ОБЩЕЛИТ.COM - ПРОЗА
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение. Проза.
Поиск по сайту прозы: 
Авторы Произведения Отзывы ЛитФорум Конкурсы Моя страница Книжная лавка Помощь О сайте прозы
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль

 

Анонсы
    StihoPhone.ru



Предел ментовскому беспределу

Автор:
Автор оригинала:
Игорь Коркин.
Полтора года службы в военно-десантных войсках пролетели быстро и незаметно. За это время обычные деревенские парни Володя Омутов и Сергей Колунов научились многому. Ротный часто говорил:
- На гражданке вас ждут хорошие и честные люди. Родина обучит самым лучшим профессиям, доверит работу на производстве, в структурах власти, на сельских полях, - все двери открыты перед вами - учитесь, живите, любите, растите детей. Удачи вам!
А сегодня, именно сегодня страна давала им последний прыжок с парашютом перед дембелем.
- Ну, что Омут, тряхнём стариной напоследок, - улыбаясь, сказал Володя своему односельчанину Сергею.
- Да, уж. - Как-то уже не верится, завтра в это время будем в поезде.
В самолёт вошли двенадцать человек. Захлопнулась дверь, завёлся двигатель, самолёт медленно выехал на взлётную площадку, разогнался и взметнул в небо.
В течение всего срока службы ребята из белгородской деревушки "Зелкино" не расставались. Отцы их выращивали хлеб, работая на комбайнах, а матери доили коров на частной ферме.
- Ну, что, Серёга, ты, что на гражданке будешь делать?
- Не знаю, может, к отцу пойду в бригаду.
- А ты?
- Я хочу кузнецом.
Зазвонил зуммер. Помощник открыл дверь.
- Ну, что, орлики, летите!
Оттолкнувшись от борта, сделав привычное сальто в воздухе и расставив руки в стороны, словно птица, Володя полетел вниз. Леса, поля и красавица Волга, - всё слилось в одно единое.
"Да, какая красивая природа в Приволжье, особенно, когда смотришь на неё сверху вниз" - думал парашютист.
Внизу раскрывались белые купола парашютов, улетевших вперёд десантников.
"Неизвестно, полетаю я ещё когда. Конечно, можно записаться на службу по контракту, но это надо убивать, а я этого не хочу".
На родной белгородчине Володю ждала девушка, его любимая Надя, Надюша.
"Как жаль, что она сейчас не ждёт меня там, внизу"
Они часто переписывались, постоянно звонили друг другу, но за последнюю неделю она ни разу не ответила на звонок.
"Что-то с телефоном, наверное" - думал Омут.
Он уже поравнялся с раскрывшимися солдатами.
"Эх, надо раскрываться, а так не хочется"
Володя дёрнул за кольцо. Раздался резкий хлопок. Есть! Парашютист завис над землёй, увидев машущего кулаком командира.
"Наверное, мне. Ладно, стерплю, завтра домой".
Сергей приземлился следом.
- Ты, что, Омут, с ума сошёл? Чтобы я сказал твоим родителем и Надежде?
- Ну, сказал бы, что героически погиб.
- Сначала создай семью, вырасти детей, потом думай о "героически погиб".
- Ладно, кончай грузить, ты "парадку" погладил?
-Давно.
- Эх, орлы-самоубийцы, складывайте парашюты, через двадцать минут едем в часть, - бойко сказал старший группы.
А на следующий день наши дембеля уже тряслись в полупустом плацкартном вагоне. Поезд мчал друзей к Москве, где их ждала пересадка на южный поезд до родного Белгорода. За окном мелькали деревья с жёлтой увядшей листвой, красное скупое на тепло осеннее солнце готовилось к закату. Поезд остановился на пустынном полустанке, постоял немного и вновь тронулся. В проходе вагона раздался топот ног новых пассажиров.
- Ой, мальчишки, какие у вас места? - спросила стройная молодая блондинка в джинсах в обтяжку.
- Не помним, мы сели там, где захотели, вагон почти пустой, - сказал Сергей.
- А у нас тридцать третье, тридцать четвёртое, - это возле туалета, - доложила рыжая подруга блондинки. - А возле вас свободно?
- Да, мы недавно сели, располагайтесь, мы не помешаем, - чётко сказал Сергей.
В Армии ребята покуривали, особенно, ближе к дембелю, хотя эта привычка не приветствовалась в части. Володя постоянно набирал номер телефона Надежды, долго держал трубку, потом матерился и прятал телефон обратно в карман брюк.
- Ну, что кипятишься? Вот приедешь домой, потом даже будешь смеяться, что так переживал. Пойдём, покурим, как раз успокоишь нервы.
Когда ребята закурили в тамбуре, Колун подмигнул своему другу:
- Вован, а, что биксы-то неплохие.
- Да, неплохие.
- И в вагоне вроде купе свободных полно, Надька твоя не узнает.
Сергей ударил Омута по плечу:
- Да брось ты хныкать, пойдём, развеемся.
Когда друзья пришли на свои места, девушки разложили на столе продукты.
- Садитесь с нами, тут всем хватит, - предложила блондинка.
- Да, нет, я не голоден, - начал, было, Володя.
- Жаль, вот к ужину ничего нет, - поймала мысль ребят рыжая.
- Сейчас организуем, - мигом отдуплился Колун. - Слетаю в ресторан.
- В ресторане дорого. Откуда у вас деньги? Вы же служили.
Воинскую часть часто привлекали на уборку арбузов, естественно, в добровольном порядке, тоесть, кто хотел заработать, тот заработал. Вот и везли наши десантники по кругленькой сумме за два арбузных сезона.
- Деньги? - не унимался Серёга.
Он вытащил из кармана пачку пятисотенных купюр и поднял их вверх.
- Гуляем, братва!
Через каких-то полчаса дружная компания весело отмечала знакомство, - ребята дружно, наперебой рассказывали о службе, а девчонки - о летнем отдыхе на берегах великой Волги. На перекур с десантниками пошла только блондинка. Рыжая не курила.
- А, вы куда едете? - спросил Сергей девушку, когда троица оказалась в тамбуре.
- В Москву, домой.
- Так, вы москвички?
- Нет, мы в области живём.
- Что-то по вам не видно, что вы загорали, кожа так и осталась белой.
- Дожди шли, как тут загоришь,- парировала рыжая, выпуская дым изо рта.
В купе их ждала разлитая по пластмассовым стаканчикам водка и бутерброды с красной икрой.
- Вот это да, сразу видно, что хорошая хозяйка, - весело сказал Колун.
- Нравлюсь?
- Да, нравишься.
- Так, женись!
- И женюсь!
- Объявляю вас мужем и женой, - весело воскликнула рыжая, поднимая стаканчик со спиртным.
Первым из счастливых дембелей проснулся Володя. За окном брезжил рассвет, поезд тихо продолжал свой путь. По вагону никто не ходил, пассажиры мирно спали. Страшно болела голова.
"Похмелиться бы" - подумал Омут.
На столе, кроме пустых бутылок и банок от консервов, ничего не было. Через минуту Володя уже стучался в проводника:
- Что надо? Остановка ещё не скоро, - раздался женский голос.
- Нет, мне бы пузырёк, голова раскалывается.
Дверь приоткрылась, и в проёме показалось заспанное лицо женщины-проводника.
- Двести, как обычно.
- Хорошо, - ответил Омут и полез в карман за деньгами.
Гримаса удивления и отчаяния исказила лицо ночного гуляки, - денег в кармане не оказалось.
- Ну, что, солдатик, берёшь или нет? Зачем разбудил меня?
Дверь купе захлопнулась.
- Колун, вставай, - будил Володя друга. - Деньги не могу найти.
- Что, приехали?
- Да, приехали, сливай воду!
Колун тоже не нашёл у себя денег.
- Ты хоть помнишь, что вчера было? - спросил он.
- Вроде, с девками познакомились..
Теперь они уже вдвоём стучались в купе проводника.
- Мамаша, а девчонки, которые с нами вчера ехали, когда вышли?
- Да, вышли в Пантелеевке, во втором часу ночи.
- Как же так, - твердил Омут. - Так несправедливо. Я эти деньги копил, хотел одеться хорошо, Девушке подарок купить, и на свадьбу хватило бы. Почему так несправедливо?
- Да, поддались соблазну, - тихо успокоил друга Сергей.
Через минуту они сидели в своём купе.
- Хоть документы оставили, слава богу!
- Давай покурим.
Никто из бывших солдат не нашёл сигарет, хотя у них накануне вечером было несколько пачек.
- Вот так нас встречает гражданская жизнь,- выдохнул Колун.
- Да, уж, в Армии не научили, как с этим бороться. Давай стрельнём пару сигарет у кого-нибудь, люди уже проснулись. Через два часа Москва.
В тамбуре курил интеллигентного вида человек средних лет в белой рубашке и галстуке.
- Дай-ка нам закурить парочку сигарет, - небрежно бросил Владимир.
- Почему так грубо? Разве вас офицеры не научили, как правильно разговаривать с людьми?
Незнакомец глубоко затянулся и выпустил дым в лицо Омута.
- С тёлками балагурить и водочку попивать, значит, деньги есть, а на пачку сигарет нет? Валите отсюда.
Молчание девушки, переживания, да ещё эта кража окончательно сломали нервы Володи Омутова. Кулаки его сжались.
- Ну, что, десантура, ударить хочешь? Бей!
Мужчина молниеносно достал нож-бабочку, открыл его и махнул перед лицом Омута. Володя инстинктивно отошёл на полшага и с силой нанёс ногой протыкающий удар в живот противника. Незнакомец ударился головой о стекло двери и сполз на пол, нож вывалился из его рук.
- А размах-то у него был на рубль, - выдохнул Сергей.
- Обалдеть! Что будем делать? Делать ноги?
- Подожди..
Сергей достал из внутреннего кармана пиджака жертвы пачку сигарет и какой-то документ.
- Смотри, - сказал Омут. - У него что-то есть в кармане брюк.
Сергей достал оттуда пачку, обёрнутую в бумагу, и развернул её. Это была валюта.
- Ничерта себе. Тут не меньше, чем десять зелёных гринов.
Через десять минут друзья уже готовились к выходу.
- Когда остановка? - спросил Сергей проводника.
- Ещё не скоро, посидите пока, я скажу, через полчаса Павловка.
- Срываем стоп-кран и валим отсюда, - тихо сказал Сергей другу.
- Что, голубчики, деньги небось нашли..
- Нашли, нашли..
- В дороге никогда не пейте, без головы останетесь. Так, это..вы же, вроде, как до Москвы?
- Нет, мы решили назад вернуться.
- Что, девку в Армии нашёл?
- Да, угадали..
- Пожила я, соколики, пожила, и знаю, что такое любовь. Ой, милиционер идёт.
В противоположной стороне вагона действительно появился милиционер. За ним шёл пострадавший мужчина. Увидев десантников, он что-то сказал лейтенанту и указал пальцем на них.
- Эти? - спросил офицер, когда подошёл вплотную к дембелям.
- Конечно, куда же ещё они с подводной лодки сбегут?
Когда лейтенант оказался в своём купе с десантниками, сразу строго сказал:
- Давайте сюда деньги.
Сергей послушно положил на столик пачку зелёных.
- Грабёж, от пяти до десяти строгого. Скажите честно, хотите в тюрьму?
- Нет, не хотим, - ответил за обоих Владимир.
- Я так и знал. Вобщем, так, братки, через двадцать минут Павловка. Я уже сообщил туда. Я же должен показать, что работаю? Вас будет ждать наряд. Они заберут вас, а когда поезд уедет, вас отпустят. И, естественно, вы всё забываете. Идёт?
- Идёт, конечно, идёт! - довольно сказал Сергей. - У нас деньги украли - две девчонки, белая и рыжая. Не на что доехать домой в Белгород.
Милиционер достал из пачки две стодолларовых купюры и передал их ребятам:
- Сочувствую, кто не был молодым, не был дурным. Зовите этого урку, а вы пока свободны.
Когда пострадавший зашёл в купе, небрежно бросил:
- Мент, ты обыскал их? Давай мои бабки.
- Не спеши, садись, протокол будем составлять.
- Какой протокол? Я недавно откинулся, домой еду.
- И решил с ножом кинуться на людей? Отпечатки, я думаю, на нём твои. Вот что, денег у них нет. Говорят, что не брали. Вобщем так, хочешь рецидив? Там особо разбираться не будут.
- А что делать, начальник?
- При покупке билета ты предъявлял справку об освобождении?
- Нет, с проводником договорился.
- Хоть одно умное дело сделал. Пойдём. В Павловке тебя ждут, но фамилии и в лицо не знают. И я тоже не знаю.
- Спасибо..
Лейтенант вывел мужчину в тамбур, открыл дверь своим ключом, сорвал стоп-кран. Поезд заскрипел, запищал и через минуту остановился.
- Прыгай! Скоро тебя начнут искать.
- Благодарю, - крикнул бывший зек, спрыгнул с поезда и побежал к лесу.
Милиционер вынул рацию и сказал:
- Поехали, Петя, всё нормально.
В "Павловке" в вагон забежали четыре человека с автоматами, скрутили ребят и вывели их из поезда. Лейтенант дал знак старшему группы, и они уединились в милицейском "Уазе". Лейтенант передал несколько стодолларовых купюр человеку в комуфляже.
- Денис, тут два косаря. Как поезд уедет, отпусти этих и сними поиски того, он сбежал.
- Так прям и сбежал?
- Не ищите его, не надо.
- Понял.
- Ну, пока. Сейчас отправляемся.
Мужчины пожали руки. Лейтенант сел в поезд, который сразу тронулся.
Когда, добравшись до Москвы, бравые десантники ожидали на вокзале своего поезда на Белгород, Сергей, нарушив долгое молчание, хрипло произнёс:
- Представляешь, сколько мент поднял бабла? Нам десять лет надо арбузы грузить.
- Да, уж, кто на что учился..
- Пойдём, покурим.
Ребята встали недалеко от центрального входа и закурили по сигарете. В здание вокзала вошли двое "кавказцев". Сержант что-то сказал им. Люди показали документы. Патрульный небрежно полистал паспорта, и повёл мужчин вглубь вокзала. Десантники наблюдали за этой сценой. Один из задержанных что-то достал из кармана и передал милиционеру, который сразу отпустил мужчин и возвратился на своё место.
- Видел?
- Да, грибное место называется, постоял месяц, - обеспечен на всю жизнь.
- Хотел бы быть ментом?
- Ты, что, с ума сошёл?
- Смотри, вон парень без рук стоит. Обалдеть! Сколько ему лет?
- Да, совсем молодой, на Кавказе, наверное, инвалидом стал.
Володя положил в сумку парня, висящую на культе, деньги и вернулся на своё место. Другие люди тоже не проходили мимо него, - бросали в сумку деньги.
- Смотри, - сказал Сергей, мент подошёл, тоже денег захотел дать.
А сержант, напротив, не дал, а выгреб все деньги у инвалида. Увидев это, Сергей кинулся к нему:
- Ах, ты гнида, ты что делаешь?
Колун схватил сержанта за руку, который сразу вызвал подкрепление по рации и через каких-то десять минут бравые десантники сидели в привокзальном отделении ГУВД. Через час явился человек средних лет с погонами лейтенанта.
- По статье 317-й УК РФ нападение на сотрудника правоохранительных органов карается лишением свободы на срок от 8-ми до 20-ти лет, - сказал он.
- Но мы же не нападали на него, тем более, не били, - удивился Омут.
- В протоколе свидетели говорят об обратном, - продолжал гнуть свою линию лейтенант.
- В каком протоколе? Какие свидетели? Выпускайте нас, мы на поезд опоздаем.
- Эх, что мне делать с вами..Ладно, распишитесь здесь, на первый раз прощаю. Личные вещи и билеты возьмёте у дежурного.
- А деньги? Где деньги? У нас были сто долларов, - сказал Володя.
- Так вы не хотите на свободу?
- Хотим.
- Ну, так идите, вас никто не держит. Свободны, я сказал, - грозно закричал лейтенант. - Скажите спасибо.
В тот же день, поздно вечером ребята прибыли домой. Володю родители встретили тепло: поужинали, выпили немного. Когда мать ушла, отец спросил сына:
- Володя, чем собираешься заняться?
- Хочу к тебе в бригаду, комбайнёром.
- Нет больше ничего, сынок: ни хозяйства, ни комбайна. Уже, как год ничего не сеют, воюют за землю, судятся. Да и мать не работает - ферму закрыли, коров перерезали. Хорошо, что успел скопить кое что на чёрный день, хотел дом отремонтировать, мебель купить, а теперь вот надо думать, как прокормиться. Сейчас никто никому не нужен.
- Пап, я схожу к Наде, узнаю, что случилось. Он ведь не звонила всю последнюю неделю.
- Куда же ты, на ночь глядя, уже первый час ночи, да и нет нужды ходить туда, - сказал отец, опуская глаза.
- Не понял. Ты что-то таишь от меня? Что случилось?
- Эх, сын, сын. Две недели тому назад приехали к нам арендаторы. Они с главой договорились, что-то у нас хотят сеять. А сын этого предпринимателя, Мамед, стал с твоей Надеждой встречаться. Не ходи к ней.
Володя молча ушёл в свою комнату и всю ночь не сомкнул глаз.
"Как же так. Почему она так поступила?" - думал он.
Утром Омут уже стоял перед калиткой Надиного двора. На лай собаки вышла Зоя Петровна, мать девушки. Увидев Володю, она кивнула головой и сразу зашла в дом. Скоро и сама Надя, светловолосая худощавая девушка, вышла к калитке. Она опустила свои голубые глаза.
- Ну, здравствуй, Надя.
- Здравствуй, Володя. По твоему тону разговора я поняла, что ты всё знаешь, ведь так?
- Так, и я хотел узнать, почему ты так поступила. А полтора года? Ты обещала дождаться меня.
- Володь, видишь, жизнь, какая сейчас. Родители лишились работы, даже скотину нечем кормить.
- А он, этот предприниматель, что, кормит вас с вашей скотиной? - громко спросил Омут.
- Да, денег дал. Продуктами холодильник забил, животным кормов привёз. Маму в рабочую столовую устроил на работу,- поваром.
- И с тобой за это переспал?
- Зачем ты так? Он добрый.
- Ты же не любишь его.
- Ой, Володя, любишь-не любишь. Мы сейчас не живём, а выживаем. Понимаешь ты это или нет? Вот ты отслужил. Молодость, задор и всё такое. А деньги у тебя есть?
- Заработаем.
- Где? Работы нигде нет. Вот поженились мы бы..На что ты содержал бы семью?
- И ты решила продасться за деньги? Предать нашу любовь? Значит, для тебя главное деньги, а остальное так, второстепенно..
- Да, так. Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда.
Девушка оголила шею и декольте, Омут увидел красивую цепочку с блестящим кулоном.
- Смотри, что он подарил, это натуральный бриллиант. А ты, что подарил? В письмах ты говорил, что заработал деньги на бахче. Где они? Прогулял с другой? Посмотри на себя - у тебя даже одежды нормальной нет.
- Ты никогда такой не была. Что с тобой случилось?
- Да, тебе я звонила, говорила, что всё хорошо, чтобы ты там ничего не натворил. А на самом деле мы перебивались с воды на хлеб.
- Значит, весь мир - это деньги? - грозно крикнул Володя.
- Эх, ничего ты не понял, - сказала Надя и быстрой походкой зашагала к дому.
Володя зашёл к Колуну. Родители его тоже жили за счёт сэкономленных денег. Омут что-то хотел сказать другу, но Сергей остановил его:
- Не надо. Я всё знаю. Вся деревня знает.
Вечером, когда вся семья Омутовых собралась за ужином, мать сказала:
- Сынок, сейчас арендаторы набирают строительных рабочих для подготовки к посевной.
- Ну, и что?
- Как, ну и что? Устройся к нему на работу. Что же ты будешь делать всю осень и зиму?
- Мать, а что, хлеба больше нет? - перебил отец.
- Ой, совсем забыла. Магазин ещё не закрылся. Володь, сгоняй, купи два чёрных и батон к чаю.
Когда Омут вышел из магазина и остановился на пороге закурить сигарету, в пяти метрах от него остановился "джип". Из него вышли молодой кавказец и Надежда. Они обнялись и подошли к дверям магазина. Омут закрывал вход своим атлетически сложенным телом, он курил и спокойно смотрел на молодых людей.
- Эй, чмо болотное, отойди, не видишь, люди идут, - углом рта промямлил соперник Омута.
- А почему так грубо? Разве я не человек?
- Люди на "джипах" ездят, а ты - чмо.
Мамед резко, без предупреждения ударил Володю кулаком в нос. Удар был быстрый и неожиданный, поэтому Омут не успел среагировать на него. Зато ответный удар ребром ладони в шею свалил Мамеда наповал. Он, глотая воздух, потянулся к кобуре, закреплённой на поясе. Десантник прекрасно знал, каких действий надо ожидать в эту секунду, поэтому двумя ударами по голове остановил все попытки сопротивления противника. Надя всё это время стояла и смотрела на драку двух самцов. О чём она думала в этот момент, никто не знал.
Дома отец спросил:
- Что с носом?
- Кто-то пиво разлил на ступеньках магазина. Засмотрелся на красивую машину и упал.
Темнело. Внезапно тишину деревенской осени нарушил писк тормозов, остановившегося у дома Омутовых милицейского Уаза.
- Не понял,- сказал отец, выглянув в окно.
От калитки к дому бежали два милиционера с автоматами наперевес.
- Это за мной, - спокойно сказал Володя.
- Ты, чего уже натворил? - встрепенулась мать.
- Мамед ударил меня у магазина, а я защищался.
Через каких-то пять минут младший Омут уже был на пути в районный центр.
Ночью, в следственном изоляторе, куда доставили Омута, срочник внутренних войск спросил дежурного офицера:
- Куда его, товарищ капитан?
- В пятнадцатую.
- Так, там людей под завязку, свободных шконок нет, а из четвёртой сегодня троих судили, так что, камера почти пустая.
- Хорошо, иди покури, а я поговорю с ним.
Когда они остались одни, капитан спросил десантника:
- Из деревни?
- Да.
- Кто у тебя родители?
- Безработные.
- Значит, денег нет?
- Нет.
_ Артур! - крикнул капитан. - В пятнадцатую.
Срочник открыл железный засов камеры:
- Сизый, принимай!
В душном помещении с тусклым светом стояли несколько нар, на которых спали люди. Всё остальное пространство занимали несколько матрацев, которые тоже были заняты. Возле умывальника несколько человек курили, примостившись на корточках. Дверь лязгнула, замок закрылся.
- Чего стоишь? - послышался охрипший голос из темноты. - Заходи, пообщайся с народом. Откуда, чего, как, что новенького на воле. Погоняло моё "Сизый", я смотрящий в камере. Если тебе место на шконке надо, такса стольник за ночь, плати и спи. Можно в долг.
- За что платить?
- Ты, что дурак? Нет денег, стой всю ночь на ногах.
На следующий день, ближе к вечеру, Володю вызвали на допрос. Следователь, молодой коренастый мужчина, выложил документы по делу на стол и сухо сказал:
- Ну, что, Омутов, дела твои плохи.
- Почему? Я ведь защищался.
- Да, правильно, только в протоколах записано совсем другое. Вот, например, протокол допроса свидетеля Стрельцовой Надежды. Знаете такую?
- Да, знаю..
- Так вот, она пишет, что вы ударили её жениха, сбили его с ног, а потом добивали лежащего. Он снял побои. Вот акт экспертизы. Также имеется протокол допроса свидетеля Калашниковой Александры, продавца магазина. Её показания совпадают с показаниями Стрельцовой.
- Что мне за это светит?
- До десяти лет строгача. Это о плохом. Теперь, о хорошем. К вам приехали родственники и друг Сергей. Я договорился о встрече.
Омутовы не были плаксивыми людьми, они знали жизнь и кто что стоит в этом мире, поэтому они постарались с пользой использовать подаренные им пятнадцать минут.
- Мы наймём адвоката.
- Мне положен бесплатный.
- Нет, он ничего не сделает.
- Ты же не бил его первым?
- Нет, но теперь это никому не докажешь.
Следователь проводил родственников за пределы изолятора. Он тихо сказал отцу:
- Десять тысяч долларов, и ваш сын на свободе. Я закрою дело.
- Правда? У меня только пять. Может, за пять?
- Нет, я не один. У вас есть три дня.
А на следующий день следователь вызвал Мамеда. Он приехал с отцом.
- У него хороший адвокат, - сказал следователь. - На суде, я думаю, это дело полностью рассыпится, да плюс ко всему они подадут встречный иск против вас. Мамед, пистолет ваш?
- Да, мой. Это обычная "Оса".
- Зарегистрирован?
- Нет.
- По глазам вижу, что ты первый ударил Омутова. Он защищался. Я думаю, мы привлечём вас за дачу заведомо ложных показаний.
- Надо его упрятать, - коротко сказал предприниматель.
Он достал из кармана пачку денег и положил её на стол.
- Ладно, идите, сделаем всё, что можно. Я ещё вас вызову, - сухо сказал следак, пряча деньги.

Вечером в доме Колуновых состоялся такой разговор:
- Как там дела у Володи? - спросил отец сына. - Что сказал следак?
- Батя, скажу честно, надо десять тысяч долларов. У Омутовых всего пять. Надо помочь.
- Так мы сдохнем с голоду, - сказала мать.
- Нет, тут дело серьёзное, надо вытаскивать Вовку из беды. Они всегда нам помогали, а теперь беда пришла в их дом.
- Сколько мы горбатились за эти деньги..
- Это человек, его судьба. Деньги - ничто по сравнению с судьбой человека, тем более, молодого парня. Он заработает. Захочет, - отдаст, не захочет, - не надо. Утром я сниму с книжки деньги и отнесу их Омутовым.
На следующий день Омутов старший сидел в салоне "Мерина" следователя.
- Здесь всё, - тихо сказал Омутов и передал пакет хозяину иномарки.
- Прекрасно. Он свободен, забирайте его, но есть одно маленькое "но".
- Что именно?
- Ему нужно исчезнуть из этих краёв. Желательно, на лет пять.
- Куда исчезнуть?
- Хотя бы в милицейский колледж в Москву. У них недобор в этом году. Знакомый мой работает в этой школе. Даже без постоянной московской регистрации примут. Характеристика у него хорошая, тем более, об этом деле нигде упоминаться не будет. Я даже ночью отвезу вашего сына на поезд, чтоб никто не видел.
- У него друг есть, Серёга, может, он захочет с ним поехать.
После коротких разговоров и сборов Омут и Колун ночным поездом уже мчались к Москве.
- Слышь, Серёга, может, давай я сойду на первой станции, а ты домой поедешь? Мы же видели, чем менты занимаются. Неужели мы такими же станем?
- Это вопрос не из лёгких. Может, даже вопрос всей нашей дальнейшей судьбы. Давай доедем, осмотримся, окопаемся. Не понравится, всегда свалить можно.
Действительно, протеже следователя сработало быстро и чётко. Через какую-то неделю, после оформления документов, десантники уже сидели за столами милицейского колледжа. В основном, преподавали право и другие подразделы из юриспруденции. Лекции были скучными и однообразными, многие юридические термины ребята просто не понимали. Володя вглядывался в серьёзные лица студентов.
"Неужели это будущие стражи порядка в поездах, следователи в ОВД, следственных изоляторах"? - думал он.
В трёхместной комнате студенческого общежития, куда поселили ребят, был уже один жилец.
- Гена Зеликов, - сказал небольшого роста юноша, попивая пивко из банки.
Далее следовал рассказ соседа о далёкой Мордовии и безработице в том далёком крае.
- Ну, всё-таки ты по призванию решил пойти работать в милицию? - спросил Гену Сергей, желая больше узнать о соседе по комнате.
- Да ты что, ответил тот. - Москва для нашего брата - настоящий Клондайк. Деньги под ногами валяются, надо только нагнуться и поднять их.
- Как это?
- Скоро всё узнаешь. Вот, например, строишь в людном месте, проверяешь документы, у кого нет регистрации, тот платит тебе деньги, и ты имеешь право обыскать его и забрать всю наличность.
- Как так? - возмутился Сергей. - Мы же сами блюстители порядка.
- Какой порядок? Вот дома, отчим избил мою мать, а я его покалечил за это. Так, знаешь, что со мной хотели сделать за это? Посадить. А здесь я имею полное право избить, кого захочу. Вместе с погонами закон нам даёт неограниченную власть над людьми. Например, чурка не дал мне денег, а я избиваю его. А если он хоть пальцем тронет меня, его посадят на двадцать лет по статье УК РФ 319.
- А если ты убьёшь его?
- Всё зависит от моего настроения. Могу и убить. Скажу, что оборонялся, и судья оправдает меня.
- Откуда ты знаешь столько?
- Мой брат уже год служит в одном из столичных ОВД.
Когда Колун и Омут вышли покурить на балкон, Володя сказал:
- Шутит, наверное, Гена.
Нет, как оказалось позже, Зеликов не шутил. Через месяц студентов направили в помощь работникам милиции. Их, двадцать человек, поставили в оцепление. Люди проводили митинг, выкрикивали лозунги, чего-то требовали. Один парень из митингующих что-то кинул в сторону милиции - то ли пластиковый стакан, то ли, коробку из-под сока. Два сержанта схватили парня и поволокли его к рядом стоящему автобусу. Гена, увидев это, подбежал к ним, выхватил дубинку и несколько раз сильно ударил задержанного, стараясь попасть в голову.
Вечером, в комнате, когда Колун попросил Гену объяснить свои действия, он ответил:
- А где я буду учиться бить? На манекенах? Тут живой человек, надо знать, достиг ли мой удар болевой точки, как он реагирует на те или иные удары. Будучи простым смертным, мне сразу бы пришили хулиганку, а погоны, пусть даже пока без звёздочек, дают мне право избивать законно.
Постепенно, за время учёбы, друзья по-другому взглянули на жизнь, как бы, увидели человеческие отношения в другом ракурсе. Во время ночных рейдов, дежурств, патрулирования улиц, стёрлась грань между добром и злом, между законом и ложью, между святостью и грехом, между людским и скотским. Люди в погонах жили совершенно другой, ничего не имеющей с народом жизнью.
- Ах, - говорил Гена. - Надо дослужиться до звёзд, крутить большими делами и, соответственно, иметь дивиденты от них. Крышевать рынки, магазины, управлять целыми районами, - вот к чему нужно стремиться.
За время учёбы и практики в милиции стёрлось представление в сознании ребят отличие подозреваемого человека и преступника. Обычные люди превратились для них в денежные кубышки, которые при должном умении и желании можно было потрясти. Никого не интересовало, за что грабят человека - за вину или невиновность. Вся ментовская лексика вмещала всего пару десятков профессиональных для такого рода занятий слов. Например, упаковать, развести, очная ставка, замести, выложить, колоться, обработать.
Время учёбы быстро закончилось, и начались обычные трудовые будни. Новоиспечённым сержантам - Омутову и Колунову хорошо запомнился их первый рабочий день. Молодых выпускников прикрепили к "опытному" старшине по фамилии Григорий Дёргало. В коридоре отделения под стеклом висели, конечно, ориентировки на каких-то преступников, но никто никогда не смотрел на них. Рядом стоял автомат с кофе, и все, кто хотел этот суррогат, употреблял его за монету, достоинством пять рублей. Со стекла, под которым "томились" фотографии и фото-роботы виртуальных злодеев, периодически, раз в неделю, какая-нибудь захваченная в плен путана вытирала пыль.
- Ну, что, - сказал Дёргало. - Первый рабочий день, вы должны его запомнить.
- У нас есть конкретное задание? - Омут попробовал завести деловой разговор.
- Конкретнее не бывает, даже, можно сказать, самое главное на этой работе.
Через десять минут четвёрка бравых милиционеров, включая водителя по кличке "Филин", патрулировала вверенный им район. В просторном салоне микроавтобуса "Газель" стоял столик и несколько сидений. Дёргало занял место рядом с водителем для лучшего обзора территории, а наши друзья примостились за столиком.
- Смотрите внимательно и запоминайте, только неделю я буду с вами работать. Дальше вы будете всё делать без меня. Филин, остановись здесь.
Старшина вышел, что-то сказал проходившему мимо кавказцу, который сразу же зашёл в автобус. Дёргало спросил его:
- Так, что у тебя с регистрацией?
Мужчина вытащил какую то смятую бумажку.
- Липовая, - буркнул старшина. - Миграционная карта есть?
- Нет.
- Разрешение на работу?
- Я не работаю.
Дёргало достал из кожаной папки бланк протокола.
- Ну, что дорогой, департация?
- Нэт, началник, может, дагаварымся?
- А что ты предлагаешь? - загадочно улыбаясь, спросил старшина.
Кавказец положил тысячную купюру на столик.
- Ты, что, не знаешь таксу?
- Сэчас нэт.
Старшина небрежно перевернул несколько страниц паспорта иностранца. За обложкой он нашёл две пятитысячные купюры.
- А это что?
- Домой сэмье отправыть.
Дёргало извлёк деньги и отправил себе в карман.
- Потом отправишь. А ну, встань-ка.
Дёргало обыскал приезжего.
- Да, действительно, денег больше нет. Вобщем, так, Ахмед, на первый раз прощаю тебя. В следущий раз обязательно привлеку тебя за нарушение паспортно-визового режима. Филин, давай к метро.
Возле входа в метро расположились несколько торговцев цветами и фруктами.
- Так, - закричал ещё издали старшина. - Здесь торговля запрещена.
- Мы знаем, - ответила одна из торговок. - Вот разрешение.
Женщина отдала милиционеру несколько тысячных купюр.
- Что-то сегодня вас мало. Где остальные?
- Ты же увеличил тариф, поэтому другие поехали на другую точку. Там дешевле.
- Ладно, скажи, пусть приезжают и торгуют по старой ставке, только приведи новых людей, хотя бы человек десять.
В это время из метро вышли два парня, лет двадцати.
- Так, дорогие, предъявите документики.
Задержанные о чём то поговорили на своём языке и показали старшине какие то карточки.
- Молдаване?
- Да, мы только что приехали.
- Билеты есть?
- Нет.
- Где живёте?
- Рядом.
- Садитесь в автобус.
Дом, на который указали иностранцы, действительно находился рядом.
- В какой квартире живёте?
- В 24-й
- Снимаете?
- У родственников.
- Смотри в глаза. Последний раз спрашиваю, снимаете?
- Да.
- Сколько человек живёт?
- Пятнадцать.
- Тариф знаешь?
- Нет.
- По тысяче с каждого. Даю пять минут. Ваши документы я пока оставляю себе.
Дёргало вышел вслед за парнями, достал телефон и набрал номер. Через приоткрытое окно доносились слова:
- Николай Петрович, ваш участок. Улица Пестеля, дом 15, квартира 24. Живут пятнадцать иностранцев. Я завтра к вечеру заеду. Сколько? Как обычно, двадцать процентов.
Как раз в это время подоспели молдаване.
- Только тысячу нашли.
- Хорошо, знаешь, где отделение милиции?
- Знаю.
- Документы останутся у меня. Когда отдашь долг, получите ваши паспорта. Зову меня старшина Дёргало.
Не успел старшина закрыть дверь автобуса, как в стекло постучалась женщина. Лицо её было в крови.
- Что надо? - спросил возмущённый старшина.
- У меня отобрали сотовый телефон и избили.
- Вызывайте милицию, 0-2.
- А вы кто?
- Мы СПС.
- ППС, - исправил Омут.
Филин завёл двигатель, и автобус тронулся с места. Женщина не унималась. Держась за ручку, она быстрым шагом шла за автобусом.
- А что делает ППС?
- Патрулирует улицы.
- Так у меня отобрали мобильник на улице.
- Женщина, я ещё раз повторяю, мы не возвращаем мобильники, мы патрулируем улицы, отойдите от автобуса. У нас срочный вызов.
Когда автобус набрал скорость, Дёргало сказал:
- Вот в таких условиях нам приходится работать.
- Коля, а сколько мы будем зарабатывать на этой работе? - робко спросил старшину Сергей.
- Двенадцать тысяч.
- Всего то?
- Государством специально установлена такая сумма, а правительством Москвы специально создаются такие указы, чтобы честный милиционер мог найти дополнительный заработок. Гляди, Серёга, границы открыты, иностранцы миллионами прут в страну, якобы на работу, а на самом деле занимаются, чем захотят, чаще всего криминалом. Вылови их попробуй на необъятных просторах русской земли. Так что, наш брат всегда будет востребован.
Старшина посмотрел на часы?
- О, уже двенадцать. Пора обедать. Филин, гони в "Сказку", там нас ждут.
- Так пробка.
- Включай сирену и пошли по тротуару, голодом не будешь сидеть, правильно?
С шумом сирены, разгоняя возмущённых прохожих, автобус проехал добрую сотню метров и выехал на проезжую часть.
- Ну, вот и наша "Сказка". Вернее, сказка была бы, если у милицейских машин выросли крылья.
Аппетитного вида блондинка пригласила четырёх богатырей в форме за стол, на котором стояла бутылка водки и закуска и через минуту принесла "первые" блюда.
- Приятного аппетита!
- Тут, наверное, дорого, - сказал Колун старшине.
Дёргало рассмеялся:
- Это наше кафе, мы его крышуем.
- А почему кроме нас никого нет?
- Пока мы здесь, кафе закрыто на санчас. Ну, будем, - выдохнул старшина и опрокинул рюмку водки.
То же самое сделал и Филин.
- Так, это..-сказал Омут. - Ты же за рулём.
- Ты, что, коллега, забыл, что мы - милиция? Запомни - нам всё можно. Кто нас остановит? Гайцы? Потом они проблем не оберутся.
- Ну, а если авария и ты не прав?
- Я не прав? - удивился Филин и откусил солёный огурец. - Милиционер всегда прав.
- Ну, что, первую половину дня мы уже отработали, - выпалил старшина и вытащил деньги, пересчитал их.
- Почти тридцатник.
Он выдал по тысяче десантникам и Филину.
- Остальные деньги пойдут, куда надо. Вот так, молодняк, надо работать! Это и есть основная ментовская работа. Как часто заграницей зарплата? Правильно, раз в неделю. А у нас два раза в день!
В это время раздался звонок сотового телефона старшины. В тишине мужской голос в трубке был прекрасно слышен.
- Гриша, ты?
- Привет, Вадим, давно не видел тебя, не заезжаешь..
- Гриша, мне нужны деньги. Участок за пятьдесят зелёных предлагают, и в хорошем месте. Надо срочно оформлять сделку, а наличности мало.
- И чем же я тебе помогу?
- Есть план. Я сейчас в "Бескудниково". Едь туда. Трава у тебя с собой?
- Да, дежурный пакетик всегда с собой.
- Найди иномарку, только не очень крутую и вызывай УБОП. Приеду я, так как сейчас нахожусь ближе всех в этом районе. Ну, а расчёт, как обычно.
Хорошо, Вадим, сделаем. Ну, вот, ребятки, есть работёнка. Быстро доедайте и выдвигаемся на задержание наркоторговцев.
"БМВ" пятой серии стояла перед подъездом высотного дома. Два парня, лет по 25, возились с двигателем. "Газель", скрипя тормозами, остановилась рядом. Старшина, нацепив "Калаш" на шею, сказал десантникам:
- Работаем! По оперативным данным в этой машине перевозят сильнодействующие наркотики.
- Откройте багажник! Быстро! - крикнул Дёргало владельцам иномарки и нацелил ствол автомата на них.
- По какому праву?
- По такому, - старшина передёрнул затвор.
- Хорошо, - сказал долговязый брюнет, открывая багажник. - Всё равно, там ничего нет. Вы ошиблись.
- Мы никогда не ошибаемся, - ответил Дёргало, вытаскивая пакетик из-под коврика.
- Это не наше.
- Ладно, - успокоил старшина брюнета. - На-ка, подержи пакетик, я позвоню начальству, скажу, что обознались.
Парень, улыбаясь, взял пакетик.
- Алло, это УБОП? Найдены наркотики в машине "БМВ", номер У 641 ТВ 177, срочно группу на выезд.
- Это цирковое представление,- улыбнулся напарник брюнета. - Где ваши понятые?
Дёргало указал на Филина и десантников.
- А, вот они.
- Так, они незаконные.
- Милиция незаконна? А кто тогда законен?
Раздался вой сирены. Из-за угла вынырнул милицейский УАЗ с зарешечённым сзади стеклом. Двое мужчин в штатском посадили парней в машину.
- Не забирайте нас! - увидев серьёзность намерений убоповцев, прокричал брюнет. - Наши родители договорятся с вами.
- Ты хот знаешь, с кем говоришь? Убоповцев захотел подкупить? Привлечём тебя за дачу взятки, - строго сказал Вадим. Гриша, протоколы завезёшь к нам.
Когда УАЗ уехал, старшина раздал чистые бланки протоколов участникам "задержания наркоторговцев":
- Распишитесь, где "галочки".
- Зачем? - с недоумение произнёс Омут.
- Как зачем? Протоколы допросов понятых. Вы видели, как нашли наркотики? Видели. Вот и распишитесь. Гонорар получите после получения денег заказчиком. Так, Филин, гони на базу.
В отделении старшина зашёл в комнату с надписью:
"Воспитательная комната".
Дверь была приоткрыта, поэтому друзья-десантники спокойно могли наблюдать картину, происходящую внутри. Старший лейтенант бил мужчину лет сорока, стараясь попасть ему в пах.
- Я не виноват, не калечьте меня.
- была бы моя воля, я бы выбил тебе зубы. Ты что написал в объяснительной?
- Как было, не виноват.
- Пушкин нашёлся. Садись, пиши, я продиктую. Ну, как, Гриш, день прошёл? Плодотворно?
- Да, вроде ничего.
- Как тебе новенькие? Ты смотри, через неделю выдели им участок, пусть сами работают. Сегодня делаем облаву на проституток.
- Так, они же платят.
- Сегодня приезжает комиссия с проверкой. Нам свой человек доложил. Мы должны показать, что работаем. Как раз и развлечётесь.
- Ну, что, урод, пиши русское предложение "виноват, больше не буду".
- Написал.
- Расписывайся.
- Можно домой идти?
- Нет, в камеру. Завтра в течение дня придёт дознаватель.
- я же не виноват.
- Так вот твоя подпись, что виноват. Ну, что гаврики, устали? Наша смена до восьми утра, а потом два дня выходных. Ночь будет весёлая, так что отдохните в красном уголке. В шахматишки сыграйте, видик посмотрите.
В одиннадцать вечера в отделение пришли два важных мужчины в штатском. Старлей кивнул дежурному. Через несколько секунд загорелась лампочка и завыла сирена. Дежурный объявил сбор и выезд. Группа из восьми человек села в два микроавтобуса и скрылась в ночных дебрях мегаполиса.
- Так, слушайте, - учил старший группы Дёргало. - Проститутки находятся в подземном переходе на Дмитровке. Делимся на две группы по четыре человека в каждой. Одна группа заходит с одного конца, другая - с другого. Всех садим в автобусы и везём в отделение.
У обочины шоссе стояли две девушки в высоких сапогах и коротких юбках. Одна из них, заметив милицейский автобус, нырнула в переход. Дёргало отдал приказ по рации:
- Боря, встречай товар на своей стороне и пакуй в автобус, сколько влезет.
- Принято, - ответил мужской голос.
Несколько минут в переходе раздавался топот каблуков и женские крики. Потом всё стихло. Из перехода, одна за другой, вышли десять девушек.
- В чём дело? Куда вы нас везёте? Что, опять субботник? Я бесплатно работать не хочу.
К старшине подошла дама средних лет и серьёзно сказала:
- Гриша, в чём дело? Разве я мало плачу вам?
- Сегодня проверка, надо показать работу отделения.
- И ты решил использовать нас?
- А где я им наркоманов или бандитов найду? Их не поймаешь, да и пулю ненароком схлопочешь.
- Да, Гриша, мент есть мент.
В это время возле микроавтобусов остановилось такси. Из него вышел мужчина и быстрой походкой подошёл к ним.
- Кто тут старший?
- Ну, я, - ответил старшина.
- У меня угнали машину. Только что. Объявите план-перехват. Преступников ещё можно поймать.
- Какой такой перехват? Что нам нужно, мы уже перехватили. Не мешайте нам, мы выполняем спецзадание.
Мужчина посмотрел на смеющихся девчонок через стёкла автобусов, плюнул, сел в такси и уехал.
В "обезьяннике" стояла небольшая скамейка, на которой поместились четыре девушки. Остальные уселись им на колени, а другие просто стояли у стены. Проверяющие с серьёзным видом следили за "работой" отделения. Девушек по одной выпускали из клетки для составления протокола. Скоро проверяющие уехали.
- Ну, вот, отпускайте, - сказала "мамка" дежурному капитану
- Ну, что, даром что ли их привезли? Пусть марафет наведут в отделении. Ты иди домой, не волнуйся за них.
- Знаю я, какой марафет вы будете наводить.
- Ну, и не без того. Мужчины тоже любят ласку.
Только "мамка" ушла, сержант открыл ящик стола, в котором находились личные вещи проституток.
- Ты, мент, не трожь, это наши телефоны, - крикнула одна из них.
- Заткнитесь, это уже наша добыча. Вы себе ещё новые заработаете, - парировал сержант.
Такой наглости Омут не мог стерпеть и сказал сержанту:
- Братела, ты не прав, положи на место, это не твоё.
- Ты, молокосос, ты первый день здесь и не знаешь законов. Это наш трофей.
- Есть человеческие понятия, а это люди.
- Кто люди? - усмехнулся сержант. - Они ещё заработают. Ты, что, хочешь проблем?
Сержант замахнулся на Омута, но тот успел перехватить руку серж и с силой ударил его в лоб, а потом лицом о стол. Поднялся крик, на который прибежал Дёргало.
- Так, друзья, мы так не договаривались. Всё, забыли. Девчонки, надо три человека на уборку помещений. Уберётесь быстро - отпущу домой.
Желающих было много, но выбрали только трёх.
- Я же сегодня у вас, типа как наставник, так что все тяготы службы придётся нести вместе.
Омуту и грудастой блондинке досталась комната с надписью "Хозчасть"
- Тебя как зовут? - спросил Владимир девушку, когда они остались одни.
- Тебе не всё равно? Или ты захотел по душам поговорить со мной?
- Меня Володей зовут.
- Тамара, - ответила девушка.
- Круто ты Бобра головой о стол примочил.
- Откуда ты знаешь его?
- Я уже пять лет на ваше отделение работаю. Ты ведь новенький?
- Вроде того.
- Если ты не станешь таким, как все, тебе придётся покинуть службу в органах милиции. Они выживут тебя любым способом да ещё какую-нибудь "мокруху" повесят. Среди волков жить - по-волчьи выть.
- А если не буду выть?
- Зачем ты тогда пришёл сюда? Добро приносить людям?
- Да, как же без милиции?
- Это отделение, как и все остальные, не защищает интересы граждан, а снимает с них налоги, проще говоря, дань.
- За что?
- За всё. Торговля нелегальным товаром, использование иностранной рабочей силы, оформление им "липовых" документов. Как ты думаешь, почему везде развешены объявления об оформлении всех документов за час? Разрешение на работу, регистрация, медкнижки, оружие. И никто не возмущается. В правительстве и мэрии об этом знают. Это отделение - лишь маленькая ниточка в огромной паутине коррупции. Любой подросток знает, что сами менты торгуют наркотой.
- За это садят.
- Садят один процент из ста, чтобы показать, что работа идёт. Ты же не убьёшь курицу, несущую золотые яйца? Да к тому же и прокурорам, судьям, тюремным надсмотрщикам надо заработать.
- Не может такого быть.
- Ты рассуждаешь, как настоящий лох. В суде можно купить любое решение суда через посредников, а на зоне можно заплатить за хорошее, спокойное место и "заслужить" УДО.
- Неужели всё так плохо и неисправимо?
- Не надо думать об этом, Володя, надо просто жить. Мне, например, двоих детей кормить. Они с моей матерью живут в Удмуртии.
- А муж?
- Муж выгнал нас из дома. Ладно, ты будешь или нет?
Омут достал тысячу и отдал её девушке.
- Это что такое? Честный мент?
- Да, что-то в этом роде. Пойдём, я отдам тебе твой сотовый.


В четвёртом часу утра, когда Омут и Колун досыпали ночь в красном уголке, их разбудил старшина.
- Ребятки, ну, и напоследок этих суток есть интересная работёнка. Кто хочет съездить со мной?
- Ну, бери меня, - сказал Сергей.
Сержант и Дёргало подошли к клетке с проститутками.
- Так, я не понял, а где остальные?
- Так, ваши же и разобрали на уборку помещений.
В коридоре только две девушки чистили стены.
- Ладно, кто из вас снимает комнату в московской квартире?
- Я, - призналась стройная брюнетка.
- Говори адрес. Может, мы едем в ту сторону, подвезём.
- Правда? Волгоградский проспект, дом 141 квартира 24.
- Как зовут хозяйку?
- Валерия Павловна.
- А тебя?
- Вера.
- Ну, вот, - сказал старшина Колуну. - Поехали.
- А меня? - оживилась Вера.
- Дёргало подкурил сигарету и через решётку воткнул девушке в рот:
- Честно заслужила.
Дом, куда ехал милицейский УАЗ, находился совсем в другом районе города.
- Зачем "тащиться" неизвестно куда? - спросил сонный водитель.
- Спать на том свете будешь, а в милиции, пока не выгнали, надо делать стартовый капитал для бизнеса.
В старом подъезде пятиэтажки пахло испражнениями животных и людей.
- Вот и наша квартирка, - сказал старшина, тяжело дыша от подъёма на пятый этаж.
- Кто там? - после нескольких настойчивых звонков ответил женский старческий голос.
- Валерия Павловна?
- Да.
- Мы из милиции. Вы хозяйка Веры?
- Да, что с ней случилось?
- Откройте, есть разговор.
Дверь открыла пожилая женщина.
- Мы ненадолго. Всего несколько вопросов.
Когда блюстители правопорядка зашли в квартиру, Дёргало сходу спросил:
- Где комната Веры?
- Зачем вам?
- Она сейчас находится в следственном изоляторе по подозрению в хранении и сбыте наркотиков.
Женщина распахнула дверь в смежную комнату, вошла и включила свет.
- Вот, здесь.
- Принесите воды, пить хочу. Через весь город ехал, чтобы доказать, что наркотиков у неё нет.
- Конечно, нет. У неё в Саратове мать больная и ребёнок инвалид. Она сегодня как раз собиралась отвезти им деньги.
- Я сейчас сдохну от жажды, - настойчиво повторил старшина.
Когда женщина ушла, Дёргало молниеносно открыл платяной шкаф, быстро осмотрел его и достал небольшую стопку женского нижнего белья.
- Так, - сказал он, извлекая пачку денег, лежащую между трусов. - Всё одно и то же, нашли бы что-нибудь оригинальнее.
- А вот и водичка!
- Спасибо.
Старшина выпил стакан залпом, крякнул и сказал:
- Так, Валерия Павловна, будете понятой. Смотрите.
Милиционер перевернул постельное бельё на кровати, для вида посмотрел в шкафу, выдвинул ящики комода, снял зеркало со стены.
- Она говорила, что работает бухгалтером на заводе,- тихо сказала хозяйка.
- Так и есть, видите, ничего нет. Когда придёт, пусть едет к своим родственникам, везёт деньги. Распишитесь вот здесь.
Старшина передал женщине ручку и чистый бланк протокола.
На лестничной клетке Дёргало достал пачку денег, извлёк из неё тысячную купюру и передал Колуну.
- За работу, Серёга. Пойми, психология, тем более, женская. Я мог бы это сделать один, без свидетелей, а здесь требовалась группа поддержки, типа, борцы с преступностью. А потом..открыть тебе все наши методы работы. Ты ведь тоже когда-нибудь поделишься со мной, правда?
Колун молчал.
- Что молчишь? Мало дал? Так, ты не один в группе. Мы, как пчёлки, собираем нектар и несём его в улей, только пчёлы трудятся сезонно, а мы постоянно.
Когда мужчины подошли к выходу из подъезда, дверь неожиданно открылась. На пороге стояла совершенно голая девушка. В разбитом лице её Григорий с трудом узнал Веру.
- Привет! Кто это так тебя?
- Не знаю. Только ты уехал, твои дружки-менты продали меня какому-то отморозку. Он сделал своё дело, а когда я попросила оплатить услуги, он избил меня и вытолкнул из машины. Я поймала такси, спасибо, человек попался хороший. Он ждёт деньги, я сейчас принесу ему.
- Желаю удачи! До встречи в отделении!
Уже на улице Колун сказал старшине:
- Как же она рассчитается, мы же все её деньги украли.
- Не украли, а изъяли. Это деньги, нажитые преступным путём. Проституция - это преступление и должно строго караться, да и потом она ещё заработает, её щётки хватит на всех.
- А как же водитель?
Возле подъезда стояла старая "копейка".
- Включай мозги, Серёжа. Ты в законе. Вот, смотри.
Дёргало подошёл к "Жигулям" и строго попросил предъявить документы.
- А лицензия на извоз есть?
- На какой извоз?
- Девушку кто привёз?
- Какую девушку?
- В костюме Евы. Придётся у вас изъять автомобиль, который вы используете, как средство наживы.
- Начальник, может, договоримся? Не губи.
- Сколько наличности с собой?
- Триста рублей.
- Ладно, давай и вали отсюда, чтобы и духа твоего здесь не было.
Когда машина исчезла, старшина похвалился:
- Вот, так, сержант, везде валяются деньги, их только надо нагнуться и поднять.
В отделении, когда "уцелевшие" проститутки разошлись и смена закончилась, старшина сказал десантникам:
- Ребята, спасибо за службу. Теперь два дня будете дома. Да, кстати, есть деловое предложение. Послезавтра могу предложить подработку за неплохие деньги. Согласны?
- А куда нам деваться? - сказал Колун.
- Ладушки! Тогда жду вас возле отделения к десяти утра. Приходите в штатском.
Следующий день выдался тёплым и безоблачным. После коротких "за" и "против" наши друзья уже плыли на речном трамвайчике по Москва-реке. Один вид городского пейзажа менялся другим.
- Ну, и что ты думаешь после всего этого? - нарушил молчание Колун.
- Не знаю, Сергей. Уйти можно всегда, а уйти, это значит сдаться, согласиться с системой.
- Ты собираешься её победить?
- Поживём - увидим.
На следующий день, без пятнадцати десять утра друзья уже были у стен родного отделения.
- Вован, гляди. Отечественных машин нет, одни иномарки.
Омут посмотрел кругом:
- Да, ты прав, нет. Многим машины не нужны, они на государственных, как на частных разъезжают.
Рядом с ними остановилась Ауди-4. В открытое окно высунулась физиономия Дёргало.
- Ну, что смотрим, мух считаем? Садимся.
Через полчаса, не соблюдая скоростного режима и некоторых знаков, старшина домчал десантников до ворот рынка, а ещё через десять минут милиционеры переодевались в форму с надписью "Омон".
- А дубинки дадут? - спросил Сергей.
- Какие дубинки? Разве вас не учили на уроках психологии, что самое лучшее оружие - это слово? Ладно, прощаю, я сегодня ваш инструктор, сейчас посмотрите.
Посередине торговых рядов стоял стол. За ним две женщины грозного вида и два крепыша.
- Гриша, сколько можно ждать? - нетерпеливо спросил один из них.
"Лохотронщица", чем то смахивающая на козу, тоже поспешила обругать старшину:
- Время - деньги, смотри, погода хорошая, клиент так и ищет наживку, хочет заглотить крючок.
- Ну, и работали бы сами..
- Нет, без команды нельзя.
- Тогда приступайте, мы готовы.
Коза выложила на стол какие-то пакеты, блокноты и толстую пачку денег, которую демонстративно разложила веером. Остальные члены мошенники дружно принялись предлагать людям бесплатные колготки.
- Подарок! Подарок!
- Как подарок? Сегодня не первое апреля. Сколько стоят колготы? - спросил мужчина с авоськой.
Бесплатно. Также вы можете выиграть ценный приз или получить деньги. На пакете с колготами, которые вы сейчас выберите, приклеен номер. Если он совпадёт с нашим, то мы сразу выдадим вам приз.
Мужчина с радостью вытянул из сумки целлофановый пакет:
- Номер двадцать пять! - радостно объявил мужчина.
- Прекрасно!
- А если не совпадёт? - переживала жертва.
- Значит, не повезло..
Через минуту радостный клиент закричал:
- Есть, есть! Двадцать пять!
- Мультимедийный плейер, очень дорогой. Поздравляю, - улыбнулась Коза.
- Ой, у меня тоже этот номер. Что же делать? - расстроился паренёк в спортивном костюме.
- Это мой приз, я подошёл первым, - кричал мужчина.
- Почему? У меня тоже этот номер, - не унимался спортсмен.
- Ладно, - улыбнулась Коза. Давайте честно. На кон нужно внести сумму денег. Кто больше даст, того и приз.
Мужчина сразу же положил тысячу рублей. Спортсмен - полторы. Видя, что "лох" колеблется, спортсмен аккуратно "пощупал" жертву:
- Извините, я выиграл..
Все, затаив дыхание, ждали продолжение, но уверенный в себе мужчина выдохнул:
- Ладно, сегодня не мой день. Гони назад пятихатку.
- Нет, деньги проигравшего остаются у нас, - чётко, как по нотам, протараторила Коза, тусуя наличные. - Это лотерея, вы проиграли.
- Это беспредел, - закричала "жертва".
Коза моргнула, дескать, маэстро, ваш выход. Дёргало подошёл к мужчине и по рации сказал:
- Срочно наряд ко вторым воротам, есть хулиган. Кто? Да приезжий..
- Ладно, я пойду, - начал было мужчина.
Остальные члены шайки вывернули карманы "жертвы", даже не оставив мелочь.
- Иди и больше не попадайся, - сказала Коза.
В течение дня в эти сети попалось не менее сотни людей, в основном приезжих. Когда кто-то сомневался в успехе выигрыша или не давал деньги, "помощники" мигом окружали жертву, а старшина якобы кого-то вызывал по рации.
После трудового дня, ближе к семи вечера, когда работники искали место для парковки "Ауди", Дёргало выдал "ученикам" по три тысячи рублей:
- Вот, так, со следующей недели работаете вдвоём. Минимальную сумму ежедневных взносов в казну сообщу позже.
На его сотовый позвонили.
- Да, привет..Сегодня? Так вроде, зарплата завтра?
Хорошо, еду.
- А как же ужин? - спросил Омут.
- Зарплату на стройке выдают. Срочно надо ехать туда.
- Ты подрабатываешь на стройке, Гриша? - серьёзно спросил Колун.
- Кирпичи грузить - ума не надо, а вот собрать дано с сотни нелегальных гастарбайтеров - это особое искусство.
- Кто тебя предупреждает?
- У меня там свой человек. Я за каждый рейд отстёгиваю ему за инфу.
- В чём срочность ехать именно сейчас, - сказал порядком уставший за день Сергей. - Поехали бы завтра. Всё равно, за ночь документы у них не появятся.
- Нет, дорогой. Сегодня они основную сумму пошлют домой, а остальные пропьют. Надо спешить.
Через двадцать минут иномарка старшины припарковалась недалеко от строящегося высотного дома. На территорию, огороженную сплошным забором, милиционеров пропустил охранник.
- Прораб там, где обычно?
- Да.
Когда незваные гости зашли в хорошо оборудованный вагончик, Дёргало поздоровался, назвал номер отделения, представился и попросил собрать всех работников для проверки документов.
- Вы знаете, - сказал мужчина средних лет в белой каске. - Не все у нас с документами. Есть определённые проблемы с миграционными службами. Вы, вроде бы, в прошлый раз были по форме.
Прораб косо посмотрел на Колуна и Омута.
- Может, как-то решим проблему. У нас сроки поджимают, надо успеть в срок выгнать коробку.
- Выйдите на минутку, - сказал старшина десантникам.
После того, как Дёргало поделился сотрудниками выручкой, Колун спросил:
- Гриша, а ты мог бы и сам это сделать. Зачем тебе лишние свидетели
- Во-первых, это психология. Толпа - значит, всё натурально. Во-вторых, таких строек по городу тьма, не успевай собирать деньги.
- А теперь, я думаю, мы поедим? - спросил Володя.
- Конечно, поужинаем у меня на даче. Я вас приглашаю. Кстати, опять работёнка.
Хижина старшины отлично вписывалась в ансамбль особняков различных архитектурных решений, крыши и последние этажи которых выглядывали из-под трёхметровых кирпичных заборов.
- А сторож у тебя есть? - спросил Омут, когда Дёргало заехал во двор через автоматические ворота.
- Зачем? Камеры есть на въезде в дачный городок и также улицы напичканы видеотехникой. Я за это ежемесячно приличные деньги отдаю.
- Гриша, - в доме горит свет..
- Это рабочие трудятся, сегодня как раз должны закончить внутреннюю отделку.
Действительно, когда милиционеры вошли в просторный холл, у входа их встретили двое мужчин средних лет.
- Ну, что, Тарас, как дела?
- Всё, сегодня закончили, как вы и хотели, - ответил работник.
- Неужели всё?
- Да, сделали всё, как и договаривались - сто квадратов плитки, сто сорок квадратов паркета, электрику, малярку, сто метров лепнины и камин в гостиной.
Дёргало с работниками ушли проверять сделанную работу, десантники остались в холле.
- Обалдеть, сколько же денег надо на всё это? - удивился Колун.
- Да, уж, ты видел, как он легко делает деньги? Словно, действительно поднимает их с земли.
- Ну, это надо уметь.
Вскоре мужчины вернулись в холл.
- Так, мужички, сколько я вам должен?
- Как и договаривались - десять тысяч евро, - сказал Тарас.
- Сразу домой поедете?
- Да, надо съездить. Гриша, у нас паспортов нет, мы же говорили тебе. Ты обещал помочь..
- А куда вам ехать?
- На Киев, потом на Запад..
- Сколько стоит билет до Киева?
- Пятьдесят долларов на брата.
Дёргало достал из портмоне купюру в сто баксов.
- Так, хохлы, вот вам деньги на дорогу. Даю вам фору во времени, до двенадцати ночи. Если я вас ещё увижу - посажу. Дёргайте отсюда.
- Так это такая награда нам за полгода? - робко спросил второй работник.
- Ваша награда - это ваша жизнь.
Когда рабочие ушли, Омут сказал старшине:
- Гриша, как же так? Почему ты так поступил с людьми?
- Не поступил, а научил. Они ещё заработают. А вот, мы, где мы заработаем? Мы ничего не умеем..
- А вдруг они пожалуются, заявление напишут в прокуратуру?
- Какое заявление? Без документов с ними никто не будет разговаривать. Я понял, что они в бегах. Были у них какие-то паспорта, но я уничтожил их.
- Какую работу ты нам хотел предложить?
- Так вы её уже сделали.
После недолгого ужина старшина вызвал такси, дал друзьям по американской сотке и отправил домой.
- Завтра отдохните, а послезавтра жду на службе.
А на следующий день в общежитие к ребятам пожаловал сам начальник отделения майор Васильев с тремя людьми в штатском. Не поздоровавшись, майор строго спросил:
- Вы видели вчера Дёргало?
- Да, -ответил Володя. - Мы покинули его дачу в двенадцатом часу ночи. Что случилось?
- Загородный дом старшины сгорел. Остались лишь кирпичные стены. Пожарные ничего не успели сделать, всё сгорело дотла. Внутри обнаружили полностью обгоревший труп. Он сейчас в морге. Думаю, это и есть труп старшины.
В течение всего дня сержанты давали показания двум следователям из прокуратуры и выезжали на место пожара. Составили фоторобот подозреваемых.
Когда, наконец, день закончился, и ребята пришли домой, Омут спросил Колуна:
- Ну, что думаешь по этому поводу?
- Да, додёргался Дёргало. Сам бог присёк этот беспредел.
Через некоторое время приехали родственники старшины, по анализу ДНК которых эксперты определили, что это действительно был труп старшины. Похоронили его с почестями, салютом. Замначальника отделения капитан Ершов произнёс надгробную речь, сказав, что старшина был истинным героем, что боролся с преступниками, был честен, бескорыстен, что наш долг теперь - найти убийц и наказать их по всей строгости закона.
- Спи спокойно, - сказал майор Васильев. - мы будем помнить тебя, наш друг.
На поминках Ершов тихо сказал десантникам:
- Завтра с утра зайдёте ко мне.
А вечером ребят ждал ещё один сюрприз.
- Вы знаете, где ваш сосед по комнате Геннадий? - спросил дежурный на вахте в общежитии.
- Вчера был дома, - уверенно произнёс Омут.
- Час назад его отвезли в реанимацию. Избили его и ножами исполосовали, как поросёнка.
- Да, ещё один доигрался, - потом в комнате сказал Володя.
- Всё хотел научиться профессионально избивать людей. Научился.
- Видишь, оказывается, милиция не так уж всесильна, как о ней говорят.
- Кто-то решил устроить ментам настоящую войну.
- Мы же тоже менты..
- Да, ты прав и на наших лбах не пишется, добрые мы или злые.
- Понятно, что они заслужили это..
- А тысячи других остались безнаказанными.
- Безнаказанными? На что ты намекаешь?
- На то, что мы сможем стать этими "кто-то".
- А не просто ли просто свалить?
- Слишком легко. Это трусость.
- Мы же брали деньги всех этих жертв беспредела, мы завязаны..
Утром Ершов угостил сержантов кофе. Говорил майор спокойно и уверенно:
- Жаль мне старшину. Он мне был, как адъютант, моей правой рукой. Он вас познакомил со своим участком и людьми?
Его не удивила вопросительное выражение лиц сержантов.
- Ну, разве вы не поняли, о чём я говорю? Ладно, будете пока просто выполнять мои задания. Думаю, мы сработаемся. Я хочу помочь вам поступить в юридический институт при МВД, надо расти.
Майор закурил сигарету.
- На сегодня вот что. Я заказал автобус. Поедете вот по этому адресу. Это небольшой завод в Подмосковье. Проверьте документы у работающих там людей. Всех нелегалов привезёте в отделение.

Небольшое предприятие, хорошо замаскированное густым еловым лесом от любопытных глаз, встретило Колуна и Омута подозрительно. Охрану не предупредили о визите, поэтому коренастый охранник лет пятидесяти повёл себя слишком бурно, схватившись за телефонную трубку. Действуя по инструкции майора, Омут отчеканил сквозь зубы:
- Хочешь работать дальше - сиди молча.
- Вы не из местного отделения, я вас не знаю. Ребята, если вы просто залётные и хотите заработать, этот завод крышует один из крупных милиционеров в Москве. Если вы сейчас исчезнете, другим я скажу, что ребята ошиблись.
- Мужчина, просто сидите тихо, не двигайтесь, - чётко сказал Колун.
Завод выпускал мусороуборочные машины. Покупал тягачи на базе "КАМАЗ", а сам мусоросборник изготовлял и крепил его на готовую базу. Почти все работники находились в цехе. Из пятидесяти человек тридцать оказались без документов. Через полчаса автобус с нелегалами направился в сторону Москвы.
- Начальник, - обратился один из мужчин к Омуту. - Мы ещё не разу не получали зарплату, а отработали три месяца, наши семьи пухнут от голода. Механик каждый день обещает деньги. Отпусти, может, сегодня дадут.
В это время на телефон Омута позвонил Ершов:
- Володя, сколько у тебя нелегалов?
- Двадцать пять, товарищ майор.
- На двадцатом километре Калужского шоссе вас будет ждать автобус миграционной службы, передай людей им.
- Зачем?
- Их депортируют на родину за государственный счёт без права обратного приезда.
Когда иностранцы пересаживались в другой автобус, Омут случайно услышал разговор двух вышедших покурить водителей:
- Самолётом будут отправлять?
- Ты, что, с ума сошёл? У них никаких документов нет. Их просто перебрасывают на другой охраняемый завод для бесплатной работы, только за еду и ночлег.
- Вы разве не из миграционной службы?
- Ладно, братело, меньше знаешь, - дольше живёшь.
Когда рабочие вышли, и автобус тронулся, Колун спросил друга:
- Ну, и что ты думаешь насчёт всего этого?
- Не надо оканчивать ликбезов, чтобы понять всю эту кухню, этот завод принадлежит нашему майору. Он не хочет платить людям, а чтобы они не жаловались, продал их такому же бизнесмену, как и он сам.
- Да, забавно, дефицита в рабочей силе нет. Очень всё просто - повесил объявление, что требуются люди такой - то специальности с проживанием и питанием. Всё. Дальше ещё проще - отработал три месяца - выгнали по любой причине. На это место уже другой бедолага мылится, не зная, что его ждёт там. Такая система - мечта капиталиста, только западные буржуи только мечтают об этом, а русские давно дело делают, и пока этот бизнес будет приносить прибыль, границы будут открыты.
В отделении Ершов сразу завёл сержантов в свой кабинет.
- Ну, что, мои дорогие, спасибо за службу! Вот, что, я приготовил список документов для вашего зачисления в юридический институт при министерстве внутренних дел. А теперь - новое задание. Вот адрес фирмы, которая занимается съёмом и сдачей комнат и квартир. Публика там бывает неспокойной, надо бы помочь нашим агентам. Да, и ещё, завтра, когда поедете в офис, оденьтесь в "гражданку" для солидности.
Офис занимал две небольшие комнатки в старом доме центральной части города. Новоиспечённых охранников встретили две девушки - Людмила и Татьяна, одетые в строгие брючные костюмы. После короткого знакомства все сразу разбрелись по своим рабочим местам.
Ровно в десять утра в кабинет Людмилы и Омута пришли первые клиенты - мужчина и женщина средних лет.
- Здравствуйте, - приветливо сказал мужчина. - Мы по объявлению, нас интересует комната в районе Октябрьского поля по улице Берзарина. Она ещё не сдана?
- Нет, - улыбчиво ответила брюнетка Люда. - Вы как раз первые.
- Слава богу! Успели, - выдохнула женщина. - Девушка, мы уже двое суток на вокзале ночуем, не можем жильё снять.
- Вам повезло, что вы пришли именно к нам. Наши агенты найдут вам жильё в соответствии с вашими вкусами и средствами.
- Нет, нам нужна именно эта комната, ведь по вашему объявлению вторая, хозяйская, закрыта.
- Да, да, именно так, хозяйка живёт заграницей, а нам доверила сдать свободную комнату. Вот, заполните необходимые анкеты. Стоимость наших услуг - пятьдесят долларов.
- Прекрасно! - воскликнул мужчина, пересчитывая деньги в рублёвом эквиваленте. - Я согласен. Сразу едем вселяться?
- Нет, я дам вам телефонный номер нашего диспетчера, который будет заниматься именно вами.
Люда спрятала деньги в ящик стола и дала номер телефона, написанный на листке бумаги.
Через полчаса на пороге кабинета появилась молодая женщина с ребёнком на руках:
- Что ж вы творите, изверги. Почему вы обманули меня? Не могу я попасть в квартиру на Берзарина. Диспетчер говорит, что ключи потеряли, а потом, оказывается, хозяйка передумала, сообщила, что поселит своего племянника. Другие номера, которые дала ваш диспетчер, или не отвечают, или давно уже не сдают. Я не уйду отсюда, пока вы не поселите меня.
- Женщина, я не селю людей, а только оформляю документы.
Ребёнок непрерывно плакал. В офисе появилась девушка лет двадцати и сразу с порога сказала:
- Комната на Берзарина уже сдана, а мне в другом районе не подходит, верните деньги.
- Договор действует в течение месяца. Через месяц и приходите. Если ничем не поможем, то вернём деньги.
Ребёнок непрерывно плакал.
- Володя, разберись с этой хулиганкой. Ребёнок мешает мне работать.
- Хулиганка? - возмутилась женщина. - Я буду жаловаться в милицию.
Омут выпроводил мать с ребёнком в коридор и сказал ей:
- Подождите здесь, я разберусь. Дайте мне 15 минут.
Из комнаты Татьяны и Колуна тоже был слышен разговор на повышенных тонах.
Омут закрыл за женщиной дверь на защёлку.
- Зачем ты запер дверь? Там же клиенты..
Володя близко подошёл к агенту и тихо сказал:
- Не клиенты, а лохи. Ты это хотела сказать?
- Не поняла..- пробасила Люда. - Тебе платят, что ты хочешь?
Это был вопрос не в "бровь, а в глаз", и ответить на него так просто Омут не был готов. В глубине души он знал, на стороне чьих баррикад находится, а заявленные 15 минут начали свой отсчёт.
- Хочу знать, кто твой начальник.
- Послушай, не дури, а то позвоню, скажу, чтобы поменяли охранную фирму.
- Почему ты думаешь, что мы из охранной фирмы?
- Откуда же ещё?
Перед Володей была женщина. Естественно, он не мог применить к ней более решительные меры дознавания. Помогли уроки психологии. Он вынул целлофановый пакет, торчавший из женской сумочки, лежащей на соседнем столе.
- Ты что собираешься делать? - испуганно спросила Людмила.
- Значит так. Ты хочешь, чтобы эксперты зафиксировали летальный исход в результате остановки сердца?
- Как так?
- Я не шучу, у тебя есть 10 секунд.
= Слушай, наивный человек, чтобы выжить в этом городе, надо обязательно побывать на месте этих лохов, понять, что это такое, пройти через всё это. Я точно так же заходила в двери такого агентства с ребёнком на руках. И кто мне помог? Принц на белом коне не появился. Я сама выкарабкалась. Ты пойми - город перемелет и выплюнет тебя, если ты не примешь его условия игры, его законы, не станешь его живой неотъемлемой частью. Неужели ты ещё это не понял?
- Это же преступление, это мошенничество. Это срок, - вставил Владимир.
- Ты, что, дурак? Всё продумано юристами до мелочей. Ты видел, как клиенты подписывают договоры, в которых мы обязуемся найти клиентам жильё в течение месяца?
- А что через месяц? Сможете ли вы отдать деньги назад?
- А через месяц фирма будет находиться совершенно в другом месте, с другим названием.
Неожиданно Омут набросил кулёк на голову Людмилы. Она попыталась защититься, сделала резкое движение и упала на пол вместе со стулом. Омут не ослаблял захвата.
- Хорошо, хорошо, - сказала она, видя серьёзность намерений мужчины.
Омут снял пакет.
- Я тоже через посредника работаю, но я догадываюсь, что хозяином этого всего бизнеса является какой-то мент. Я однажды видела их вместе, посредник передал пакет человеку, который прошёл квартал и сел в ментовскую машину.
- Блондин с зачёсанными назад волосами?
- Да. Откуда ты знаешь его?
Омут открыл дверь кабинета:
- Так, кто уже оформил сделку, зайдите, пожалуйста.
Несколько человек зашли внутрь.
- Извините. - сказал сержант, эта квартира уже сдана, а новых у нас пока нет. Сейчас мы вернём вам деньги.
Людмила оголила свои прекрасные зубы и рассчиталась с каждым клиентом.
В соседней комнате разгорелся примерно такой же скандал, только Татьяне успели разбить нос.
Наутро Ершов был в курсе всех событий, поэтому речь его была лаконична и сжата до предела:
- Согласен, работёнка там конечно, нервная. Вы ещё не готовы к ней. Завтра поедете в Мытищи, там мой человек объяснит вам суть вашей работы. В багажник вашей машины я положил два ящика с гвоздями, передайте этому человеку. Кстати, его зовут Артур. Работа там спокойная. Кроме зарплаты будете получать премиальные наличными ежедневно..За молчание. Кстати, ректор вас ждёт в шесть вечером на собеседование.
На следующий день, когда машина отъехала от отделения на приличное расстояние и покинула пределы города, Омут сказал другу:
- Серый, от этого майора можно ожидать всё, что угодно. Может, в багажнике оружие или взрывчатка. Остановившись, ребята вскрыли один из ящиков. В нём оказались новые номера для машин.
- Ну, это тоже бизнес, - сказал Колун.
В течение трёх лет сержанты-студенты продолжали служить в милиции, попутно охраняя криминальный бизнес Ершова. Ежедневно в подземный гараж пригоняли несколько угнанных машин. С ними работали "специалисты", а потом новоиспечённые иномарки уезжали к другим клиентам, освобождая место новым.
Однажды летом, отпросившись на недельку, ребята решили съездить домой, навестить родных. Ершов не возражал, даже выделил своим подопечным рабочую машину.
Когда до родного села оставались считанные километры, на дороге ребята увидели голосующую женщину с ребёнком. Это была Надежда. Узнали они её только в машине. Никто ничего не говорил всю дорогу. Омут подъехал к её дому. Надежда вышла.
Долг Омут возвратил. Все были рады, но на лицах ребят никто не заметил какого либо веселья.
- Что случилось, сынок? - спросил рано поседевший и сильно состарившийся старший Омутов.
- Ничего страшного, папа, как-нибудь прорвёмся.
- Может, останешься дома?
- Нет, отец, я думаю, мы ещё повоюем.



























Читатели (281) Добавить отзыв
 

Проза: романы, повести, рассказы