ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Экономическая политика Владимира Путина

Автор:
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ВЛАДИМИРА ПУТИНА


в четырёх вопросах и четырёх ответах




Вопрос: Есть ли экономическая политика у правительства Владимира Путина?

Ответ: Безусловно есть, и она губительна. Указывая далее отличительные черты этой ошибочной и чрезвычайно вредной политики, автор статьи, чтобы не ввязываться в бесплодные споры, сознательно ограничивается лишь теми, которые так или иначе открыто признаются Путиным, его министрами и советниками.
Прежде всего речь идёт о не отрицаемой никем ориентации экономики России на внешний рынок и о защите интересов прежде всего тех участников экономической деятельности, которые ориентированы на внешний рынок, при откровенном пренебрежении к внутреннему рынку и нередко в ущерб всем, кто ориентирован на внутренний рынок, в том числе малому и среднему бизнесу города и деревни.
Кто-то обязательно возразит и скажет, что Владимир Путин никогда не признавался в нелюбви к внутреннему рынку, а напротив, всячески стремился и стремится его поддержать, главным образом методами стимуляции внутреннего спроса, к числу которых относятся материнский капитал, символические ограничения процентов по ипотеке, всякого рода программы «купи новое седло для коровы вместо старого и возьми 50 000 из федерального бюджета» и т. п. Это вторая, столь же ошибочная и чреватая тяжкими последствиями отличительная черта политики Путина, практически остающаяся неизменной со времён печальной памяти монетизации льгот. Вообще, представления Владимира Владимировича об экономике очень точно характеризуются одной фразой: слышал чекист либеральный звон, да в силу профессиональных особенностей решительно не знает, где он. Путину в своё время хватило ума понять несколько гайдаровских окололиберальных прописей, и он, следуя лучшим традициям твёрдых искровцев, по-большевистски уверовал в эти несколько прописей, поклонился им, и с вдохновенным упрямством отца Фёдора отправился в поход за стульями, в которых, по правде говоря, ничего и нет. Методы государственного стимулирования спроса в тяжело больной экономике сродни попытке вылечить раковую опухоль усиленным питанием. Результат один и тот же: львиная доля вложенных ресурсов будет съедена раковыми клетками, что лишь подстегнёт и ускорит развитие болезни. В случае США, где также в ходу сомнительное лекарство искусственного подогрева спроса, болезнью являются низкий уровень культуры, профессионализма и ответственности финансовых властей в контроле за деятельностью недобросовестных участников рынка ценных бумаг. Однажды, в 1929 году, США уже заплатили за те же злоупотребления чрезвычайно дорогую цену. Не хотелось бы напророчить худое, но автор статьи не видит, чтобы на пути повторения подобной финансовой катастрофы уже в гораздо большем, всемирном масштабе, сегодняшними властями США были воздвигнуты надёжные препятствия, скорее наоборот. Вместо профессионального анализа состояния экономики большинство так называемых экспертов строят свои прогнозы на ауспициях по тону доклада, выражению лица и тому, с какой ноги встал утром глава ФРС. Произвольно отобранная, выхваченная из контекста статистическая цифирь, не подтверждённая глубоким пониманием происходящих в мировой экономике фундаментальных процессов, гадание по Бежевой книге и т. п. – всё это и породило недавнюю афёру с деривативами жилищных облигаций. Во времена Рузвельта такой фокус у инвестиционных банков вряд ли был бы возможен. Однако вернёмся к нашим баранам. В случае России болезнью, и болезнью гораздо более тяжкой, является тотальная коррупция, крёстным отцом и главной опорой которой и выступает лично Владимир Путин, хочет он того или нет. Хотелки и мечталки главы правительства и государства не принимаются в расчёт ни бизнесом, ни историей, ни потомками, которые рано или поздно вынесут господину Путину нелицеприятный приговор. Некомпетентных и не блещущих умом политических лидеров на вершине властной вертикали в многострадальной истории России было в избытке, и в этом господин Путин не оригинален. Но никогда ещё не было до него во главе России столь откровенного ворья. В случае с Путиным воровство, разумеется, выражается не в примитивном окешивании статусной ренты (а она у него, как у самопровозглашённого «лидера нации» и главы «властной вертикали» в богатой сырьём стране велика как мало у кого в современном мире), но в перераспределении природных и финансовых ресурсов страны в интересах политических заказчиков и нанимателей господина Путина. Речь идёт об экспортёрах сырья и многомиллионной армии коррумпированной российской бюрократии. Это ради их сверхприбылей старается наш capo di tutti capi, который под сурдинку адресованных доверчивым старушкам заверений в «незыблемости социальных приоритетов государства» задирает тарифы ГАЗПРОМА. Эти тарифы, вкупе с аппетитами коррупционеров на местах, очень скоро поглощают и сотни миллиардов расходных статей федерального бюджета, и все бесконечные подачки, индексации, плановые и сверхплановые, внеочередные и предвыборные выплаты пенсионерам, инвалидам, селянам и домохозяйкам.
О последних «инновационных» нанокамланиях Путина и Медведева умолчу. Любому шестикласснику понятно, что речь идёт не более чем об очередном сурковском капустнике, и кончится он пшиком и сотней-другой потраченных на фуршеты миллиардов в лучших традициях наших массовиков-затейников с Селигера и Лубянки. Махнув рукой на МГУ и Новосибирский академгородок, наши энтузиастические Шляпник и Мартовский Заяц пересаживаются из-за академического стола, где их вполне заслуженно считают за самовлюблённых невежд, с которыми не о чем говорить, в сурковскую песочницу и начинают лепить там бюджетоёмкий сколковский пирожок, а Чубайс с Вексельбергом уже разливают чай в новые чашки. В роли Садовой сони выступают Госдума, Кудрин и Центральный Банк. Благо, навешать лапшу на уши этой соне может любой абитуриент мехмата МГУ.
Наконец, третья и самая главная особенность экономической стратегии Путина, неразрывно связанная с первыми двумя: удержание слабого курса рубля при сильно вздорожавшей нефти.

Вопрос: Кому в России выгоден слабый бивалютный курс рубля?

Ответ: Исключительно сырьевикам и коррупционерам. Демагогические заверения прикормленных ГАЗПРОМОМ и СБЕРБАНКОМ «независимых экспертов» о том, что слабый рубль «на пользу всем россиянам», являются наглым обманом не в меру доверчивой публики.
К чему сводятся резоны господ экспертов? Сильный рубль, как нас пугают, делает неконкурентоспособными экспортные товары, поставляемые на мировые рынки из России. Казалось бы, с этим железным аргументом не поспоришь. Все страны, поставляющие на мировые рынки свои товары, не заинтересованы в чрезмерном укреплении собственной национальной валюты. Разве не так? Оказывается, не так! Дело в том, что в современном мире национальные экономики уже давно не играют той роли, какую они играли в XIX веке, в эпоху инустриальной революции и расцвета национальных государств. Тогда транснациональный рынок капиталов только зарождался, и рынок товаров ещё играл самодовлеющую роль. Иное дело век XX и тем более XXI. Теперь система международного разделения труда разделила национальные экономики по ролям. Крепкий и сильный доллар до недавнего времени был фундаментом экономического благополучия Америки по той причине, что послевоенная Америка стала играть роль сердца мировых финансов, кровью которых стал доллар. Из честного равноправного конкурента на всемирном состязании национальных экономик Америка превратилась в страдающего ожирением рантье, давно привыкшего жить в кредит, который всегда готовы оказать ему все остальные страны, смотрящие на Америку как на спасительную гавань для хранения капиталов в полном опасностей современном мире. Отключите Америку от мировой кредитной подушки – и национальная экономика США рухнет вместе с долларом и облигациями федерального казначейства. А отключить Америку проще простого. Достаточно развеять миф о её всемогуществе и неуязвимости для потрясений и катастроф. Первыми это поняли те, кто послал камикадзе в атаку на нью-йоркские небоскрёбы и Пентагон. Спецслужбы США продемонстрировали тогда свою беспомощность, а заодно и подозрительную неэффективность триллионных бюджетных вливаний в оборону и безопасность. Зато у США появился повод показать всему миру, как лихие американские парни умеют наводить порядок в Афганистане и Ираке. Репутация Уолл-Стрит и доллара была временно спасена силой оружия. Но ума американским финансовым властям и инвестиционным банкирам это, увы, не прибавило. Восьми лет хватило, чтобы они своими руками заложили новую мину в фундамент мировых финансов. Этой миной стали жилищные облигации и их деривативы, сменившие в руках спекулянтов игральные фишки виртуальной экономики образца 2000 года. Кризис «погасили» по-простому: напечатали долларов и выкупили у держателей фантики, мало чем отличающиеся от билетов МММ. Сделали как раз то, от чего сознательно отказался Рузвельт в 1929 году, - и поспешили отрапортовать о преодолении кризиса. Болезнь, однако, прогрессирует на наших глазах. Это не нефть и не золото с серебром и другими металлами, не гречка и не кофе дорожают к доллару и евро. Это доллар и евро стремительно легчают и обесцениваются, танцуя в обнимку на палубе «Титаника» мировых финансов под банджо американских Мавроди и губную гармошку их коллег из Евросоюза. Это понимает не только Джордж Сорос, честно предупредивший о неадекватности предпринятых для преодоления кризиса мер. Отчасти понимают это и республиканцы, которые в отличие от американских демократов и в отличие от наших Путина и Медведева видят роль национального государства не в том, чтобы «оказывать домохозяйкам государственные услуги, в том числе через интернет», не в том, чтобы играть роль «добросовестного транзитёра газа на потребу богатым гринго, НАТО и Ангеле Меркель», не в том, чтобы крышевать свою и чужую мафию, расплодившихся чиновников, напёрсточников от биржевой стойки, от науки, от банков, от образования, от псевдополитического и псевдоэкономического гламура в Давосах, от спорта, от проституции, от торговли оружием и наркотиками и от индустрии игровых автоматов. Республиканцы понимают, что национальное государство – это прежде всего инструмент защиты национального суверенитета. А национальный суверенитет – это прежде всего национальная культура, которая не может и не должна жить по законам рыночной экономики, по законам торговли пенькой, нефтью, прокладками и унитазами. Если у вас проблемы с национальной культурой, то самый головокружитльный экономический бум, стимулированный безудержным разогревом спроса, очень скоро и обязательно обернётся биржевым крахом 1929 года, или нюрнбергской виселицей, или Хиросимой и Нагасаки, или газовыми печами, концлагерями и ГУЛАГОМ. Если у власти окопалась и заняла круговую оборону бескультурная серость, то вслед за победой в мировой войне и выходом человека в космос обязательно придут высылка Бродского, авантюра в Афганистане, консервы «Завтрак туриста» в витрине продмага и подписание кучкой самозванцев в Беловежской пуще бумажки, упраздняющей великое государство за спиной его народа, не дававшего самозванцам подобных полномочий.
У нас пока ещё нет газовых печей, хотя сочинённые на Лубянке фундаменталистские манифесты и петиции, с подозрительным упорством и регулярностью озвучиваемые нашим Савонаролой Никитой Михалковым и его единомышленниками из агрессивного крыла РПЦ, заставляют предположить, что на уме у г-на Суркова, нашего славного кардинала Мазарини при неразумных чадах из лубянского тандема, не одни только невинные капустники. У нас, слава Богу, не поют уже дифирамбы Лысенке, не громят кибернетику и генетику и не снаряжаются Академией наук экспедиции на поиски Грааля. Но уже есть Селигер. Уже заменяют в школах уроки литературы, истории и русского языка физкультурой и законобожием. Уже есть ЕГЭ, Петрик и Сколково. Есть и аншлюс Абхазии и Южной Осетии. А если так, если российское общество апатично, а порой и с аппетитом, глотает эти наживки, то будет у нас и Нюрнберг в свой черёд. Об этом не стоит забывать тем, кто встаёт сегодня в очередь на запись в путинско-сурковский «Фольксштурм». Не стоит забывать об этом и патриарху Кириллу. Быть коллаборационистом – честь достаточно сомнительная. Все кажущиеся очевидными выгоды временны и преходящи, а позорное пятно на репутации останется навсегда. Но тут уж, как любили выражаться духовные предтечи наших любимых народом питерских юристов и вождей нации, suum quique. «Каждому своё».
Что касается нашего «вождя нации» и «мальчика-президента при нём», то на их совести уже достаточно делишек, чтобы повторить судьбу Муссолини и Петаччи. Для этой парочки и нюрнбергская виселица – слишком большая честь. Каковы их преступления, спросите вы? Для людей, берущих на себя смелость десятилетиями распоряжаться судьбой великой страны, самыми тяжкими преступлениями являются не закулисные интриги, не распил активов юкосов в лубянских рюмочных, не каннибализм и не массовые убийства даже, а некомпетентность и ошибочная политика. Права на ошибку на этих постах нет, как нет его у сапёра. Хочешь иметь право на ошибку – не лезь с суконным рылом в калашный ряд, сиди тихо в аппарате у Паши Бородина, там твой карьерный потолок.
Вернёмся к курсу рубля. Никто не собирается ставить к позорному столбу финансовых чиновников, привязавших рубль к бивалютной корзине на радость нефтяникам и газовикам. Руководители Центробанка – всего лишь слабые люди и зашоренные доктринёры. Спрашивать нужно с президента и премьера, которые в вопросах экономики и финансов демонстрируют либо вопиющую безграмотность и некомпетентность, либо злонамеренное очковтирательство и вредительство. Есть все основания полагать, что в случае с Путиным и Медведевым речь и дёт об обоих вариантах сразу. Как говорил Гюстав Флобер, подлость не помеха кретинизму. Всякому китайскому школьнику известно, что благотворность привязки курса юаня к курсу американской валюты для экономики Китая объясняется в первую очередь тем, что американский рынок сбыта потребляет львиную долю китайской продукции, в создании которой непосредственно участвует значительная часть трудоспособного населения КНР. Спросим себя, много ли наших сограждан принимает участие в добыче и транспортировке на внешние рынки газа, нефти, алмазов, золота и древесины? В отличие от китайского, российский экспорт пока не был замечен в заслуживающих внимания поставках на внешние рынки чего-либо, кроме сырья да списанного со складов морально устаревшего оружия и боеприпасов к нему. Есть исключения вроде титановых клюшек для гольфа, но это исключения, лишь подтверждающие правило: твердолобое монетизаторство питерского полуюриста, получекиста, полукрота «штази» на побегушках у Шрёдера и Ангелы Меркель ведёт лишь к одному - разрастанию коррупции, административных барьеров, чиновничьего аппарата, к слиянию органов власти, суда, прокуратуры и силовых ведомств в центре и на местах с откровенным криминалитетом, к быстрой деградации великой национальной культуры России, к саботажу системы высшего и среднего образования, за последнее десятилетие превращённых околопутинской сворой фурсенок и селигерских скоморохов в международное посмешище.
«Плодотворность и конструктивность» путинской политики на международной арене – отдельная песня и тема для другой статьи, но суть их всё та же: много шума, много биения себя в грудь, демагогии и хвастливой трескотни о грядущих перспективах – и полное фиаско в настоящем. Фиаско, заметим, уже оплаченное миллиардами нефтедолларов и триллионами бюджетных рублей, что позволяет автору и здесь, в экономической статье, коснуться вскользь и этой темы. В чём никак нельзя упрекнуть Путина и Медведева – так это в недостатке рвения и последовательности в отстаивании коммерческих интересов ГАЗПРОМА. Горят леса? Ветерану войны не дали обещанную квартиру? В МГИМО зачисляют двоечников с купленным тестом ЕГЭ? А Путину и Медведеву плевать. Были бы у Лёши Миллера бабки на Северный и Южный потоки. Может быть, кто-то думает, что ради прекрасных глаз Багапша и Кокойты Россия устраивала несколько лет вооружённые провокации на границе с Грузией и в конце концов спровоцировала август 2008 года? Полноте! Всё дело в конкуренции Южного потока с «Набукко». МИД переехал в приёмную ГАЗПРОМА. Кресло Медведева и ё-мобиль Путина – там же.

Вопрос: Совпадают ли интересы экспортёров сырья с национальными интересами Российского государства?

Ответ: Не совпадают. Более того, они им прямо противоположны и враждебны. Доказательства? Они на поверхности. Выражаясь языком питерских юристов, всё упирается в банальный вопрос: Qui prodest – «Кому выгодно?». Что в идеале должно максимизировать прибыли газового монополиста? Сокращение населения России в разы и избавление от балласта бюджетников, от балласта армии, от опаснейшей гремучей смеси национальной культуры, ещё способной пробудить волю к сопротивлению у наполовину уже одурманенной дикими шоу и нелепыми сериалами электоральной массы телезрителей. Пяти миллионам газовиков и нефтяников по правде говоря плевать на бюджетников и селян. Они с удовольствием заменили бы этих селян голубыми касками ООН вдоль ниточек газопроводов. Картофель на стол Миллеру привезут из Америки. Будь воля нефтяников, бюджетники бы уже вымерли вместе с селянами, армией и интеллигенцией. Но не тут-то было. Бюджетники нужны, и очень нужны! Они нужны медвежатам из коридоров власти всех уровней, денно и нощно кормящимся в коррупционном малиннике миллиардных «социальных» расходов. Но кто же заработает для них эти миллиарды? Сами селигерские медвежата этого не умеют, они умеют только делить, перераспределять, махать флажками и кричать: «Путин-наш!» (что верно). Нанотехнологии будущего? Но они пока существуют лишь в смутных видениях г-на Суркова, а если и материализуются, то лишь в виде фильтров Петрика-Грызлова и патентов на турникеты в метро. А деньги нужны уже сегодня и в большом количестве. Остаётся самое простое: брать деньги у сырьевиков, пока нефть и газ дороги, и раздавать, раздавать, как можно чаще раздавать маленькие коврижки бюджетникам, громко крича о чадолюбии, православии и социальной миссии власти, чтобы её, эту власть, не побили немедленно ногами. И сырьевики отстёгивают чиновникам на ФЦП и Нацпроекты, и отстёгивают по-крупному. Но взамен резонно требуют роста тарифов на газ и добиваются этого роста. Немедленно взлетают цены. Круг замыкается. Так работает чудо-экономика Владимира Путина. За аляповатым глянцем вахт-парадов и дорогостоящего пошлого гламура всё явственней проступают пятна крови и грязи, за комсомольской трескотнёй трагикомичной медведевской псевдоучёности, за любимыми «народом» лагерными присловьями косящего «под своего» барина с Лубянки – зияют дремучее невежество и бескультурье власти. Стабильностью в России не пахнет. На «путинской галере» всё сильнее пахнет кладбищем культуры, бегством капиталов, перегревом паровых котлов в машинном отделениии и гражданской войной.

Вопрос: В чём причины слабости и разобщённости российской политической оппозиции?

Ответ: Российская оппозиция сама поражена многими болезнями, присущими власти, с которой пытается бороться. При этом она, оппозиция, в отличие от власти, ещё слишком доверчива и наивна. Разговаривать с шулерами, шарлатанами, напёрсточниками и шутами с Селигера на русском языке – пустое занятие. Вас просто не поймут. В этих кругах в ходу язык тюремно-лагерной фени, язык грубой силы и бабла. Оппозиции нужно иметь смелость и силу для того, чтобы на грубую силу и пошлое фиглярство недоумков, вертухаев и пацанов из лакейской Паши Бородина ответить силой же. Эта сила должна быть прежде всего культурной. В полном отсутствии культуры ахиллесова пята Путина, Медведева и толпящегося за их спинами агрессивно-послушного большинства. Не надо бояться бить это большинство канделябром по морде. Сила культурной оппозиции – не в опоре на агрессивно-послушное большинство, которое везде и всюду, во все времена подстрекается комплексующей прыщавой сволочью из секретных служб к тоталитаризму, мракобесию, ксенофобии и фашизму. Не надо бояться идти с открытым забралом против большинства, ибо большинство это любит и жаждет повиноваться силе. Чем больше комплексует бездарная власть, чем откровеннее она старается повязать большинство круговой порукой коллаборационизма с криминалом, повесившим на маечку патриотический лубок и взявшим в руки православную хоругвь, тем меньше нужно бояться указать агрессивно-послушному большинству его место. Это место – в будке Шарикова. Неужели кто-то всерьёз думает, что агрессивно-послушное большинство не приняло бы ГКЧП, не окажись у Белого дома и у выезда из тоннеля на Садовом горстки людей, которые пришли отдать свои жизни – вовсе не в защиту недалёкого популиста Ельцина, нет, - а из ненависти и отвращения к трясущимся потным ручонкам и бегающим глазкам Янаева. Не «демократию» и «свободу» пришли они защищать, хоть и говорили тогда (да и теперь ещё продолжают говорить) именно об этом. Они выступили против самозванства кучки авантюристов, пожелавших повести за собой большинство, готовое следовать в обозе за любой властью, доказавшей свою силу другим её соискателям не важно каким способом. Когда пролилась кровь, маршал Язов развернул бронетехнику и вывел её из Москвы не потому, что возлюбил Ельцина и Руцкого, и не потому, что взвешивал, на чьей стороне окажется в конечном итоге агрессивно-послушное большинство. Он просто устыдился своих собутыльников по сборищу на даче у Крючкова и понял наконец, что сборище это было нелегитимным и преступным.
В России нередко можно услышать циничную, но отчасти верную фразу: если сажать за коррупцию, то посадить придётся полстраны. При слабой власти, подобострастно оглядывающейся на каждом шагу на большинство и заигрывающей с тёмными инстинктами большинства, так оно и есть. При сильной власти сажать никого не нужно: чадолюбцы, инноваторы, нанотехнологи, бивалютчики с Неглинной, дзюдоисты с Лубянки, кремлёвские любители вертолётной охоты, шарлатаны из РАН, энтузиасты ЕГЭ и Сколково, братаны-прокуроры и белодомовские дачники во избежание худшего сами принесут наворованное и попросятся в места заключения, где смогут укрыться до конца дней от гнева обворованных ими. Но их никто не станет сажать – их выгонят на улицу: пусть объясняются с гражданским обществом, о котором пролили столько крокодильих слёз, пусть ищут защиты у правосудия, об универсальной благотворности и спасительности которого сами же прожужжали всем уши. Пусть наконец их защищают нашисты и полк кремлёвских гусариков. Но и эти не станут их защищать, а в лучшем случае проводят презрительным взглядом из подворотни. В худшем – бросят вслед камень.
Стадное большинство всегда на стороне действующей власти, какой бы эта власть ни была, но сила и будущее – на стороне культурного меньшинства. Оно в конечном итоге и победит, когда делегирует из своей среды героя, мало-мальски способного держать в руках меч Ахилла. И не понадобится боевой молот Аякса. Хамоватого прапора Путина легко победит и Патрокл. Сурковский Кремль – не Троя. Гекторы не водятся на Селигере, Фрадков – не Шелленберг, Анна Чапмен – не Елена.





Читатели (1388) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы