ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Корпоративный фашизм Путина - слабость и глупость под вывеской силы

Автор:
КОРПОРАТИВНЫЙ ФАШИЗМ ПУТИНА – ГЛУПОСТЬ И СЛАБОСТЬ ПОД ВЫВЕСКОЙ СИЛЫ


Первым шагом к построению в России корпоративного фашистского государства по образцу режима Муссолини стал переворот 1993 года. Разогнав Верховный Совет, семейный клан Юмашева-Ельцина открыто попрал тогда действующую Конституцию и узурпировал политическую власть. Главной финансовой опорой фашистского переворота стали крупные финансовые корпорации в лице памятной всем семибанкирщины. Идеологом переворота выступил Егор Гайдар, по странному недоразумению считающийся и поныне чуть ли не отцом русской демократии. «Дать революции в морду» - эти слова были сказаны тогда именно Гайдаром, а уже потом были повторены Глебом Павловским и Владиславом Сурковым. Воинственный клёкот нашего либерального светоча был услышан на Лубянке и встретил там сочувственный отклик. Конечно, противостоявшие Ельцину и Гайдару Руцкой, Хасбулатов и Макашов отнюдь не были агнцами. Но они были порождением хилости и глупости ельцинской власти, оборотной её стороной. Президентская власть, выпущенная из слабых рук Горбачёва, попала в ещё более слабые руки Ельцина. Михаил Горбачёв, надо отдать ему должное, скорее отрезал бы себе руку, чем скрепил своей подписью Беловежские соглашения. Крушением СССР, однако, беды России тогда не ограничились.
C переворотом 1993 года провозглашённый Горбачёвым курс на «перестройку, гласность и разделение властей» был похоронен окончательно и бесповоротно. В России продолжился ползучий переворот, в котором под знаменем идеологии итальянского фашизма
(стыдливо припудренной сначала рассуждениями о необходимости проведения непопулярных гайдаровских реформ сильной рукой, а затем, после провала ДВР на выборах, - разглагольствованиями о том, что народ устал от реформ, что он жаждет наведения порядка, что парламент – не место для дискуссий и т. д. в том же духе) выступили Егор Гайдар, силовики и олигархи, поставившие перед собой цель подавить любыми средствами и любой ценой, не считаясь с издержками, всякую оппозицию и всякую конкуренцию на пути построения «светлого капиталистического будущего по Гайдару» руками десятка-другого контролируемых с Лубянки монополий. Но если Егором Гайдаром в этом деле руководил лишь альтруизм честно заблудившегося в трёх либеральных соснах коммуниста-расстриги (что никоим образом не извиняет его как политика), то его сообщники действовали уже без всяких либеральных иллюзий и руководствовались чисто материальными, клановыми и классовыми интересами. Четыре могущественные корпорации – сырьевые монополии, финансовые монополии, коррумпированное чиновничество и приблатнённые силовики начали борьбу за неограниченную власть, нимало не считаясь с интересами России как суверенного государства. Их первой победой в этой борьбе стала Конституция Ельцина, формально закрепившая власть слабого, всецело находящегося под влиянием олигархов, дочери и зятя президента-популиста, любимого народом по старой памяти (ещё свежи были воспоминания о Гдляне, Иванове и о борьбе с привилегиями коррумпированной партийно-советской номенклатуры). За спиной клана «семьи МАБЕТЕКС» стояли тогда главным образом банкиры. Сырьевики были ещё недостаточно сильны, они не успели консолидировать акционерный капитал, у них ещё не было сверхприбылей от продажи нефти и газа, чтобы купить на корню телевидение и лояльность силовиков и госчиновников. В свою очередь, силовики ещё только присматривались со стороны к методам работы организованных преступных сообществ (расцвет которых, наряду с войной в Чечне, стал убедительным свидетельством слабости президента Ельцина, допустившего в приливе отцовской любви сращивание президентской администрации с откровенным организованным криминалом). Лучше дружить с братвой, чем с коммунистами, - внушили дочь и зять «гаранту Конституции», и тот согласился. Это стало сильнейшим ударом по всем силовым структурам и широко открыло двери для проникновения и расцвета в них коррупции, сделавшейся вскоре тотальной.
Изгнание генерала Лебедя, спасшего семибанкирщину Ельцина от реванша коммунистов и сумевшего временно стабилизировать ситуацию на Кавказе (грозившую распадом России всего лишь потому, что генерал Дудаев оказался более сильной политической фигурой в подчинении у более слабого и явно некомпетентного президента России) и назначение Юмашевым Березовского на пост главы Совбеза стало следующим шагом на пути к установлению корпоративной фашистской диктатуры – в России оформился триумвират «Банки, Сырьевики, Чиновники». Триумвират оказался непрочным. Тверьуниверсалбанк, попытавшийся за спиной двух других триумвиров договориться с коммунистами, оказал плохую услугу банкирам. Сырьевики и Чиновники объяснили приблатнённым силовикам, что дружить с администрацией президента выгоднее, чем с братвой на местах или с политической оппозицией. Опираясь на силовиков, они поставили банкиров на колени. Березовский отправился в изгнание. Но и у банкиров ещё оставались свои козыри: канал НТВ и доставшиеся банкам в процессе приватизации акции сырьевых, металлургических и машиностроительных гигантов.
Дефолт 1998 года подкосил харизму Бориса Ельцина, уничтожив остатки былой популярности. Впервые Ельцин начал подозревать, что в лице Гайдара и Чубайса доверился не светочам передовой экономической и политической мысли, а недалёким доктринёрам, устроившим настоящую вивисекцию российской экономике, российской науке, российской культуре и российской государственности в угоду нескольким вульгарным и поверхностным прописям «глобальной либеральной экономики», нашёптанным неофитам из ДВР коррумпированной транснациональной бюрократией из МВФ. У стареющего «гаранта», обещавшего лечь на рельсы на пути дефолта и не сдержавшего обещания, опустились руки. Он был подло обманут теми, кому он перед этим слепо доверял, своими любимцами, чикагскими мальчиками в гайдаровских штанишках, откровенно пожертвовавшими интересами России и огромного большинства её граждан в интересах корпораций, сошедшихся в решающей схватке за власть и собственность.
Последние два года в Кремле и Барвихе Ельцин провёл под бременем усиливавшегося комплекса вины. Зато окрепли приблатнённые силовики. Набравшись опыта в развернувшихся на их глазах рейдерских разборках олигархов, они обнаружили наконец, что мелкие афёры с «Аэрофлотом», ремонтом Кремля и президентского самолёта, крышевание братвы на местах – это копейки и детский лепет в сравнении с перспективами дележа власти и миллиардов с сырьевиками, чиновниками президентской администрации, их одноклассниками, однокашниками, однокурсниками, землякками, сватами, кумами и многочисленной роднёй.
Следующим шагом к созданию в России корпоративного государства, классическим образцом которого служил и продолжает служить Владиславу Суркову и Владимиру Путину фашистский режим Муссолини, стало санкционированное Рублёвкой и Лубянкой превращение НТВ, ОРТ и всех ведущих печатных изданий в аффилированные структуры сырьевых монополий, контролируемых по телефону из кабинета Юмашева (Волошина, Суркова). Совершить узурпацию четвёртой ветви власти исключительно законными и публичными средствами сырьевики и чиновники не умели. Им пришлось прибегнуть к помощи силовиков с их специфическими методами работы (провокация, шантаж, устранение политических конкурентов руками криминала, пытки, вымогательство, рейдерские захваты собственности, в исключительных случаях политические убийства). Нечистые на руку силовики согласились, но не безвозмездно. Отныне сырьевики и чиновники были у них на крючке. Усиление силовиков не осталось незамеченным на Рублёвке и в Семье. Недоверие последней к новой амбициозной корпорации материализовалось в назначение Березовским Путина главой ФСБ. Теперь братва Паши Бородина контролировала и эту структуру, прежде служившую последним оплотом и последним заповедником ветеранов-бессребреников, верных памяти Дзержинского и Андропова. Силовик Степашин показался Березовскому слишком амбициозной публичной фигурой, трудно поддающейся закулисным манипуляциям, и его в последний момент заменили уже откровенно серым, безликим и управляемым, но упрямым и наглым Путиным, снискавшим на корпоративах в людской Бородина репутацию лагерного мачо. Перебравшись в Лондон и разыгрывая на потеху доверчивой публике спектакль «взаимной вражды не на жизнь, а на смерть» со своим же назначенцем Путиным, Березовский продолжал и продолжает дирижировать из лондонского далека плодотворной деятельностью господина Суркова по насаждению в России дремучего бескультурья, мракобесия и созданию молодёжых лагерей с откровенно чернорубашечными порядками и лозунгами. Именно такая Россия, слабая, бескультурная, но агрессивная и полуфашистская, представляется сегодня полезной и нужной Америке, чтобы было чем пугать и шантажировать партнёров по НАТО и покупать лояльность евробюрократии. Разумеется, прикрывшись при этом щитом противоракетной обороны от съезжающей с катушек слабой, но агрессивной страны, не стесняющейся дружбы с Каддафи и аншлюса Южной Осетии и Абхазии.
И в этом явно неприглядном деле Березовскому и Суркову взялась помогать ещё одна корпорация - РПЦ. Ей посулили участие в разделе государственных имуществ, а главное – ей разрешили прямо противоречащее Конституции вмешательство в дела светского государства. Апофеозом глумления над государством и государственностью стала канонизация императора Николая II. Человек, обременённый всей полнотой ответственности за крушение Российской империи и мученическую гибель собственной семьи, был публично назван героем России и подвижником. Такого вопиющего ханжества, такого удара в спину российская государственность ещё не получала со стороны православной церкви за всю историю её непростых отношений со светской властью. Удивительно, как легко церковь клюнула на дешёвую наживку мафии. РПЦ добровольно стала фиговым листком, прикрывающим нелигитимность власти приблатнённых силовиков. Этого бы не случилось, не будь РПЦ давно и традиционно под контролем провокаторов из охранки. Ставя подножку светскому Российскому государству, предавая культуру России, присоединяясь к колоннам мафиози из ЕДРо и селигерских штурмовиков Суркова, РПЦ подписала приговор самой себе. Остались ли в РПЦ авторитетные, умные и просто порядочные люди, понимающие, как трудно будет церкви выбираться из этой зловонной медвежьей ямы, покажет будущее.
С разгромом независимого телевидения и прессы, с обустройством негласной карательной машины для любых проявляющих политическую активность представителей независимого от звонков Суркова гражданского общества из среды бизнеса, интеллигенции и кадрового офицерства у Путина и стоящих за его спиной сросшихся с криминалом корпораций выросли аппетиты. Осталось расправиться с немногими несогласными подчиниться законам мафии. Тогда и был нанесён удар по «Юкосу», последней крупной компании, отказавшейся целовать перстень Путину в лубянской рюмочной.
Бурный рост цен на нефть и газ довершил остальное. Всё, что могло быть куплено, включая официальную оппозицию, было немедленно куплено ГАЗПРОМОМ и СБЕРБАНКОМ оптом и на корню.
Корпоративное государство фашистского типа, отличающееся от режима Муссолини разве что разгулом криминала, отсутствием всяких культурных интересов и размахом казнокрадства, празднует сегодня победу в России. Это пиррова победа антикультурной мафии над культурным меньшинством, подобная той, что случилась в Германии в 1933 году. Это неприкрытый возврат к культу силы, варварства, беззакония, мракобесия и бескультурья под барабанный бой и визгливые воинственные кличи прыщавой селигерской шпаны. Вакханалия коррупции и культурного распада сопровождается ускоренным опустошением российских недр и набирающим обороты вывозом капитала из России. Мафиози торопятся. Медведев объявил курс на дальнейшую децентрализацию власти (куда уж дальше, да и где она, федеральная власть? в спальне у Суркова?) В хилых руках Медведева и Путина остался лишь федеральный общак и никаких механизмов контроля за использованием раздаваемых миллиардов, не говоря уже о проведении осмысленной и эффективной государственной политики). Каждый третий молодой россиянин сегодня готов с радостью уехать из этой страны навсегда. Каждый второй из оставшихся удерживается надеждой приобщиться к правящему клану фашиков-коррупционеров. У такой страны нет будущего. А скоро не останется и прошлого – об этом позаботятся Фурсенко, Якеменко и бывший дворник Медведев, объявивший недавно, что бескультурная и невежественная Россия остро нуждается в обучении истории, наукам и хорошим манерам в Германии. В обмен, разумеется, на природный газ Лёхи Миллера.
Простоять ещё шесть лет, эксплуатируя примитивную модель воровского дележа федерального общака, власть Путина и Медведева неспособна. Резервы воровства, самоедства и фиглярства исчерпаны. Гигантские экономические потери от тотальной коррупции давно уже превосходят в разы потери от головотяпства сенильного Поитбюро, погубившего плановую экономику СССР. Все гипотетические преимущества рыночного хозяйства перед плановым превращены Путиным в ублюдочные карикатуры. Теперь финансовый резерв раскручивания маховика коррупции иссяк: рост тарифов энергетиков упёрся в жёсткий потолок, за которым в любой момент может грянуть бунт обманутого большинства, всех тех, кто покорно ходил год за годом голосовать за «правильную» путинскую власть, показательно сажающую толстосумов, очкастых либерастов, евреев и прочих слишком умных иноверцев с неарийской формой носа и нелюбимыми Путиным бородками. Увы, и с итальянским фашизмом у Гайдара, Волошина и Суркова случился прокол. Корпоративный фашизм вышел у Путина столь же лубочным и карикатурным, как и всё остальное, что вышло из сурковской песочницы. Все эффективные механизмы государственного воздействия на экономику, в отличие от фашистских Италии и Германии, в России безнадёжно разрушены руками бездарных упрямцев и самодуров. Муссолини и Гитлер, предтечи нашего «отца нации» и любимца неодетых студенток журфака МГУ, понимали хотя бы роль национального языка в формировании итальянской и немецкой нации. Грамотно говорить и писать по-русски в путинской России уже мало кто умеет. Скоро здесь разучатся и считать.
Наконец настал момент, когда оказавшиеся в меньшинстве честные люди на Лубянке и в Стрелецкой слободе задумались: да точно ли «вождь нации» настоящий? Собственно, ответ все уже знают, но ужас перед тем, к чему может привести публичное признание жестокой правды, парализует волю честных силовиков. Ведь это они терпели и покрывали десять лет власть самовлюблённого ничтожества и кучки его однокашников-авантюристов. Теперь силовики повязаны с Путиным ответственностью за все совершённые в эти десять лет в стране и за её пределами большие и мелкие гнусности и преступления, тянущие на суд международного трибунала. А вдруг как-нибудь ещё всё обойдётся, устроится, вынесет? – тоскливо думают силовики и с леденящим холодком в душе понимают: нет, не обойдётся, не устроится. Ставшее привычным за десять лет ощущение стабильности и относительной сытости обманчиво. Проеданием великого материального и культурного наследия предков оплачены эти десять лет пузырящейся метаном и хамством «стабильности курса».
Теперь в России рушатся последние преграды на пути полной потери управляемости государством. Развращённые дешёвыми подачками и демагогией низы ещё хотят сохранения самоедской «стабильности», но вот верхи этого уже не могут. На всех присосавшихся к халявной бюджетной кормушке уже не хватает ни Нацпроектов, ни ФЦП, ни олимпийско-футбольных смет образца 1935 года. Новый большой передел власти и собственности теперь неизбежен. В предвидении сего капиталы и их владельцы всё более резво бегут из страны. Политические механизмы выхода из глухого тупика безнадёжно изгажены, скомпрометированы и разрушены Путиным, искренне считающим себя и поныне мудрым и скромным кормчим на гайдаровской галере, строителем и спасителем государства, гвоздём, на котором всё и держится, ни больше ни меньше, этаким чекистским Каддафи в бедуинской палатке. Смешнее всего то, что в этом последнем он прав. Внушаемый публике – а скорее самой себе - денно и нощно телемиф о «всенародно любимом и мудром мачо» - более ни на чём «властная вертикаль» уже не держится. За фасадом монолитности и силы в ней нарастают внутренние противоречия и разворачивается нешуточная внутренняя борьба. Видя, как уплывают из рук остатки власти, Путин и Сурков хватаются за соломинку и пытаются оживить издохшего медведя свежей кровью со стороны. Кроме новых конфликтов с участием старой гвардии коррупционеров затея с «Народным фронтом» ничего не даст Путину. Избытка материальных ресурсов в руках питерско-лубянской братвы больше нет (раздача своим уже идёт на полную катушку), а культурных резервов у недоумков из лакейской Павла Бородина и вовсе не было никогда. В «Народный фронт» придут новые карьеристы, маргиналы, от силы несколько божьих одуванчиков на роли свадебных генералов от интеллигенции. Талантливые и порядочные люди в фашистский лубянско-селигерский гадюшник не пойдут. Впереди у слабого и бездарного режима может быть только политическое и культурное банкротство России, гражданская война и анархия. Когда станет невмоготу, Путин и Медведев, цепляясь за власть, прибегнут к последнему сильнодействующему средству – развязыванию нового вооружённого конфликта с Грузией. И тогда настанет время Америке призвать союзников по НАТО к экстренному спасению мировой демократии и населения России от окончательно проворовавшегося, обанкротившегося и утратившего популярность режима, отчаянно цепляющегося за власть. Вот когда пригодится американцам европейская ПРО, заказанная американскому ВПК за деньги налогоплательщиков из Евросоюза. Но и союзники Америки будут не внакладе - им достанутся уцелевшие трассы газопроводов к Новому Уренгою. Путина и Медведева вместе с Сурковым, Пашей Бородиным, Грефом и Миллером свезут на базу Гуантанама, где им, по правде говоря, и место. Голодающих россиян накормят лежалыми «ножками Буша» и поселят в палатках при пунктах раздачи гуманитарной помощи. Евробюрократия погреет руки на масштабном воровстве этой помощи. И хлынут осваивать просторы и богатства Сибири десятки миллионов китайцев. Российское государство бесславно прекратит своё существование, затянувшийся управляемый спецслужбами нескольких заинтересованных стран процесс умирания, совершающийся на наших глазах, наконец завершится. Аминь. А может быть, ещё не поздно положить конец этому мороку и с опозданием на сто лет созвать Учредительное собрание? Вдруг получится? Вдруг на нём объявится новый Столыпин? Не найдётся новый Столыпин – так найдётся новый матрос Железняк. У Горбачёва не получилось. Так ведь и у французских адвокатов и военных, собравшихся в Зале для игры в мяч, получилось и не с первой попытки, и не без помощи шляпы и шпаги генерала Бонапарта.
Кто созовёт Собрание? Эта власть на честный диалог с гражданами уже не пойдёт – слишком много скелетов накопилось у неё в буфете. Потеря власти для большинства представителей путинской элиты равноценна приговору. Свою слабую сторону, свою ахиллесову пяту эта власть уже показала: все эти моськи страшно перепугались, когда их стали называть в лицо настоящими их именами – жуликами и ворами. Нужно и впредь не давать спуску антигосударственной и антикультурной селигерской сволочи и тыкать прыщавых фашиков с Путиным во главе носом в их слабость, подлость, глупость и трусость.
Верховная власть в России существует не для того, чтобы только учить нас жить, перекладывая на наши плечи ответственность за собственные благоглупости и преступные просчёты. Иногда и «вертикали власти» нужно сделать что-нибудь своими руками, желательно полезное для страны. Например, разобраться с коррупцией в своём же ближайшем окружении. Не можете – подите вон. «Советы постороннего» и просьбы «подать предложения» под шуршание бесконтрольно и самовластно раздаваемых своим браткам на распил и прокорм миллиардов всем здесь уже порядком осточертели.
И пускай Путин и Медведев, кокетливо подмигивая и ёрничая, не скрывают, что сами намерены решить судьбу России на ближайшие шесть лет. Врёте, недоноски. Не вам, сидя за рублёвским частоколом, решать за нас, кому править Россией. Вам скоро придётся решать между собой совсем другой вопрос: кому из двоих выносить тюремную парашу. Сокамерник Сурков будет вам в этом споре третейским судьёй – у нас же правовое государство, а не Зимбабве.




Читатели (2064) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы