ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Египетский поход. Гл. 36

Автор:

Г Л А В А XXXVI.


О гибели флотилии и о победе генерала Бейяра Дезе узнал уже в Сиуте, занятом им без боя. Как выяснилось вскоре, отряды Мурад-бея и Эльфи-бея уже соединились возле Сиута и ожидали прибытия Хасан-бея, чтобы продолжить рейд на север, когда из Каира были получены известия, заставившие их в корне поменять план дальнейших действий. Шейхи мечети Аль-Азхар предупреждали Мурад-бея о том, что Бонапарт, выступив в поход на Дамаск, взял с собой нескольких уважаемых шейхов в качестве почетных пленников, что в Каире оставлен большой французский гарнизон, и что сами шейхи не намерены ради удовольствия видеть у себя Мурад-бея нарушать лояльность по отношению к Бонапарту, а потому призовут народ к поддержке французов, если мамлюки, не дожидаясь исхода Сирийской экспедиции, предпримут поход на Каир. Мурад-бею и Эльфи-бею не оставалось ничего другого как подчиниться обстоятельствам; с небольшой частью своих людей они укрылись в дальних оазисах, остальные, переодевшись крестьянами, рассеялись по окрестным деревням, спрятав до поры свое оружие. Часть из этих переодетых мамлюков и обстреляла гусар генерала Фриана при въезде в деревню. Незримого присутствия Бонапарта и хладнокровия генерала Бейяра оказалось достаточно, чтобы положить конец мятежу, казавшемуся поначалу столь опасным. Многие в армии, включая самого командующего армией Верхнего Египта, считали Дезе ответственным за гибель флотилии. Он и в самом деле не продемонстрировал в этом эпизоде способностей флотоводца. Горечь понесенных потерь скрашивало лишь то обстоятельство, что именно батарея корабельных пушек решила исход генерального сражения и положила конец земному пути Хасана из Ямбо, самого опасного противника французов в Верхнем Египте. Лишившись своего предводителя, арабы, спасшиеся из горящей деревни, разделились: около 700 человек ушли с Хасан-беем, тот принял часть из них в свой поредевший отряд, а остальным дал провожатых до Косейра и помог вернуться на родину; другие избрали себе нового предводителя, переправились обратно на левый берег Нила и двинулись вниз по течению, промышляя разбоем. Два егерских полка, посланные генералом Бейяром по их следам, настигли их в Гирге. Часть арабов была перебита на рыночной площади полковником Нораном, остальные были выслежены, окружены и уничтожены в окрестностях города полковником Ласаллем.
Между тем после потери флотилии и взрыва порохового склада генерал Бейяр остро нуждался в боеприпасах, и следовало как можно скорей снарядить и отправить к нему вверх по Нилу под надежной охраной новую флотилию, что, наряду с организацией сбора продовольствия для армии, и стало предметом забот генерала Дезе в продолжение всего марта 1799 года. Наконец новая флотилия была снаряжена, и Дезе, погрузив на нее доставленные из арсеналов Гизы боеприпасы и собранное продовольствие, возвратился вместе с ней и главными силами в Исну, чтобы вместе с Бейяром начать настоящую охоту за Хасан-беем, который после гибели Хасана из Ямбо отсиживался вместе со своим гаремом и своими мамлюками в труднодоступном оазисе Гитта среди каменистой пустыни, отделяющей правый берег Нила от Красного моря, откуда лишь изредка возвращался в долину через горные ущелья, чтобы запастись впрок продовольствием и фуражом. Прикрыть все проходы из пустыни в долину Нила Дезе не мог: для этого у него недоставало сил. Тогда он отважился покинуть долину и, углубившись в лабиринт ущелий, где пищи не было совсем, а источники воды были крайне редки, запереть Хасан-бея в непосредственной близости от его базового лагеря. Это было смелое решение еще и потому, что Дезе не взял с собой артиллерию, не будучи уверенным в том, что пересеченная местность, через которую предстояло идти, будет для нее проходима. Когда в первых числах апреля у Хасан-бея в очередной раз подошли к концу запасы продовольствия, он обнаружил в ущелье, через которое привык беспрепятственно выходить из лагеря, французских гусар. Здесь, среди горных ущелий, он никак не ожидал наткнуться на крупные силы французов, а потому без колебаний атаковал аванпост гусар, преградивший ему путь. В разгар ожесточенной схватки командовавший авангардом полковник Дюплесси сошелся в единоборстве с Осман-беем. Разрядив пистолеты и затупив клинки, противники вцепились друг другу в горло, и Осман-бей оказался сильнее. Потеряв командира, гусары отступили под прикрытие пехоты Дезе. С обеих сторон было много раненых. Хасан-бей не стал бросаться на штыки на узком пространстве и, развернувшись, увел мамлюков к запасному выходу из лагеря, но и там наткнулся на французскую пехоту. Других проходов через горы поблизости не было, вокруг на две сотни километров простиралась мертвая зона совершенно безводной и лишенной тени пустыни, преодолеть которую под палящим солнцем Дезе посчитал невозможным делом для Хасан-бея, обремененного гаремом. Проведя три дня в счастливом ожидании прибытия парламентёров от смирившегося с поражением противника, на четвертый день Дезе узнал от проводников, ежедневно отправлявшихся на разведку к неприятельскому лагерю, что Хасан-бей ушёл. Скорее для очистки совести, чем с надеждой на успех, Дезе послал генерала Бейяра с небольшим отрядом кавалерии на юг, к ближайшему следующему выходу из пустыни. Прибыв туда, Бейяр напал на след Хасан-бея: хищные птицы кружили над обглоданными скелетами павших лошадей. Несколько окровавленных тряпок привели Бейяра к свежевырытым могилам. Он их вскрыл и обнаружил трупы десяти стариков и двадцати пяти женщин; врач, сопровождавший отряд генерала, констатировал, что эти люди умерли от жажды. В одной из нильских деревень неподалеку Бейяру подтвердили, что мамлюки прошли здесь тремя днями раньше вверх по реке. Далее следы вели на расположенный среди реки остров Мансурия. Здесь мамлюки восстановили силы и ушли дальше вверх по течению, в сторону Асуана. С этим известием и возвратился Бейяр к генералу Дезе. Генерал Дезе, которому после ликвидации неприятельской флотилии возле порогов у Асуана незачем было подниматься так высоко вверх по Нилу, счел достаточным послать из Исны в Асуан отряд из двухсот ветеранов во главе с капитаном Рено. Генерал Дезе руководствовался сведениями, почерпнутыми им из древней истории: в свое время римляне поддерживали порядок в Сиене силами всего трех когорт, а за истекшие с тех пор полтора тысячелетия в этих краях мало что изменилось. Главную силу небольшого отряда составляла его касса: необычайная дешевизна продуктов питания в Верхнем Египте, в которой Дезе успел убедиться на собственном опыте, позволяла небольшому гарнизону, располагающему даже весьма скромной по меркам Нижнего Египта кассой, время от времени пополняемой из Каира посредством речных конвоев, наладить взаимовыгодные отношения с местным населением, что должно было в корне подорвать позиции беев в этом регионе, где их власть, как и повсюду в Египте, была основана на насилии. Когда в конце апреля отряд Рено приблизился к Асуану, Хасан-бей вышел ему навстречу с оставшимися у него 180 мамлюками, двумя сотнями конных арабов и тремя сотнями пехоты, навербованными из числа местного населения: это была дружина, достаточная для того, чтобы удерживать власть силой и вести в Асуане жизнь, к которой привык Хасан-бей. Но власть, опирающаяся на принуждение и военную силу, нуждается время от времени в громких победах на поле боя, и Хасан-бей, убедившись, что перед ним всего 200 французов, у которых нет ни одной пушки, счел случай вполне подходящим. Капитан Рено, построив солдат в каре глубиной в две шеренги, успел перд боем обратиться к ним с кратким напутствием: «Солдаты Итальянской армии не считают врагов. Главное стрелять наверняка, в упор, и тогда победа обеспечена.» Посылая в Асуан всего двести человек, казалось бы, на верную смерть, генерал Дезе был спокоен еще и потому, что все итальянские ветераны успели обзавестись на Востоке хорошими трофейными ружьями, из которых стреляли без промаха. Смертный час Хасан-бея пробил в тот момент, когда он, обуреваемый жаждой мщения, дал волю давно копившейся ненависти и атаковал каре кавалерией со всех сторон. Сто мамлюков были застрелены в упор, лишь немногие ворвались в центр каре, где были исколоты штыками, среди них были Хасан-бей и Осман-бей; их обоих, истекающих кровью, вынесли из боя их кони, а их войско, оставшееся без начальников, рассеялось. Спустя три часа капитан Рено, чьи потери в бою составили 4 человека убитыми и 15 ранеными, вышел к берегу Нила напротив Асуана, захватив неприятельский обоз и раненых. В числе последних были Хасан-бей и Осман-бей: спустя несколько часов оба они умерли от ран.





Читатели (493) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы