ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Бездомные

Автор:
Автор оригинала:
Изабелла Валлин

Маруся Трикалина по простоте душевной считала себя крутой.
Девяностые. Москва.
«Бермудский треугольник» - Савёловский вокзал, Метро «Савёловская», Савёловский рынок. Марусин дом - башня в центре этого треугольника – окружённый девятиэтажками, как звуковой ширмой от Бутырского шоссе.
Марусина квартира на первом этаже. Железная дверь с тремя замками. На окнах решетки. Под окнами вишня, акация.

Маруся легла в четыре ночи. Проснулась в одиннадцать дня. Телефон молчал.
Накануне познакомилась с мужчинкой интересным в ночном клубе. Обещал позвонить в одиннадцать. Но мало ли кто ей что обещал.
Небо серое. Голый, промозглый март. Под окнами жалобный плач человека и собаки. Маруся выглянула в окно. Удаляющийся силуэт старушки. Под окном отчаянно мечется привязанная к вишне болонка.
Маруся одела пальто, сунула босые ноги в сапоги, вышла во двор, отвязала собаку. Положила перед ней ветчину на газете. Присела на корточки, погладила, пожалела.
Собака доела ветчину и медленно побрела проч.

Маруся к собакам не очень, кошачья душа, да и в разъездах постоянно.
Возвращалась из разъедав всегда готова к тому, что окна, двери выбиты, а в квартире голые стены.

У Савёловского вокзала стаи собак и нищих.

Иногда стучались к Марусе в окна бродяги, то стакан попросят, то спички.
А однажды с утра, в её день рожденья, нищий в окно постучал:- «Так горячего чайка захотелось!»
Маруся заядлая чаёвница. Лучший английский чай покупала. Заварила ему, в термос налила. Вынесла, с коньячком в баночке.
- Выпей, мил человек, за мой день рожденья.

В Стокгольме, как и в любых больших городах, тоже нищих хватает, гастролеров и местных. Местным лафа. Это стиль жизни. Они получают пособие. Для них открыты ночлежки, там же они могут помыться, получить медицинскую помощь, чистую одежду.

Из центра Стокгольма к Марусе в отдалённый район идёт только один ночной автобус.
У остановки почти всегда пасётся одна и та же нищенка, песни поёт, балагурит.
Как то стоит Маруся на остановке. Мимо компания идёт, остановились, вручают ей открытую бутылку Шампанского. Маруся спорить не стала. Как отошли, нищенка тут как тут:-«Будешь пить?»
Отдала ей Маруся бутылку.
Нищенка осторожно понюхала : - «Всякие придурки бывают. Один такой дал мне бутылку. Нюхнула. Говорю ему: - эй мужик! Там же моча!» , а он, красавец, взял, выпил половину и говорит: - «Действительно моча»».

Нищие с Совёловского часто ночевали в подъездах девятиэтажек.
Хоть в Марусином подъезде на входной двери код, но и туда нищие иногда забирались, оставляя после себя вонь и грязь.

Однажды входит Маруся в подъезд, кидается ей под ноги кот полосатый, помоичный, бывалый. Думает Маруся:- «Как проскочил?»
А он на неё смотрит отчаянно – убедительно - не просто поесть – попить надо, товарища из-под лестницы зовёт. Выходит породистый персидский кот. Шерсть у него в катастрофическом состоянии. У Маруси знакомый породистыми кошками занимался. Пытался её в бизнес втравить. Брошюрами закидал.
Звонит ему Маруся. А он ей: - «Документы у кота есть?»
Убедила соседку взять красавца.
Та его отмыла, причесала, накормила. Он поблагодарил и ушел с товарищем, который всё это время терпеливо ждал у двери.

По ночам Маруся только в тачке ездила. Просила водителя, что б у самой входной двери останавливался. Всего один раз сбоку подъезда тачка подъехала. В ста метрах увидела Маруся силуэт. Едва успела набрать код. Захлопнула дверь в лицо двум бандитам.
Как они в дверь бились! Зубами грызли! Дверь тяжёлая, надёжная. Хорошо было Марусе за ней стоять в шубе и при деньгах.

С верхних ступеней социальной лестницы можно, при желании, разглядеть и получить представление о том, что творится внизу. Глядя с нижних ступеней понять, что твориться наверху невозможно.

Любимые Марусины девяностые. В это время она буквально захлёбывалась от собственной крутизны, сменив кишащую коммуналку на отдельную квартиру, тяжёлую работу с нищенской зарплатой на карьеру частной предпринимательницы с несколькими тысячами долларов на кармане, российское гражданство на вид на жительство в Швеции.
Маруся больше не толкалась в набитых троллейбусах, а ездила в тачке, чтобы не испортить дорогие туалеты.

И с чего она куражилась?

Квартирка её – темная каморка - тридцать семь квадратных метров, на которую её кинула мамаша, но смерть мамашку перехитрила. Документы на наследство были ещё в процессе оформления.
Марусин бизнес – мелкие спекуляции, случайная работа переводчицы или экскурсовода. Жизнь по принципу – волка ноги кормят
Шведское гражданство ей ещё предстояло получить.

Вот наконец въехала Маруся в Швецию под фанфары, с настоящим шведским паспортом, и стала совсем никем, при квартире в два раза больше, в доме новой планировки, при более благополучном материальном положении на социале.

Вскоре почувствовала Маруся со всех сторон глубочайшее к себе презрение, спастись от которого можно было только одним способом – не выходить на улицу.

Эмигранты социальщики общаются только с себе подобными.
От лёгкого соприкосновения с кастой отверженных Маруся отплёвывается по сей день.

Кажущееся новичку благополучие эмигранта на пособии в глазах местных жителей является жалчайшей нищетой.

Даже местные нищие богаче и веселее живут.

Если бы Маруся знала, что десять лет займёт учёба и поиски скромнейшей работы, ни за что бы в Швецию не поехала.

Но тогда, в девяностых Маруся прибывала в эйфории неведения.
В это время судьба дарила ей незабываемые встречи.
Не было для Маруси большего счастья, чем встретить интересную личность и найти в ней родственную душу. Пол, возраст, внешность и социальное положение не имели для неё никакого значения.
Поэтому одной из удивительных, незабываемых встреч в её жизни была встреча с одним бездомным котом.

Январcкий мороз. Два часа ночи. Выкатывается Маруся из ночного клуба с охапкой роз и охапкой мужиков – голландцем, англичанином и канадцем. Наснимала лучших – ни себе, ни людям. Бухая, с одним бы ели справилась . Повыпендриваться захотелось.
Ловят тачку.

Вдруг подходит кот. Откуда взялся? В такое время кроме клубящихся безумцев ни одной живой души на улице нет.
Кот оттесняет Марусиных кавалеров и серьёзно требует внимания, как будто он и есть главный кавалер, сам битый, старый, тощий. Небось ото всюду попёрли, но он не унывает, мурлыкает, словно жизнью доволен.
Заглянула Маруся в его мудрые глаза и увидела там целый театр трагикомедии бродячей жизни.
Подхватила Маруся кота, через локоть перекинула. Он повис как салфетка. Хорошо вдруг так сразу стало. Перестала душа метаться бешенным драконом, крылья сложила и на посадку пошла.
Рухнула Маруся в тачку с котом, розами и мужиками. Едет и думает: - «А что с мужиками то делать?»
Приехали к Марусе. Кот у ног трётся.
Мужики глазами шарят, сами себя спрашивают: - «Куда их чёрт принёс?»
Маруся на стол водку с закуской выставила – сыр, колбаса – русский дефицит - : «Угощайтесь гости дорогие!». А сама спать пошла. Раздеваться не стала. Зачем себя и заблудших иностранцев насиловать? Как была, легла на ковёр, шубой накрылась. Кот под бок лёг. Песни по-кошачьи распевает, сказки рассказывает. Голландец, самый молодой, красивый, тоже попытался рядом прилечь. Маруся на него рявкнула. Он культурно отвалил.
Заснула Маруся сладко, как никогда.
Проснулась, когда рассвело. Ни кота, ни мужиков.
Гости приличные оказались – по стаканчику выпили и ушли, а кота из ревности за дверь выставили.
Осталась Марусино белое тело нетронутым, как содержимое её холодильника.
Кинулась она на улицу. А там метель заметает следы стильных ботинок и кошачьих лап. Сердце сжалось. Слёзы закапали.
Проспала Маруся своё счастье.
А так не поехала бы ни в какие заграницы. Осталась бы с котом. В Швеции на таких котов карантин наложен.








Читатели (125) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы