супервулкана. Почва плодородна, но климат умеренный и в основном сухой. Зона рискованного земледелия. Лишь узкую прибрежную полосу, открытую океанским ветрам, природа балует частыми дождями. Я понимаю, если бы закончились участки в тропическом и субтропическом поясе, тогда ясное дело, у ребят бы не было выбора. Но…
Губернатор хмыкнул.
- Что ж, Константин Леонидович, возможно у ребят другие интересы. А как они объясняют выбор территории?
- Займутся животноводством.
- Вы им не поверили?
- Нет.
- Хорошо, я наведу справки. Может быть это дело и заинтересует наше ведомство, а может быть вы просто столкнулись с чудаками. Проверим.
- Благодарю, они приедут через пару стандартных недель. К тому моменту я должен принять окончательное решение.
Тарасов кивнул головой:
- Ребята хотят попасть на ваш юбилей?
Губернатор лишь поморщился:
- Решили испортить мне настроение.
- Есть шанс, что мы опередим их, и настроение испортим первыми…
- Буду ждать новостей.
- Всего доброго, - майор поднялся из-за стола и направился к выходу.
- А вас, Вениамин Сергеевич, я официально приглашаю на торжество. Пятьдесят пять – круглая дата.
Тарасов не успел дойти до двери, обернулся и развел руками, словно засмущался.
- Буду. Обязательно.
- С семьёй, - твердо напомнил губернатор.
- Супруга только и мечтает о праздниках, а вот оболтус завалил экзамены в университете. Его удел учеба. Пусть учится и носу с Земли не кажет, пока с «хвостами» не рассчитается.
- Ох уж эти взрослые дети. Что ж, буду рад видеть вас с супругой, - губернатор улыбнулся.
- А ваши старые друзья? - Тарасов указал на большой фотопортрет, висящий на стене.
Хозяин кабинета приблизился к фотографии, запечатлевшей офицерский состав экипажа исследовательского звездолёта, которым в своё время командовал Константин Леонидович. Двадцать жизнерадостных улыбок.
- Экипаж «Белой ночи» уже не тот, - с тоской в душе произнёс губернатор, рассматривая лица сослуживцев. – Том Карпентер погиб, Луис Савойта вышел на пенсию. Сейчас звездолетом командует Стас Городецкий. А тогда он был всего-навсего капитан-лейтенантом и не подавал особых надежд. Много молодых офицеров на борту. Жизнь идёт своим чередом. Исполнилось сорок пять лет – шагом марш на пенсию. Такая у нас работа.
- Да, но экипаж не забывает командира. «Белая ночь» ежегодно прилетает на ваш день рождения. Многих офицеров я помню. Хорошие ребята. Вот только этих двоих не видел, - Тарасов указал на военных стоящих за спиной бравого командира, - или проглядел.
- Патрик Гдажек умер шесть лет назад. А Костя Виноградов года четыре как вышел в отставку… Но он приезжал в прошлом году.
- Возможно. Просто я его не заметил. Внешность неброская.
- Да. Однако девушки его почему-то любят. Он был отличным пилотом. Его прочили на место командира после Луиса. Но Костя решил жить иначе. Встретил красивую девушку, женился и вышел в отставку.
- Тривиальная история. Какой уж из молодожена планетарный разведчик?
- Десять лет прошло. Целая эпоха, - губернатор явно загрустил и вернулся к столу, тяжело вдыхая.
- Ничего, вы жили интересной жизнью, Константин Леонидович. Она гораздо интереснее моей, - Тарасов тоже тяжело вздохнул и решил попрощаться. – Более не стану вас отвлекать. Служба. Будут новости – сообщу.


3.


Майор Тарасов действительно уделил должное внимание просьбе губернатора. Не потому, что ему было скучно и хотелось хоть чем-то заняться, а потому, что контрразведчик прислушался к тихому шепоту своей интуиции. Шестое чувство не подвело. Прошло два дня, после отправки запроса коллегам на Ригель-7. Два дня тишины. А потом из Главного Управления, с Земли пришло ужасно секретное сообщение, в котором четко регламентировались действия отделения в случае прибытия на планету представителей фирмы «Орта». Далее по тексту следовала вполне правдоподобная сказка. Её необходимо рассказать губернатору. Полуправда, но достаточная для того, чтобы аргументировано отказать конторе, подконтрольной Политу. Длинные щупальца сильной, независимой колонии, претендующей на единоличное доминирование, добрались и до Тлалока. Это лишь первая, робкая проба пера. Попытка захвата плацдарма на планете, которая способна в перспективе прокормить пятую часть человечества. Потом последуют новые, гораздо тщательнее подготовленные операции разведки Полита. Что ж, майор Тарасов ещё повоюет. Не на того напали. Местные религиозные фанатики малочисленны и находятся под присмотром. Однако нельзя расслабляться. Возможно, скоро работы будет непочатый край. Всё к тому идет. Тучи сгущаются. Год от года ситуация становится всё напряженнее и напряженнее. Не может Земля при всей своей терпимости долго мириться с откровенным посягательством на суверенитет Земного содружества. Лишь бы не окунуться в кровавый хаос гражданской войны. Религия – страшная сила, контролирующая умы миллиардов людей. И с этим фактом приходится считаться. Ведь единоверцы Полита живут среди нас, почти на всех планетах Земного содружества. Чаще всего это обыкновенные люди, учителя, строители, военные, медики, да и просто молодежь, женщины и старики. Они наши сограждане. За много лет всё перемешалось. Но среди них найдутся и те, кто в душе поддерживает старания Полита. Полит для них – символ успеха, объект поклонения и подражания. Силовыми методами данную проблему не решить, здесь без сомнения нужен более оригинальный подход, который человечество ищет веками. Но так до сих пор ничего и не придумано, кроме единственного рецепта – религиозной терпимости. А этот рецепт не всегда работает. Люди давно покинули пределы матушки-Земли, активно осваивают космические просторы, а проблемы у них всё те же, застарелые…




Глава седьмая.


1.



- Костя, проснись, вставай, мы проспали! Почти обед! – Лера пыталась растолкать сладко спящего Виноградова. Бурная ночь любви прошла. Брачное ложе не пустовало. Уснули почти на рассвете.
- Куда проспали? Лера, солнышко, куда мы можем проспать? – отмахнулся сонный Костя. – Спи …
- Костя, вставай, нам надо лететь, - девушка проявила настойчивость.
- Куда?
- Вставай. Проснись же, наконец!
- Боже мой, - пилот кое-как приподнял голову и открыл глаза, - Лера, ты издеваешься?
Он ожидал увидеть обнаженную девичью фигуру, склонившуюся над ним, но вместо этого увидел серый неброский брючный костюм, скрывающий всё и вся, кроме прекрасной головы.
- Батюшки! – Виноградов даже вскочил. – Когда ты успела одеться и накраситься?
- Уметь надо. Я уже завтрак приготовила. Марш в ванную и не забудь переодеться. В прошлый раз я кое-что прихватила из твоих вещей. Максимум через час мы должны покинуть этот дом.
- Жалко.
- Дом?
- Да.
- Мне тоже здесь понравилось, но пора менять место дислокации.
- Вот черт, - Виноградов приступил к поиску одежды, которую вчера вечером второпях раскидал по комнате. – Не могла разбудить как-нибудь поласковее?
Девушка на секунду задумалась:
- Нет, - наконец сделала вывод она. – Не могла.
- Вредная.
- Упрямый!
Костя расхохотался:
- Интересно, мы когда-нибудь найдем общий язык?
- Вряд ли, - Лера пожала плечами, - если только ты уступишь или пойдешь на компромисс…
- Да уж. Интересная перспектива, - Виноградов собрал в охапку разбросанные вещи, чмокнул любимого человека в щечку и направился в ванную. Предстояло принять душ, после побриться. А ещё неизвестно какие испытания приготовил новый день. И хорошо, что рядом есть человек, на которого можно положиться.



2.


За завтраком Лера поведала о результатах вчерашней вылазки в город. Ситуация кардинально не изменилась. Сей факт настораживает. Затишье перед бурей. Надо срочно покинуть планету.
- У меня есть пять коммуникаторов, новых, не засвеченных, - сообщила девушка, торопливо орудуя вилкой и ножом. – Ты уже решил кому будешь звонить?
- Надо найти знакомого, желательно нездешнего, - Костя задумчиво пережёвывал бифштекс и поглядывал в окно. – Нужен список транспортных звездолетов, состыкованных с «Реверсом».
- Список подготовлен.
- Хорошо работает твой знакомый.
- Ещё бы. Он ведь был не простым солдатом. Да и друзей у него много.
- А кто он?
- Приятель отца.
- Ясно, - Костя не стал вдаваться в подробности, тем более что Лера не собиралась откровенничать по данному вопросу.
- Бластер у тебя? – неожиданно поинтересовалась девушка, хитро прищурив глаза.
- Ага. Лежит под подушкой.
- Не забудь прихватить с собой.
- Обижаешь. Я ведь тоже когда-то служил в армии.
- Капитан третьего ранга. Планетарная разведка. Если бы не женился на Анне, сейчас бы был капитаном второго ранга. Возможно, командовал бы исследовательским звездолетом. И все девушки провожали бы тебя восторженным взглядом. Бравый офицер, золотые погоны. Планетарная разведка – элита, звучит гордо.
- Тогда бы мы не встретились, - Виноградов усмехнулся.
- Как знать, как знать, - Лера почему-то загрустила. – Всё может быть.
- Слушай, - Костя даже вскочил со стула. – Лера, милая и любимая, ты подбросила мне хорошую идею.
- Да? – девушка удивилась.
- Вот именно. Тебе что-нибудь известно о планете Тлалок?
- Нет.
- Как так? Это же сельскохозяйственный рай? О нем беспрестанно талдычит пресса. Наш экипаж открыл эту планету четырнадцать лет назад. Тогда я был молодым безусым лейтенантом.
- Ты и сейчас без усов, - девушка улыбнулась.
- Верно. Планету приобрел мой тезка, наш командир. Капитан первого ранга Болотников Константин Леонидович. Он уже давно на пенсии, но самое главное…
- Он губернатор Тлалока? – догадалась напарница.
- Ага. Если проберемся на «Вику» нам следует лететь именно на Тлалок. Константин Леонидович нам поможет. Спрячет, в конце концов. Теперь он довольно значимая фигура. Возглавляет перспективную колонию. С его мнением считаются. Земля опекает Тлалок. Кушать всем хочется. А колония в будущем способна прокормить сотни миллиардов человек.
- Но нам нужно вернуть груз властям, а не просто прятаться, - робко возразила Лера.
- Там есть отделение Департамента Национальной Безопасности. А покровительство губернатора не помешает.
- Резонно, - девушка нахмурилась. – Но прежде ещё надо умудриться улететь с Ригеля-7.
- Согласен. Это самое трудное.
Покончив с завтраком, молодые люди быстро собрали немногочисленные пожитки и загрузили их в машину. Лера даже успела повертеться перед зеркалом. Костя лишь улыбнулся, глядя на девушку, занятую своей внешностью. А потом мнимая семейная пара забралась в машину и навсегда покинула уютный уединенный дом для молодоженов.

3.



Лера управляла небесной машиной, а Костя, развалившись в кресле, изучал список транспортных звездолетов, состыкованных с орбитальной станцией «Реверс».
Внизу проплывала любимая зеленая планета, которую Виноградов обожал всей душой. И его душа противилась отъезду. Но разум понимал, что побег самый лучший выход из создавшегося положения. Потом, если осуществится задуманное, когда всё утрясется, теоретически можно будет вернуться. Однако удастся ли? Да и захочется ли?
Виноградов тяжело вздохнул, глядя на необъятные зеленые просторы. Лес. Вот полноводная речка рассекает пополам дремучие многовековые заросли, вот стадо быстроногих нанонсов стремительно и грациозно пересекает луг. Зверей спугнула небесная машина.
- Газели? – удивленно воскликнула Лера.
- Нанонсы, - поправил пилот и вновь тяжело вздохнул. – Совершенно другие животные.
- Костя, ты чего так тяжело вздыхаешь? – девушка нахмурилась. Хмурое выражение лица делало её ещё привлекательнее. – Знакомых нет?
- Не густо. Всего трое. Довериться могу лишь одному.
- Действительно не густо. Позвонишь?
- Пытаюсь вспомнить номер. Мой коммуникатор остался на «Вике».
- А ты позвони кому-нибудь, кто может подсказать номер. В отличие от меня ты фактически дома.
- «Вике» звонить пока нельзя. Зачем заранее раскрывать карты? Вдруг Анна забрала мой коммуникатор? Вот сижу и гадаю с кого бы из знакомых начать…
- Настроение не бодрое. Думаю, ты сейчас стараешься понять кто тебе на самом деле друг, а кто просто так…
- Философия, - отмахнулся Костя и взял в руки первый коммуникатор. – На самом деле мне до смерти не хочется покидать эту планету.
- Да, Ригель-7 напоминает Землю, они сестры-близнецы. Пока единственная похожая планета.
- Дело не в аналогии. Я никогда в жизни не был на поверхности Земли и могу сравнивать две планеты только по видеозаписям. А причина ностальгии проста. Мне здесь нравится. Вот и всё.
- Но надо уехать.
- Надо, - Костя начал набирать номер старого приятеля Поля Бово. Этот номер он помнил наизусть.
Ответили довольно быстро, словно вызов ждали.
- Здорово, - начал разговор Виноградов, стараясь казаться веселым и бесшабашным. – Узнал?
- Привет. Узнал, конечно. Сколько лет, сколько зим! Куда пропал? Вроде давно вернулся…
- Да так. Дела семейные. Плюс коммуникатор на «Вике» забыл. Звоню с чужого аппарата, поэтому отключил изображение. Ты дома?
- Разумеется. Где ж мне ещё быть?
- Не помешал?
- Шутишь?
- Мало ли…
- Нет. Значит ты без средств связи? Отрезан от цивилизованного мира?
- Вроде того.
- То-то весь такой недоступный, - собеседник рассмеялся. – Раза два тебе звонил. На рыбалку собираешься?
- Пока нет.
- Что так?
- Ай, некогда. Слушай, Поль, ты не подскажешь номер Корнелиуса? Без коммуникатора как без рук.
- А что у «Вики» не спросишь?
- Тариф дороже. Да и мой коммуникатор отключен. Ты представь себе процесс… Это надо чтоб «Вика» пригнала робота, который включит аппарат, организует беспроводную связь… да провались… проще кому-нибудь позвонить, тебе, например.
- Ясно, - Поль смеялся почти непрерывно. – Номер у меня должен быть. А разве Корнелиус прилетел?
- Позавчера. Старик, будь добр сбрось его номер. Он мне очень нужен.
- Не вопрос.
- Спасибо. А насчет рыбалки, думаю, через пару дней созвонимся…
- Заметано. А то тоска зеленая одолела. Надоело сидеть в четырех стенах.
- С чего бы вдруг? Ты же не женат…
- Ну, всякое бывает.
- Ладно, вот разгребу воз неотложных дел и разгоню твою грусть-тоску.
- Договорились. Сейчас отправлю сообщение.
- Жду.
Костя отключил аппарат.
- Попал с первого выстрела? – Лера восхищенно покачала головой.
- Ага. Только смутили две странности в поведении Поля.
- Какие? – девушка заранее нахмурила брови.
- У него в комнате кто-то громко сопел.
- И что?
- Поль неисправимый бобыль.
- Может женщина? Или он того…
- Нет. С ориентацией у него всё в порядке. Просто нелюдимый человек. Правда, женщины иногда посещают его дом, но долго не задерживаются…
- А вторая странность?
- Поль почти беспрестанно хихикал. Он так поступает лишь в стрессовой ситуации.
- Ты хочешь сказать, - взгляд Леры внимательно изучал пилота, - что…
- Наступили на мину.
- Выбрось коммуникатор, - сквозь зубы проговорила девушка и заставила машину резко снизиться.
- Куда выбросить?
- В окно.
- Жалко. Хорошая модель, - Костя поспешно открыл окно и вышвырнул аппарат, словно гранату с вынутой чекой.
- Купишь новый.
Виноградов нехотя рассмеялся.
- Что будем делать? – девушка не на шутку забеспокоилась.
- Пока не знаю, думать надо. Есть запасное жильё?
Лера кивнула головой.
- Поехали.
Машина послушно совершила крутой вираж и полетела в противоположном направлении.
Мнимые молодожены даже не догадывались насколько были близки к провалу.
Поль отключил коммуникатор и с опаской посмотрел в надменные глаза маленького человечка, облаченного в мятую белую одежду.
- Мистер Бово, вы молодец, - человечек слащаво улыбнулся. – Справились.
Поль сник. Два здоровенных амбала стояли за его спиной, терпеливо дожидаясь команды шефа.
- Отправьте сообщение мистеру Виноградову, - незваный гость в белой одежде поднялся с кресла-качалки и прошелся по комнате. Квартира, занимаемая холостяком Бово, бедно и небрежно обставлена. Стандартный и безвкусный набор дешевой мебели. Правда, кое-где просматривались бледные штрихи, оставленные заботливой женской рукой. Это результат неудачных попыток человека изменить свою однообразную и почти никому не нужную жизнь.
- А деньги? – воскликнул хозяин дома. – Мы же договорились.
- Разумеется, - человечек властно махнул рукой.
Поль насторожился и начал пятерней нервно приглаживать курчавые волосы.
Амбал достал из кармана пластиковую карточку и нехотя кинул прямо в руки притихшего хозяина квартиры.
- Другой разговор, - Бово бросился к интерактивному домашнему терминалу, решил проверить содержимое кредитной карты.
- Можете не смотреть, - человечек брезгливо поморщился. – Не в моих правилась обманывать.
- Здесь только половина! – Поль отвернулся от монитора терминала и возмущенно уставился на незваного гостя.
- Правильно. Вы сделали полдела. Отправьте сообщение и получите остаток.
- Хорошо, - хозяин квартиры принялся писать сообщение.
- Отлично. То, что надо, - спустя три минуты человечек в белом одеянии взглянул на экран коммуникатора, прочел короткий текст и кивнул головой.
Сообщение отправлено.
- Что ж, мистер Бово, нам пора, - гость направились к выходу.
Полю бы промолчать, но жадность…
- Остаток, - напомнил он.
- Ах, да, - человечек остановился возле двери и обернулся, измерил безразличным взглядом хозяина квартиры, затем махнул рукой подручным. Те достали оружие.
Поль побледнел:
- За что? Вы же…
- Не люблю продажных тварей, - человечек в очередной раз брезгливо поморщился. – А тех, кто продает товарищей, не люблю вдвойне, - потом он обратился к подручным. - Пусть умрет богатым.
Лицо Поля исказил испуг, а руки послушно поймали вторую кредитную карточку…
Вот так завершился короткий жизненный путь Поля Бово.



4.


Небесная машина приземлилась возле уединенного поселка недалеко от океанского побережья. Живописное озеро, заросшее по берегам темно-зеленой сочной травой, удивило поразительно спокойной водной гладью. Тишина и благодать. Щебечут птички, прячась в кронах вековых деревьев. По едва заметной тропке неторопливо бредет задумчивый рыбак, возвращаясь в поселок. Пухлые бесформенные облака застыли на небосклоне, заслонив собой солнце. Штиль. Красота.
- Эх, махнуть бы утром на рыбалку, - Виноградов сладко потянулся и вылез из машины, осматриваясь. Он остановил мечтательный взор на зеркальной поверхности озера, после тяжело вздохнул.
- Размечтался, - Лера рассмеялась, подав Косте две дорожные сумки. – Завтра будет дождь.
- У природы нет плохой годы.
- И охота тебе торчать под дождем, кормя зловредных насекомых?
- Ничего ты не понимаешь, - пилот вновь тяжело вздохнул, взял сумки и направился в сторону ближайшего дома.
- Куда уж мне, - Лера последовала за любимым человеком. – Можешь весь день пялиться на поплавок, если тебе это занятие больше нравится…
Костя рассмеялся:
- Шучу. Я лучше с тобой останусь. Ты ведь всё равно на рыбалку не пойдешь…
- Не пойду. Не романтик. Утром лежа в кровати и укрывшись одеялом, я чувствую себя гораздо уютнее.
- Кто бы сомневался, - Виноградов открыл дверь и пропустил девушку вперед.
В широком холле, оформленном в средневековом стиле, рядом с огромным камином людей терпеливо дожидался робот, облаченный в какую-то старинную одежду. Трудно сказать к какой конкретно эпохе и культуре она относилась. Что-то действительно похожее на земное средневековье. Камзол, ботфорты, треуголка, бутафорская шпага…
- Добрый день. Добро пожаловать, - радостно воскликнул робот и заученно снял с головы треуголку, махнул ею в воздухе, изображая радушное приветствие. – Наше скромное заведение готово предложить вам максимально комфортный отдых в лучших английских традициях рубежа семнадцатого и начала восемнадцатого веков.
- Ого, - на всякий случай воскликнул Виноградов, правда, всё вышесказанное абсолютно не произвело на него должного впечатления. Наверное потому, что пилот совершенно не знал историю Англии. Возможно, нечто подобное ему преподавали в школе, но это было очень давно.
- Извините, мы немного опоздали, - в разговор вступила Лера.
- Ничего страшного, - искусственная мимика робота старательно изображала улыбку, к слову сказать, довольно глуповатую. – Вы ведь мистер и миссис…
- Чедвик, - поспешно докончила девушка. – Я – Памела, а это Эдвард, мой супруг.
- Очень приятно мистер и миссис Чедвик. Мы ждали вас. Располагайтесь. Мы постараемся сделать всё от нас зависящее, чтобы вам у нас понравилось. Программа обширная. Экскурсии, тематические вечера, а гвоздь программы – двухдневный круиз на настоящей парусной шхуне. Мужчины смогут испытать себя в качестве средневековых матросов. Солёный ветер, паруса, морской бой, пираты…
Спустя пять минут Костя понял, что пора выпроваживать надоедливого робота. Его рекламная акция могла продлиться до самого вечера. Видимо Леру посетила та же мысль. Она довольно ненавязчиво, но настойчиво вытолкала робота, пообещав прийти сегодня вечером в паб, где должны собраться все отдыхающие. А администрация детально расскажет о культурной программе и ответит на многочисленные вопросы вновь прибывших гостей. Разумеется, вопросы возникнут.
- Фу, - Лера закрыла за роботом дверь, и устало повалилась на диван. – Ну и навязчивый же здесь сервис.
- Это что за чудо? – Костя пристроился рядом и обнял любимого человека. – Куда мы попали?
- Ты здесь ни разу не отдыхал?
- Нет. Упаси Боже.
Девушка рассмеялась и опустила голову на Костино плечо.
- Всё когда-нибудь происходит впервые, - философски рассудила она. – Зато будет что вспомнить.
- Это точно. Особенно битву со средневековыми флибустьерами.
- Кому чего. Я имела в виду кое-что другое.
- А-а-а, - догадался Виноградов и поспешно поцеловал любимую.


5.


Маленький человечек, одетый в мятую белую одежду неторопливо прошел по длинному темному коридору и остановился возле массивной двери, ведущей в покои всемогущего Лахмы. Охрана без лишних вопросов пропустила позднего гостя.
В покоях так же темно, как и в коридоре. Деталей аскетичного интерьера не разобрать, лишь виден белый полупрозрачный полог, за которым горит тусклый свет настольной лампы, выхватывая из мрака ночи неясные контуры фигуры, спрятанной за пологом. Обитатель обширных покоев сидит за столом и вероятно читает старинную книгу. Самую настоящую пухлую бумажную книгу.
Человечек приблизился к зыбкой преграде, но преодолеть её не посмел, а остановился в двух шагах от полога и застыл в низком поклоне, демонстрируя безмерное почтение.
- Пришел? – раздался низкий старческий голос. Тень за пологом зашевелилась.
Гость не посмел ответить, лишь ещё ниже склонил голову.
- Как продвигаются поиски?
- Ищем, ваше…
- Долго возитесь. Наши друзья ждут результата. Они обеспокоены.
- Мы делаем всё возможное.
- До меня дошли слухи, что Департамент Национальной Безопасности начал проявлять интерес к нашему мероприятию. Мы не можем огорчить друзей. Мы должны им помочь.
- Да, ваше…
- У вас есть три дня для устранения помех, возникших на пути праведного деяния. Потом будет поздно. Друзья активируют систему самоликвидации контейнеров. Я не знаю когда она сработает, но в любом случае в глазах сподвижников мы будем выглядеть не самым лучшим образом.
- Понимаю, ваше… Приложу все усилия и разрешу неприятный инцидент.
- Старайся. Иди.
Человечек попятился задом к выходу, не переставая кланяться. А оказавшись в коридоре, выпрямился, покачал головой и понуро зашагал к выходу.
Его люди, используя всевозможные ухищрения, обширные связи пытаются найти одного единственного человека. Но не везет с самого начала. Виноградов как сквозь землю провалился. Может и вправду ушел в леса, затаился в чащобе, как однажды предположил Гейдер? Но ведь ему, безусловно, кто-то помогает. И этот кто-то – адвокат Лера Лайер. Наш бывший сподвижник, а теперь смертельный враг. Не простила девушка Лахму, не простила. Однако вдвоем они бы долго не продержались. Присутствует ещё одна таинственная сила. Чувствуется рука могущественного покровителя. А вот кто этот таинственный покровитель, имеющий возможности как минимум равные людям Лахмы? Загадка. Трудная загадка уже давно не дает покоя. Она не просто настораживает и вызывает беспокойство. Она заставляет крепко призадуматься. Не земные ли спецслужбы готовят западню? Нет, конечно, нет. Лайер сама по уши в дерьме. Она не обратится к властям. Да и Лахма знал бы об этом. В данном случае попахивает самодеятельностью, но руководит операцией профессионал. Надо тщательнее проверить связи мисс Лайер. Именно её знакомые помогают беглецам. Конечно, ничего страшного, но очень трудно избавиться от навязчивой мысли, что тебя постоянно рассматривают через увеличительное стекло, будто букашку и знают наперед каждый твой шаг. Ведь стоит выйти на след Виноградова, как он тут же исчезает. Кто же ему помогает? Вот в чем вопрос. Дом для молодоженов опустел всего за полчаса до прибытия людей Лахмы. Чай на кухне не успел остыть. Опытный противник ставит палки в колеса. Как же его обнаружить и переиграть? Даже столь удачная завязка с Бово провалилась. Виноградов каким-то шестым чувством распознал подвох. Либо Поль Бово не совсем законченный подонок и умудрился предупредить товарища. Впрочем, какая теперь разница? Надо вновь начинать сначала. Впереди ждет рутинная работа. Предстоит перелопатить массу ненужного материала. И ещё, прямо сейчас следует пнуть Гейдера под упитанный зад. Пусть со своей ненаглядной выдумывают что угодно, хоть кражу, хоть бракоразводный процесс с последующим разделом имущества, но подключают к поискам полицию. Иначе Виноградова не достать. А тут хоть ряженые пугала поспособствуют. Будет больше информации. Полицейские умеют загонять дичь посредством тотальной облавы. Можно назначить вознаграждение за информацию о местонахождении Виноградова. У простого обывателя появится стимул. Этот вариант тоже надо задействовать.


6.


Паб или иначе public house - публичное место встретил чету Чедвиков неповторимым уютом и приглушенным людским гомоном. Английский стиль в интерьере – это элегантность, сдержанная роскошь и простота. Традиционный потолок в средневековом стиле, разделенный на квадраты толстыми деревянными балками, нависает над головой, но не портит общего впечатления. Привыкаешь быстро. А ниже в глаза бросается далеко не средневековая обстановка, но тоже скопированная из прошлого. Богатые ковры на полу, тяжелые бархатные портьеры, деревянные лакированные столы, выстроенные в ряд, плюс шикарный мягкий уголок в дальнем углу зала. Правда, диван занят. Кто-то уже успел познакомиться и беззаботно болтает на извечные темы. Три нарядных болтушки, восседающие на диване, положив сумочки на колени, поочередно рассказывают друг другу истории, побудившие их приехать именно сюда. Мужья стоят в сторонке, печально поглядывая в сторону стойки бара, и перемигиваются со скучающим роботом-барменом. Около тридцати человек, преимущественно молодые семейные пары, придирчиво разглядывают каждого вновь прибывшего. Вероятно, даже комментируют.
Чета Чедвиков осмотрелась и присела за свободный столик. Эдвард хотел включить маленькую настольную лампу с белым абажуром, украшенную затейливым индийским орнаментом, но супруга легким артистичным жестом попросила не делать этого.
Постепенно присутствующие потеряли интерес к новой супружеской паре и перестали их замечать. Вот теперь можно заняться детальным осмотром помещения и гостей. Именно этим и занялась Памела. А Эдвард больше уделял внимание молодой жене, но не гостям питейного заведения.
- Надеюсь, мы не встретим здесь знакомых, - прошептал он.
Памела покачала головой.
- Надо доверять моему знакомому, - ответила она, теребя салфетку. – Он учел этот нюанс.
- Дай бог.
Наконец появились представители администрации. Молодая и жизнерадостная девица в темном платьице. Каскады длинных русых волос ниспадали вниз и, кажется, немного мешали девушке. Она постоянно поправляла прическу. За ней следовал лысый мужчина плотного телосложения с необычайно живым и выразительным взором. Он был на голову выше спутницы.
- Отец и дочь, - сделала вывод Памела, слегка поморщившись. – Семейный бизнес.
- Тебе виднее, - согласился супруг. – У тебя глаз наметанный.
Лысый мужчина поприветствовал собравшихся, поблагодарил за то, что молодежь остановила свой выбор на его скромном заведении и решила отдохнуть именно здесь, а не где-нибудь на стандартном курорте, пообещал всем незабываемых и приятных впечатлений, после перешел к детальному изложению программы мероприятий. В первой половине дня отдыхающие предоставлены сами себе и могут заниматься всем, чем только заблагорассудится, а после обеда всех ждет развлекательное мероприятие. И так до самого вечера с перерывом на ужин. В основном мероприятия будут проходить на свежем воздухе, конечно, если свои коррективы не внесет погода. В это время года дожди хоть и часты, но идут преимущественно ночью. В любом случае, занятие всегда найдется, даже во время дождя. После трех дней адаптации гостей ждет двухдневный туристический поход по лесу. Ночевка в палатке, готовка пищи на костре. Всё это густо замешивалось на традициях и образе жизни Британии конца семнадцатого и начала восемнадцатого веков. Правда в то время британцы вряд ли бесцельно бродили по лесу в поисках приключений. Ну, да ладно. Это ведь отдых на лоне природы, стилизованный под старину. Эдвард так и не понял почему был выбран именно вышеуказанный исторический период, но переспрашивать не стал. Зачем выглядеть белой вороной и привлекать к себе лишнее внимание? Ясно одно: отдых в данном заведении так же далёк от традиций Англии, как сама Англия далека от Ригеля-7. В качестве эффектной концовки под занавес предлагался двухдневный круиз на парусной шхуне, ведь океан находится всего в пяти километрах от туристической базы. Причем гостям предлагается не просто банальный круиз, а целый костюмированный спектакль по мотивам знаменитого романа Р. Л. Стивенсона «Остров сокровищ». Гости смогут попробовать себя как в роли пиратов, так и благородных людей. Бунт на корабле, остров тоже присутствует, причем недалеко от берега и самый настоящий, да и сундук с сокровищами найдётся.
Но данное событие произойдет только через неделю. Эдвард недовольно покачал головой. Вряд ли они с Памелой проживут здесь неделю. Вряд ли.
Разочарования супруга не произвели на Памелу должного впечатления. Она лишь едва заметно улыбнулась. Подумаешь, вымышленные карикатурные пираты. Тут настоящие на хвост наступают. Не о том думаете, мистер Чедвик. Не о том…
После завершения основной части мероприятия хозяин предложил гостям выпить по кружечке прекрасного самодельного пива. Эксклюзив. Такого напитка больше нигде не предложат. Угощение подается за счет заведения, точнее, уже включено в стоимость путевки. Плюс традиционные английские закуски к пиву: свиные ребрышки, маринованные яйца, а также чипсы и орешки.


7.


- Босс, вас вызывают, - здоровенный детина подал маленькому тщедушному человечку коммуникатор.
Тот поспешно взял аппарат.
- Слушаю, - коротко произнес он. – Хорошо. Сейчас буду. Возвращаемся, - последнее слово предназначено пилоту.
Небесная машина кое-как развернулась в вечернем небе, стараясь не нарушать правила воздушного движения, и втиснулась в плотный транспортный поток, стремительно несущийся в сторону окраины. Лахма приказал человечку вернуться. Что-то произошло. И, по всей видимости, событие неприятное, может быть даже из ряда вон выходящее.
Человечек пригладил волосы, растрепанные встречным воздушным потоком и откинулся на спинку кресла. Двадцать семь минут полета. Можно вздремнуть. Ведь, скорее всего, этой ночью спать не придется.

***

Лахма по-прежнему прятался за пологом. Человечек никогда в жизни не видел лица идейного руководителя, равно как и большинство единоверцев. Что поделаешь, тому виной конспирация. Он второй раз за вечер согнулся в смиренном поклоне и приготовился выслушать Лахму, не то человека, не то полубога, таинственного кукловода, контролирующего разум миллионов людей на Ригеле-7.
- Наши друзья, - тихим голосом начал Лахма, - сообщили пренеприятнейшее известие. Инспектор Том Аллисон жив.
Весть удивила человечка, он даже распрямил спину и недоуменно уставился на полог, после спохватился и вновь опустил голову до уровня колен.
- Я видел его труп, - возразил в ответ человечек.
- Не ты один. Однако это была имитация. Мы долго искали мотив и соответственно убийцу инспектора. Пытались понять смысл происходящих событий, но тщетно. Теперь всё стало предельно ясно. Том Аллисон вовсе не тот за кого себя выдает. Наши друзья с Полита смогли добыть сверхсекретную информацию из кадрового архива Главного Управления Департамента Национальной Безопасности. Майор восьмого отдела Джордж О`Брайн и Том Аллисон одно и то же лицо. И этот офицер в настоящий момент находится на Ригеле-7.
- Восьмой отдел? – не удержался человечек.
- Да. Восьмой отдел - это наши непосредственные оппоненты. Ситуация угрожающая. Им известно многое, в том числе и о фирме «Транспортные перевозки без границ». Нужно отрубить щупальца, тянущиеся в нашу сторону.
- Я понял.
- Иди и не мешкай.
Пятясь задом и не поднимая головы, человечек, облаченный в белую мятую одежду, покинул покои всемогущего Лахмы. А спустя пять минут он уже летел в сторону пригорода, застроенного фешенебельными особняками, и торопил помощника, который пытался связаться с Дейвом Гейдером.
Солнце скрылось за горизонтом. Стало прохладно. Ночь уже приготовилась вступить в свои законные права, а на небосклоне появились первые, пока ещё робкие мерцающие звезды.



8.


- А пиво у них отменное, - даже Памела по достоинству оценила вкус изумительного темного напитка. – Но ребрышки явно не свиные. Жалкая имитация.
- Да брось ты, - Эдвард улыбнулся. – Большинство отдыхающих никогда в жизни не пробовали натуральную свинину.
- Разумеется, - супруга согласилась. – Ни один землянин не полетит на Ригель-7 с целью отдохнуть в британском стиле. Это глупо, ведь Британия находится на Земле. Так что наша замечательная компания явно родом не из Солнечной системы. Чем хозяева и пользуются. Выдумывают разную чепуху.
- Пройдёмся вокруг озера? – неожиданно предложил супруг.
- Давай. Погода шикарная. Тихо. Не холодно. Воздух свежий. Правда ночью как всегда пойдет дождь.
Молодые люди, держась по-ребячески за руки, свернули с мощеной дорожки на едва заметную тропку, ведущую к озеру, и углубились в лес.
- Интересно, как долго мы здесь пробудем? – Эдвард шел впереди, отгоняя назойливых насекомых. Девушка следовала позади, иногда озиралась по сторонам и не выпускала руку любимого человека. Страшновато в темных лесных дебрях.
- Пока не поймают, - мрачно пошутила она.
- Ну и настроение у тебя…
- Ты меня в лес завел. Тут неуютно и сыро. Могли бы пойти как все нормальные люди, по дороге. А мы вместо этого кормим целую тучу кровожадных летающих тварей. Ты только обернись. Смотри сколько их.
- Да уж, Лера, ты не романтик…
- Памела, - поспешно поправила девушка.
- Здесь никого нет.
- Даже у ветвей есть уши.
- Что-то не заметно.
- Я не шучу. Пока мы здесь живем, не вздумай называть меня настоящим именем, даже во сне.
- Вот этого я гарантировать не могу. Сплю очень крепко и вряд ли себя услышу…
- Болтун, - девушка надулась и хлопнула свободной ладошкой мнимого Эдварда по спине. – Иди быстрее.




***

Раннее утро. Моросит мелкий дождь, лениво стуча по крыше. Низке тучи полностью пленили небо, заслонив собой восход солнца. Земля размокла. Дождевые капли, падающие с умопомрачительной высоты, ежесекундно бомбардируют мелкие лужицы перед домом.
Молодожены, обнявшись, преспокойно спят на широкой старинной кровати, украшенной высокими резными спинками.
- Проснитесь, к вам пришли, - тихонько уведомил дом и начал транслировать голос незваного визитера. – Мистер Чедвик, откройте. Это очень важно. Скорее…
Мужчина и женщина вскочили, удивленно и немного испуганно уставившись друг на друга.
- Кто там? – спросил мужчина, поспешно одеваясь.
Женщина накинула халат прямо на голое тело и помчалась в холл.
- Это я, Нэнси Хоуборт, откройте пожалуйста, меня прислал отец.
- Открыть дверь, - скомандовал мужчина и тоже направился в холл, на ходу натягивая рубашку.
Длинноволосая девушка, дочь хозяина туристической базы буквально ворвалась в дом, размахивая мокрым зонтом. Длиннополый непромокаемый плащ скрывал под собой цветастую пижаму.
Костя лишь покачал головой, вертя бронзовую статуэтку непонятно как оказавшуюся в руках. Вне всякого сомнения, очень важное событие заставило юную красавицу покинуть уютную постель и бежать через весь поселок, да ещё в такую мерзкую погоду. Лера, скрестив руки на груди, выжидательно застыла у лестницы, ведущей на второй этаж.
Гостья смело прошла вглубь просторного холла, бросила взгляд на старинный хронометр и приказала дому включить монитор, висящий на стене и замаскированный под обыкновенную картину, изображающую летний пейзаж. Круглосуточный новостной канал передавал прогноз погоды.
- Смотрите. Сейчас…
Бодрая и смазливая ведущая, наконец, завершила содержательный рассказ о хитроумных перемещениях циклонов и антициклонов, пообещала очередной дождь в конце дня, хотя по ее мнению днем распогодится и выглянет долгожданное солнышко.
- Мы прервемся для передачи экстренного сообщения, - на экране появилась другая дикторша. – Криминальная полиция разыскивает Виноградова Константина. Ему инкриминируют двойное убийство. Вчера вечером в своем загородном доме был убит директор известной транспортной фирмы «Транспортные перевозки без границ» Дейв Гейдер. Так же удалось опознать тело второй жертвы. Это Анна Виноградова, супруга подозреваемого. Подробности не сообщаются, но, судя по официальному заявлению полиции, убийство совершено на почве ревности. На оружии, найденном в доме, обнаружены отпечатки пальцев подозреваемого. Полиция начала расследование. За любую правдивую информацию о местонахождении Константина Виноградова будет выплачено вознаграждение в размере…
- Не может быть, - только и смог выдавить из себя Костя. Послышался приглушенный удар. Это статуэтка выскользнула из рук и упала на пол, прямо на ковер.
Лера оставила свой пост возле лестницы и бросилась к монитору.
- Скоты, - сквозь зубы процедила она.
Между тем на экране крупным планом появилась фотография скромно улыбающегося пилота Виноградова. А дикторша красочно описывала приметы подозреваемого. Затем досталось Лере. Её классифицировали соучастницей преступления и тоже объявили в розыск.
- Крутят уже четвертый раз, - печально проговорила Нэнси. – Вам надо уехать и как можно скорее.
Костя не мог говорить, его душу захлестнули эмоции. Он, наконец, понял, что окончательно потерял жену, да и четыре года жизни тоже. Буквально вчера беготня и прятки ему казались сном, игрой, а не грозной реальностью. Упрямая мысль постоянно твердила, что скоро неприятности закончатся. И вот теперь Виноградов окончательно проснулся, спустился с небес на грешную землю. Шутки закончились. Враг начинает убивать. В тот момент Костя ещё не знал о смерти Поля Бово. А убийство законной супруги, пусть и предательницы, его окончательно отрезвила.
- Почему ты нам помогаешь? – Лера с интересом рассматривала девчушку.
- Отец попросил. Он сказал, что вы физически не могли убить этих людей. В тот момент вы находились в пабе, а после гуляли вокруг озера. Я вас видела. Вы не могли так быстро перелететь на другой конец материка, а затем так же быстро вернуться.
- А твой отец умный человек, - Лера хмыкнула. – И всё же, почему вы нам помогаете? Ведь так просто сообщить о нас полиции и получить солидное вознаграждение.
- Не всё измеряется деньгами, - девушка даже обиделась. – Мистер Виноградов однажды помог моему отцу. Возможно, он этого не помнит. Три года назад никто не хотел везти на Землю человека, заболевшего неизвестной болезнью. Это теперь известно что за странный недуг поразил моего отца, чем он вызван и как лечится. А тогда все шарахались от нас, как от чумных. Мистер Виноградов вез какой-то груз на Землю и согласился взять с собой отца и маму, причём бесплатно. Отец помнит вас, а вы наверняка забыли.
- Черт возьми, - мужчина тяжело вздохнул и поднял статуэтку. – Я не видел лица… Твой отец лежал в специальной карантинной капсуле. Я не заглядывал, честное слово…
- Он сразу узнал вас. А когда начали транслировать сообщение… Он рано встает, на рассвете… Уходите отсюда, скоро проснуться остальные…
Девушка практически умоляла.
- Да, конечно, спасибо за помощь, - Лера бросилась к лестнице. – Мы лишь соберём вещи.
- Спасибо тебе, - Костя подошел к девушке и обнял. – И передай отцу…
- Да. Я всё понимаю. Бегите, пока не поздно.
Виноградов кивнул головой и помчался помогать Лере.


9.


А вчера поздно вечером маленький тщедушный человечек созвонился с Дейвом Гейдером, прилетел к нему домой и, оставив подручных в машине, приказав ждать сигнала, неторопливой походкой поднялся на крыльцо. Здесь его встретил молчаливый охранник. Человечек подал охраннику едва заметный сигнал, после вошел в распахнутые двери. Шикарной особняк встретил его изысканной обстановкой, дорогой мебелью и ярким освещением холла.
Гейдер, накинув домашний халат, ждал неожиданного гостя возле мраморной лестницы, ведущей на второй этаж. Выражение его лица красноречиво свидетельствовало о том, что хозяин дома совсем не рад видеть гостя, да ещё в столь поздний час.
- Добрый вечер, мистер Гейдер, - поприветствовал с порога визитер.
- Да уж, - Дейв лишь поморщился. – Поднимемся в кабинет.
- Хорошо. Разговор конфиденциальный.
Мужчины поднялись на второй этаж. Возле дверей, ведущих в кабинет, Гейдер немного задержался. Справа, в глубине узкого коридора он заметил силуэт молодой женщины. Полумрак скрывал черты лица, но не трудно догадаться, что это была Анна Виноградова.
- Дейв, - встревожено произнесла она.
- Милая, ложись, я скоро приду, - Гейдер бодро улыбнулся и пропустил гостя в кабинет. – Решим кое-какие дела. Я не задержусь.
Хозяин дома тоже скрылся в кабинете, дверь захлопнулась. Женщина немного подождала, но из кабинета в коридор не просочилось ни единого звука. Тогда она торопливо направилась в свою спальню. Неспокойно на душе. Визит этого мерзкого маленького человечка всегда вызывает беспокойство.
Анна зашла в спальню и села на краешек кровати. Пальцы нервно теребили одеяло. Женщину ведь не обманешь. Шестое чувство открытым текстом передавало сигнал опасности. Анна, подчинившись внезапному порыву, кинулась к трельяжу, долго рылась в ящике, раскидывая косметику и, наконец, извлекла на свет божий искомый предмет. Оружие блеснуло никелированной поверхностью. Затем женщина бросилась к платяному шкафу, открыла его, извлекла дорожный костюм и начала лихорадочно переодеваться, сбросив с себя домашний халат и сорочку. Через пару минут она была готова.
Окно в спальне долго не желало открываться. Но, в конце концов, поддалось, и в комнату устремился поток теплого, немного сырого воздуха, наполненного запахом свободы.
В этот момент дверь, ведущая в спальню открылась, и на пороге появился слащаво улыбающийся человечек в мятой белой одежде. Он внимательно смотрел в испуганные глаза молодой женщины. Человечек всё понял, кинулся к жертве, даже успел вытащить бластер…
Анну действительно сковал страх. Слащавая улыбка врага не предвещала ничего хорошего. Однако спустя мгновение ненависть, вспыхнувшая в груди женщины, переборола животный страх. Дамский бластер выплюнул сгусток смертоносной энергии. Человечек не успел издать ни единого звука, споткнулся, не добежав двух метров до цели, и повалился на пол, волею судьбы превратившись из хищника в жертву.
Анна непростительно долго стояла в оцепенении, не могла пошевелиться, лишь смотрела в потухшие глаза поверженного врага. Однако всё тот же страх заставил её сорваться с места и начать действовать. Женщина в панике бросилась к окну и, используя в качестве лестницы пластиковый каркас, поддерживающий разросшийся плющ на внешней стене дома, начала быстро спускаться вниз. Но на этот раз удача отвернулась от Анны Виноградовой. Едва её ноги коснулись мощеной дорожки, откуда-то из темноты на голову женщины обрушился страшный удар. Беглянка мгновенно потеряла сознание и упала на землю. Один из подручных всемогущего Лахмы, дежуривший во дворе, взвалил хрупкое тело на плечо и поспешно понёс в дом.
Затем люди Лахмы имитировали убийство, преподнеся факты в нужном им ракурсе. Обнаженные тела Гейдера и Анны уложили в кровать. А дамский бластер – орудие преступления - предусмотрительно оставили на полу. Полиция обязательно обнаружит на стволе случайный отпечаток указательного пальца Кости Виноградова, который убийца второпях не удосужился стереть, либо просто не знал о его существовании. Все прочие следы, в том числе отпечатки на ручке бластера и записи охранной системы, были заботливо уничтожены.
Даже если полицейские обнаружат подвох, а они его обязательно обнаружат, всё равно Виноградов останется главным подозреваемым. Ведь следы заметали два человека. Сам Виноградов и какой-то таинственный соучастник. Следовательно, Лера Лайер, Костина любовница, тоже попадает под подозрение. А где конкретно были убиты Дейв и Анна и почему их после перенесли на кровать, это уже детали. Мотив, побудивший Костю пойти на преступление, вполне очевиден. Имущественный вопрос. Если супруги, Костя и Анна, ныне живущие врозь, захотели бы развестись, им бы обязательно пришлось делить совместно нажитое имущество. Звездолет «Вика-3» стоит немалых денег. Для Виноградова продать его и поделиться с женой вырученными деньгами – всё равно, что лишиться главного занятия в жизни. На свою долю, доставшуюся от раздела имущества, он не сможет купить аналогичный звездолет. Если только какой-нибудь старый-престарый… Но зачем делиться, когда так сильно хочется иметь всё и сразу? А тут ещё у Кости любовница появилась, которая умет давать советы, тихонько шепча на ушко по ночам…
Так что ситуация сложилась не в пользу пилота Виноградова.



10.



Костя небрежно закинул в салон дорожные сумки и буквально запрыгнул в кресло, захлопнув за собой дверь. Лера активировала левитационный привод машины и, используя ручное управление, резко потянула штурвал на себя. Покорная машина предупредительно запищала, уведомляя о недопустимом режиме работы, но всё же резво взмыла ввысь. Только когда земля осталась далеко внизу, а низкая облачность нависла прямо над головой, Лера облегченно вздохнула и позволила себе вытереть лицо, намокшее от дождя.
- Что будем делать? – девушка обратилась к Виноградову. Её усталые глаза могли вызвать лишь сочувствие.
- Спрячемся где-нибудь? Нас можно вычислить по машине?
- Нет. Взята на прокат подставным лицом.
- Но кто-нибудь из отдыхающих мог запомнить номер.
- Могли, - Лера насупилась. – Возьми штурвал. Мне надо позвонить, - она достала коммуникатор.
- Хорошо. Может твой знакомый что-нибудь подскажет, - беглецы поменялись местами. – Только дело дрянь. Найдутся доброжелатели, которые при первой же возможности сдадут нас полиции.
- И что ты предлагаешь?
- Надо улететь с планеты, причем срочно.
- Как?
- Позвоню «Вике». Она пришлет посадочный модуль.
- Ты с ума сошел! – возмутилась девушка. – Нам не дадут улететь, перехватят на низкой орбите.
- Это мы ещё посмотрим.
- Не глупи. У нас нет шансов. Так мы точно попадемся.
- Нет, - Костя выхватил коммуникатор из рук Леры и начал лихорадочно набирать номер.
- Прекрати. Что ты делаешь? Отдай! – девушка пыталась отобрать аппарат.
- Подожди, - Виноградов одной рукой отбивался от Леры. – Не шуми. Лучше держи штурвал или включи автопилот. «Вика»? Привет. Ждала? Вот как? Отлично. Я и позвонил. Разгрузка завершена? Хорошо. Да, дела у нас не очень. Ты в курсе? Тем лучше. Поставили полицейских у люка? Скверно. Ну, ладно. Высылай посадочный модуль. Остров Черные камни. Координаты, - Костя бросил взгляд на экран навигатора, - пятьдесят четыре градуса, двенадцать минут, девятнадцать секунд северной широты и сорок девять градусов, одиннадцать минут, шесть секунд восточной долготы. Да, я уверен, что там можно приземлиться. И ещё, как только мы стартуем, постарайся по возможности быстрее перехватить нас. Придется отстыковаться. Да, прямо сейчас. Удачи. Жду.
Лера долго молчала, глядя вдаль сквозь мокрое лобовое стекло.
- Верни коммуникатор, - наконец потребовала она.
- Лера, ну что ты такая грозная? – Костя улыбнулся.
- Ты знаешь, что нас за такие шуточки…
- А об обвинении в убийстве ты уже забыла? На нас натравили всю полицию Ригеля-7. Несанкционированная посадка – детская шалость по сравнению с убийством.
- И как только «Вика» тебе доверяет?
- Спроси у неё. Я не знаю, - Виноградов пожал плечами, сосредоточившись на управлении.
Лера позвонила частному детективу, в общих чертах рассказала о своих бедах. Тот был в курсе событий. А идею Виноградова назвал абсурдной. Однако, по его словам, уже поздно покидать океанское побережье. Полиция направила туда все свои резервы. Буквально через пятнадцать минут появится авангард, состоящий из местных полицейских. Две-три машины. Прячьтесь на острое. Таков вердикт. Выиграете время. Но траекторию посадочного модуля обязательно вычислят. И тогда полицейские обнаружат ваше местоположение. Тут уж кто быстрее. В любом случае шансы на побег невелики, ведь на орбите беглецов будут поджидать сторожевые корабли. Так или иначе, но поимки не избежать. Поэтому частный детектив сосредоточит свои усилия на освобождении будущих подследственных, благо есть надежные свидетели. Но их ещё надо уговорить дать показания и обязательно следует охранять. Одним словом, господа беглецы, можете сдаться в руки полиции прямо сейчас, а можете слегка повоевать на орбите. Это дело вкуса.
Лера отключила аппарат, отшвырнула его в сторону и тяжело вздохнула.
- Дорогая, не вздыхай, прорвемся, - Костя тоже был не весел, но не собирался сдаваться просто так. - Возле розовой планеты у нас тоже не было шансов. Однако…
- Это Ригель-7. Здесь куча сторожевых кораблей, - мрачно проговорила девушка и откинулась на спинку кресла. – Нам хватит и одного.
- Лера, мы что-нибудь придумаем. Выше нос, - пилот направил машину к земле.
Таинственный необитаемый остров встретил людей плотным сказочным туманом. Видимость ограничена десятью метрами. Зато дождь остался где-то далеко, на материке. Небесная машина осторожно, будто действуя на ощупь, опустилась на каменистый кряж, выключила огни и замерла, затаившись в тумане. Лишь шум набегающей волны периодически нарушал тишину, да и то скорее ласкал слух и убаюкивал.
Беглецы долго молчали, глядя в туман сквозь лобовое стекло. Они боялись покинуть машину. Ведь случись чего без машины с острова не убежать. А туман пока не собирался рассеиваться. Он как мог помогал беглецам. Скрывал их от враждебного человеческого ока. Медленно тянулись минуты ожидания. Казалось, время замедлило бег.
- Зачем они убили их? – вдруг выдавил из себя Виноградов. – Это из-за нас?
- Нет, Костя, - печальный взгляд девушки рассматривал пелену густого тумана. – По всей видимости, власти наступили Лахме на пятки. Убийство инспектора Аллисона не могло остаться незамеченным. Он расследовал инцидент у розовой планеты. Не так уж трудно связать воедино факты. Если это удалось сделать моему знакомому, то властям ещё проще докопаться до истоков преступления. У них больше возможностей. Так что Лахма избавился от опасных свидетелей. Хотя Гейдер ему был нужен. Но им пожертвовали ради сохранения конфиденциальности. А нас просто-напросто подставили. В полиции много людей, подконтрольных Лахме, да и в местном отделении Департамента Национальной Безопасности таковые найдутся. Поэтому нам нельзя сдаваться. Иначе…
- Да. Всё началось с этого проклятого груза…
- Ошибаешься. Твои неприятности начались с предательства Анны и Гейдера.
- Черт возьми, ну почему? Как это вообще возможно? Люди, с которыми я…
Костя не успел договорить. На горизонте замаячили размытые жёлто-зелёные пятна противотуманных прожекторов.
- Они нашли нас, - упавшим голосом простонала Лера.
Виноградов достал бластер.
- Ты с ума сошел. Убери оружие. Нас убьют.
- Пусть только попробуют, - пилот отогнал мрачные мысли и поспешно покинул машину. – А если это не полиция?
Лера последовала вслед за Костей. Тяжелый сырой воздух обступил со всех сторон. Девушка зябко повела плечами и, оббежав машину, застыла рядом с любимым человеком. Взгляды беглецов были прикованы к светлеющему небу. Пройдет максимум полчаса и туман рассеется.
А огни прожекторов, хаотично рыская по небу, медленно, но неумолимо приближаются к необитаемому острову. Скоро беглецов обязательно заметят.
Лера, подчиняясь какому-то непонятному инстинкту, прижалась к любимому человеку. Костя одной рукой нежно обнял девушку. Вторая рука обхватила рукоятку бластера.
И тут откуда-то сверху, словно по велению создателя, снизошло долгожданное избавление. Послышался нарастающий гул. Нечто темное и массивное падало с неба. Вспыхнуло ослепительно белое зарево, сразу осветившее полнеба. Планетарные двигатели окончательно гасили скорость. Бесформенное огненное существо, демонстрируя свою мощь, плавно опускалось на клочок суши посреди беспокойного океана.
Люди зажмурились от яркого света, мгновенно разогнавшего туман. Оглушительный грохот заставил беглецов закрыть руками уши, пригнуться к земле, спрятавшись за машину.
Между тем белый огонь коснулся поверхности земли, застыл на месте, а спустя несколько секунд и вовсе исчез. Смолк нестерпимый грохот. Туман почти рассеялся. Видимость улучшилась. Люди покинули импровизированное убежище и со всех ног помчались к неясному силуэту пирамидального посадочного модуля, застывшего на каменистом плато всего в двухстах метрах от машины.
Но не так-то просто преодолеть двести метров, карабкаясь вверх по скалистым выступам, оббегая валуны и перепрыгивая через бесконечные, узкие, но довольно глубокие каверны. Виноградов чуть не подвернул ногу, расцарапал руку, едва не выронив оружие. После догадался заткнуть бластер за пояс брюк.
Костя бежал впереди, держа девушку за руку. Лера вовсе не была обузой и довольно легко, словно быстроногая грациозная лань, преодолевала любые препятствия. Гораздо лучше пилота. Видимо она не только любила нежится в постели, но и уделяла много внимания своей физической подготовке.
Беглецы совсем забыли о полицейских, сосредоточив всё внимание на посадочном модуле. А зря. Полицейские машины не упустили возможность напомнить о себе. Небесная машина появилась неизвестно откуда, прямо на пути беглецов.
- Полиция округа Медан. Немедленно остановитесь. Вы арестованы. Лечь на землю, руки за голову. При попытке вооруженного сопротивления будет открыт огонь на поражение, - грозно предупредил громкоговоритель.
Беглецы застыли на месте, зачарованно глядя в лобовое стекло полицейской машины. Им удалось рассмотреть двух людей в форме. Один полицейский высунулся в окно, сжимая в руках короткоствольный автомат. Ситуация практически безнадежная. А посадочный модуль так близко всего в сорока метрах. Что же делать? Сердце бешено бьётся в груди. Мозг лихорадочно ищет выход из тупика. Как же не хочется подчиняться чужой воле.
Виноградов выхватил бластер. Он не собирался сдаваться на милость полиции.
- Не-е-е-т! – раздался истошный крик женщины.
Но полицейские тоже люди. Им тоже хочется жить. Водитель отреагировал мгновенно, рванув штурвал вправо. Машина послушно подчинилась воле человека, уйдя с линии огня. Но Виноградов не собирался стрелять. Путь свободен, и беглецы вновь устремились к посадочному модулю, преодолевая последние и самые трудные метры пути.
Полицейские начали стрелять. Краем глаза Костя видел яркие вспышки огня. Автомат глухо застрочил, и длинная очередь вспорола землю буквально под ногами беглецов. Люди спрятались за валуном. Но ненадолго. Надо бежать, пока небесная машина разворачивается. Пилот и девушка вскочили на ноги и упрямо, не разбирая дороги, помчались к спускаемому аппарату. Вторую машину они заметил слишком поздно. Она появилась неожиданно, вынырнула из-за громадного корпуса посадочного модуля и на малой высоте устремилась практически на таран, стараясь вынудить беглецов остановиться. Виноградов бросился влево, увлекая за собой Леру. Он хотел укрыться за массивным шасси посадочного модуля. Беглецам повезло. Широкая металлическая лапа спрятала их, приняв на себя второй удар. Короткая очередь, выпущенная из автомата, впилась в металлический «башмак» гостя из космоса, впрочем, не причинив посадочному модулю ни малейшего вреда. Полицейская машина пронеслась мимо.
- Мамочка! - Лера поспешно пригнулась, обхватив голову руками.
- Бежим! – что есть мочи крикнул Виноградов, хватая девушку за руку. – Надо добраться до трапа, пока они не вернулись.
Обратной дороги нет. Лера смогла совладать с собой и последовала за пилотом. Беглецам нужно обогнуть посадочный модуль и во что бы то ни стало добраться до трапа, укрыться за прочными стенами спускаемого аппарата. Задача архитрудная, ведь небо уже кишит полицейскими машинами, они сжимают круг, будто акулы в море.
Костя торопит Леру, но неожиданно для себя замечает, что девушка уже обогнала его и бежит впереди. Вот трап. Близко. Рукой подать…
Ещё одна машина появляется в поле зрения. Очередная автоматная очередь преграждает путь. Лера падает. Споткнулась? Виноградов, забыв обо всем на свете, бросается к девушке, опускается на колени, затем переворачивает её на спину.
- Костя, - едва слышно шепчет она. – Мне очень больно…
- Лера, что с тобой?
На одежде проступило бурое пятно Кровь на руке…
- Лера! Лера! – от отчаянья закричал мужчина. Его душераздирающий вопль можно было услышать в любом, даже в самом дальнем уголке острова.
Виноградова вдруг обуяла дикая ненависть, он вскочил на ноги. Рука послушно и заученно вскинула бластер. А полицейские, которые уже успели приземлиться и покинуть машину, вдруг поняли, что совершили непоправимый поступок. Они не хотели убивать и вели лишь предупредительный огонь. Но так уж получилось, что сгусток смертоносной энергии, выпущенный из автоматического бластера, отколол маленький кусочек от базальтового валуна. И тот, в свою очередь, ранил девушку в живот.
Полицейские, осознав случившееся, успели броситься на землю. А Виноградов, страшно вопя от отчаянья, захлестнувшего душу, разрядил всю обойму в полицейскую машину. Потом он отшвырнул оружие, поднял Леру на руки и поспешно взобрался вверх по трапу, скорбно неся драгоценную ношу. Его никто не остановил. Люк закрылся, отгородив беглецов от враждебного мира Ригеля-7.
Через минуту в эфире, на полицейской волне прозвучало радиосообщение, наполненное горечью и переданное открытым текстом: «Вы ранили дорого мне человека. Убирайтесь. Иначе я перестреляю вас как…» Сообщение оборвалось на полуслове. Но продолжения не потребовалось. Полицейские машины бросились врассыпную, поспешно удаляясь на безопасное расстояние. А всё потому, что в носовой части спускаемого аппарата открылись два люка и из них на свет божий показались хищные стволы протонных пушек. Против них легкая броня полицейских машин бессильна.
Ещё через некоторое время остров вновь осветило белое зарево, затмив собой солнечный свет. Пирамидальный посадочный модуль вздрогнул, лениво оторвался от земли, убрал шасси и, ежесекундно наращивая скорость, устремился ввысь, а потом и вовсе скрылся из виду.


Глава восьмая.


1.



Джордж О`Брайн буквально ворвался в просторный и светлый диспетчерский зал Центра управления полетами. Его сопровождали два вооруженных сотрудника Департамента Национальной Безопасности. Сотрудники госбезопасности мгновенно заняли ключевые места в помещении. Последним в зале появился человек больше известный как частный детектив, знакомый Леры Лайер, только без бороды. Именно этот офицер встал посреди зала и, подняв вверх служебное удостоверение, громогласно объявил:
- Всем оставаться на своих местах и продолжать работу! Центр управления временно переходит под непосредственный контроль Департамента Национальной Безопасности. Я полковник Зданович, Главное Управление Департамента Национальной Безопасности. Десять минут назад администрация Ригеля-7 ввела на планете чрезвычайное положение. Отменяются все межзвездные рейсы. Планета закрыта.
Диспетчера оторвали взоры от контрольных мониторов и удивленно уставились на человека в штатском. К полковнику уже спешил старший диспетчер, невысокий седой старик.
- Но сэр, - запротестовал он. - Вы нарушаете нашу работу. На орбите совершают манёвр одновременно три с половиной тысячи кораблей…
- Никто не собирается вам мешать, - Зданович придирчиво измерил взглядом старшего диспетчера. – Пусть ваши люди продолжают работать. Теперь ваш девиз таков: «Всех принимать, но никого не выпускать». До особых распоряжений. Военные в курсе. И ещё, нас сильно интересуют два орбитальных объекта. Транспортный звездолет «Вика-3» и его посадочный модуль. Кто их контролирует?
Из-за приборной стойки поднялась рука одного из диспетчеров.
- Прекрасно.
Полковник и майор Джордж О`Брайн обошли стойку, остановившись возле контрольного монитора.
- «Wave-2155», возвращайтесь в космопорт, - молодой диспетчер выполнял новый приказ. – Рейс отменен. За разъяснениями обращайтесь в администрацию космопорта.
- Где они? – полковник явно нервничал.
- Вот ваши объекты, - диспетчер ловко манипулировал маленьким светящимся шариком, закрепленным на столе, тем самым изменяя на обзорном мониторе ракурс орбитальных позиций космических аппаратов. – Они выделены красным цветом.
Среди множества разноцветных точек лениво ползущих по экрану на фоне схематично изображенной планеты офицеры госбезопасности заметили два красных пятнышка. Это был звездолет-нарушитель и его спускаемый модуль. Один объект уже догнал другой, достигнув точки встречи.
- Когда они состыкуются?
- Если никто не помешает, то через одиннадцать минут. Сторожевые корабли ведут себя странно. Просто сопровождают и не пытаются перехватить нарушителя. Ссылаются на какой-то приказ.
- На мой приказ, - уточнил Зданович. – Установите связь с посадочным модулем.
- Сэр, он не отвечает. Я многократно пытался…
- Молчит?
- Да, сэр.
- Что ж, подождем, - полковник опустился в свободное кресло и демонстративно закинул ногу на ногу, будто у себя дома. Майор и старший диспетчер застыли рядом.
События, произошедшие на Ригеле-7, заставили руководство Департамента Национальной Безопасности начать широкомасштабную операцию по ликвидации экстремистского подполья, подконтрольного Политу, на два дня раньше намеченного срока. Операция готовилась давно, очень тщательно и в тайне. Она охватывала все колонии входящие в состав Земного содружества. Сотрудники Главного Управления заранее прибыли на периферийные планеты с целью контроля и координации действий местных подразделений. Но ситуация на Ригеле-7 сложилась непростая. Устранить Лахму и его соратников нужно сейчас и ни минутой позже. Иначе враг скроется. Весть об аресте религиозного лидера мгновенно разлетится по всем планетам содружества, причем значительно опережая скорость света. И чтобы не упустить остальных сподвижников Полита, действующих на других планетах, операцию начали на два дня раньше запланированного срока. Уже сейчас армейский спецназ штурмует виллу Лахмы, не зная, что религиозный лидер покончил жизнь самоубийством, принял яд, опасаясь ареста. А ещё не пойманные подручные религиозного предводителя решились на отчаянный шаг, быстро подсуетились и вывели на улицы городов толпы верующих. Даже попытались окружить виллу живым щитом. Армия заранее поднята по тревоге и готова в любой момент ввести свои подразделения в населенные пункты для обеспечения правопорядка. Но это всего-навсего мера предосторожности. Пока обе стороны не стремятся к открытому противостоянию. Все ждут обещанного обращения президента Земного содружества, которое прозвучит в вечерних новостях. Речь главы государства тщательно «отшлифована» и должна успокоить взбудораженные умы сограждан. Никто не собирается запрещать новомодную религию, возникшую четыре века назад, когда традиционные религии почти утратили свое влияние. Но с религиозным экстремизмом надо бороться всеми законными средствами. Достанется от президента и Политу – возмутителю спокойствия, правда, лишь на словах. Однако эти слова несут скрытый смысл, непонятный простому обывателю. Правительство содружества наверняка наложит ограничения на торговлю с неугомонной независимой колонией. На первый раз санкции будут мягкими, и коснуться лишь товарооборота материалами двойного назначения. Но это последнее «китайское предупреждение». После чего могут последовать куда более действенные меры. Терпение Земли не беспредельно.
- Сэр, они состыковались, - уведомил диспетчер и вопросительно посмотрел на строгого полковника.
- Ждем ещё десять минут, - невозмутимо отмахнулся Зданович.
- Они начинают маневр! – диспетчер уткнулся в монитор. Рука то и дело машинально вращала шарик.
- Что именно делают?
- Поднимаются на более высокую орбиту. Мне нужно срочно убрать два корабля. Если так будет продолжаться…
- Действуйте.
Диспетчер вцепился рукой в гарнитуру и начал вызывать корабли, которым мог помешать внезапный маневр транспортного звездолета «Вика-3». Он переводил их на другие орбитальные позиции.
- «Вика» активировала круговой зенитный сканер и продолжает подниматься.
- Черт, что он задумал? – в сердцах воскликнул О`Брайн.
- Свяжитесь с пилотом и потребуйте разъяснений, - спокойно скомандовал Зданович.
Диспетчер начал вызывать «Вику». Но звездолет упрямо молчал.
- Дайте мне гарнитуру, - полковник вскочил с кресла и подошел к обзорному монитору. Диспетчер не посмел перечить и молча отдал переговорное устройство.
- Костя, отвечай, немедленно! Не валяй дурака. Ты должен узнать мой голос, - отрывисто кричал Зданович.
- На связи, - спустя тридцать долгих секунд из наушника раздался взволнованный мужской голос, а маленький экран, расположенный слева от большого обзорного монитора вдруг самостоятельно включился и отобразил усталое лицо пилота Виноградова.
- Костя, что происходит?
- А, это действительно вы, - пилот увидел служебное удостоверение Здановича, торчащее из нагрудного кармана. – Так я и знал, что вы и Аллисон, конечно, если он действительно инспектор Аллисон, в чем я сильно сомневаюсь…
- Костя, отключи боевой режим. На тебя никто не нападет.
- На нас уже напали, там, на острове, прикрываясь законом и погонами…
- Знаю. Полицейские не выполнили мой приказ. Виновные будут наказаны.
- Кое-что невозможно исправить, - Виноградов горько усмехнулся и покачал головой.
- Что с Лерой? – вдруг взревел полковник, подозревая неладное.
- Идет операция. Проникающее ранение брюшной полости. Медицинский робот говорит: «Ничего страшного». Минут через двадцать операция закончится. Крови много не потеряла. Я успел перевязать…
- Хорошо, - полковник шумно выдохнул воздух, обхватил ладонью лоб и начал пальцами массировать виски.
- Она ведь ваш сотрудник? Верно? – Виноградов тяжело вздохнул.
- Она моя дочь!
- Боже мой, - Костя откинулся на спинку кресла, закрыв руками лицо.
- Удивлен? – излишне сухо спросил Зданович.
- Я лучше промолчу. Значит она родом с Ригеля-7?
- Нет, она с Земли.
Костя лишь кивнул головой.
- Теперь я скажу что вам делать…
- Как только закончится операция, мы состыкуемся с «Аверсом», - примирительно пообещал Виноградов.
- Нет, Костя, вы полетите туда, куда задумали. Там вас встретят. Тебе нельзя возвращаться на Ригель-7, да и дочке тоже нежелательно…
- Я даже не смогу похоронить жену, - сдавленно простонал Виноградов и махнул рукой, протестуя. – Потом всю жизнь не посмею взглянуть в глаза её родителям…
- В этом нет твоей вины, - мрачно проговорил полковник Зданович. – Она сама выбрала свой путь.
Костя отвернулся от видеокамеры и промолчал. Его душу в очередной раз захлестнули эмоции. Но отец Леры остался непреклонен:
- Улетайте. И не вздумайте самовольничать.
Полковник снял гарнитуру, аккуратно положил на стол. Сеанс связи с грузовым кораблем закончен.
- Джордж, останешься здесь, - Зданович откашлялся. – Проконтролируй ситуацию.
- Хорошо, сэр. А вы?
- А я навещу кое-кого в полицейском департаменте, - в голосе старшего офицера чувствовалась угроза. Кому-то из полицейских чинов, проигнорировавших приказ с Земли, явно не поздоровится. Чистка полицейских кадров сейчас в самом разгаре. – Работаем по плану, после встретимся в офисе.







2.


Губернатор безразлично смотрел на экран монитора, подперев голову руками. Передавали выпуск новостей. Независимая телекомпания с Сантаны-4 достаточно вольно комментировала события космического масштаба:
- Сегодня, - явно торопясь вещал ведущий, - власти решились на отчаянный шаг. Департамент Национальной Безопасности при поддержке полиции, а местами и армии провел хорошо спланированную и заранее подготовленную акцию устрашения, арестовав десятки наиболее радикальных духовных лидеров и их сподвижников на всех планетах Земного содружества. Этим людям предъявлено обвинение в религиозном экстремизме и попытке государственного переворота. Неоднозначная по своему значению демонстрация силы вызвала справедливую волну протеста среди верующих. Миллионы людей вышли на улицы, скандируя лозунги в защиту своих духовных лидеров. Полиция разогнала несанкционированные выступления на Земле, Ригеле-7, Сантане-4, Авроре, Улькаде, Тио Нами, Гефесте, Стеле, Виктории, Амалтее и ещё на двух десятках планет Земного содружества. Смотрите наш репортаж, и вы сможете воочию оценить масштабы беспорядков охвативших столицу. Буквально два часа назад по стандартному времени президент выступил с обращением к нации. Он попросил сограждан проявить благоразумие и выдержку. Призвал не поддаваться на провокации экстремистов. Так же заверил в том, что не последуют ожидаемые запреты на деятельность некоторых религиозных конфессий. Закрепленное в Конституции право на свободу вероисповедания никоем образом не будет нарушено. Далее цитирую выдержку из текста обращения: «Власти действуют в интересах граждан Земного содружества, отстаивая их демократические свободы, и не позволят экстремистам всевозможных мастей, прикрываясь религиозными и иными лозунгами, ввергнуть государство в хаос гражданской войны». Президент подверг резкой критике политику Полита, классифицировав действия независимой колонии, как вмешательство во внутренние дела Земного содружества, нарушающие суверенитет нашего государства: «Радикальные духовные лидеры, ставленники Полита, создали глубоко законспирированную сеть подпольных организаций на всех планетах Земного содружества. Их целью был захват власти на местах, раскол Земного содружества и объединение мятежных миров под эгидой Полита…»
Губернатор выключил монитор, откинулся на спинку кресла, потом вздохнул и протер воспаленные глаза. Вот и закончилась бессонная ночь.
Запищал сигнал интеркома.
- Слушаю, Яна.
- Константин Леонидович, Тарасов на связи.
- Хорошо. Соедини.
Через секунду из динамика раздался голос майора госбезопасности.
- Доброе утро, Константин Леонидович.
- Доброе, доброе, - пробурчал губернатор. – Докладывай.
- Да собственно докладывать нечего. Мы своё дело сделали. Народ у нас спокойный, не бунтует, политиканством не балуется, занимается привычным делом, шушукается, конечно, так ведь и повод есть. Яхон только огорчен. Зря своих людей всю ночь при полной выкладке держал. Всё тихо и мирно.
- Дай Бог. Посмотрим, что нам преподнесет новый день.
- Посмотрим. Мы пока не расслабляемся. Мало ли. А Яков половину сотрудников распустил по домам. Пусть спят до вечера.
- Резонно, - Болотников начал вертеть в руке пластиковый стилус. - Я собираюсь выступить с видеообращением к населению.
- Да. Вам желательно публично продемонстрировать свою власть. Самое время. Мол ситуация под контролем и далекие передряги нас не касаются. Мы сами с усами. В этом залог нашего благополучия. Жрать все хотят и при любой власти. Надо сохранить стабильность на Тлалоке. Желательно административным способом …
- Я тоже так думаю. Будем готовить текст обращения. Война хоть и далеко, но мина замедленного действия в любой момент может разорваться прямо под ногами.



3.



После выхода из гиперпространства Костя покинул командный отсек и бегом, почти не разбирая дороги, помчался по коридору к лифту.
- Куда торопишься? Лоб расшибешь, – монотонно надсмехалась «Вика». – Она отдыхает.
- Спит?
- Конечно.
Пилот остановился возле закрытых створок лифта, постоял немного, потом неуклюже развернулся, прислонился спиной к стене и закрыл глаза.
- И тебе надо поспать. Давно смотрелся в зеркало? На тебе лица нет.
- Давно.
- Побрейся, прими теплый душ, расслабься. Ты словно туго сплетенный комок нервов. А потом ложись спать. Я разбужу, когда медицинский персонал разрешит навестить больную.
- Хорошо, - Костя мотнул головой в знак согласия и проследовал в лифт. Потом он неторопливо дошел до своей каюты и действительно направился в душевую кабинку. Упругие струи теплой воды массировали тело со всех сторон, вызывая ощущения, граничащие с блаженством. Человек действительно почувствовал себя значительно лучше. А спустя пять минут Костя уже спал мертвецким сном. Он заснул, едва голова коснулась подушки. Переживания прошлых дней совершенно измотали его.
Звездолет нёсся с умопомрачительной скоростью, каждую секунду преодолевая тысячи километров необъятного межзвездного пространства, а все его обитатели преспокойно спали, совершенно не замечая этого стремительного бега. Крошечному, но уютному миру пока были неведомы проблемы, всколыхнувшие Земное содружество. Звездолет жил свой жизнью. Проблемы мирового масштаба ещё не коснулись его.

***

- Костя, Костя, - с потолка слетел знакомый монотонный голос.
Виноградов открыл глаза и осмотрелся, словно забыл где в настоящий момент находится. Он лежал на кровати в своей каюте. Привычный беспорядок, созданный за четыре года межзвездных полетов, ласкал взор и успокаивал душу. Можно сказать, что пилот находится у себя дома, в своем привычном мире, где любое событие объяснимо и просто до безобразия, где никто не обманет и не предаст.
- Вставай, ты проспал пять часов.
- Уф, - лишь смог выдохнуть Виноградов и поднялся на ноги.
- Кушать будешь?
- Потом.
- Костя, Лере всё равно нельзя есть до завтрашнего дня, а тебе то надо… Или ты постишься, грехи замаливаешь?
- Ну тебя, - пилот махнул рукой и действительно решил подкрепиться. – «Вика», ты - злыдень.
- Я забочусь о тебе.
- В курсе, - пилот дошел до лифта.
Еда, приготовленная кухонным автоматом, была проглочена без проявления каких-либо эмоций. Человек просто совершил механическое действие, заученное и доведенное до автоматизма. Без аппетита. Наполнил пустой желудок и всё…
Затем пилот покинул кухню, но не забыл поблагодарить заботливую автоматику. Уютная обстановка кухни и столовой ещё хранила следы оставленные рукой дорогого сердцу человека, хранила незримое присутствие любимой женщины, навивала воспоминания. Не всё же в последние дни было так плохо. Случилось и кое-что хорошее.
Виноградов тихонько заглянул в медицинский отсек. Его вопросительный взгляд внимательно осмотрел помещение. Хирургический робот тут же вышел из режима ожидания и указал манипулятором на прозрачную дверь, ведущую в палату, тем самым ответив на молчаливый вопрос пилота. Костя кивнул роботу головой и, не произнеся ни единого звука, проследовал в палату. Девушка, укрытая простыней, неподвижно лежала на кушетке. Глаза закрыты. К ней не был подключен ни один медицинский прибор, видимо автоматика не опасалась за её жизнь и не контролировала самочувствие пациента.
Лера бодрствовала, услышала приглушенные шаги и открыла глаза. Увидев знакомого человека, облаченного в синий полетный комбинезон, она радостно улыбнулась и приподняла левую руку, словно просила подойти поближе.
- Лера! – Костя бросился к девушке, взял за руку, готов был обнять и расцеловать. В его груди вновь заклокотали эмоции, только на этот раз радостные. – Боже мой, Лера, прости меня…
- За что?
- Я чуть не убил тебя.
- Чуть-чуть не считается, - девушка вновь улыбнулась, протянула руки к любимому человеку. Костя ответил на зов, склонился. Лера прижала его голову к груди, тяжело вздохнула и провела ладошкой по густым упрямым волосам. – Всё будет хорошо.
- Я тоже на это надеюсь.
- «Вика» рассказала мне о том, что произошло на орбите Ригеля-7, - немного печально произнесла Лера и выпустила Виноградова из своих объятий. Тот сел в кресло у изголовья. – Ты разговаривал с моим отцом и теперь всё знаешь.
- Всё или не всё, но кое-что знаю, - согласился пилот.
Девушка нахмурилась.
- Я не хотела тебя обманывать, точнее старалась говорить правду, - она продолжала тяжело вздыхать. – И девяносто процентов того, что я рассказывала действительно правда.
- Неужели для тебя это всего лишь работа? – Костю одолевали смешанные чувства.
- Нет. Конечно нет. Не представляю, что ты теперь подумаешь обо мне, но я действительно тебя люблю. Ты для меня очень многое значишь.
- Почему сразу не рассказала, я ведь тебе не враг?
- Формально Гейдер был твоим другом, и ты вполне мог быть на его стороне. Слава Богу, ты оказался обыкновенным парнем. Но я окончательно убедилась в этом только после возвращения на Ригель-7, когда узнала о предательстве дорогих тебе людей. Костя, я не могла открыться, пойми меня правильно. Это не только моя тайна. Я много лет работала под прикрытием, изображала из себя независимого адвоката Леру Лайер, старательно создавала имидж человека, не обремененного высокой моралью, который за деньги будет отстаивать в суде интересы и грешника и праведника. Старалась найти подходы к ставленникам Полита. Кое-что мне удалось сделать, кое-что нет. Мне даже пришлось официально принять их религию. Я считала, что вошла в доверие к Лахме. Знала, что ты везешь нелегальный груз, и официально была сообщницей Лахмы. На самом деле я выполняла другую работу. Прежде чем нанести сокрушительный удар по мятежникам, правительству потребовалось собрать максимально возможное количество фактов, подтверждающих подготовку государственного переворота. В контейнерах спрятано три с половиной миллиона тонн оружия, произведенного на Ригеле-7. Можно оснастить целую армию. Свидетелей подобных сделок в живых не оставляют. Слишком велик риск.
- Черт! – воскликнул Виноградов.
- Я догадывалась, что меня, скорее всего, отправили на верную смерть. Хоть я и числилась сторонницей Лахмы, но мной пожертвовали точно так же, как тобой или как Гейдером. Я ведь была мелкой сошкой в их организации.
- Идиотизм! Я давно понял, что события попахивают каким-то политическим дерьмом. После того как твой коллега, изображавший из себя инспектора транспортной полиции пришел ко мне и поведал историю о том, что возле розовой планеты NC29047/17E2 нас атаковал вовсе не угнанный звездолет «Ланги-211», а самый настоящий крейсер Космофлота… я… уже ничему не удивляюсь. Аллисон уговаривал сотрудничать с транспортной полицией…
- Ты ему не поверил?
- Нет.
- Ты подумал, что он пират?
- Может быть. Но в то, что этот человек из транспортной полиции, я точно не поверил. Равно как не поверил и в то, что «Вику» атаковал корабль Космофлота.
- Но это правда. «Вику» атаковали истребители, выпущенные с крейсера, принадлежащего к орбитальной группировке Ригеля-7. Экипаж полностью состоял из сторонников Лахмы. Военный корабль страховал «Ланги-211» и должен был при помощи хитрости, либо силы обеспечить перегрузку контейнеров, а после уничтожить тебя. Планетарная база считала крейсер своим и не поведала пилоту Виноградову о его присутствии. А крейсер прятался за естественным спутником планеты. Но рано или поздно он должен был раскрыть себя. Ведь официально звездолет прибыл с целью поимки угнанного транспортного корабля. Вместо выполнения возложенной на него миссии он вдруг набросился на «Вику». Планетарная база была обречена. Её уничтожили первой вместе с орбитальной группировкой. Свидетели никому не нужны. База была построена в позапрошлом веке. Слабые места известны. Известно куда бить в первую очередь. Однако преступники не знали одного нюанса. Скрытый более чем в ста километрах от базы автономный регистратор зафиксировал момент атаки, а после зарылся в грунт. Потом, когда преступники покинули звездную систему, он передал информацию на Землю. Шила в мешке не утаишь. Теперь вместо уютной планетарной базы ты обнаружишь лишь радиоактивную пустыню. Но к счастью для меня Костя Виноградов оказался шустрым малым, и поэтому сейчас мы имеем возможность вести беседу, а не болтаемся насквозь промерзшие среди кучи обломков где-нибудь на высокой орбите рядом с безлюдной розовой планетой.
- Весело, - Виноградов поднялся на ноги и зашагал взад-вперед по палате. Он почему-то вспомнил робота-портье в старинной белой рубашке, его глуповатую, но всё же добродушную улыбку. Стало как-то грустно на душе. – Всё это время спецслужбы интересовались только контейнерами с оружием, которые я по глупости спрятал в космосе. Поэтому вы охраняли меня и вытаскивали из любых заварушек. Почему же вы нянчились со мной как курица с яйцом? Почему сразу не сказали, что мы такие-то и такие-то, отдай груз. Я человек, по большому счету, законопослушный…
- Надо было спровоцировать Лахму.
- Ясно! - Костя опустился в кресло и от досады хлопнул ладонью по коленке. – Я был приманкой. Так и знал. Не трудно догадаться.
- Костя…
Виноградов лишь отмахнулся.
- Я не могу понять только одного, - мужчина практически взревел от отчаянья. - Не могу это уяснить. Почему ваши люди бездействовали, когда подручные Лахмы убивали Анну и Гейдера? Ведь твои коллеги наверняка следили за домом Гейдера. Они не могли не видеть. Какие высшие интересы они преследовали, жертвуя человеческими жизнями? Они преспокойно наблюдали за тем, как убивают людей и не вмешались! Чудовищно! Неужели спецслужбы, призванные защищать не только государство, но и граждан, ничем не лучше того же Лахмы и его подручных? Неужели Анна и Гейдер тоже были приманкой, лишним набором фактов для разоблачения…
- Я не знаю, - девушка иступлено замотала головой. Затем взгляды двух людей встретились. Глаза Виноградова показались девушке далекими и чужими, - я не знаю, - упавшим голосом повторила она, - но оправдываться не стану.
Пилот вдруг сник, потом отвернулся от Леры, опустил голову на подголовник и закрыл глаза.
- Костя, - в тишине раздался голос «Вики», - может вы все-таки поговорите по душам?
- А мы что делаем? – нехотя промычал Виноградов, он немного остыл.
- Пока что вы только выясняете отношения, причем чужие. Занятие бесполезное. Прошлого не вернуть. Смирись с этим. Если продолжите беседу в том же духе, то окончательно разорвете ту тонкую нить, которая вас связывает. Научись прощать. Лера не может отвечать за поступки других людей, тем более за всю государственную систему. А лично тебе она не сделала ничего плохого. Напротив. Она не отправляла тебя на смерть, как другие, не предавала, в трудную минуту была рядом, старалась помочь. Лера тебя любит, готова следовать за тобой хоть на край Вселенной. А ты ковыряешься в грязном белье вместо того, что бы попытаться начать жизнь с чистого листа.
- «Вика», - устало произнес Виноградов. Он был опустошен и подавлен. – Ты, конечно, любишь надсмехаться, поучать и утрировать, но я часто жалею о том, что ты не человек.
- А я не жалею, - автомат ответил честно. – Мой разум уже прожил две жизни. Сейчас я нахожусь в оболочке третьей машины. Поверь, я повидала немало. Если хочешь знать, пока ты прятался на планете, Гейдер и Анна дважды навещали меня, разыграли целый спектакль, пытались выведать местоположение груза. Я сразу поняла, что с тобой приключилось нечто нехорошее, но только сегодня Лера рассказала подробности. Мне до недавнего времени не приходилось слышать иступленный крик Анны. Однако пришлось… Во время второго визита она опустилась до угроз. Прежняя добродушная маска была сорвана с лица. Но лишь подчиняясь бессильной злобе и отчаянью, человек способен угрожать автомату. Анна доказала свое бессилие и одновременно продемонстрировала свое настоящее лицо. Двуличная женщина. Видимо у неё уже не было иного выхода. Я специально не стерла записи. Посмотри, если хочешь. Потом она заявила, что теперь является единственной хозяйкой звездолета, и непослушный искусственный интеллект следует заменить на более покладистый. Злые люди. Бессердечные. А ты их жалеешь, сердобольный ты наш. Но учти, они бы тебя не пожалели. Это даже мне понятно.
«Вика» замолчала, и как выяснилось потом, замолчала надолго. Точнее она общалась с Лерой, но упорно игнорировала Виноградова. Звездолет находился довольно далеко от ближайшей звездной системы, летел по инерции, и участия пилота не требовалось. Автоматика справлялась с управлением самостоятельно.


4.


Вечерело.
Константин Леонидович Болотников, губернатор Тлалока завершил очередной рабочий день, убрал документы со стола, устало поднялся с кресла, сделал пару вращательных движений руками, разминая затекшую спину, и направился к двери, ведущей в приемную. Всё, пора идти домой. Радовала только одна мысль. Сегодня прибыла «Белая ночь» - исследовательский крейсер планетарный разведки. Прилетели его друзья и сослуживцы. Официальный предлог – пополнение провизии.
- Константин Леонидович, - Яна тоже собиралась домой. – К вам пришли.
Порог приёмной переступил высокий брюнет в парадной военной форме. На плечах красовались золотые погоны капитана первого ранга.
- Стас! – радостно воскликнул ошеломленный губернатор, всплеснул руками и поспешил навстречу бывшему сослуживцу.
- Здравия желаю, командир! – офицер Космофлота крепко пожал протянутую ладонь, предварительно сняв форменную фуражку.
- Какой я тебе командир, - махнул рукой Болотников. – Теперь ты у нас командир. Стареешь, - губернатор заметил раннюю седину на густых и некогда черных, как смоль волосах офицера.
- Не я один, - усмехнулся Стас Городецкий.
- Ну, пойдем, пойдем, - Болотников повел гостя к двери, затем обернулся к секретарше. – Яна, я ушел, совсем.
- Хорошо, Константин Леонидович.
Друзья спустились на первый этаж по широкой мраморной лестнице, вышли на крыльцо и, неторопливо беседуя, преспокойно направились восвояси. Охрана губернатора последовала за ними. Болотников хоть и не был излишне открыт для народа и не принимал у себя в кабинете любого желающего, но, тем не менее, старался поддерживать некий баланс в общении с населением, не избегал простых людей. И довольно часто совершал пешие прогулки от дома до работы и обратно. При этом любой прохожий, если его поведение не внушало опасений охране, мог запросто подойти к хозяину планеты, поздороваться, поговорить о том о сём, либо пожаловаться на свои беды.
- Хорошо, что жара спала, а ливень пока не начался, - друзья шли по тихой живописной улочке, застроенной одноэтажными домами, утопающими в зелени садов, в сторону губернаторского дома. Прохожие вежливо здоровались. Никто не прошел молча, даже дети. – Но в воздухе пахнет грозой, - Болотников рассматривал черную тучу, неумолимо надвигающуюся с востока. – Зайдем ко мне. Ребекка будет рада. Ты знаешь какую наливочку она приготовила? У-у-х! – губернатор разудало рассек рукой воздух. – Поболтаем немножко.
- Отличная мысль, - Городецкий усмехнулся.
- А где ребята?
- Устраиваются. Завтра нагрянем в полном составе.
- Буду ждать.
- Никто из наших отставников не прилетел?
- Вы всегда первые. Самые дисциплинированные. А отставники давно расслабились. Никакой дисциплины.
Друзья вспомнили былые времена, но как бы ни старались окунуться с головой в прошлое, тревожные события настоящего упрямо заявили о себе. Разговор неизбежно перешел к обсуждению недавних событий потрясших до основания Земное содружество. Каковы прогнозы и последствия? Болотников, как наиболее информированный человек произнес небольшую речь:
- Да уж, Земля не может удержать все колонии в узде. Но и отпускать никого не желает. Недовольных политикой метрополии предостаточно. Как следствие, формируются независимые миры. К примеру, мы ведь тоже можем лет через сто, если сильно постараемся, полностью отказаться от импорта. Станем самодостаточным миром. Данный процесс необратим. И любой более или менее окрепший отшельник потом хочет откусить кусочек от большого пирога под названием Земное содружество. Яркий пример тому – Полит. Вполне возможно, что в перспективе влияние Земли ослабнет настолько, что содружество распадется на несколько независимых государств. Лишь бы не было войны. Но думаю, мы с тобой, слава Богу, не доживем до этого скорбного момента. Потомков жалко. Правда вряд ли удастся изменить тенденцию. Безусловно, содружество обречено. Пройдет сто лет, двести, триста, не знаю сколько… В обозримом будущем Земля, конечно, останется самым сильным из известных миров, однако, с развитием более молодых колоний, её геополитическое значение, как центра человеческого мироздания, будет постепенно утрачено. Она превратиться в рядовую планету и сможет гордиться только тем, что когда-то была колыбелью человечества.
- Константин Леонидович, вы чересчур пессимистично рассуждаете, - Городецкий не согласился с губернатором Тлалока. – Зачем же тогда всё это строить? – он демонстративно окинул взглядом опрятную улицу, по которой неторопливо прогуливались старые приятели.
- Надо же людям где-то жить и работать.
- Значит вы не совсем пессимист. Значит, говоря высокими словами, несмотря ни на что всё же верите в светлое будущее человечества?
Болотников лишь рассмеялся.
- Нет, Стас, это пресловутое светлое будущее словно мираж убегает от нас, и мы его никогда не догоним. Было много попыток создать на отдельно взятой планете справедливое государство, но человеческую сущность трудно изменить, надо потратить много времени, а вот терпения почему-то не хватает. Утопия, одним словом.
- Но ведь вам уже удалось сделать нечто подобное. Вы очень популярны.
- Жалкое подобие. Впрочем, народ в массе своей доволен. Не зря нас в Земном содружестве называют сельскохозяйственным раем. А секрет прост. Дай человеку возможность работать, заинтересуй его, не дери с него три шкуры.
- А те, кто не желают работать?
- Таковые здесь долго не задерживаются. Наша команда подобрана из прагматиков. Нет ни одного утописта. Но фантазировать на отвлеченные темы никому не запрещается, даже губернатору. К примеру, глава полицейского департамента – признанный талант, пишет прекрасные сонеты о любви, но только в нерабочее время…
Тут из-за угла ближайшего дома вынырнул охранник с мобильным аппаратом правительственной связи в руке.
- Константин Леонидович, вас вызывают, срочно, - коротко доложил он, протягивая беспроводную гарнитуру.
- Слушаю, - Болотников нацепил гарнитуру и нахмурился.
- Константин Леонидович, добрый вечер, вы просили докладывать, если прилетит кто-нибудь из ваших бывших сослуживцев.
- Да, да, - лицо губернатора засияло добродушной улыбкой. Новость оказалась приятной.
- Пятнадцать минут назад системой раннего оповещения обнаружен коммерческий транспортный звездолет «Вика-3» с Ригеля-7. Он видимо уже давно идет по инерции со скоростью четыре десятых и при сохранении нынешнего курса через шесть часов доберется до Тлалока.
- Хорошая новость. Вы связались со звездолетом?
- Нет, Константин Леонидович. Звездолет пока молчит. На всякий случай мы отправили к «Вике» сторожевой корабль. Вдруг что-то случилось…
- Держите меня в курсе событий.
- Хорошо, Константин Леонидович.
Болотников вернул гарнитуру охраннику.
- Виноградов, - сообщил он Городецкому.
- Как ему удалось покинуть Ригель-7? – удивился Стас. – Ведь наложен запрет на полеты к этой системе. Там чуть ли не гражданская война идет.
- Ты преувеличиваешь, - губернатор махнул рукой. – Массовые беспорядки, это ещё не война. И, кажется, администрация уже взяла ситуацию под контроль. По крайней мере, так сообщают с Земли. А Костя старый космический волк. Но, правда, в его поведении прослеживаются некоторые странности. Звездолет не вышел из гиперпространства в установленном месте, а уже довольно давно двигается по инерции. На запрос диспетчеров пока не отвечает.
- Неужели…
- Хочу надеяться, что с ним ничего не случилось.
- Может послать «Белую ночь»? – Городецкий был явно обеспокоен.
- Военные отправили сторожевик, подождем немного.



5.


Костя полдня скучал в командном отсеке, развалившись в кресле и бесцельно созерцая панораму далеких звезд. Он был полностью поглощен своими мыслями. Ни «Вика», ни тем более Лера не беспокоили его, а скорее всего, тихонько общались между собой, создав свой «женский кружок по интересам». Впереди, прямо по курсу, блестела яркая звездочка, заметно выделяясь на фоне основной массы себе подобных, вокруг неё неспешно, по космическим меркам, обращалась долгожданная и приветливая планета Тлалок.
Пилот никуда не спешил. Транспортный корабль вынырнул из гиперпространства на границе звездной системы. Прошли стандартные сутки после побега с Ригеля-7. Наверняка звездолет потеряли, возможно, даже ищут. Но Виноградов хотел дать возможность Лере немного оправиться после операции.
За эти долгие часы одиночества Костя успел подумать о многом, едва ли не проанализировал всю свою жизнь. Человек переступил незримый рубеж. Его волновали извечные вопросы бытия. Как жить дальше? Что делать? Кто виноват? Постепенно он все-таки принял взвешенное решение, единственное и верное, причем руководствовался не столько логикой, сколько велением сердца.
- Костя, - из динамика раздался немного печальный, но всё же наполненный скрытой надеждой голос любимого человека.
- Да, Лера…
- Может заглянешь на кухню? Я ужин приготовила…
Виноградов постарался улыбнуться, мысленно представив себе лицо девушки, немного огорченное, даже слегка виноватое, но такое красивое…
- Хорошо, я сейчас приду, - он вскочил с кресла, и чтобы не выглядеть излишне неряшливым наглухо застегнул полетный комбинезон. А после покинул командный отсек.
Лера полулежала в кресле и беседовала с «Викой», машинально поглаживая правый бок. Она чувствовала себя неплохо, вот только никак не могла полностью распрямиться и ходила немного согнувшись, да к тому же очень медленно. Но ничего, до свадьбы заживет. Теперь девушка постоянно носила в кармане пластиковый футлярчик, в котором лежал серый продолговатый камушек с острыми краями, длиной около двух сантиметров. «Когда все закончится, - говорила она «Вике», - сделаю из него талисман и буду носить на шее. Раз не убил меня, значит, будет оберегать».
- О чем болтаете? – поинтересовался Виноградов, войдя в столовую. Он пару секунд наблюдал за кухонными автоматами, невозмутимо накрывающими на стол, затем подошел к любимому человеку и поцеловал, впервые после побега с Ригеля-7. – Только не врите, что ведете сугубо женскую беседу.
Лера не ответила, но было заметно, что её настроение кардинально изменилось. Она была на седьмом небе от счастья, ведь жизнь возвращается в прежнее русло.
- Нет, не женскую, - медленно произнесла «Вика». – Женские темы мы уже исчерпали, пока ты пыжился в командном отсеке. Рада, что к тебе вернулся рассудок, и чувствуешь себя значительно лучше. А говорим мы о рубеже Цеклера.
- Ничего себе, - удивленно воскликнул пилот и опустился на стул, предварительно отодвинув его от обеденного стола. - Фундаментальная тема. Просветите меня.
- Напротив, - продолжила «Вика», - мы хотели послушать тебя, ведь ты служил в планетарной разведке и наверняка лучше нас осведомлен.
Костя хмыкнул и улыбнулся.
- «Вика», вряд ли я осведомлен лучше вас двоих.
- А я думала, ты нам что-нибудь расскажешь, - автомат разочаровался.
- Я надеялся, что Лера знает больше меня.
- Костя, - девушка рассмеялась, - я же не генерал, а младший офицер контрразведки. Кто меня посвятит в тайны нашего бытия? Всё на уровне слухов.
- Да-а-а, - задумчиво протянул Виноградов. – Рубеж Цеклера – это клеймо на лбу человечества. Все знают о его существовании, но никто не признается. Стыдно. Людей оценили по-достоинству. А ведь когда-то наши далекие предки с наивной надеждой в душе глядели на звездное небо, мечтали о встрече с внеземным разумом. Боялись и одновременно жаждали наступления этого величайшего, по их мнению, события. Сколько было надежд и опасений. Работая в планетарной разведке, я достаточно хорошо изучил данный вопрос. Ведь наша Галактика, несомненно, населена разумными созданиями. Но первый контакт с иным разумом завершился настолько тривиально и настолько обидно для человечества, что люди о нем поспешили забыть. Рухнули мечты и надежды. А само человечество оказалось по умолчанию заточено в космическую резервацию, в этакий шар диаметром пятьсот световых лет. Что ж, довольствуйтесь малым, варитесь в собственном соку, раз дома не сидится. А за пределы резервации ни ногой, иначе сильные и суровые дядьки вас накажут. Демонстрация силы наверняка проводилась. Но подробности о стычке с инопланетянами власти скрывают за семью печатями. Зачем будоражить воображение населения? Достаточно наложить запрет на пересечение пресловутой границы. Запрет закладывается в искусственный разум звездолета в процессе проектирования. Так появился рубеж Цеклера. Говорят, известный математик Рудольф Цеклер был вовсе не рад подобной славе, хоть и рассчитал границы этого позорного шара.
- Интересно, ведь человечество наверняка пыталось изменить ситуацию, осмыслить, наконец, поступок всесильного чужеродного разума? – спросила Лера. Ей стало интересно.
- Наверняка. Целых три века. Только зря головы ломали. Скалу не сдвинешь с места, пупок надорвешь. Предпринимались отчаянные попытки преодолеть рубеж Цеклера и договориться с чужим разумом. Безрезультатно. Я думаю, бесследно пропали несколько экспедиций, оснащенных по последнему слову техники. Глухая стена. Потом люди смирились со своей участью. Ну, не хочет иной разум общаться с нами, не хочет и всё тут. Запер людей под замок, как шкодливых детей. Он давно изучил нас. Понял нашу дурную сущность и задолго до полета Гагарина подготовил изолятор космического масштаба. А всё потому, что от людей одни неприятности. Бытует мнение, будто бы иной разум воспринимает человечество как некую заразную болезнь. Уничтожить нас, видимо, какие-то моральные устои не позволяют, но и нельзя дать нам возможность расплодиться по всей Галактике. Либо мы должны переродиться в новом качестве, либо подохнуть. Вот такая печальная история. Впрочем, мы так и не узнаем правды, нам неведома мотивация вождей иного мира, не знаю чем конкретно руководствовались инопланетяне. Ясно одно, они гораздо сильнее нас и потому диктуют свои условия. Возможно, придерживаются каких-то высоких, по их мнению, моральных принципов и мы, люди действительно плохие. Я, скорее всего, с этим мнением соглашусь. Ведь мы запросто можем из-за ерунды перегрызть друг другу глотки. А уж другим биологическим видам - подавно. Но давно высказано альтернативное мнение по поводу причин, побудивших инопланетян создать рубеж Цеклера. Как знать, а вдруг, какая-то высокоразвитая цивилизация или содружество цивилизаций господствует в Галактике и всем диктует свои условия? Этакие кукловоды сидят на пьедестале. Высунул ты голову из дерьма – получи по затылку! Не положено тебе царствовать на пьедестале. Знай свое место! Может быть таких резерваций, вроде нашей, сотни, либо тысячи. Почему бы и нет? Может не мы плохие? Просто идет своеобразная борьба с конкурентами…
- Н-да, - даже «Вика» призадумалась. – Я слышала эту версию, но из твоих уст она прозвучала прямо-таки как приговор. Безнадега. Чуть что – сразу по зубам.
- Почему безнадега? Человечеству есть где развернуться, несмотря на то, что в масштабах Галактики резервация, названная рубежом Цеклера, кажется скромным пятнышком на карте. На самом деле территории предостаточно. Широкий благоустроенный вольер в огромном звездном зоопарке. Вот только в какое место нам затолкать свою уязвленную гордость? А наши надзиратели всё правильно рассчитали. Человечество долго будет заполнять собой пресловутый шар диаметром пятьсот световых лет.
- А может быть, никогда не заполнит, - Лера грустно усмехнулась. – Люди вполне способны уничтожить себя до того момента, когда из-за перенаселения вплотную подберутся к рубежу Цеклера. Впрочем…
- Что вы о грустном, да о грустном? – вдруг воскликнула «Вика». – Вы кушать то собираетесь? Философы! Остыло всё.
- Точно. Где моя большая ложка? - Костя спохватился, шутливо подмигнул Лере и быстренько пододвинул свой стул к обеденному столу.


6.


Традиционное чаепитие было в самом разгаре, когда «Вика» вдруг прервала задушевную беседу и стандартным казенным голосом сообщила:
- Справа по курсу сторожевой корабль с Тлалока.
- Батюшки! Что им нужно? – Виноградов забыл о чае и даже вскочил на ноги. Теперь он любой военный корабль воспринимал как угрозу.
- Спрашивают, всё ли у нас в порядке…
- Ответь им.
- Их интересует, почему мы не вышли из гиперперехода в установленном месте как все нормальные звездолеты?
- Вон оно что! – пилот усмехнулся и вернулся к столу. – Объясни, что у пассажира случился приступ аппендицита, потребовалась операция, ну и так далее… потому некоторое время летели по инерции, а не скакали, как нанонсы.
- Вряд ли им знакома флора и фауна Ригеля-7.
- Отредактируй текст.
- Хорошо. Спрашивают о намерениях…
- Да провались, чего пристали? Попроси дать разрешение на стыковку с орбитальной станцией.
- Ответ положительный.
- А зачем мозги пудрят? Что им надо? Кто и когда запретил звездолетам летать по инерции? Где, в каком своде законов это написано?
- Успокойся, - в данной ситуации «Вика», видимо, должна была поморщиться, но не умела. Да и морщить, собственно, нечего. – Они уходят.
- Скоро появятся мои коллеги, - Лера медленно поднялась из-за стола и направилась к выходу, по привычке поглаживая рукой правый бок. – Пойду, переоденусь. Пора снимать больничный наряд.
- Тебе помочь? – Костя последовал за любимым человеком. – Трудно сгибаться и разгибаться?
- Ну, если горишь желанием, - девушка остановилась возле двери и улыбнулась, - тогда помоги. Действительно сгибаться трудно, а разгибаться ещё сложнее.

***

Не успела «Вика» состыковаться с орбитальным комплексом, как появился первый визитер. Лера оказалась права. В командный отсек ворвался запыхавшийся майор Тарасов.
- Где вас черти носят, старший лейтенант Зданович? - он даже не поздоровался. – С Земли десятую депешу шлют! Всю плешь проели.
- Что-то не похоже, плешь на прежнем месте, - Косте явно не понравился незваный гость. – С кем имею честь… Впрочем, кажется, я вас встречал на дне рождения Константина Леонидовича.
- Майор Тарасов, - гость наконец-то представился. – У вас хорошая зрительная память, Константин Виноградов. Не ожидал.
- Господин майор, - Лера неуклюже поднялась с кресла и, слегка согнувшись, направилась к старшему офицеру. – Давайте определимся с…
- Что с вами? – Тарасов удивился.
- Аппендицит, - пилот продолжал рассматривать майора госбезопасности. – Пришлось сделать операцию.
- Самое подходящее время, - буркнул майор.
- А болезнь не спрашивает, - Косте явно хотелось разозлить офицера. – Потому и ждали целые сутки.
- Сообщить не могли?
- Нет, не могли.
- Господин Виноградов, - майор, наконец, вспылил, - мы тут не в куклы играем!
- Конечно, - пилот издевался. – Куда уж нам убогим…
- Костя, перестань, - попросила Лера. – Надо доделать работу до конца.
- Зачем вы вскочили? - Тарасов взял девушку под руку и тактично усадил кресло. – Раз больны… Мне приказали довести операцию до логического завершения, поскольку всем остальным сейчас явно не до неё. Константин, мне бы не хотелось привлекать посторонних людей, но если вы не желаете помочь…
- Желаю или не желаю, какая теперь разница? - Виноградов махнул рукой. – Что вы предлагаете?
- Нам надо забрать контейнеры или хотя бы задокументировать их содержимое, чтобы иметь доказательную базу.
- Опять вам нужны только факты, - пилот поморщился.
- Разумеется. Обычная практика. А как вы хотели?
- Никак.
- Вы можете не лететь, вас никто не заставляет. Достаточно указать координаты.
- Нет уж, дудки, майор. Сам полечу.
- Тем лучше, - Тарасов улыбнулся, потом обратился к девушке. – А вам, Валерия Зданович, приказано остаться на Тлалоке. Особенно, если учесть ваше самочувствие…
- Случайно не приказ полковника Здановича? – Лера кисло улыбнулась.
- Как вы догадливы.
- Мне легко предугадать действия родного отца.
Майор буквально на секунду усмехнулся, но потом продолжил излишне серьёзно:
- Действовать надо быстро. По имеющейся информации, контейнеры оснащены устройством самоликвидации. Взорваться могут в любую минуту.
- На месте Полита я бы уже давно уничтожил следы, - вставил Костя.
- Вот-вот, а вы шляетесь неизвестно где. Теряете драгоценное время.
- Извините, это я виновата, - Лера нахмурилась.
- План таков, - Тарасов опустился в свободное кресло. – Лейтенант Зданович остается на Тлалоке, а мы с тобой, Константин, летим осматривать контейнеры, конечно, если ещё есть на что смотреть. Вряд ли нам удастся забрать груз, но чем чёрт не шутит, потому «Вика» может пригодиться. Губернатор в курсе. В помощь мы берем «Белую ночь». Не исключаю возможности столкновения с кораблями Полита. А «Белая ночь» - это самый мощный боевой корабль, имеющийся в нашем распоряжении. Ему два крейсера нипочем. Впрочем, вы знаете об этом. Экипаж согласился помочь. Им я доверяю, потому попросил о помощи.
- «Белая ночь» не укомплектована, - Виноградов качал головой. – На борту наверняка только старшие офицеры. Прилетели на день рождения Константина Леонидовича. А официально для пополнения запасов провизии. Остальные члены экипажа в отпуске. Нет даже пилотов-истребителей.
- Знаю, - Трасов полностью владел ситуацией. – Местные военные командируют нам своих пилотов.
- На Тлалоке вообще нет палубных космолетов. Здесь одни сторожевики и тяжелые истребители наземного базирования. К тому же, «Белая ночь» укомплектована новейшими истребителями «Оса-39». Вряд ли местные пилоты…
- Придется летать на современных истребителях. Мы уже заранее обсудили этот вопрос с военными, пока вы изволили... отсутствовать.
Виноградов лишь развел руками:
- Годы тренировки не купишь…
- Костя, - девушка практически умоляла, - я полечу с тобой. Господин майор…
- Валерия, - Тарасов остался непреклонен, - сейчас не время для личных… Мы не возьмём лишних людей. Риск очень велик.
- Солнышко, мы сами, - Виноградов поднялся с кресла, подошел к любимому человеку, присел на корточки, душевно улыбнулся и взял Леру за руки, - так надо. Хорошо?
- Костя, - девушка сдержалась, не позволила нахлынувшим эмоциям выйти наружу. – Костя, как же…
- Всё будет хорошо, родная. Отдохни. Я попрошу Константина Леонидовича позаботиться о тебе.
- Да, да, - подтвердил Тарасов. – А мы будем готовиться к экспедиции. За два часа управимся.
- Значит, не возьмёте? – печально проговорила Лера.
- Нет, лейтенант. У тебя ещё вся жизнь впереди. Я не стану рисковать женщиной.
Девушка тяжело вздохнула, но промолчала. Она так и не поняла, серьезно ли говорит майор или просто отнекивается? Ладно хоть не встал в позу и не начал банально ссылаться на субординацию. Значит, хороший человек, душевный. Или повод серьёзный. Тарасов явно утаил какие-то нюансы. Не хочется отпускать Костю одного. Душа ноет, предчувствует что-то плохое.


7.


- Так, так, вот сюда, - Болотников довел девушку до машины.
- Ну что вы со мной нянчитесь, как с дитем малым? - Лера смеялась. – Я не немощная.
У охранника вечно невозмутимое выражение лица. Он предупредительно открыл дверцу лимузина, припаркованного во дворе, позади здания администрации. Служебный подъезд скрыт от посторонних глаз.
- Отвезите нашу гостью в больницу. Пусть хирург посмотрит. И без всякой очереди, - губернатор инструктировал молчаливого телохранителя. - А потом, Лера, поезжай в гостиницу, отдохни, поспи и ни о чем не беспокойся. Договорились?
- Хорошо, - девушка села на заднее сиденье. – Спасибо за заботу.
- Да не за что, - Константин Леонидович улыбнулся и кивнул головой. Охранник захлопнул заднюю дверцу, сел впереди, рядом с водителем, и губернаторский лимузин резво сорвался с места.
В больнице Леру действительно осмотрели вне очереди. «Хорошо дружить с губернатором», - подумала девушка, ложась на кушетку. Хирург снял повязку, небрежно бросил взгляд на косметический шов, потом долго водил выносным зондом по животу и внимательно смотрел на монитор, висящий сбоку от пациента. Лера не видела картинки. Холодный зонд скользил по телу и вызывал не очень приятные ощущения. Мурашки так и бегали по спине. Потом неприятные ощущения прошли.
- Ну, что сказать? - хирург продолжал смотреть на монитор, - Всё нормально. Заживает. Где вам делали операцию?
- На звездолете.
- Тогда всё понятно. Очень аккуратно. Автомат есть автомат. Ювелирно точно.
- Я могу идти?
- Погодите, - врач начал водить зондом чуть ниже пупка.
- Что там? – Лера почти испугалась.
- Ничего ужасного, - тут хирург повернулся к пациенту и хитро улыбнулся. – Девушка, вы беременны. Всего несколько дней.
- Это правда? – Лера даже попыталась приподняться, опершись на локти. Рот хватал воздух, словно человек задыхался, как рыба на суше.
- Сомнений быть не может. Прибор не врёт. Первые симптомы налицо. Вы не рады?
- Нет, нет, - Лера пришла в себя. – Я, конечно рада, просто неожиданно.
- Неожиданно такие вещи не случаются, - врач вновь улыбнулся и выключил диагностический прибор. Потом приклеил новую стерильную повязку.
Осмотр закончен.
- Ну вот, малыш, а папа то и не догадывается, - девушка ласково погладила собственный живот. – Улетел к черту на кулички. Но ничего, скоро вернется. Упадет в обморок, - она застегнула комбинезон и тихонько поднялась на ноги. – Сюрприз. С первого выстрела…
После посещения больницы Леру действительно отвезли в гостиницу. Робот-портье ждал лейтенанта возле дверей, словно всемирно известную актрису. Он услужливо распахнул двери перед гостьей. Сервис на высшем уровне. Номер класса люкс. Хорошо. Но одно обстоятельство беспокоило девушку. Её вещи остались на Ригеле-7, в машине посреди необитаемого острова. В распоряжении Леры был только синий пилотский комбинезон. Он, безусловно, удобный, но ведь это по большому счету не женская одежда. А серый брючный костюм был испорчен и забыт на борту звездолёта.
Делать нечего. Вместо отдыха пришлось пойти в торговый центр, благо кредитную карточку и прочие документы Лера держала при себе. На Тлалоке господствовала земная мода, такая родная и хорошо знакомая девушке. После двух часов мытарства по этажам в сопровождении продавца-консультанта покупки, наконец, были сделаны. Приобретены только самые необходимые вещи. Хотелось большего, ну да ладно. Нельзя злоупотреблять. Лучше вовремя остановиться. Ведь через несколько месяцев Лере понадобится совсем другая одежда.
Оказавшись в номере, Лера повались на диван и решила не вставать до утра. Ноги гудели, усталость дала о себе знать. Но не тут то было. Через пятнадцать минут доставили заказ. Разумеется, девушка не удержалась и принялась повторно мерить новую одежду, вертясь перед огромным зеркалом. Но больной живот напомнил о себе. Тяжеловато. Хватит прыгать. Надо чуточку полежать, успокоиться.
Девушку одолевали тревожные мысли. Она переживала, ведь Костя улетел в опасное путешествие. Лера догадывалась насколько оно опасное и почему майор Тарасов оставил старшего лейтенанта на планете, практически в райском саду, посреди буйства растительности и добродушных улыбок местных жителей.
И вновь не удалось отдохнуть. Автоматика доложила о визите нежданного гостя.
На пороге стояла миловидная девушка, приблизительно ровесница Леры. Нос сверху заклеен пластырем, чтоб не сгорел под палящим солнцем Тлалока. Далеко не все женщины предпочитают защитные косметические средства. Многих вполне устраивают старомодные и простые приёмы защиты от солнечных лучей.
- Лейтенант Сандер, - представилась гостья, уверенно переступив через порог и показав служебное удостоверение, после улыбнулась. – Можешь называть меня Мартой.
- Старший лейтенант Зданович, - пропуская гостью в холл, ответила хозяйка. – Лера.
- Знаю, - гостья расположилась на диване и довольно долго рассматривала изысканную обстановку номера. – Хорошо устроилась.
- Не жалуюсь.
- Заметно. В Главном Управлении зарплата выше?
- Вряд ли. Презент от губернатора.
- Хорошо, - Марта даже зачмокала, потом поморщилась. – Переодевайся. Поедем в отделение. Через полчаса сеанс связи с Ригелем-7. Тебя вызывают.




8.


- Вышли в расчетной точке, - доложила «Вика».
- Где «Белая ночь»? – встревожился Костя, глядя на экран радара.
- Пока не вижу, - в присутствии майора Тарасова «Вика» была немногословна.
- Куда они делись? Ведь улетели раньше нас. Опять прячутся? Знаю я эти дурацкие шуточки Городецкого.
- Потерпи немного. «Белая ночь» всё-таки боевой звездолёт. Не нам с ним тягаться. Если они здесь, то обязательно дадут о себе знать.
Яркая вспышка всего на миг осветила правый борт транспортного звездолета. В то же мгновение всего в тридцати тысячах километрах материализовался идеально черный, поглощающий любое излучение двадцатикилометровый исследовательский крейсер Космофлота. Его трудно обнаружить, особенно если крейсер уже перешел на боевой режим.
- А вот и мы, - веселый голос в эфире. – Испугались? А зря. Мы всегда рядом. Посторонних объектов не обнаружено. Вроде космос чист…
- Я вас не вижу, - Костя тоже усмехнулся. – Уже перешли на боевой режим?
- Да, - подтвердил Городецкий. – Зачем нам светиться?
- Логично.
- Не жалеешь, что ушел в отставку? Небось скучаешь по боевым кораблям? Во сне сняться?
- Года два, как перестали, - признался Виноградов. – А «Вику» я ни за что на свете не променяю…
- Прямо как вторая жена! Ты у нас двоеженец.
В эфире послышался смех. Даже Тарасов улыбнулся.
- А вы как думали?
- Хорошо тебе живется. Ладно, туши свой радар, а то он фонит не хуже красного карлика. С таким комплексом в разведку не ходят. Будем корректировать вас.
- Добро. «Вика», туши дальнобойное оборудование.
- Выполняю.
- Идем к планете, - скомандовал Тарасов.
- Только не лезьте вперед батьки в пекло, - раздалось из динамика. – Мы готовим робота-разведчика.
- Принято.
- Так. Старая звездная система. Судя по имеющимся данным, четыре планеты. Два газовых гиганта и две каменные малютки, плюс туча обломков между третьей и второй планетой. Вот где раздолье. Можно спрятать целый флот. Видимо в годы бурной молодости у звезды было как минимум на две планеты больше, - продолжал вещать Городецкий. Изображение не передавалось. Только речь.
- Согласен, - Костя хотел по-привычке развалиться в кресле, да ремни не позволили. Он не рискнул освободиться от добровольных оков. – Нас интересует третья планета.
- Сколько там добра?
- Сто сорок контейнеров.
- Ого! Долго ковыряться.
- Да. Сбросить легче, чем прицепить обратно. Моими штатными буксирами три дня собирать…
- У нас нет столько времени, - Тарасов лишь покачал головой.
- Ничего, - довольно оптимистично заявил командир «Белой ночи», - главное добраться.


9.


В комнате спецсвязи никого не было, только Лера. Марта тактично удалилась, выполняя инструкцию. С монитора космической связи на старшего лейтенанта Здановича смотрело строгое лицо отца.
- Здравствуй, дочка.
- Привет, папа.
- Как здоровье?
- Нормально. Выздоравливаю. Уже бегаю.
- У врача была?
- Ага. Не волнуйся, всё отлично.
- Дай Бог. Угораздило же вас…
- Папа, давай обойдемся без разбора полётов.
- Почему ты пошла на поводу у Виноградова? Чего вы сломя голову полезли под автоматы? С ума посходили! А если б вас пристрелили? Полицейские искренне считали вас убийцами. Лера, я не узнаю тебя. Виноградов любитель спецэффектов, а ты… ты же офицер… совсем голову от любви потеряла?
- Папа!
- Разве я не прав?
- Прав, - дочка тяжело вздохнула. – Костя тебе не нравится?
- Я этого не говорил. Он хороший человек. Только немного ветреный и импульсивный. Его, образно говоря, надо держать в узде, раз уж понадобился тебе. А у вас пока всё вилами по воде писано. Не спеши. Мужика хорошо жизнь отхлестала, пусть придет в себя.
- Вроде не тороплюсь, - Лера пожала плечами.
- Ладно, отдохни два-три дня, а потом поезжай на Землю. Тебя ждут.
Дочка кивнула головой.
- Примерно через неделю я вернусь домой, там и поговорим, спокойно и обстоятельно.
- Хорошо.
- Кстати, какие у тебя планы на ближайшее будущее?
«Теперь у меня только один план», - сокрушенно подумала Лера, а сама ответила довольно неопределенно:
- Ну, смотря что скажут на работе …
- Я не об этом.
- А-а-а, - девушка душевно улыбнулась, - есть кое-какие планы.
- Например? Уже замуж собралась? Считаешь, что в девках засиделась?
- Давай дома поговорим.
- Что-то ты скрываешь, плутовка, - отец погрозил пальцем. – Позвони матери. Она беспокоится. Ты совсем забыла про неё. О ранении я не говорил. Не надо её тревожить.
- Позвоню сегодня. Обязательно. Я соскучилась. А то когда ещё представится возможность…
- Вот именно, - строго произнес отец. – Одни амуры на уме.


10.


Звездолеты вышли на геостационарную орбиту третьей планеты. Темный каменный шар, облаченный в багряно-желтую атмосферу, удален от кораблей более чем на сто тысяч километров. Крейсер запустил робота-разведчика, потом четыре типовых спутника-шпиона. Эти аппараты должны обеспечить контроль орбитального пространства и обязаны поддерживать связь с роботом-разведчиком. Экспедиция всерьёз опасается визита боевых кораблей с Полита.
- Вот ваши контейнеры, - сообщил Городецкий. – Пока можно наблюдать визуально на уровне терминатора. Скоро уйдут на ночную сторону.
- Да. Видим какие-то размытые точки, - Тарасов прильнул к обзорному монитору. «Вика» транслировала изображение со своего самого мощного телескопа.
- Разведчик приближается.
Прямоугольная коробка, размером чуть меньше баскетбольной площадки двигалась встречным курсом почти в кромешной темноте и прошла совсем близко от злополучных контейнеров, всего в ста метрах. Параболическая антенна на её борту не выпускала из виду спутник-шпион, висящий на геостационарной орбите, и периодически корректировала свое положение в пространстве. Длинная цепочка, состоящая из ста сорока контейнеров, опознала аппарат, собранный руками человека. Как-никак, а контейнеры предназначены для транспортировки коммерческих грузов. Поэтому автоматике нет резона прятаться. На всех ста сорока контейнерах вспыхнули габаритные огни, словно хотели сказать: «Вот мы где. Заберите нас отсюда. Здесь темно и холодно. Мы хотим домой».
В ответ из чрева разведчика, словно просыпанный горох к контейнерам полетели маленькие кибернетические существа. За каждым из них был персонально закреплен один из контейнеров. Приземлившись где придется, малыши тут же приступили к выполнению основной задачи. Неуклюже перебирая восемью ногами, они стремились добраться до контрольного люка, туда обычно заглядывают роботы-контролеры во время плановой проверки груза. Люк расположен на торце гигантского контейнера, а сам контейнер размером в два футбольных поля. Кому-то из малышей пришлось проделать долгий путь, прежде чем посчастливилось попасть в уютный по космическим меркам тамбур, отделяющий недра контейнера от космической бездны. А перед этим ещё необходимо открыть контрольный люк.
- Я вот не пойму, - недоумевал Костя, – если Политу приспичило доставить это чертово оружие, почему же они так плохо организовали операцию? Угнанный звездолет - раз, Лера - два, планетарная база – три.
- Ты – это четыре, - докончил Тарасов. – Да, Константин, куда проще изготовить оружие на самом Полите, загрузить на транспортный корабль и отвезти куда следует. Но это только в идеале. А на самом деле, не всё так просто, как кажется, - майор решил слегка пооткровенничать. - Наше ведомство присматривает за Политом. Это не секрет. Поэтому руководство планеты не может действовать открыто. Им приходится хотя бы формально соблюдать нормы международного права. Оружие должны были передать одной из пиратских колоний. Официально торговля с этим миром запрещена. Полит подписал Конвенцию о противодействии пиратству. Следовательно, разведслужбы планеты не могут отправить туда свой звездолет. Чревато последствиями. Приходится хитрить. Ничто не должно указывать на причастность Полита. Оружие закуплено на Ригеле-7 подставными лицами, просочилось сквозь таможню и под видом строительного комплекса отправлено в неизвестном направлении. Ты только представь насколько вольготно эмиссары с Полита чувствовали себя на Ригеле-7, работали через государственные и коммерческие структуры, имели связи в эшелонах власти. Но, слава Богу, не все чиновники продажны, равно как и сотрудники правоохранительных органов. За действиями спецслужб Полита пристально наблюдали, выявляли пособников и готовили широкомасштабную операцию, способную одним махом отрубить все головы пресловутой гидры.
- Ценою человеческих жизней, - мрачно подвел итог Виноградов.
- Не без этого, - согласился Тарасов. – Не без этого. Полит привык загребать жар чужими руками. Замысел у них был грандиозный. Поставки вооружений – это частный случай. Пиратскому миру не нужно так много стрелкового оружия. Но там расположены лагеря подготовки боевиков. Это оружие разошлось бы по всему Земному содружеству. А в один прекрасный день начало бы стрелять. И жертв было бы куда больше.
- Малой кровью не допустить большого кровопролития? - Виноградов покачал головой. – Как это знакомо!
- Возможно.
- А пираты?
- С пиратами всё просто. Легально им никто не продаст звездолет. Потому ребяткам пришлось лететь за оружием на угнанном грузовике. Чего только не сделаешь ради наживы. Заинтересованность у них простая: деньги и ресурсы. Взамен они предоставили свою территорию радикальным сторонникам Полита. А те, в свою очередь, готовили боевиков. В планах: широкомасштабные террористические акты для дестабилизации обстановки в Земном содружестве и даже государственный переворот на отдельно взятых планетах. Пираты, так же как и Полит, заинтересованы в ослаблении Земного содружества. Мир жесток. Либо мы их, либо они нас. Космофлоту пришлось блокировать пиратскую колонию, уничтожить их флот. Впрочем, подобные вопросы быстро не решаются. Сейчас идут трудные переговоры между пиратами и делегацией с Земли. Ясно одно, война не способна изменить ситуацию в лучшую сторону. Содружество не хочет просто так убивать бывших соотечественников. Надеюсь, политики договорятся, и конфликт разрешат мирным путем.
- А Полит прижмут к стенке?
- Обязательно. Полит - главный возмутитель спокойствия. Адекватные меры будут приняты, - майор на секунду задумался. - Но ситуация непростая. Сейчас действия центрального правительства оценивают всё, начиная от независимых миров и заканчивая планетами, входящими в состав Земного содружества. Наш президент вынужден был пойти на крайне непопулярные меры и теперь просто обязан довести дело до логического конца. Он не имеет права спасовать и ограничиться полумерами. От его решений напрямую зависит будущее содружества и наше с тобой в том числе.
- Высокие слова.
- Гм, может быть. Но это так, - Тарасов откинулся на спинку кресла. – А всем почему-то кажется, что неприятные события происходят где-то очень далеко, не с нами, и нас не касаются. Заблуждение. Если содружество распадется, будет война. Она коснется каждого. Космические расстояния не спасут.
- Первый разведчик добрался до переходного отсека, - сообщил Городецкий. Он не слышал разговора, состоявшегося в командном отсеке «Вики-3».
- Записываете? – как бы между прочим поинтересовался Тарасов.
- Разумеется. Сейчас у вас появится картинка.
Майор прильнул к монитору.
- «Вика», ты записываешь?
- Обижаете…
- Прекрасно.
Виноградов лишь саркастически хмыкнул. Кому чего, а Тарасову факты подавай.
Восьмилапый кибернетический малыш ввел в терминал контейнера код доступа, спрятал универсальный манипулятор и торопливо заскочил в открытый люк, предварительно дождавшись пока из узкого тамбура выйдет воздух, способный унести гостя в космическое пространство. Включилось освещение. Робот оказался в замкнутом пространстве. Внешний люк закрылся, а очередная металлическая дверь преградила путь. Майор передал роботу новый код доступа, с большим трудом добытый его коллегами на Ригеле-7. При помощи манипулятора малыш послушно подключился к пульту управления. Данные отправлены. Автоматика контейнера достаточно долго анализировала информацию, оценивая визитера. Наконец очередная серая массивная дверь медленно поползла в сторону. С легким шипением воздух проник в пустой тамбур. Прошла секунда. Малыш неторопливо, даже с опаской, проследовал внутрь контейнера. Лампы ярко горели, освещая недра огромного складского помещения, заставленного до потолка пластиковыми ящиками. Прочные защелки крепят ящики к полу и друг к другу. Узкие коридоры тянутся на многие десятки метров.
- Посмотрите на аббревиатуру, – обратил внимание Городецкий. – Надписи на ящиках…
- Штурмовые бластеры SBG-147, - мрачно проговорил Тарасов. – Произведены на Ригеле-7. Даже есть эмблема завода-изготовителя. Вот черти. Полный контейнер. В каждом ящике двенадцать единиц стрелкового оружия. Вес брутто двадцать четыре килограмма. С учетом размера ящика и массы…
- Примерно пятнадцать тысяч тонн, - Костя быстро прикинул в уме. – Семь с половиной тысяч единиц стрелкового оружия. Больше не влезло.
- Тебе виднее. Ты среди нас единственный грузоперевозчик, - восхищенно согласился Тарасов, учитывая опыт Виноградова. – Сто сорок контейнеров. Можно оснастить целую армию.
- Плюс боеприпасы.
- Да уж, - майор тяжело вздохнул и надулся. – Вот сволочи.
- В других контейнерах примерно то же самое, - докладывал Городецкий. – Боеприпасы, взрывчатка, бронежилеты, детонаторы, кое-какая амуниция. Всего не охватить сразу…
- Потом будем считать, - махнул рукой Тарасов. – Нигде не видно штуковины, похожей на устройство самоликвидации?
- Пока нет.
- Должно быть.
- Причем ядрёное, - вставил Костя.
- Скорее термоядерное, – поправил Стас.
- Будьте внимательны, - просил Тарасов. – Если ухнет – мало не покажется.
- Само собой, - согласился Виноградов. – Предлагаю отойти на пару миллионов километров.
- Зачем? – Городецкий усмехнулся. – Планета закрывает нас. Стоп. А это что за штуковина?
В последнем контейнере, в самом конце импровизированного коридора из ящиков робот-малыш обнаружил зачехленное устройство непонятного назначения, по форме напоминающее отрезок толстой трубы.
- Размеры колоссальные, - слегка зачарованно произнес Костя, глядя на экран монитора.
- Черт возьми!
- Вот она, родимая, - Тарасов вцепился в подлокотники.
Людьми внезапно овладела непонятная эйфория, словно увидели ангела смерти с острой косой в руке.
- Не спешите. Мы не знаем что это за зверь.
- Термоядерный боезаряд, - констатировал факт Городецкий. – Можете не сомневаться.
- Радиоактивный фон в норме.
- Само собой. Видел я такие. Штука древняя. Если мне не изменяет память, снята с вооружения больше ста лет назад.
- А мощность?
- Разная. От полутора тысяч мегатонн. Затрудняюсь сказать сколько дури именно в этой подружке, но то, что много… это очевидно даже мне, не специалисту.
- Контейнеры превратятся в прах, - немного торжественно произнес Костя.
- Даже праха не останется, - как-то грустно рассмеялся Городецкий. – Что будем делать?
- Уходим от греха подальше, - предложил Виноградов.
- Это не выход, - мрачно ответил Тарасов. – Как можно проверить состояние боезаряда?
- А если он уже активирован и послушно отсчитывает секунды? – не удержался Костя. – Может, проникнув в контейнер, мы активировали систему самоликвидации?
- Тогда зачем ей так долго ждать?
- Дает возможность доказать, что мы свои…
- Черт.
- Мы ещё не задокументировали информацию.
- На детальный осмотр уйдут недели.
- А что, есть другой выход?
- Займемся боезарядом.
- Пусть робот посмотрит.
Как бы долго не спорили люди, а отдуваться пришлось автоматам. Таков их удел. Звездолеты ушли с геостационарной орбиты и теперь кружили вокруг темной планеты синхронно с контейнерами, всегда находясь строго на противоположной стороне, прячась от смертоносного груза. Если сработает термоядерный боезаряд, планета своим каменным телом прикроет людей. Впрочем, полторы тысячи мегатонн – это не мало. Последствия взрыва трудно предугадать. Команда «Белой ночи» занялась моделированием возможной ситуации. Жаль, что на борту нет ученых.
А маленький восьминогий робот-разведчик безропотно приблизился к зачехленной «трубе» и осмотрелся.
- Стойте! Куда идет кабель? – воскликнул Костя, хотел даже вскочить с кресла, да ремни вновь не позволили.
- Действительно какой-то кабель.
- Что за ерунда?
Робот двинулся вдоль толстого кабеля. Он быстро оббежал бомбу, используя присоски, и увидел массивную коробку, спрятанную позади адской машины. К коробке шли несколько кабелей.
- Один кабель связан с боезарядом. А куда идут остальные?
- Давайте откроем коробку, - предложил Городецкий.
Ситуация странная. Людей охватил азарт. Что задумали отправители груза?
Используя оба манипулятора, малыш откручивал самые обыкновенные болты. Космонавты слышали, как повизгивают механизмы сервопривода. Вот уплыл в сторону последний болт, крышка откинута, удален герметик.
- Черт! – Тарасов отстегнул ремни безопасности, чинно встал с кресла и вплотную прильнул к монитору. – Интересный набор оборудования. «Белая ночь», вы что-нибудь поняли?
- Смогли лишь опознать приемопередатчик космической связи.
- Аналогично. Остальная техника мне не знакома. Надо связаться со специалистами. Аппаратура произведена на Полите. Характерный дизайн. Пока не вижу никакого таймера. Система снабжена резервным питанием и дистанционным управлением. Принять может всё, что угодно, любое послание. Один из кабелей, несомненно, идет к внешней антенне и к системе позиционирования. А передавать информацию данный приёмопередатчик способен лишь на короткие дистанции, в пределах звездной системы.
- Если судить по внешним признакам, - продолжил Городецкий, - устройство находится в режиме ожидания. Так считают мои ребята.
- Но вы не можете утверждать на сто процентов, - Костя явно нервничал. – Придет с Полита сигнал, и нам хана. Странно, что они до сих пор не взорвали контейнеры.
- Верно, - Тарасов вернулся на своё место. – Надеются вернуть их. Пусть роботы осматривают груз, составляют список. А я тем временем свяжусь с руководством. Что-нибудь подскажут…
- Да-а-а, - вдруг промычал Виноградов, - если бы я знал какой замечательный груз везу…
- Знать бы где соломку подстелить, - майор усмехнулся. – За этот груз… тебя бы точно… чик… Кто-то Костю сильно не любил и вручил билет в один конец.
Пилот лишь хмыкнул.
В звездолете воцарила тишина. Тарасов передал закодированное сообщение, установив связь с Землей. Виноградов решил перекусить. Война войной, а обед по расписанию.
Костя уже поел и допивал свой любимый травяной чай, вытянув ноги под столом, когда майор заглянул на кухню.
- Запрос отправил, - гость уселся напротив хозяина звездолета и невольно стал наблюдать за действиями кухонных роботов, шустро накрывающих на стол. – Будем ждать.
- Сколько у нас времени?
- Несколько часов, - майор поморщился.
- Знаю, знаю, - Виноградов усмехнулся, - сейчас вы скажете, что благодаря мне и Лере потеряны целые сутки…
- Потеряны, - Тарасов тоже усмехнулся, – но груз мы нашли и этого уже вполне достаточно. Часа через два роботы закончат поверхностный осмотр, потом можем отчаливать…
- А контейнеры?
- «Белая ночь» выпустит истребители. Пусть пилоты попрактикуются. Новейшие истребители как-никак…
- Забрать груз мы не успеем?
- Нет. Я бы не рискнул подходить слишком близко. Но и ждать пока он сам взорвется, считаю нецелесообразным.
Костя кивнул головой, после принялся допивать чай.
Тарасов приступил к трапезе.
- Чем намерен заняться после возвращения на Тлалок? – он тщательно пережевывал пищу.
- Это праздное любопытство? – Виноградов насторожился, исподлобья посматривая на майора.
- Не совсем.
- Боитесь, что останусь на Тлалоке?
- Напротив. Я бы даже рекомендовал.
- А Ригель-7?
- Тебе не стоит туда возвращаться. Дорога закрыта. А на других планетах частному грузоперевозчику будет сложно найти приличную работу, если только выберешь какую-нибудь молодую колонию, где всегда чего-нибудь да не хватает…
- Вы предлагаете всю жизнь возить зерно? – Костя хитро усмехнулся.
- Чем не работа? На Тлалоке «Вика» будет востребована. Помимо зерна можно возить мясо, фрукты, овощи…
- Заманчиво, - пилот смеялся. - Но я ещё не думал об этом.
- Напрасно. Самое время. Или ты боишься, что Валерия не пожелает остаться на провинциальной планете?
- Вы слишком навязчивы, - дипломатично ответил Костя.
- Может быть. Впрочем, твоя жизнь…
Разговор прервал монотонный голос «Вики»:
- Принято сообщение с Земли. Я не могу прочесть.
- Выведи на монитор. Это наверняка для майора, - Костя привычным жестом отодвинул от себя чайную чашку.
На мониторе «Вика» нарисовала какие-то странные символы. Тарасов долго изучал изображение, даже отложил ложку.
- Так! Ну, ладно, - майор расшифровал сообщение и вновь вернулся к трапезе. – Полковник Городецкий прав. Это действительно очень мощный термоядерный боезаряд. Дистанционное управление. Дожидается команды хозяина. Обмануть ящик мы не сможем. Аппаратура хитрая. Хорошо, что не может сообщить о своем местоположении.
- Почему они не предусмотрели какой-нибудь аварийный маяк?
- Хе-хе, если легко найти другу, то так же легко найти врагу. Однако не стоит обольщаться, скоро Полит пришлет нужный широконаправленный сигнал, и вся наша богадельня полетит в тартарары. Закончим осмотр и ликвидируем контейнеры.
- Если успеем.
- Если успеем, - подтвердил майор.
Сто тридцать девять роботов шустро сновали между рядами ящиков, составляя единый список смертоносного груза. Будто и невесомости нет. А последний, сто сороковой робот получил иное задание. Он застыл недалеко от адской машины. Его видеокамеры беспрестанно передавали людям информацию о состоянии устройства дистанционного управления. Коды доступа, добытые на Ригеле-7, позволили экспедиции беспрепятственно осмотреть контейнеры и выиграть время. Но не удалось завершить операцию в полном объёме.
- Получен сигнал, - «Вика» первая забила тревогу.
Городецкий ничего не успел передать. «Белая ночь» замолчала слишком рано. Последнее, что заметил Костя, глядя на монитор, это то, как взбесилось вражеское оборудование в металлической коробке, замигали индикаторы и… всё.
В ответ «Вика» отключила звездолет, причем буквально и почти полностью, будто дернула за ручку рубильника, обесточив практически все системы, в том числе и себя. Закрылись броневые шторки, законопатив слабые места в корпусе, деактивирована любая электрическая система, затаилась любая биохимическая структура. Работал лишь аварийный реактор и искусственная магнитосфера звездолета. Люди оказались в кромешной темноте и в полной изоляции. Наступила зловещая тишина…
Костя почему-то закрыл глаза, откинувшись на спинку стула. Привычка. Зачем бесцельно таращить глаза, если всё равно ничего не видно? Затем произошло то, чего он подсознательно боялся. Виноградов ничего не почувствовал, ведь это не чувствуется… Пилот просто осознал произошедшее событие. Перед глазами вспыхнули яркие белые вспышки. А глаза-то закрыты! «Облучен», - страшная мысль пронеслась в голове.
Облучен. И это не смотря на то, что планета загородила своим телом два притихших звездолета, приняла на себя чудовищный удар, спасла и в то же время оказала медвежью услугу. Малая толика неудержимого потока заряженных частиц высокой энергии, образовавшаяся во время подрыва термоядерного боезаряда, была отклонена магнитосферой планеты и, обогнув каменный шар, буквально прошила насквозь космических пришельцев. Искусственное магнитное поле «Вики» дополнительно отклонило смертоносный дождь, но не обеспечило абсолютной защиты.
Автономная и многократно дублированная неэлектрическая система перезапуска сработала четко. Её первая ступень - обычный механический таймер отсчитал положенные секунды и соединил два сильно удаленных друг от друга золотых контакта, замкнул электрическую цепь. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы громадный и очень сложный организм под названием «Вика-3» начал оживать.
- С возвращением, «Вика», - Костя сощурился от непривычно яркого матового света, вновь залившего кухню.
- Провожу диагностику и запуск первичных систем управления, - доложил автомат.
- Ты лучше нас диагностируй, - мрачно проговорил пилот, глядя в потухшие глаза Тарасова.
Майор зачем-то вертел в руках ложку, но кушать уже не хотелось.
- Всему свое время, - автомат был занят привычным делом.
- Время? – Виноградов горько усмехнулся.
Тарасов отложил, точнее, отбросил ложку.
Люди без слов поняли друг друга.



11.


В двадцать шестом секторе орбитальной станции творилось что-то невообразимое. По огромному коридору сновали военные и медики, вывозя раненых. Длинная вереница медицинских каталок с сумасшедшей скоростью пронеслась по направлению к грузовому терминалу. Сначала зевак было мало. Но весть о непонятном и странном событии мгновенно распространилась по орбитальной станции. Люди начали прибывать. Военные выставили живое ограждение, не допуская посторонних к той своеобразной дороге, по которой периодически проносились целые колонны медицинских каталок. Зеваки громко обсуждали увиденное зрелище. Страшный гам сотрясал металлические стены. Что случилось? Война началась? Тлалок подвергся нападению? Медики и военные не отвечали на многочисленные вопросы, только отмахивались, да переговаривались меж собой, стараясь перекричать шум. Из-за поворота показалась очередная вереница каталок в сопровождении медперсонала. Зеваки начали напирать, грозя смести живое ограждение, состоящее из солдат. Тут появился офицер с громкоговорителем в руке. Он начал грозно вещать, призывая беснующуюся толпу к порядку. Не помогло. По команде офицера солдаты образовали единую цепь, сцепив руки в замок, и начали буквально грудью оттеснять толпу зевак. Люди возмущались, но все же постепенно отступали под натиском военных.
Молодой женщине удалось вырваться из безликой толпы и вплотную подобраться к солдатам. Она была одной из немногих, кому известна правда. Разумеется, её не пропустили, невзирая на отчаянные просьбы. Тогда женщина достала служебное удостоверение и буквально ткнула им в лицо подошедшему офицеру.
- Там мой муж! – кричала она.
Солдаты на секунду расступились. Странная женщина кинулась к ближайшей каталке, заметив синий пилотский комбинезон пострадавшего.
- Костя! Костя, - сквозь слезы кричала она, схватив лежащего человека за руку.
- Милая, не плачь, все будет хорошо, - Виноградов постарался сорвать с лица дыхательную маску, но врач, не позволил ему.
Виноградов что-то кричал, но маска мешала, и шум перекрывал его слабый голос.
- Девушка, отойдите, - человек в белом халате старался отстранить женщину.
- Нет. Я поеду с мужем.
- Мы не можем взять вас. Транспорт перегружен. Добирайтесь обычным рейсом.
- Как же так?
- Извините. Много пострадавших.
Лера не могла долго бежать за каталкой, сказывалось ранение. Живот наполнила тупая боль, дыхание участилось, сердце запрыгало в груди, как канарейка в клетке и даже потемнело в глазах. Девушка споткнулась и застыла на месте, схватившись за живот. Она отчаянно ревела на виду у многоликой толпы, провожая взглядом удаляющуюся вереницу каталок. Ей стало плохо, ей показалось, что она навсегда потеряла любимого человека.
Лера не видела как из-за поворота вынырнул Болотников и уверенной походкой направился к офицеру, отобрал у него громкоговоритель и начал успокаивать беснующуюся толпу.
Слова губернатора возымели действие. Люди успокоились и начали слушать. Оказывается не всё так страшно, как показалось вначале. Мощная вспышка на солнце. Военный звездолет был облучен. Подобное случается, редко, но случается. Никакой войны нет. Нечего бесноваться. Ничего сверхъестественного не произошло. Возвращайтесь к повседневным делам. Концерт окончен. Всё. Авторитет Болотникова был незыблем. Люди действительно начали расходиться. Губернатор вернул громкоговоритель офицеру, потом преспокойно направился дальше по коридору. И тут он увидел заплаканную Леру.
- Боже мой! – воскликнул он и поспешил к девушке. – Лера, девочка моя, - он не побоялся прилюдно обнять одиноко стоящую женщину. – Зачем так горько плачешь?
- Меня не пустили, - Лера рыдала, как ребенок, громко и с надрывом, уткнувшись в лацкан пиджака хозяина планеты.
- Перестань. Сейчас же перестань. Подумаешь, не пустили. Скоро пустят. Я разговаривал с врачами. Они успокоили меня, сказали, что с Костей всё будет хорошо. Вылечат. Не надо плакать.
- Правда?
- Правда. Проведет недельку в больнице, а потом…
Болотников не договорил. За спиной губернатора уже собралась целая толпа. Два телохранителя, какие-то офицеры и медики в белых халатах.
- Извините, Константин Леонидович…
Болотников оставил заплаканную девушку и обернулся:
- В чем дело?
- Константин Леонидович, транспорта не хватает, ведь сто пятьдесят человек… лежачих…
- Сколько осталось?
- Семеро.
- В мой космолет, быстро! – губернатор даже не задумался.
- Хорошо, Константин Леонидович.
Тут Болотников вновь повернулся к девушке.
- Лера, милая, давай-ка, вытирай слезы, и вместе поедем в больницу. Здесь нам больше делать нечего, - он улыбнулся. – Согласна?
Девушка лишь закивала головой.
- Умница. Пойдем. И чтоб я больше горьких слез не видел, только радостные, только от счастья…




12.


Пять дней Костя провел в больнице. Всех участников спонтанной экспедиции к красному карлику тут же госпитализировали по прибытии на планету Тлалок. Виноградова и Тарасова даже поместили в одной палате. Ежедневные медицинские процедуры казались развлечением в сравнении со скучным времяпровождением на больничной койке. На улице шикарная погода, солнце светит, природа буйствует обилием сказочной растительности. Хочется побродить по песчаному пляжу, искупаться в ласковом море… А ты лежишь на кровати как бурдюк и, образно говоря, плюешь в потолок от безделья. Лишь визиты родных и близких людей ненадолго скрашивают унылую атмосферу. Тарасова дважды в день навещает супруга. Даже сын прилетел с Земли. А у Кости ближе Леры никого нет. Правда, пару раз заглядывал Болотников, божился, что ко дню его рождения пациентов обязательно выпишут, издаст указ, если понадобится. Он может, губернатор как-никак. Друзья с «Белой ночи» лежат в соседних палатах. С ними Виноградов уже обсудил всё, что возможно обсудить. Воспоминания о былом, планы на будущее…
Неприятным событием для Виноградова станет сегодняшний отъезд любимого человека. Лера улетает на Землю. Разум прекрасно понимает, что рано или поздно это должно случиться, но сердобольная душа всё равно противится отъезду.


***

Виноградов и Тарасов часто играли в шахматы на электронной доске, старались одолеть скуку, да вели неторопливую беседу.
- Как ты думаешь, когда нас выпишут? – майор, наморщив лоб, склонился над доской, потом передвинул пешку.
- Я готов хоть сегодня убежать, - Виноградов обдумывал ответный ход. - Сотню здоровых мужиков просто так держат в заточении. Все радионуклиды уже давно выведены из организма и скрылись в унитазе.
- У докторов на сей счет свое, особое мнение, других пациентов мало, вот они и пользуются случаем, измываются как хотят.
- Хоть вы повлияйте на них.
- Пробовал. Против медицины не попрёшь. Застращали, словно младенца. Будет то, будет это, лучевая болезнь, генетика, осложнения… терминами закидали, аж уши в трубочку свернулись. Непонятно, толи правду говорят, толи врут как…
- Всем привет, - через порог перешагнула бодрая, улыбающаяся и загорелая брюнетка в стандартном наряде жителей Тлалока: шорты, светлая футболка и новомодная широкополая шляпа. – Как поживают больные? Я вам фруктов принесла.
- Не сыпь нам соль на рану, лейтенант, - первоначально Тарасов скривился, но потом всё же добродушно улыбнулся Лере.
- Привет, дорогая, - Костя вскочил с кровати, обнял любимого человека.
- Воркующие голубки, - теперь майор блаженно улыбался, наблюдая за молодежью. – Виноградов, твой ход, - он указал на шахматы.
- Ага, сейчас, - пообещал Костя, а сам не сводил глаз с Леры. Они тихонько шептались, подойдя к окну.
- Э-хе-хе, - по-стариковски покряхтел Тарасов и завалился на кровать, предварительно скинув тапочки. – Молодежь. Мне бы ваши заботы, - он закрыл глаза.
- Господин майор, - через минуту Лера подошла к кровати Тарасова.
- Да? – контрразведчик открыл один глаз.
- Разрешите обратиться с личной просьбой?
- Ты когда уезжаешь?
- Через четыре часа.
- Значит, пришла попрощаться?
- Да и хотела кое-о-чём вас попросить.
- Попробуй.
Девушка раздумывала несколько секунд:
- У вас в отделении найдется для меня вакансия?
- Ого, - Тарасов открыл второй глаз и даже вскочил с кровати. – Я знал, что ты задашь этот вопрос, - он засмеялся. – Пиши рапорт, лейтенант.
- Спасибо, - глаза девушки радостно засияли.
- Надеюсь, это не сиюминутное решение? – майор стал серьёзен. Сначала он окинул взглядом будущую подчиненную, потом остановил взор на Виноградове.
- Нет, - Костя тоже был серьёзен, даже чересчур. – Мы хотим остаться на Тлалоке.
- Ну, смотрите, - Тарасов опустился на кровать. – Правда, я не знаю какую резолюцию нарисует полковник Зданович на рапорте старшего лейтенанта Здановича…
- Он не является моим непосредственным начальником.
- Вот как? – майор сощурился. – Разве документы врут?
Лера кивнула головой.
- А откуда к нам пришла Валерия Зданович, если не секрет?
- Теперь это уже не секрет. Всё равно узнаете. Третий отдел.
- Мать честная, ну дела! – Тарасов хлопнул в ладоши. – Нелегалы. Элита. Голубая кровь. Да, теперь ты им точно не нужна. Теперь тебя каждая собака на Полите знает. Переведут на оперативную работу. Спишут, как расходный материал. Значит, скоро увидимся, засекреченный старший лейтенант, - майор опять рассмеялся. – Мне нужен заместитель по оперативной работе. Думаю, твоя кандидатура подойдет. Ты уже не маленькая девочка. Опыт работы солидный. Вернешься, торжественно переведу под твое командование всех оперативников. Попробуй справиться с ними…
Лера едва не подпрыгнула от радости.
В палату заглянул пожилой доктор в белом халате, худой темноволосый чилиец довольно грозного вида. Особенно созданию грозного облика способствовал крючковатый нос. Он очень напоминал орлиный клюв, высокий, с изогнутым и заостренным кончиком.
- Так, - врач окинул взором собравшихся, - давайте, закругляйтесь и… бегом на процедуры.
Лера начала прощаться.
- Я провожу, - Костя кинулся к выходу.
- Только до крыльца, - властно уведомил человек в белом халате.
- А может до космопорта? – Виноградов остановился в дверях и заискивающе улыбнулся.
- Я тебе дам до космопорта, - доктор погрозил пальцем. – Через два дня можешь хоть до другой Галактики провожать. А сегодня только до крыльца. Одна нога здесь, другая там. Ясно?
- Ура! Через два дня выпишут, - довольные Костя и Лера скрылись за дверью.
- Дети!
- Сальвадор, - Тарасов изобразил усталую мину, обратившись к доктору по имени. – Меня когда отпустишь?
- Через два дня, - невозмутимо ответил врач. – Потом назначу амбулаторное лечение.
- Ты издеваешься? - майор тяжело вздохнул. – Мои оболтусы небось весь офис вверх дном перевернули, разрисовали стены кабинета нецензурными словами, а я тут загораю.
- Вчера вечером проходил мимо твоего офиса, - так же невозмутимо парировал доктор. – Не переживай, здание пока стоит на прежнем месте. Окна целы, не разбиты. Окопы не вырыты, трупы не валяются.
- Издевайся, издевайся, - пробурчал Тарасов. – Ты знаешь сколько работы накопилось? Полгода буду разгребать.
- Без комментариев, - доктор засунул руки в карманы халата, немного ссутулился и направился к выходу. – Попробуешь сбежать – опозорю на весь Тлалок.
- Тьфу, - майор проводил взглядом доктора, а потом подошел к окну.
Костя и Лера присели на скамейку в уютном сквере, прячась от нещадно палящего солнца под раскидистыми ветвями молодого, но уже высокого дерева, потом обнялись и повели непринужденную беседу.
«Вот ведь кому везет», - тоскливо подумал Тарасов, созерцая влюбленную парочку. Затем улыбнулся. – «Несмотря ни на что жизнь продолжается».



Конец.


Май – Август 2009г.



Читатели (1227) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы